На главную

Оглавление

 


«Жизнеописания знаменитых греков и римлян»


ДРЕВНИЕ ГРЕКИ

 

Фемистокл

VI-V вв. до н.э.

 

В эпоху греко-персидских войн выдвинулось целое поколение бесстрашных борцов за родину. История сохранила нам мало сведений о жизни и подвигах этих героев. Но деятельность наиболее выдающихся вождей народа осталась в памяти последующих поколений. Особенно интересна жизнь вождя афинских демократов Фемистокла.

 

Фемистокл родился около 525 г. до н. э. и принадлежал к старинному аристократическому роду Ликомидов. Мать его была иностранкой, поэтому некоторые не признавали маленького Фемистокла полноправным афинянином и относились к нему с презрением.

 

Такое отношение развило в мальчике болезненное самолюбие.

 

Он во всем — в играх, в гимнастических упражнениях, в учении — всегда стремился быть первым, мечтал прославиться, чтобы блеск подвигов заставил всех забыть о его происхождении. В свободные часы мальчик не бездельничал, как другие, а придумывал речи, которые собирался произнести в народном собрании, когда станет взрослым. Он знал, что в Афинах выдвинуться может только тот, кто своими выступлениями сумеет увлечь народ. Умом, сообразительностью, остроумием Фемистокл превосходил своих сверстников. Видя это, учитель предсказал ему: «Из тебя, мальчик, выйдет выдающийся человек. Только ^хороший или дурной — я не знаю. Во всяком случае, ничтожеством ты не будешь!»

Современники впоследствии не раз вспоминали эти слова.

 

В   ранней   молодости   Фемистокл    был несдержан и часто совершал дурные поступки. Презрение знатных афинян бесило его, и он старался выделяться чем угодно, хотя   бы   дерзостью   и   необузданностью.

 

Став выдающимся государственным деятелем, Фемистокл, вспоминая о своем детстве, говорил: «Из необузданных жеребят вырастают прекрасные лошади:- нужно только их правильно воспитать и выездить.

 

Жажда славы заглушила в Фемистокле дурные страсти, и он начал часто выступать в суде и в народном собрании. Стройный молодой человек, с резкими чертами лица, с ясной и убедительной речью скоро обратил на себя внимание. Фемистокл предлагал провести коренные преобразования в армии и государстве, что привлекло к нему симпатии бедных слоев народа.

Это было тяжелое время для Афин. Могущественная Персидская держава по-прежнему угрожала независимому существованию маленьких, разобщенных государств Эллады. Персидским царям для укрепления их власти были необходимы все новые завоевания. Неудачи первых походов на Грецию не остановили их.

 

Аристократы, стоявшие в это время у власти в Афинах, считали сопротивление могущественной Персидской державе безнадежным делом. Они не видели и не хотели видеть угрожавшей родине опасности. Эти люди понимали, что подготовка к войне потребует включения в армию афинских бедняков, а это означало бы, что бедноте придется предоставить большие права в управлении государством.

 

Фемистокл считал, что война с Персией неизбежна и к ней надо готовиться. Зная, что на суше персы во много раз сильней греков, он видел единственный путь к спасению в создании сильного флота. Большинство афинян также понимали необходимость строительства могучего военного флота.

 

Однако для постройки кораблей требовались большие средства. Их у государства тогда не было. Фемистокл предложил употребить на постройку . флота весь доход, полученный от Лаврийских рудников. Когда-то серебряные Лаврийские рудники принадлежали афинским тиранам. После падения тирании рудники стали достоянием народа. Ежегодно доход от продаваемого -серебра делился между всеми гражданами.

 

Угроза неминуемой войны заставила народное собрание принять предложение Фемистокла. Ежегодно афиняне стали строить по 20 боевых кораблей — триер1. Вскоре Афины сделались самой могучей морской державой в Элладе. Афинская беднота, ранее не допускавшаяся к военной службе, стала служить на кораблях матросами. Они стали полноправными гражданами, и их значение в государстве возросло.

