На главную

Оглавление

 


«Жизнеописания знаменитых греков и римлян»


ДРЕВНИЕ ГРЕКИ

 

Перикл

около 490-429 гг. до н.э.

 

Ксантипп, отец Перикла, и его мать Агариста принадлежали к самым знатным афинским родам. Ксантипп прославился во время греко-персидских войн. Он командовал афинским флотом и одержал победу над персами при мысе Микале у берегов Малой Азии. Агариста происходила из знаменитого и богатого рода Алкмеонидов.

 

Перикл родился сильным и здоровым ребенком, но поражал всех необыкновенной величиной и формой своей головы. Этот недостаток так и остался у негр на всю жизнь, и чтобы скрыть его, художники и скульпторы всегда изображали Перикла в шлеме.

 

Зато сочинители комедий издевались над необыкновенно большой головой Перикла и придумали для него прозвище «Луковицеголовый».

 

Перикл получил прекрасное образование. Он слушал лекции философа Зенона, обучавшего ораторскому искусству и умевшего рядом ловких возражений сбить противника с толку и поставить в безвыходное положение. Кроме обязательного для всякого афинянина изучения музыки и стихосложения, Перикл обучался также естественным наукам под руководством переехавшего в Афины из Малой Азии философа Анаксагора. Этот человек утверждал, что движением Солнца и Луны управляют не боги, а законы природы, постигнуть которые необходимо человеку. Перикл восхищался Анаксагором и под его руководством основательно изучил науку о небесных явлениях.

 

Большие познания и природные способности сделали Перикла блестящим оратором,   вызывавшим   восхищение  сограждан. Речи его были прекрасными по форме и глубокими по содержанию, походка размеренной, одежда всегда лежала правильными складками. Никто не мог вывести его из себя. Однажды какой-то распущенный человек, рассердившись за что-то на Перикла, стал при всех ругать и оскорблять его. Крик и проклятья не прекращались целый день. Перикл ничего не отвечал обидчику. Однако тот не успокаивался. Уже вечером, когда Перикл пошел, домой, этот человек последовал за ним, громко' выкрикивая оскорбительные слова. Было уже темно, когда они подошли к дому Перикла. Прежде чем войти в дом, Перикл приказал своему рабу взять факел и проводить незнакомца до его дома.

 

Так же как и его учитель Анаксагор, Перикл был чужд всяких суеверий. Однажды к нему явился гадальщик и, неся в руках отрубленную голову однорогого барана, предсказал, что скоро вся власть в государстве сосредоточится в руках одного человека. Действительно, вскоре Периклу удалось устранить своего соперника, и все государственные дела оказались в его руках. Гадальщик потребовал награды за свое исполнившееся предсказание, утверждая, что успех Перикла связан с благоприятной приметой. Однако Перикл не поверил ему и поручил Анаксагору разобраться, в чем была причина уродства однорогого барана. Ученый доказал, что из-за неправильного строения черепа животного второй рог не смог вырасти и чудес здесь никаких нет.

 

В молодости Перикл боялся подвергнуться остракизму, так как принадлежал к знатному роду и был похож на некогда правившего   Афинами   тирана   Писистрата, Старики даже поражались тому; насколько его голос и манера говорить походили на речь афинского тирана.

 

Боязнь изгнания заставила Перикла отдалиться от государственных дел. Но в военных походах он участвовал и отличался там доблестью и отвагой.

 

В это время в Афинах не было выдающихся политических деятелей: Аристид уже умер, а Фемистокл был изгнан. Почти против своей воли Перикл оказался вовлеченным в государственные дела и избирался на высокие должности. Перикл, несмотря на свое знатное происхождение, примкнул к партии демоса и оставался ей верен в течение всей своей жизни. Он резко переменил образ жизни, перестал встречаться со своими родственниками и прекратил дружбу со знатными друзьями.

