На главную

Оглавление

 


«Жизнеописания знаменитых греков и римлян»


ДРЕВНИЕ ГРЕКИ

 

Аристид

540-467 гг. V до н.э.

 

Аристид происходил из обедневшего аристократического рода. Он был соперником Фемистокла, и говорят, что их соперничество началось еще в детстве. Фемистокл вырос плутоватым, решительным и очень умным. Аристид же отличался благоразумием, постоянством характера, честностью и справедливостью.

 

Когда Аристид и Фемистокл выросли, они стали участвовать в общественной жизни Афин. В это время Афинам угрожала серьезная опасность со стороны огромной 'Персидской державы. Персы захватили греческие города на побережье Малой Азии и приближались к Балканскому полуострову. Материковая Греция была расчленена на множество враждующих между собой государств. Некоторые из них готовы были   добровольно   подчиниться   Персии.

 

В Афинах в эти годы разгорелась острая политическая борьба. Аристид был сторонником установленных издревле порядков. Образцом для себя он избрал спартанца Ликурга, которого считал лучшим политическим деятелем, достойным подражания. Все это заставило его примкнуть к афинским аристократам. Фемистокл же примкнул к демократической партии.

 

Как и в детстве, Аристид был необычайно честен и справедлив. Его верность своим убеждениям производила сильное впечатление на современников, и его прозвали Справедливым. Аристид считал, что во всех нововведениях нужно соблюдать осторожность и не нарушать старинных установлений. В этом он был непримиримым противником Фемистокла, призывавшего народ к серьезным переменам. Аристид  опасался,  что, придя  к  власти,   Фемистокл коренным образом изменит установившиеся веками порядки. Поэтому он всегда выступал против Фемистокла, стремясь подорвать его влияние.         

 

Однажды, выступая против одного из предложений Фемистокла, Аристид добился победы. Предложение было отклонено. Но успех не обрадовал Аристида. В душе он понимал, что предложение Фемистокла было полезным и что соперничество завлекло его слишком далеко. Покидая народное собрание, Аристид с горечью заметил, что их борьба приносит отечеству не пользу, а вред и что государственные дела только выиграют, если и его, и Фемистокла сбросят в пропасть. Справедливость Аристида побуждала его беспристрастно оценивать не только других, но и самого себя. Как-то, когда его предложение встретило серьезные возражения и должно было быть поставлено на голосование, Аристид сам снял его, поняв его бесполезность.

 

Эти качества Аристида обеспечили ему безусловное доверие сограждан. В спорах между собой афиняне больше доверяли решениям Аристида, чем приговорам судей, назначенных государством. Как-то Аристид разбирал спор между двумя гражданами. Один из них, желая привлечь его на свою сторону, напомнил, что его противник в свое время причинил много неприятностей Аристиду. «Почтеннейший,— спокойно заметил Аристид,— ты лучше говори, чем он обидел тебя. Ведь его судят именно за это».

В другой раз Аристид сам обратился в суд с жалобой на своего врага. После речи Аристида судьи, уверенные в его честности, не хотели даже выслушать обвиняемого. Тогда Аристид вскочил с места, возмущенно требуя дать возможность высказаться своему противнику.

 

В это время персидский царь Дарий начал новый поход против греков (490 г. до н. э.). Согласно обычаю, командование афинским войском поручили 10 стратегам. Каждый из них по очереди на один день брал на себя верховное руководство. Одним из стратегов назначили Аристида. Когда руководство перешло к нему, он уступил его Мильтиаду, как самому опытному и способному военачальнику. Аристид понимал, что ведение войны требует единоначалия, и убедил всех стратегов последовать его примеру.

Хорошо знавший как сильные, так и слабые стороны персидского войска, Мильтиад был убежден, что с лерсами можно бороться и добиться победы. Не следует только ждать, пока враги подойдут к стенам Афин, а немедленно идти на них и преградить им путь. Мильтиад двинул войско навстречу врагу и расположил его на узкой равнине у подножья гор близ селения Марафон. Когда с моря высадились персы, афиняне первыми атаковали врага. В ожесточенной битве мужественно, забыв о своей вражде, сражались плечом к плечу Фемистокл и Аристид.