Это вызвало недовольство афинских аристократов, которые продолжали нападать на вождя демократии Фемистокла. Одни говорили, что Фемиетокл превратил стойких воинов-афинян в несчастных корабельщиков, которые подобно рабам прикованы к веслам, другие упрекали era в растрате народных средств. Однако происки аристократии потерпели неудачу. Народ верил Фемистоклу, и вожди аристократов один за другим были изгнаны из Афин остракизмом. Среди них подвергся остракизму и Аристид, личный враг и соперник Фемистокла, считавший его политику опасной для государства2.

Фемиетокл' хотел объединить все грече ские государства для борьбы с персами. Он призывал греков забыть взаимные распри и подняться на защиту отечества. На Коринфском перешейке состоялось собрание представителей греческих государств. Было решено, что сухопутные силы греков возглавят спартанцы, которых считали самыми опытными воинами. Несмотря на то, что афиняне выставили больше военных кораблей, чем все остальные государства, командование флотом тоже было вручено спартанцу. Фемиетокл считал, что не стоит спорить перед лицом врага: «В момент опасности единство настолько лучше внутренних раздоров, насколько мир лучше войны».

 

Не все греческие государства приняли участие в союзе против персов. Ближайшие соседи и исконные враги Афин и Спарты — Беотия и Аргос не вошли в союз, а Фессалия, когда началась война, даже перешла на сторону персов.

 

Между тем Персия закончила приготовления к вторжению в Европу. Бесчисленные племена и народы, подвластные персам, выставили отборные отряды в армию царя Ксеркса. По плану персов, их войско должно было одновременно напасть на Элладу с моря и с суши. Греки свидетельствовали, что персы располагали более чем миллионной армией пехотинцев и 80 тысячами всадников. Вернее всего, что греки преувеличивали силы противника, но все же войско Ксеркса было огромным и во много раз превосходило армию греков. Персидские полчища не могла бы прокормить и вся Греция. Ксерксу пришлось заранее устроить вдоль всего пути склады продовольствия. Пополнять их должны были корабли, перевозившие продукты и корм для лошадей. Зависимые от персидского царя финикийцы и сирийцы по его приказу построили более тысячи транспортных и военных кораблей.

 

 Перед началом похода Ксеркс отправил в Грецию послов с требованием дать ему «землю и воду», то есть полностью покориться. Многие государства подчинились персам, прежде всего те, где у власти стояла аристократия. Афины, Спарта и их союзники решили сопротивляться захватчикам.

 

Для переправы сухопутной армии из Азии в Европу Ксеркс приказал построить мост через Геллеспонт (Дарданеллы). Однако внезапная буря разрушила мост. Разъяренный царь велел казнить строителей, а море высечь цепями.

Мост был возведен снова, и в течение семи дней персидская армия беспрерывным потоком переправлялась на европейский берег. Одновременно персидские корабли плыли вдоль северного берега Эгейского моря, приближаясь к берегам Фессалии, которая открыто перешла на сторону Персии.

 

Ужас объял греков. Население некоторых городов бежало при приближении врагов.

Греческое войско заняло проход в горах, отделяющих Грецию от Македонии. Однако эту позицию было бесполезно защищать, так как Фессалия перешла на сторону персов. Тогда греки отступили на юг, заняли Фермопильский проход, отделяющий Фессалию от Средней Греции. Отряд в несколько тысяч греков под командованием спартанского царя Леонида занял высоты, господствующие над узким горным проходом, и в течение нескольких дней успешно отражал напор главных сил персов. Воспользовавшись услугами греческого перебежчика, персы по скрытой узкой горной тропинке обошли Фермопилы с тыла. Царь Леонид, осознав безнадежность положения, отпустил всех союзников. Сам же с тремястами спартанцев, прикрывая отступление, решил погибнуть, но не отступить. Героически сражаясь, все спартанцы во главе с царем Леонидом пали в битве.