 

Перикл нечасто выступал в народном собрании, так как не хотел, чтобы его выступления стали привычными для народа. Речь Перикла была красочной и образной. Хорошее образование позволило ему развить свои природные ораторские способности. Современники уподобляли Перикла богу и  прозвали  его Олимпийцем.

 

Когда Перикл был еще молод, вождем демократической партии был Эфиальт, ближайший друг Перикла. Эфиальт был страшен для аристократов и безжалостен к людям, совершившим преступление против народа. Враги подослали к Эфиальту наемного убийцу, и вождь демократов пал от его руки. Во главе демократической партии остался один Перикл. Вождь аристократов Кимон, сторонник спартанских порядков, был изгнан из Афин за организацию похода в помощь Спарте, воевавшей с восставшими илотами.

Не успел еще окончиться срок изгнания Кимона, как завязалась война Спарты с Афинами. Большое спартанское войско вторглось в пограничную с Аттикой Беотию.

 

Афиняне выступили против спартанцев. Узнав об этом, Кимон самовольно вернулся из изгнания, чтобы принять участие в сражении. Этим он стремился доказать, что интересы родины ему дороже Спарты. Однако сторонники Перикла, помня, что Кимон был изгнан за сочувствие к Спарте, не разрешили изгнаннику встать в строй.

При Танагре, на границе Беотии и Аттики, в 457 г. до н.э. разыгралась жестокая битва. Перикл мужественно сражался, не щадя своей жизни. Все же афиняне потерпели поражение.

В Афинах жалели об изгнании опытного полководца Кимона, так как считали, что он не довел бы Афины до такого позора. Перикл, почувствовав недовольство граждан, решил пойти навстречу их желаниям: он сам предложил возвратить Кимона. Предложение было принято. Кимон вернулся, и ему удалось добиться заключения перемирия со Спартой, но одновременно он начал войну с Персией за остров Кипр. Во время кипрского похода Кимон заболел и умер.

 

Смерть Кимона ослабила аристократов, которые не знали, кого противопоставить Периклу. В конце концов они избрали своим вождем зятя Кимона, Фукидида, сына Мелесия, человека безукоризненной репутации. Хотя у него и не было таких военных талантов, как у Кимона, он был хорошим оратором, сумел объединить аристократов и успешно защищал их интересы в народном собрании. Подобно Кимону, Фукидид старался привлечь граждан на свою сторону подарками, оказывал помощь беднякам.

Иначе действовали демократы. Они считали, что бедняки должны иметь такие же права, как и богатые граждане. Хотя в Афинах для занятия общественных4 должностей не обязательно было обладать богатством, бедный человек не мог заниматься государственной деятельностью, так как все его время уходило на добывание средств к существованию. По предложению Перик-ла, за исполнение государственных обязанностей беднякам стали выдавать небольшую плату за каждый день, потраченный ими на общественные дела.

 

Однако оплачиваемые должности доставались не всем беднякам. Чтобы облегчить положение остальных, Перикл предложил ежегодно снаряжать 60 триер, экипаж которых набирался из свободных граждан, получавших плату за свою службу на корабле. На земле государств, входивших в Афинский союз, создавались афинские поселения (клерухии): всякий афинянин мог получить там участок земли для обработки. Этими поселениями решались сразу две задачи: создавались гарнизоны за пределами Аттики и облегчалось положение простого народа.

 

Позаботился Перикл и о том, что доставило Афинам наибольшую славу, а у жителей других городов вызывало зависть и восхищение. В годы, когда он руководил государством, афинский кремль — Акрополь—был украшен замечательными произведениями архитектуры и скульптуры. Это строительство вызвало больше всего -нападок со стороны врагов Перикла.

«Афинский народ,— кричали они,— теряет уважение греков! Союзники ругают нас за то, что мы перенесли общегреческую казну с острова Делос в Афины. Раньше мы могли по крайней мере оправдываться тем, что казна у нас находится в большей безопасности, чем в любом другом месте. Теперь Перикл лишил нас этого4 оправдания. Деньги, собранные для ведения войны, растрачиваются на то, чтобы украсить город золотом и драгоценными камнями».