 

Наступление афинян было стремительным, Не успели персы высадить с кораблей свою конницу, как их пехота уже была сброшена в море. Греки использовали преимущества своего вооружения, свой боевой опыт и умение сражаться в тесно сомкнутом строю. Обратив врагов в бегство и заставив их сесть на корабли, афиняне увидели, что персы плывут не на восток, а к Афинам. Опасаясь, что персы захватят город, в котором почти не осталось защитников, Мильтиад отправил большую   часть   войска   быстрым   маршем   к Афинам. В Марафоне для охраны пленников и захваченной добычи остался только Аристид с небольшим, отрядом воинов. Но Аристиду и в голову не пришло взять что-нибудь из этих богатств. Не позволил он этого и никому другому.

 

Спустя год после сражения при Марафоне Аристид занял должность первого архонта. Но прошло несколько лет, и прославленного Аристида изгнали из Афин остракизмом. Рассказывают, что причиной изгнания явился распространившийся в народе слух, будто Аристид, разбирая сам судебные дела, хочет подорвать значение народного суда и захватить единоличную власть.

 

Остракизм не был наказанием за преступление. Человека изгоняли из Афин только за то, что его влияние становилось опасным для демократии и возникало опасение, что он может попытаться захватить власть. Остракизм происходил так. Гражданин нацарапывал на глиняном черепке (остраконе) имя человека, которого считал опасным для государственного строя. Черепки* затем собирались и подсчитывались. Если общее число поданных черепков составляло менее шести тысяч, то остракизм считался несостоявшимся. Если же было подано более 6 тысяч, то черепки с одним и тем же именем складывались в отдельные кучки. Тот, чье имя упоминалось на наибольшем числе черепков, объявлялся изгнанным на 10 лет. Однако изгнанный продолжал владеть своим имуществом и по прошествии 10-летнего срока мог вернуться в Афины и снова заняться политической деятельностью. Рассказывают, что один неграмотный крестьянин обратился к незнакомому горожанину с просьбой написать на черепке имя Аристида.

 

«Что плохого сделал тебе этот человек?» — спросил незнакомец, оказавшийся самим Аристидом. «Ничего,— ответил тот.— Я его даже не знаю. Но мне надоело слушать, что его постоянно называют Справедливым».

 

Ничего не сказав, Аристид написал свое имя на черепке и вернул его крестьянину. В результате остракизма Аристид был изгнан на 10 лет. Спустя три года, в 480 г. до н. э., новый персидский царь Ксеркс вторгся в Грецию. Опасность была так велика, что афиняне разрешили возвратиться всем изгнанникам. Многие опасались, что Аристид, вернувшись в Грецию, перейдет на сторону персов и это побудит последовать его примеру и других сторонников аристократической партии. Но они, как видно, не понимали этого человека. Еще до постановления о возвращении изгнанников Аристид призвал их всех принять участие в обороне Аттики.

Положение было крайне тяжелым.- Войско Ксеркса, пройдя Северную Грецию, сумело через Фермопильский проход прорваться в Среднюю Грецию к Афинам. Все способные носить оружие мужчины сели на корабли, чтобы продолжать борьбу на море. Детей, женщин и стариков успели вывезти из Афин на лежащий у берегов Аттики остров Саламин. Вскоре после этого персы заняли Афины, а их флот подошел к Саламину.

 

Командовавший объединенным греческим флотом спартанский флотоводец хотел дать приказ греческим кораблям отойти от Саламина. Тогда афинские женщины и дети попали бы в руки персов. Но ночью, чтобы предотвратить бегство греческих кораблей, персидские корабли заняли оба выхода из Саламинского пролива.

 

Как раз в это время на маленькой лодочке к афинским кораблям подплыл возвращавшийся из изгнания Аристид. Он отважно провел свою лодку между вражескими судами и причалил ночью к кораблям Фемистокла. Вызвав его, Аристид сказал: «Мы — разумные люди, и пора нам прекратить пустое и мальчишеское соперничество. Сейчас главное — спасти Грецию, тебе — как начальнику и полководцу, а мне—> как твоему советнику и помощнику. Ты считаешь, что необходимо как можно скорее дать бой персам. Я согласен с тобой. Хотя спартанцы и не хотят этого сражения, но враги сами содействуют успеху твоего плана. Вражеские корабли окружили нас со всех сторон. Нашему флоту не остается ничего другого как начать сражение; я убедился, что все пути для бегства нам отрезаны».