 

Пока Леонид и его соплеменники геройски защищали Фермопильский проход, афинский   флот   под   командованием   Фе мистокла стоял у северной оконечности острова Эвбея, чтобы не дать возможности персам высадиться в тылу у спартанцев. Когда пришло известие о гибели защитников Фермопил, оставаться в Эвбейском проливе уже не имело смысла, и флот отплыл к югу, чтобы оборонять побережье Аттики. Плывя вдоль Эвбеи, Фемистокл высматривал удобные для высадки бухты и там на скалах высекал четкие, надписи, обращенные к морякам вражеского флота. На персидских кораблях почти не было персов, на них служили главным образом ионийцы — жители греческих городов Малой Азии, давно покоренных Персией.

 

«Ионийцы! — писал Фемистокл.—Вы — такие же греки, как и мы. Война идет не только за нашу свободу, но и за ваше освобождение. Переходите на нашу сторону, а если это невозможно,— вредите варварам, внося расстройство в их ряды!»

Фемистокл рассчитывал, что если эти надписи не побудят ионийцев к переходу на их сторону, то во всяком случае встревожат персов и внесут распри в многоплеменное персидское войско.

 

Тем временем армия Ксеркса, пройдя Фермопилы, медленно приближалась к пределам Аттики, опустошая все на своем пути. Ближайшим рубежом, удобным для обороны, был узкий Коринфский перешеек, и греки стали поспешно строить на нем стену от моря и до моря. Афины, находившиеся севернее этой стены, были обречены. Единственное, что оставалось афинянам,— это вовремя уйти из города, посадив женщин, стариков и детей на корабли, чтобы они могли переправиться на острова и в Пелопоннес. Однако большинство об этом не хотели и слышать. Покинуть привычные жилища,. храмы богов и могилы предков казалось им страшнее смерти.

 

Чтобы повлиять на упрямых афинян и заставить их принять спасительное решение, Фемистокл использовал суеверие народа.

В храме на Акрополе жила священная змея, которая почиталась как воплощение богини Афины. Внезапно змея исчезла. По наущению Фемистокла жрецы объявили народу, что богиня решила покинуть город, уползла на остров Саламин и призывает народ следовать за нею.

 

В те же дни стало известно предсказание Дельфийского оракула, возвестившего, что от нашествия персов «погибнет все и только деревянные стены могут защитить афинян и их детей».

 

Старики, не желавшие покидать родной город, обрадовались предсказанию и стали строить вокруг Акрополя деревянный забор...

Фемистокл истолковал слова оракула иначе: «Деревянные стены,— говорил он,— это корабли, борта которых спасут афинян».

Фемистоклу удалось убедить народ. Жители стали покидать город. Женщин и детей отправляли на противоположный берег залива в Пелопоннес и на острова Саламин и Эгину. Мужчины садились на военные корабли, готовясь дать персам решающий морской бой. Многие плакали, покидая родные места, но жители готовы были пожертвовать всем, лишь бы сохранить свою свободу. Домашние животные, которым не было места на кораблях, провожали своих кормильцев голодным ревом и воем. Навсегда осталась в памяти афинян собака, принадлежавшая отцу знаменитого Перикла. Преданный пес, не в силах перенести разлуки с хозяином, бросился в море и поплыл за триерой. Ему удалось доплыть до острова Саламина, но, выбравшись на берег, собака упала мертвой. На этом месте ей воздвигли памятник, который можно было видеть столетия спустя.

 

Вскоре персы, опустошив Аттику, захватили и сожгли Афины. Погибли и те старцы, которые надеялись на «деревянные стены».

Персидские полчища подошли к узкому Коринфскому перешейку, прорваться через который они не могли. Существовала опасность, что персы высадятся с кораблей на Пелопоннес в тылу защитников перешейка. Это была бы прямая угроза Спарте. Понятно, что командовавший объединенными греческими  силами  спартанский  полководец Эврибиад приказал афинским кораблям отойти к берегам Пелопоннеса и курсировать там, не допуская высадки персидского десанта.