 

Перикл отвечал своим обвинителям: «Мы не обязаны давать отчет в расходовании союзных денег. Честно- выполняя свои обязательства по отношению к союзникам, мы защищаем их от нападения варваров. Всякому ясно, что деньги, отданные

 

сторожу, принадлежат не тому, кто их заплатил, «а тому, кому они уплачены, если только он честно выполняет обязанности сторожа. С тех пор как создан наш союз, мы ни разу не отступали от своих обязательств. Мы достаточно обеспечены всем, что нужно для войны, и имеем право тратить поступающие от союзников деньги на то, что дает жителям заработок, а городу — вечную славу. Граждане, способные к военной службе, получают плату во время походов или обучения. Ремесленники тоже имеют право на поддержку государства. Для того чтобы эти деньги не доставались им даром, надо проводить такие работы, где любой нашел бы применение своим знаниям и способностям».

 

Перикл постоянно предлагал народу проекты, рассчитанные на длительные работы и требовавшие применения труда свободных ремесленников. Строительство давало также работу и тем, кто подвозил и добывал ценные породы камня, золото, серебро и другие материалы. Сооружения, воздвигнутые при Перикле, были замечательны не только дорогими материалами, из которых они были построены, но и удивительной пропорциональностью всех зданий, предопределившей развитие архитектуры на много веков вперед. Поразительна была также быстрота выполнения всех работ: Кажется, что каждая их этих построек могла быть доведена до конца лишь в результате труда нескольких поколений, в действительности Же почти все было сделано за тот короткий срок, пока во главе государства стоял Перикл.

 

Всем строительством руководил великий греческий скульптор и архитектор Фидий, прославившийся огромной статуей Зевса, которую он сделал для храма в Олимпии. В работах по украшению афинского Акрополя принимали участие и другие великие архитекторы и строители.

 

Всеобщее восхищение вызывал украшенный колоннами вход на Акрополь — Пропилеи. Строительство этой колоннады длилось 5 лет, и постройка, сохранившаяся до наших дней, настолько прекрасна и так гармонирует с остальными зданиями Акрополя, что кажется, будто она стоит здесь вечно. Храм покровительницы города богини Афины Парфенон сооружали архитекторы Калликрат и Иктин. Внутри храма стояла 11-метровая статуя богини работы Фидия. В правление Перикла на Акрополе были построены несколько храмов и здание для музыкальных состязаний—Одеон.

 

Фукидид и его сторонники продолжали нападать на Перикла за то, что он расходует слишком много средств на строительство. Наконец борьба между ними достигла такой остроты, что в народном собрании был поставлен вопрос об остракизме. Перикл был в опасности, но большинство народа поддержало его, и изгнан был Фукидид. Этим был положен конец внутренней борьбе. Аристократы, потеряв вождя, утратили влияние в народном собрании. Перикл не имел больше соперников. Народ поручал ему'все важнейшие дела: войско, флот, управление государственными доходами. В течение пятнадцати лет (445— 430 гг. до н. э.) Перикл ежегодно избирался стратегом. Народ полностью доверил ему -управление государством.

Перикл заботился о благе государства, не делая никаких послаблений прихотям отдельных граждан. Он не боялся выступать против толпы, если под влиянием момента~ она хотела принять неверное решение. Перикл как бы походил на врача, который ради пользы больного причиняет ему боль или дает горькое, но целительное лекарство. Своей властью Перикл был обязан не столько красоте и убедительности своих речей, сколько всеобщей уверенности, что его действия всегда направлены на благо народа. Все знали его бескорыстие. Превратив Афины в богатейший город, Перикл нисколько не увеличил собственного состояния.

Увлечение Перикла науками сблизило его со  знаменитой  женщиной-философом  Аспасией. Она была уроженкой Милета и переехала в Афины, так как этот город при Перикле стал центром научной и культурной жизни. Сюда из различных государств Греции стекались ученые, писатели, поэты и художники. Аспасия увлекалась красноречием, и даже выдающиеся афинские мудрецы приходили к ней, чтобы послушать ее выступление. Занималась Аспасия и философией. В ее доме постоянно можно было встретить талантливых писателей, драматургов, художников и других замечательных людей.