 

 Услышав это, Фемистокл обрадовался и попросил Аристида, к которому особенна благоволили спартанцы, убедить их флотоводца в необходимости немедленно начать морской бой. Однако когда был собран военный совет, Аристид не попросил слова. Видя это, один из стратегов сказал: «Вот видишь, Фемистокл, Аристид тоже не одобряет твоего плана». Но Аристид возразил, что он не стал бы молчать, если бы не считал план Фемистокла наилучшим.

 

В Саламинском бою Аристид бился вместе со всеми афинянами. Он обратил внимание на находившийся недалеко от Саламина островок Пситталию. На этот остров спасались с разбитых кораблей персидские воины. Аристид с созданным им отрядом высадился на Пситталию. Возле этого островка скопилось больше всего . персидских кораблей и здесь шла самая горячая битва. Воины Аристида уничтожили множество персов, подплывающих к острову с тонущих кораблей. Поэтому и трофей1 в честь Саламинской битвы был поставлен на Пситталии.

После боя Фемистокл предложил немедленно плыть к Геллеспонту и, разрушив построенный персами мост через пролив, не дать войску Ксеркса возможности вернуться домой. Аристид решительно воспротивился этому предложению. Он хотел, чтобы персы как можно скорее покинули Грецию. По мнению Аристида, персы, потеряв воз можность   вернуться   на   родину,   станут сражаться более ожесточенно.

 

Потерпев поражение при Саламине, Ксеркс поспешно повел часть своего войска назад в Азию, поставив во главе оставшихся в Греции войск своего полководца Мардония. Он попытался ослабить сопротивление греков, расколов их союз. Мардоний направил афинянам письмо, в котором обещал отстроить город и сделать их владыками всей Греции, если они захотят заключить мир с Персией. Испугавшись, что афиняне примут это предложение, спартанцы поспешно отправили к ним посла. Они уговаривали не соглашаться на предложение Мардония и обещали приютить афинских женщин и детей и содержать, их на счет государства.

По предложению Аристида афиняне послали спартанцам гордый ответ. «Неудивительно,— писали афиняне,— что нас пытаются подкупать враги. Они могут не знать, что нет такого количества золота ни на земле, ни под землей, которое афиняне предпочли бы свободе греков. Спартанцам же стыдно предлагать подаяние нашим женщинам для того чтобы мы не прекратили сражаться за родину».

 

Послам Мардония Аристид, указывая на солнце, сказал: «Пока солнце движется по своему пути, афиняне не перестанут воевать с персами, мстя за оскверненные святыни, за нашу разоренную страну».

 

Зимой персидские войска оставили каменистую Аттику и отступили в более плодородные районы, где легче было обеспечить корм лошадям. Воспользовавшись этим, афиняне вернулись в родной город. Но весной следующего года (479 г. до н. э.) Мардоний вторично вторгся в Аттику, и жителям ее снова пришлось бежать. По предложению Аристида, афиняне попросили спартанцев немедленно прийти к ним на помощь. Правители Спарты послали 5 тысяч воинов, каждого из которых сопровождало 7 илотов.

 

Избранный стратегом, Аристид прибыл во главе тяжеловооруженных афинских воинов к маленькому городку Платеи, расположенному недалеко от северной границы Аттики. Здесь афиняне присоединились к общегреческому ополчению, которым командовал спартанский царь Павса-ний. Дерсидекий лагерь находился на другом берегу протекавшей здесь реки Асопа.

Незадолго до начала сражения в греческом лагере возникла распря. Прибывший из пелопоннесского города Тегеи отряд потребовал, чтобы его поставили на левый фланг. Сражаться на фланге (занимать крайнее положение в шеренге) считалось особо ответственным, а потому наиболее почетным. Правый фланг предназначался спартанцам, а на левый претендовали афиняне. Это показалось тегейцам обидным, и они запротестовали. Афиняне не уступали. Тогда Аристид подошел к соотечественникам и сказал: «Сейчас* не время спорить. Какое бы место в строю нам ни назначили, мы постараемся не посрамить славы наших предков. Мы пришли сюда не ссориться с союзниками, а сражаться с врагами Греции. Место в строю не делает человека храбрее. Само сражение покажет, кто больше достоин почета».