 

На военном совете Фемистокл воспротивился этому: «Нельзя афинским кораблям отходить от берегов Саламина. Ведь тогда наши семьи попадут в руки персов».

 

Эврибиад понял слова Фемистокла как желание воспротивиться его приказу. Чтобы заставить афинского полководца подчиниться, он замахнулся на него палкой. «Побей, но выслушай! — закричал Фемистокл.— Ведь Саламинский пролив единственное место, где мы можем одержать победу. Большие, громоздкие корабли персов не смогут здесь маневрировать, будут мешать друг другу. Мы знаем здесь каждый подводный камень, и наши легкие триеры приспособлены как раз для этих мест».

 

Слова Фемистокла не убедили спартанца. Он приказал капитанам кораблей на следующий день готовиться к отплытию к берегам Пелопоннеса.

 

Фемистокл решил во что бы то ни стало помешать этому приказу.

 

Среди его рабов был преданный ему перс по имени Сикинн, воспитатель его детей. Фемистокл послал этого раба к персидскому царю и велел передать: «Фемистокл считает дело греков проигранным и переходит на сторону персов. В доказательство своих слов он сообщает царю план греков: Эврибиад замыслил завтра вывести свои корабли из узкого Саламинского пролива, "чтобы уберечь их от персов. Царю следует запереть оба выхода из пролива и не дать грекам уйти».

 

Царь Ксеркс с радостью поверил сообщению Фемистокла ич тотчас отдал приказ своим кораблям закрыть выходы из пролива. Положение афинян стало критическим. Однако никто не дрогнул: все жаждали решающей битвы, понимая, что от этого зависит дальнейшая судьба их жен и детей. Даже изгнанники, получившие в это трудное для страны время прощение и право вернуться, спешили к афинским кораблям, чтобы  принять участие  в - общей  борьбе.

 

Среди них был и давнишний противник Фемистокла Аристид. Тайно пробираясь в лагерь эллинов, он увидел, что греческий флот окружен персидскими кораблями. Добравшись до афинян, Аристид вызвал Фемистокла и сообщил ему об этом.

Фемистокл знал благородную душу Аристида, хотя и не любил его. Он открылся Арцстиду, рассказав ему, как послал Си-кинна к царю персов и обманул его. Зная, как уважают Аристида спартанцы и другие союзники, Фемистокл просил его ободрить капитанов союзных кораблей, чтобы они не боялись принять бой в проливе. Аристид одобрил план Фемистокла и выполнил его просьбу.

 

Наступило утро Саламинской битвы (480 г. до н. э.). Стояла ясная погода. Эллинам был виден персидский флот, расположившийся в боевом порядке. Вражеские корабли закрыли оба выхода из пролива. Все поняли, что битва неизбежна.

 

На аттическом берегу, на высоком холме, с которого был хорошо виден весь Саламинский пролив, был поставлен золотой трон, на котором сидел Ксеркс. Вокруг него стояли придворные и писцы, которые должны были описать великую победу персов.

А в это время в лагере греков Фемистокл приносил жертвы богам. Неожиданно к алтарю подвели трех пленников — красивых и богато одетых юношей. Это были племянники Ксеркса, захваченные накануне. При приближении пленников огонь на жертвеннике вспыхнул особенно ярко, что считалось добрым предзнаменованием. Жрец подошел к Фемистоклу, вложил ему в руку жертвенный нож и повелел заколоть всех троих персов в честь бога Диониса-Сыроядца, которому в глубочайшей древности приносили в жертву не только животных, но и людей. Те времена давно прошли, и греки забыли об этом кровавом обычае. Но суеверные воины потеряли разум в столь трудный день, когда над всеми нависла страшная опасность.