 

Аспасия резко отличалась от остальных афинских женщин, привыкших к затворнической жизни; ведь афинянке считалось неприличным заниматься чем-либо кроме домашнего хозяйства. Перикл увлекся этой выдающейся женщиной и женился на ней. Любовь Перикла к Аспасии была так сильна, что он разрешал жене, нарушая афинские обычаи, выходить к гостям мужа, разговаривать с ними и даже принимать участие в спорах.

 

Возраставшее могущество Афин вызывало беспокойство Спарты, которой еще со времени греко-персидских войн принадлежала руководящая роль в греческом мире. Это беспокойство еще усилилось, когда Перикл предложил собрать в Афинах съезд всех греческих государств для заключения между ними всеобщего мира. В Спарте поняли, что если план Перикла осуществится, то это превратит Афины в политический центр всей Греции. Спарта запретила зависимым от нее государствам посылать своих представителей в Афины, и попытка Перикла созвать общегреческий съезд потерпела неудачу.

 

Перикл не раз стоял во главе войска. Как полководец он пользовался большим уважением, так как никогда не действовал наудачу, не решался на битву, если исход ее был сомнителен. Никогда войска, которые вел Перикл, не терпели поражения. Он не признавал хорошими военачальниками тех стратегов, которые, бросившись в рискованное предприятие, добивались случайного успеха.

 

Однажды полководец Толмид, которого прежние удачи сделали чрезвычайно самонадеянным, решил в самый неблагоприятный момент вторгнуться в Беотию. Он убедил принять участие в этом походе тысячу знатных афинян. Перикл пытался удержать его, но, видя, что тот не поддается уговорам, сказал: «Если ты не веришь моим советам, то во всяком случае не ошибешься, избрав мудрейшего из советников — время».

 

Тогда никто не обратил внимание на эти слова Перикла. Когда же спустя несколько дней в Афинах получили известие, что Толмид и его соратники погибли, афиняне оценили осторожность и ум Перикла.

 

Наиболее удачным из .походов, которыми руководил Перикл, был поход во Фракию. На узком полуострове Херсонесе Фракийском, прикрывавшем вход в пролив Геллеспонт, жили афиняне. Этот полуостров имел огромное значение, так как владение им обеспечивало возможность беспрепятственно привозить дешевый хлеб в Афины из богатых черноморских колоний. Однако фракийцы постоянно нападали на афинских колонистов, грозя их уничтожить. Перикл разбил фракийцев и перегородил перешеек укреплениями от моря и до моря, благодаря чему нападения на колонию стали невозможными. Кроме того, Перикл переправил на Херсонес еще тысячу поселенцев, чем усилил эту колонию.

 

Чтобы показать могущество Афинского государства, Перикл совершил дальний морской поход (437 г. до н. э.). Большая, богато украшенная афинская эскадра прошла проливы, вошла в Черное море и проплыла вдоль всего побережья. Этим была оказана помощь причерноморским грекам, и цари варварских племен увидели, сколь велико могущество Афин.

 

Но часто Перикл старался сдержать стремление афинян к новым завоеваниям. Например, когда афиняне собирались захватить Египет, Перикл отговорил их от этого рискованного предприятия. Все сллы государства он направлял на защиту уже имеющихся земель, опасаясь восстаний в подчиненных Афинам государствах, если афинское войско окажется далеко за морем.