 

Но не только несогласие между союзниками подрывало силы греков. Накануне битвы стало известно об опасном заговоре. Разоренные войной богачи были недовольны, что их влияние сильно упало. Они собрались тайно в Платеях и организовали заговор для свержения демократии. В случае неудачи они готовы были даже пойти на измену и перейти на сторону персов. У них были сторонники в войске. Аристид узнал о заговоре, но счел, что в момент смертельной опасности не стоит начинать расследование. Однако и пренебречь этим делом было нельзя. Из многих участников заговора Аристид арестовал только восемь человек. Из них двое наиболее виновных бежали, Остальных Аристид отпустил. Он хотел дать им возможность раскаяться и честно искупить свою вину в бою.

 

Тем временем Мардоний готовился к решающему сражению. Он надеялся на свою конницу, которая на равнине представляла грозную силу.

 

Основные силы греков засели в скалистых предгорьях горы Киферона, отделявшей Беотию от Аттики. Лишь три тысячи мегарцев расположились лагерем на равнине. На их лагерь, открытый со всех сторон, и обрушилась персидская конница. Мегарцы послали гонца к спартанскому полководцу Павсаяию с просьбой о помощи. Однако Павсаний не решился бросить в бой спартанцев, не умевших сражаться с конницей. Никто не приходил на помощь мегарцам. Тогда Аристид послал к ним 300 отборных афинских воинов, которые бегом двинулись на равнину. Начальник персидской конницы Масистий, человек знаменитый своей силой и ростом, увидев афинян, поскакал им навстречу. Завязалась жаркая ^схватка. Греки отчаянно отражали нападение персов. Конь Масистия, раненный стрелой,~сбросил своего седока. Персидский полководец был в тяжелых доспехах и не мог сам подняться. Один из афинских воинов, просунув дротик в отверстие в шлеме, сделанное для глаз, убил его. Уцелевшие персы, бросив труп полководца, бежали.

 

После этого столкновения с персидской конницей бои надолго прекратились. Гадатели предсказывали победу тем, кто будет обороняться, а не нападать. Дело в том, что персы могли победить только на равнине, а греки хотели сражаться в гористой местности, где конница не могла бы развернуться. Но выжидать, долго Мардоний не мог. У него оставалось продовольствия всего на несколько дней, и он решил больше не ждать и не откладывать битву.

 

В полночь к греческому лагерю тихо подъехал человек верхом на коне. Он вызвал Аристида и сказал ему: «Я — царь македонян Александр'. Хотя это и угрожает мне величайшей опасностью, я все же приехал предупредить: завтра Мардоний нападет на вас». Сказав это, Александр попросил Аристида, чтобы тот никому не рассказывал о его приходе.

 

«Я не могу скрыть твое сообщение от Павсания, но кроме него никто не будет об этом знать»,— обещал Аристид.

Уэнав о предупреждении царя македонян, Павсаний пригласил к себе всех греческих, стратегов и приказал им привести войска в боевую готовность. Афинским воинам, имевшим опыт сражений с персами, Павсаний предложил перейти на правый фланг — самое опасное место, против которого стояли отборные персидские войска.

 

Афинские стратеги считали, что спартанец поступает очень несправедливо, ставя афинян туда, где опасность наиболее велика. Но Аристид переубедил их. «Чего нам бояться?! ;— сказал он.— Ничто не изменилось со времен Марафонской битвы. Разве враг стал храбрее? Или его оружие стало лучше? Мы победим, как побеждали раньше!»

 

Узнав от перебежчиков о передвижении греческих отрядов, Мардоний тоже перестроил свои войска таким образом, чтобы его главные силы оказались против Спартанцев. В ответ на это Павсаний тоже начал новое перемещение боевых рядов. День прошел, а сражение так, и не началось. С наступлением ночи греки решили отойти к гористой местности, чтобы занять более удобные позиции.