 

Фемистокл пришел в ужас. Но воины заставили его исполнить приказ жреца и совершить ужасное жертвоприношение. Греческий историк, рассказавший об этом, пишет, что греки и сам Фемистокл впоследствии стыдились этого поступка. Но тогда взволнованная толпа надеялась скорее на вмешательство свирепого бога, чем на хорошо продуманный план битвы.

По свидетельству участвовавшего в сражении знаменитого поэта Эсхила, флот -А персов насчитывал около 1000 больших кораблей, из них 207 быстроходных. У афинян было всего 180 быстроходных кораблей, на которых, кроме гребцов, находилось более трех тысяч воинов. Кроме того, в греческий флот входило около двухсот кораблей союзников. Взоры всех эллинов были устремлены на корабль Фемистокла в ожидании сигнала к битве. Афинский военачальник медлил. Наконец с моря подул свежий утренний ветер. Этот ветер раскачал тяжелые персидские корабли и стал поворачивать их бортами к афинским триерам, подставляя незащищенные борта под удары медных носов эллинских судов. Фемистокл понял, что час настал. По его сигналу легкие греческие корабли устремились на врага.

 

Афинянин Ликомед первым овладел вражеским кораблем, а затем и другие эллины захватили и потопили много персидских судов. Персы сражались храбро, но их огромные неповоротливые корабли не могли развернуться в узком проливе и постоянно наталкивались друг на друга. Битва продолжалась до вечера, когда всем стало ясно, что персидский флот потерпел поражение. Саламинская победа, самая славная в истории морских битв эллинов, была достигнута благодаря разуму и таланту Фемистокла, а также мужеству и общему воодушевлению сражавшихся греков.

 

После Саламина Ксеркс заколебался: он не мог решить, оставаться ли ему в завоёванной Аттике, или же уйти. Чтобы ускорить отступление персов, Фемистощ* придумал новую хитрость. Он отправил, к царю своего персидского раба, чтобы предупредить Ксеркса, что эллины хотят послать корабли к Геллеспонту разрушить мост, соединяющий Европу с 'Азией.  Фемистокл, якобы друг царя, советует ему, пока персы еще господствуют на море, поспешить вернуться в Азию. Он же, Фемистокл, тем временем будет препятствовать союзникам и задерживать преследование.

 

Совет Фемистокла ускорил решение Ксеркса, тем более что неплодородная почва Греции не могла прокормить огромную персидскую армию. С большей частью своих войск Ксеркс поспешил к проливу Геллеспонт, оставив в Аттике только небольшую армию под командой Мардония. Военные способности Фемистокла проявились в борьбе и с этим полководцем, которого весной следующего года он вместе с Аристидом разбил при Платеях у северной границы Аттики. Остатки персидского войска   вынуждены   были   покинуть   Элладу.

 

После победы стратеги всех грсударств собрались на Коринфском перешейке в храме бога Посейдона, чтобы решить, кому из них Эллада обязана своим спасением. Вышло так, что на первое место каждый ставил себя, при этом признавая, что вслед за ним награды должен быть удостоен Фемистокл. В результате голосования высшую награду присудили Фемистоклу. С > этим согласились даже спартанцы, хотя они и не любили афинян.

 

Спартанцы пригласили Фемистокла в гости, увенчали его оливковым венком за мудрость, подарили ему лучшую колесницу, а когда он уезжал, до самой границы его провожал почетный отряд из 300 знатных юношей: почесть, которой Спарта не удостаивала ни одного чужеземца.

 

Во всех государствах славили Фемистокла. Когда наступили очередные Олимпийские игры и Фемистокл появился на стадионе, зрители, позабыв о состязаниях, стали ему рукоплескать.

 

Фемистокл стал считать себя величайшим из людей. Он жаловался, что в родных Афинах его недостаточно ценят. «Вы посту?-паете со мной,— говорил он соотечественникам,— как с могучим дубом: во время бури сбегаетесь под его защиту, а в- хорошую погоду ломаете на нем ветви».