 

Опасения Перикла подтвердились. Достаточно было членам Афинскбго союза узнать о поражении Толмида в Беотии, как многие города попыталиеь отложиться от Афин. Сначала мятеж вспыхнул на острове Эвбее, и Перикл отправил туда большое войско (446 г. до н. э.). Вскоре он получил известие, что Мегары {государство, расположенное к югу от Аттики) призвали на помощь против Афин Спарту и войско спартанцев приблизилось к афинским границам. Перикл не решался вступить в сражение со спартанцами, полагая, что их войско сильнее афинского. Он решил действовать хитростью. Он знал, что молодой и неопытный спартанский царь во всем слушается своего советника. Периклу удалось подкупить этого советника, лосле чего спартанцы прекратили наступление и отошли от границы Аттики. В Спарте были возмущены поведением молодого царя. На него наложили такой большой штраф, что он не смог его уплатить и вынужден был уйти в изгнание

 

В конце года, когда Перикл давал отчет народному собранию об израсходованных деньгах, он упомянул, что 10 талантов истрачены на «нужное дело». Народ настолько доверял Периклу, что принял его отчет, не требуя раскрытия секрета.

Оградив Аттику от опасности, Перикл с 50 кораблями и пятитысячным войском переправился на Эвбею. Восстание было подавлено, и эвбейские города снова были включены в Афинский союз. Вскоре между Афинами и Спартой было заключено перемирие на 30 лет.

 

В это время два участника Афинского союза — Самос и Милет — вели войну за обладание одним небольшим городом на побережье Малой Азии. Самосцы уже одерживали верх, но афиняне приказали им прекратить войну и решить спорные вопросы третейским судом. Самосцы не послушались, и Перикл провел через народное собрание постановление об отправке на Самое карательной экспедиций.

 

Главной причиной непреклонности афинян было то, что на Самосе господствовали аристократы, а Перикл хорошо понимал, что в борьбе между Афинами и Спартой аристократы всегда будут на стороне последней.

 

Перйкл сам командовал 40 кораблями, отправившимися к Самосу. Он добился установления на острове демократии, а чтобы жители не вздумали после ухода афинян вернуться к старым порядкам, взял заложниками 50 самых знатных граждан и 50 мальчиков из богатых семейств. Однако заложников вывезти в Афины не удалось, самосские аристократы сумели похитить их. На острове началось восстание. Неподалеку от Самоса произошло ожесточенное морское сражение. Перйкл одержал блестящую победу, хотя у него было только 44 корабля, а у противника 70. Получив из Афин подкрепление, Перйкл начал осаду острова. Она длилась долго. Только на девятый месяц осажденные островитяне сдались (440 г. до н. э.). Перйкл срыл стены города, отобрал у самосцев все корабли и заставил их уплатить большой денежный штраф. Часть этих денег была уплачена немедленно, а остальные обещали выплачивать постепенно. Чтобы афиняне были уверены, что долг будет выплачен, са-мосцы вынуждены были дать заложников.

 

Возвратившись в Афины, Перикл устроил торжественное погребение погибших при осаде Самоса воинов. Речь Перикла над могилами павших произвела такое сильное впечатление, что когда он сходил с трибуны, многие спешили пожать ему руку, а женщины украшали его венками, как победителя на состязаниях.

 

Покорение Самоса укрепило власть и влияние Перикла. Ему удалось подчинить одно из самых сильных государств Греции, которое едва не отняло у Афин их владычество на море. Отношения со Спартой становились все более напряженными, и Перикл считал, что Афинам необходимо обеспечить себе союзников не только среди государств Восточной Греции, но и на Западе.. В это время жители острова Кер-киры'.вели войну с пелопоннесским городом Коринфом. Перйкл убедил народ- послать на помощь керкирянам 10 кораблей. Этой эскадре было приказано не вмешиваться в войну и принять участие в сражении только в том случае,' если пелопоннесцы попытаются высадиться  и занять остров.

 

Однако афиняне опасались, что столь малая помощь не спасет керкирян. Перикла стали обвинять в том, что он, не принеся пользы своим союзникам, дал врагам прекрасный повод обвинить афинян в нарушении перемирия. Тогда Перикл послал еще 20 кораблей на помощь керкирянам. Корабли пришли как раз в тот день, когда произошла большая морская битва у Сиббтских островов близ Керкиры (433 г. до н. э.). Коринфяне одержали победу и готовились уже высадиться на остров, когда появившиеся афинские корабли вынудили их отступить.

