Вся библиотека >>>

Оглавление раздела >>>

 


Макотинский

Русская литература

Исаак Эммануилович

Бабель


 

М. Макотинский. «Умение слушать»

 

 

Осенью 1928 года в Киеве, в сценарном отделе ВУФКУ (Всеукраинского фотокиноуправления), где я работал редактором, поэт Микола Бажан познакомил меня с Бабелем, недавно возвратившимся из-за границы. Я тогда уже знал все напечатанные сочинения Исаака Эммануиловича и был большим его поклонником.

В Киеве в ту пору было трудно найти комнату для жилья, и я предложил Бабелю поселиться у меня. Он согласился, но смущенно признался: «Я, знаете ли, плохо сплю. Если в квартире есть клопы или кто-нибудь по соседству храпит, мне заснуть не удастся». К счастью, у нас никто не храпел, клопов не было, и мои условия ему подошли.

В отведенной ему комнате, где, правда, не было письменного стола, Исаака Эммануиловича никто никогда не видел пишущим. Обычно он шагал из угла в угол, на ходу сплетая и расплетая, завязывая и развязывая кусок бечевки и, судя по всему, сосредоточенно думая. Иногда он останавливался у подоконника, на котором лежала рукопись, вписывал в нее фразу или слово и снова начинал «вышагивать» и «вывязывать». Прожил он тогда у меня в Киеве несколько месяцев.

Следующая наша встреча произошла, уже зимой 1930 года. Получив от Киевской кинофабрики аванс по договору на сценарий «Пышка», Бабель внезапно увлекся событиями сплошной коллективизации и, даже не помышляя об экранизации мопассановского рассказа, отправился в большое село на Киевщине. Прошло около месяца. И вдруг однажды около двух часов ночи в моей квартире раздался звонок. Открыв дверь, я увидел в полутьме силуэт заснеженного, окоченевшего человека в треухе, с большим портфелем под мышкой и с примусом в руках. Это был Бабель. Он простудился, и это заставило его вернуться в Киев.

Однако улечься в постель он явно не торопился, так как был чем-то чрезвычайно возбужден. Отогреваясь горячим чаем и нервно шагая по комнате, он восклицал: «Вы себе представить не можете! Это непередаваемо — то, что я наблюдал на селе! И не в одном селе! Это и описать невозможно! Я ни-че-го не по-ни-маю!»

Оказывается, Бабель столкнулся с перегибами в коллективизации, которые позже получили наименование «головокружения от успехов». Причем в дальнейшем оказалось, что понять и описать он все-таки кое-что сумел.

В 1931 году я переехал из Киева в Москву и снова встретился с Бабелем. Он ютился у друзей,— собственного жилья у него и теперь не было. И только несколько месяцев спустя однажды он привел меня в совершенно пустую комнату площадью в семь квадратных метров на втором этаже ветхого дома и радостно заявил:

—        Вот. Наконец-то и я получил!

И вскоре за тем исчез, как в воду канул, да так, что никто из наших общих знакомых не знал, куда он девался. А весной 1932 года, как всегда неожиданно, пришел ко мне, очень расстроенный, и срывающимся от волнения голосом произнес:

—        У меня несчастье. Я потерял большую рукопись. Хватился

сегодня утром и нигде не могу найти. Единственная надежда на то

что я ее не взял с собой, а оставил дома. Но один я домой ехать

боюсь: вдруг и там ее нет... Едемте со мной. Без вас я не поеду.

Когда мы вышли, оказалось, что у подъезда нас ждет машина.' > Я недоуменно осведомился: зачем, мол, машина, когда можно поехать трамваем?

 Но оказалось, что живет теперь Бабель не в Москве, а в сорока километрах от города, в деревне Звенигородского района, у крестьянина, в бывшем коровьем хлеву с земляным полом, превращенном в комнату.

—        Не могу я работать в Москве,— сказал Исаак Эммануило-

вич.— Тянет в глушь, там лучше пишется. Когда мне нужно в город,

я еду поездом, а из Москвы меня часто возят на машине. Кто?

Друзья. Вот и теперь мне предложил свою машину...— И Бабель

назвал фамилию директора крупнейшего строительного института.

Нужно сказать, что Бабель был поистине счастлив в друзьях. Я убедился в этом еиде раз во время описываемой поездки в деревню.

Очевидно побуждаемый желанием отвлечься от мучившей его мысли об исчезнувшей рукописи, Исаак Эммануилович всю дорогу рассказывал, описывая, а лучше сказать — живописуя крестьян той деревни, где жил.

—        Однажды,— рассказывал он,— вернулся я из Москвы чем-то

расстроенный. Почти всю ночь не спал. Наутро заявляется ко мне

хозяин: «Можно тебе, Мануйлыч, пару слов сказать?» — «Мож

но»,— отвечаю. «Вот что, Мануйлыч, хочу тебе сказать. Мы с женой

слышали, как ты усю ночь не спамши ходил. Мы и так и этак думали

да прикидывали: об чем это Мануйлыч беспокоится? Ну, и порешили,

значит, что ты из города пустой приехал. Денег за сочинение не

дали или сочинение не берут. Вот мы и порешили: дело, мол, к зиме

идет, что нам корову всю зиму держать? Корову продадим, сдадим

до весны деньги Мануйлычу, а он нам по весне вернет. Вот такое

дело. А ты не сумлевайся, бери! Мы тебе с дорогой душой, безо

всякой расписки сколько хошь дали бы, коли было бы. Так мы

промеж себя порешили».

Конечно, Исаак Эммануилович деньги не взял, да и не в них было дело.

Друзей у него в деревне оказалось множество. Не было там ни ребятенка, ни глубокого старика, который не знал бы «Мануйлыча». То и дело встречавшиеся на улице люди с явным уважением здоровались с ним.

К счастью, рукопись лежала на столе. Бабель приготовил ее и позабыл взять.

Под вечер он предложил мне пройтись по деревне и познакомиться с его друзьями. И какими все они оказались любопытнейшими людьми! У Бабеля был инстинкт подлинного художника — способность учуять даже в случайно встреченном человеке нечто самобытное, яркое. И вдруг оказывалось, что дед Пантелей был извозчиком в Хамовниках, возле дома Льва Толстого, и не раз говаривал с графом, что стодесятилетний бывший жокей и наездник, будучи крепостным, ездил со своим барином в Париж и у этого барина собирались Тургенев, Гюго, Флобер и Золя, да мало ли что оказывалось еще...

Люди удивительно доверчиво раскрывались перед ним. Может быть, потому, что не было человека, который умел бы так слушать собеседника, как Бабель. Помню, однажды мы разговорились с ним по поводу событий начала тридцатых годов, я увлекся, и когда перевел дух, Бабель, ни разу не прерывавший меня, посмотрел на часы и заметил:

— А вы знаете, сколько времени длилась ваша речь? Два часа.

Ну можно ли было не раскрыть такому собеседнику всю свою душу?!

  

<<< Исаак Бабель          Следующая страница >>>

 

Смотрите также в разделе «Русская литература»: А. К. Толстой   Н. С. Лесков   

А. С. Пушкин   И. С. Тургенев   Н. В. Гоголь   В. И. Даль   А. П. Чехов   

М. Е. Салтыков-Щедрин   И. А. Бунин   С. Т. Аксаков   Л. П. Сабанеев

 

Rambler's Top100