 

Слава настолько вскружила Фемистоклу голову, что он вообразил себя хозяином Афин и всей Эллады. Шутя, он говорил, что его маленький сынишка самый сильный человек во всей Элладе, так как эллинами командуют афиняне, афинянами — он сам, им же распоряжается жена, а женой — сын...

 

Одним из первых Фемистокл понял, что после изгнания персов главным соперником Афин стала Спарта. В случае возможного столкновения Афины оказывались беззащитными, так- как персы разрушили городские стены. Спарта под разными предлогами запрещала афинянам восстанавливать укрепления. Фемистокл пошел на хитрость. Он начал строительство стен и одновременно пригласил спартанских наблюдателей прибыть в Афины и убедиться своими глазами, что стены не строятся. Когда те прибыли, Фемистокл арестовал их и продолжал возводить стены. Стены были восстановлены, и Фемистокл сам отправился в Спарту для переговоров. Он не боялся за свою жизнь, так как спартанские наблюдатели оставались в Афинах заложниками. Как ни сердились спартанцы, они вынуждены были примириться с постройкой стен.

 

Фемистокл продолжал укреплять морскую мощь Афин. Он построил и укрепил афинскую морскую гавань Пирей и спустил на воду много кораблей. По его совету союз греческих государств был расширен. Много новых городов-государств вступили в союз, признали главенство Афин и внесли деньги на строительство новых кораблей.

 

С островными государствами Фемистокл обращался повелительно и гордо. Он требовал от них безоговорочного подчинения Афинам.

 

Постепенно популярность Фемистокла среди афинян падала. Народ боялся, что политика Фемистокла вовлечет Афины в опасную войну со Спартой. Кроме того, характер Фемистокла был небезупречен; у него недоставало чувства меры и справедливости, и часто, вопреки закону, ,он прибегал к насилию. Симпатии афинян перешли   к   Аристиду,   старому   противнику Фемистокла. Спарта видела в Фемистокле своего величайшего врага и не жалела денег, чтобы подорвать его влияние.

 

В 471 г. до н. э. Фемистокл был изгнан из Афин остракизмом. Он отправился в Аргос, государство, которое было враждебно Спарте. Фемистокл рассчитывал сблизить Аргос с Афинами и создать сильный антиспартанский союз. Однако спартанцы приняли меры, чтобы обезопасить себя от этого неугомонного человека. Во время войны с персами спартанским войском командовал родственник царя Павсаний — сторонник отмены жестоких спартанских порядков. Павсаний даже вступил в переговоры с персами, надеясь, что те помогут ему совершить переворот в Спарте. За изменнические сношения с персидским царем Павсания казнили. Неожиданно спартанские правители обвинили Фемистокла, что он вместе с Павеанием вел переговоры с персами. Фемистокл защищался против этого обвинения письменно. Но его враги потребовали, чтобы он явился и предстал перед общеэллинским судом в Спарте. Фемистокл не явился, понимая, что он не уйдет оттуда живым, и был заочно обвинен в государственной измене.

 

Таким образом и Афины, и Спарта преследовали спасителя Греции как предателя.

 

Оставаться в Аргосе было нельзя, и Фемистокл бежит на север, на остров Керкиру, но маленькое государство побоялось предоставить ему убежище. Фемистокл переправился на материк к эпирскому царю Адмету. Схватив на руки маленького сына Адмета, Фемистокл сел с ним.у очага эпирского царя, прося о покровительстве. По древнему обычаю, такому просителю нельзя было отказать. Некоторое время Фемистокл жил "в Эпире и даже тайно вызвал туда из Афин свою семью. Когда его местопребывание было открыто, Афины потребовали его выдачи. Горными тропами Фемистокл с семьей перешел в Македонию, где сел на корабль, плывущий в Азию. Это был со стороны Фемистокла отчаянный шаг, так как за его голову персидский царь назна чил огромное вознаграждение —200 талантов. Великий царь считал, что никто из греков не причинил персам так много вреда, как Фемистокл.