 

От Мардония не укрылось, что греки покинули прежний лагерь. Он подумал, что враги отступают, и бросился преследовать их.' Персы громко кричали и бряцали оружием. Они полагали, что им предстоит не сражаться,  а  только  убивать  и   грабить.

Заметив приближение персов, Павсаний приказал спартанцам закрыться щитами и ждать, пока враги подойдут вплотную. Персидские стрелы стали уже достигать греческого войска, но спартанцы не двигались с места. Многие падали, пронзенные стрелами, но уцелевшие смыкали ряды, и строй не нарушался. Наконец Павсаний дал сигнал к бою. Только теперь персы поняли, что им придется сражаться не с перепуганными беглецами, а с людьми, решившимися биться насмерть.

Спартанцы вступили в бой, сохраняя сплоченный строй. Они подошли вплотную к врагу, поражая Персов копьями. Персы хватали копья руками, ломали их, а затем выхватили мечи и кинжалы. Закипел кровавый и жестокий бой.

 

Когда афиняне услышали звуки сражения, они поспешно устремились на помощь спартанцам. С громким криком побежали они вперед. Навстречу им двинулись греческие воины, сражавшиеся на стороне персов. Увидев соотечественников, Аристид вышел вперед и, заклиная их всеми греческими богами, просил не участвовать в сражении. Но те не вняли его мольбам. Аристиду пришлось вместо того, чтобы идти на помощь спартанцам, сразиться с греческим отрядом. Враги не выдержали натиска и отступили.

 

Тем временем спартанцы тоже обратили персов в бегство и принудили их засесть за стены, окружавшие вражеский обоз. Зная, что спартанцы не умеют штурмовать укреплений, афиняне немедленно, поспешили им на помощь. Персидский лагерь был взят, и враги понесли огромные потери, но и греки потеряли около 1500 человек.

 

После битвы греческие стратеги начали спор о том, какое государство больше заслуживает награды. Спор между афинянами и спартанцами достиг такой остроты, что, казалось, мог быть разрешен только оружием. В этот напряженный момент Аристиду удалось уговорить стратегов передать решение спора всему греческому ополчению. Все воины приняли участие в обсуждении. После долгих размышлений было решено присудить награду платей-цам, на земле которых произошла великая битва.

Вскоре Аристид в должности стратега был отправлен на войну с персами к берегам Малой Азии. Прибыв туда, он увидел, что командовавший там Павсаний держится высокомерно и жестоко обращается со всеми, греками, кроме спартанцев.  Рядовых воинов он приговаривал к суровым наказаниям, а спартанцам предоставлял лучшие условия, чем остальным.

 

Аристиду удалось завоевать расположение союзников. Военачальники многих государств, особенно островных, стали уговаривать Аристида взять на себя руководство общегреческим войском. Аристид не хотел ссориться со спартанцами, пока не был уверен, что в решающий момент союзники поддержат его. Чтобы доказать, что они готовы идти за Аристидом до конца, союзники напали на корабль Павсания. По их требованию Павсаний был вынужден отказаться от командования.

 

Спартанские законодатели решили не вступать в борьбу с Афинами а руководство общегреческим союзом. Отозвав Павсания, они не послали взамен нового военачальника, и спартанские войска болв-ше не принимали участия в войне с персами. Спартанцы понимали, что если они станут спорить за владычество на море, им не хватит сил удержать господство в Пелопоннесе. Так вместо возглавляемого Спартой антиперсидского союза возник Афинский морской союз (478 : г. до н. э.).

 

Еще во время спартанского руководства было решено, что каждое греческое государство будет вносить определенные средства на нужды войны. Однако размеры, взйосов вызывали много споров, и после перехода руководства к Афинам Аристиду было поручено установить размер взносов сообразно с территорией и доходами каждого государства.

 

В руках Аристида оказалась огромная власть, но он не использовал ее для личного обогащения. Справедливостью распределения союзнических взносов Аристид приобрел такую славу, какой до него не имел ни один человек.

 

Аристид умер в Афинах глубоким стариком, почитаемый и любимый согражданами. Он выл настолько беден, что в его доме не нашлось денег на похороны, и надгробный памятник ему был сооружен на средства государства.

 

 

 

На главную

Оглавление

 











аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100