 

Это выступление афинского флота простив коринфян сочли за нарушение перемирия с Пелопоннесским союзом. Коринфяне обратились с жалобой к главе союза Спарте. К ним присоединились Мегары, которые были недовольны тем, что афиняне запретили им торговать с членами Афинского союза. Однако Спарта не была готова к войне; царь Архидам пытался успокоить спартанских союзников и удовле-г* ворить их требования путем переговоров. Важнее всего .было добиться отмены постановления афинян о запрещении торговли с Мегарами, обрекавшего жителей на голодную смерть. В Афины отправили несколько посольств, но Перйкл воспротивился отмене постановления о Мегарах; «Если мы уступим пелопоннесцам„— говорил он в народном собрании,— то они тотчас предъявят нам новые требования, полагая, что мы пошли на уступки из страха».

 

Отказ Перикла отменить постановление о блокаде Мегар некоторые историки объясняют личными причинами. Афинская беднота последнее время была недовольна Пе-" риклом. Ей казалось, что он недостаточно решительно борется за расширение Афинского морского союза. Взносов, поступавших от союзников, не хватало на раздачу денег беднякам. Жить становилось труднее. Периклу было ясно, что только военные успехи помогут ему восстановить свой пошатнувшийся авторитет.

 

Враги Перикла боялись выступать против него открыто, но стали преследовать его друзей. Руководившего строительными работами на Акрополе скульптора Фидия они обвинили в присвоении части золота, отпущенного на сооружение статуи богини Афины. Однако эту клевету легко удалось опровергнуть. По совету Перикла, Фидий сделал золотую, одежду статуи так, что ее легко можно было снять и взвесить. Проверка подтвердила честность Фидия. Тем не менее Фидия продолжали преследовать. Вскоре его обвинили в святотатстве: на щите Афины был изображен бой с амазонками. Говорили, что среди сражавшихся Фидий изобразил своего покровителя Перикла и самого себя1. На этот раз Фидий не сумел оправдаться и был заключен в тюрьму, где вскоре умер. Ходил слух, что его отравили враги Перикла.

 

Добившись осуждения Фидия, враги стали преследовать учителя Перикла Анаксагора. Было принято постановление о наказании тех, кто не почитает богов и занимается изучением небесных явлений. Стало ясно, что это постановление направлено против Анаксагора, и Перикл посоветовал философу бежать из Афин.

 

Почувствовав свою силу, враги Перикла решили привлечь к суду его жену Аспасию. Ее обвинили в безбожии, и для того, чтобы добиться ее оправдания, Периклу пришлось самому прийти в суд и униженно просить судей не подвергать Аспасию наказанию.    

 

Спартанцы справедливо видели в Перикле надежного руководителя афинского народа и полагали, что если отстранить его от власти, афиняне станут сговорчивее. Они отправили в Афины послов, чтобы те напомнили афинянам, что по матери Перикл происходит из проклятого богами рода Алкмеонидов и поэтому должен быть изгнан из государства2. Однако афиняне разгадали замысел спартанцев. Вражда неприятелей не только не привела к новым нападкам на Перикла, но, наоборот, вызвала у афинян еще больше уважения к человеку, изгнания которого так добивается могущественная Спарта.

 

Вскоре началась Пелопоннесская война3. Спартанцы с союзниками вторглись в Аттику (431 г. до н. э.). Опустошая страну, они дошли до афинских укреплений. Они вырубали сады, угоняли скот, разоряли жилища. Спартанцы полагали, что афиняне не выдержат, выйдут из-за стен и вступят в бой в открытом поле. Спартанцы не умели брать крепостей, но в открытом бою не знали себе соперников. Перикл удерживал афинян от опасного шага, утешая крестьян, оплакивавших свои погибшие сады и угнанные стада. Он говорил, что вместо вырубленных деревьев вырастут новые, а погибших воинов заменить невозможно.