 

Высадившись в Малой Азии, Фемистокл некоторое время скрывался от людей, но долго так продолжаться не могло. Он решил отправиться в столицу к самому персидское му царю. В это время Ксеркс уже умер, и правил его сын Артаксеркс. Через знакомого знатного перса Фемистокл передал царю письмо.

 

«Я,— писал он,— тот самый Фемистокл, который больше всех эллинов принес вреда персам. Я сделал это потому, что мне пришлось обороняться от нападения твоего отца. Но когда опасность для Греции миновала, я послал предупреждение царю Ксерксу и посоветовал ему скорее уйти из Европы. Этим я приобрел право на благодарность. Я и теперь в состоянии оказать тебе большие услуги. Через год я тебе это докажу».

 

Царь обрадовался и предоставил Фе-мистоклу действовать как он желает. Фемистокл использовал год, чтобы как можно лучше изучить персидский язык и обычаи. Когда же спустя год он явился к царю, то занял при его дворе такое положение, какого не занимал никогда ни один из эллинов. Царь дал Фемистоклу в управление пять греческих городов на побережье Малой Азии. Эти города должны были обеспечить Фемистоклу безбедное существование-Царь так и сказал, что один из городов он дает ему на хлеб, другой, знаменитый своими виноградниками,— на вино, третий — «на приправы», а два города должны были дать средства на одежду ему, его семье и свите. Фемистокл спокойно жил, пользуясь богатыми доходами со своих владений.

Артаксеркс, как никого из иноземцев, полюбил Фемистокла. Тот участвовал в охотах царя, в его домашних развлечениях, что вызывало зависть остальных придворных.

 

Фемистокл много разъезжал по Персии, знакомясь со страной и ее населением. Но вскоре его поездки стали небезопасными.

Он узнал, что враждебно настроенные к ней персидские вельможи хотят его убить. После этого Фемистокл поселился в одном из городов, пожалованных ему царем, и стал жить там безвыездно.

 

Прошло несколько лет. Царь не напоминал Фемистоклу об его обещаниях оказать персам большие услуги.

Только в 464 г. до н. э., когда пришла весть о восстании Египта — одной из сатрапий персидской державы,— а также о том, что египтянам помогают афиняне, Артаксеркс вспомнил обещание Фемистокла и потребовал; чтобы тот выступил вместе с ним в поход на Грецию.

 

Фемистокл не пожелал пойти против своей родины. Он собрал друзей и, совершив жертвоприношение богам, принял яд. Говорят, что ему было тогда 65 лет. Впрочем, были историки, которые утверждали, что Фемистокл умер от болезни, избавившей его от выполнения обязательства, которое шло вразрез с его желаниями.

 

Узнав о самоубийстве Фемистокла, царь почувствовал еще большее уважение к человеку, который не захотел запятнать свою славу борца за свободу Эллады. Он не стал преследовать его семью (у Фемистокла было 10 детей) и оставил им имущество отца.

 

Великолепную гробницу Фемистокла еще столетия спустя показывали на центральной площади города Магнесии — одного из городов, которыми он правил. Однако, ходил слух, будто друзья перенесли его кости на родину и похоронили возле созданной им морской гавани Афин — Пирея. Сделали они это тайно, так как обвинение в измене не было снято с Фемистокла.

 

Великий греческий историк Фукидид, живший несколькими десятилетиями позже, писал: «Фемистокл обладал исключительной способностью предвидеть события даже отдаленного будущего. За что бы он ни брался, у него всегда находились нужные слова, чтобы объяснить свой действия и убедить всех в своей правоте. Короче говоря, это был человек, которому его гений и быстрота мысли сразу подсказывали наилучший образ действий».

 

 

 

 

На главную

Оглавление

 











аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100