Когда спартанцы окружили Афины, Перикл Грешил не проводить народных собраний, чтобы распаленные гневом граждане не приняли неблагоразумного решения. Подобно тому, как во время бури капитан отдает приказания, не обращая внимания на вопли испуганных путешественников, Перикл решил не считаться с возмущением крестьян. Перикла не пугало и то, что друзья постоянно упрекали его, а многие называли даже трусом. Сохраняя самообладание, Перикл спокойно переносил оскорбления.

Вскоре Перикл снарядил морской поход вокруг Пелопоннеса, но сам не принял в нем участия, а с небольшим отрядом пехоты вторгся в МеГарскую область и опустошил ее. В первый год войны спартанцы вырубали сады афинских крестьян и причиняли им большие убытки; теперь они сами терпели не меньше.

 

Спартанцам пришлось бы прекратить войну, если бы неожиданное бедствие не расстроило планы Перикла. На второй год войны в Афинах вспыхнула страшная болезнь — чума, похитившая больше жизней, чем самое кровопролитное сражение.

 

Эпидемия озлобила афинян. Гнев народа обратился против Перикла. Враги Перикла говорили, что чума вызвана скоплением в городе сельского люда. Запертые как скот в хлеву, афиняне заражают друг друга, а Перикл не позволяет им выйти за стены и сразиться со спартанцами. Чтобы успокоить граждан, Перикл снарядил 150 кораблей, собрал войско и готовился возглавить новый поход в Пелопоннес. Эти» приготовления внушили афинянам большие надежды. Когда флот готовился к отплытию, началось солнечное затмение. Это испугало суеверных афинян, увидевших в этом дурное предзнаменование. Тогда Перикл, подойдя к рулевому своего корабля, накинул ему на голову плащ и спросил: «Тебя не испугал мой плащ?» «Нет, конечно»,— отвечал рулевой. «А между тем,— сказал Перикл,— различие между моим  плащом, который закрыл тебе свет, и тем, что напугало воинов, только в размерах. Солнце стало невидимым потому, что его закрыл предмет гораздо больший, чем мой плащ!»

 

Поход Перикла не имел успеха, так как в войске свирепствовала чума. Во всех неудачах обвиняли Перикла. На следующий год (430 г. до н. э.) он не был избран стратегом. Несмотря на то, что Перикл славился своим бескорыстием, его обвинили в хищениях и приговорили к большому штрафу.

 

Чума унесла обоих сыновей Перикла от первого брака. Эта беда сразила его. После похорон Перикл долго не выходил из дома, что не могло не отразиться на ходе государственных дел. В Афинах в это время не было руководителя, который, подобно Периклу, мог бы умело управлять государством. Афиняне решили принести Периклу извинения за несправедливо наложенный штраф и пригласить его снова стать во главе государства.

 

Но на этот раз Периклу не суждено было долго управлять Афинами. Вскоре после своего избрания он заболел чумой. Бо-' лезнь протекала вяло, но больной был уже немолод и часто терял сознание. Когда он умирал, друзья и родственники, сидя у постели Перикла, вспоминали, какой это был замечательный государственный деятель и сколько блестящих побед одержал он над врагами. Друзья думали, что умирающий их не слышит. Вдруг Перикл приподнял голову и сказал: «Вы хвалите меня за то, что совершали и многие другие, а о самом замечательном из того, что я сделал, не говорите ни слова. Ведь за все годы моего правления по моему приказу не был казнен ни один афинский гражданин».

 

Когда Перикл умер (в сентябре 429 г. до н. э.), афиняне поняли, какого замечательного руководителя они потеряли. Даже его противники признали, что огромный авторитет Перикла, основанный на любви и поддержке народа, был спасительным оплотом государства. Многие не замечали этого, пока Перикл был жив, но теперь, когда он умер, это стало ясно каждому.

 

 

 

На главную

Оглавление

 











аквариумные рыбки рыбалка медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100