Вся библиотека >>>

Оглавление раздела >>>

 


Одесские рассказы

Русская литература

Исаак Эммануилович

Бабель


 

Одесские рассказы

 

 

История моей голубятни

 

                                                                М.Горькому

 

   В детстве я очень хотел иметь голубятню. Во всю жизнь у  меня  не  было

желания сильнее. Мне было девять лет, когда отец  посулил  дать  денег  на

покупку тесу и трех пар голубей. Тогда шел тысяча девятьсот четвертый год.

Я готовился к экзаменам в приготовительный  класс  Николаевской  гимназии.

Родные мои жили в городе Николаеве,  Херсонской  губернии.  Этой  губернии

больше нет, наш город отошел к Одесскому району.

   Мне было всего девять лет, и я боялся экзаменов. По обоим  предметам  -

по русскому и по арифметике  -  мне  нельзя  было  получить  меньше  пяти.

Процентная норма была трудна в нашей гимназии, всего  пять  процентов.  Из

сорока мальчиков только  два  еврея  могли  поступить  в  приготовительный

класс. Учителя спрашивали этих мальчиков хитро; никого не  спрашивали  так

замысловато, как нас. Поэтому отец, обещая купить голубей,  требовал  двух

пятерок с крестами. Он совсем истерзал меня, я  впал  в  нескончаемый  сон

наяву, в длинный, детский сон отчаяния, и пошел на экзамен в  этом  сне  и

все же выдержал лучше других.

   Я был способен к наукам. Учителя, хоть они и хитрили, не могли отнять у

меня ума и жадной памяти. Я был способен к наукам и получил  две  пятерки.

Но   потом   все   изменилось.   Харитон   Эфрусси,    торговец    хлебом,

экспортировавший пшеницу в Марсель, дал за своего сына  взятку  в  пятьсот

рублей, мне поставили пять с минусом вместо пяти,  и  в  гимназию  на  мое

место приняли маленького Эфрусси. Отец очень убивался тогда. С  шести  лет

он обучал меня всем наукам, каким только  можно  было.  Случай  с  минусом

привел его  в  отчаяние.  Он  хотел  побить  Эфрусси  или  подкупить  двух

грузчиков, чтобы они побили Эфрусси, но мать  отговорила  его,  и  я  стал

готовиться к другому экзамену, в будущем  году,  в  первый  класс.  Родные

тайком от меня подбили учителя, чтобы он в один год прошел  со  мною  курс

приготовительного  и  первого  классов  сразу,  и  так  как  мы  во   всем

отчаивались, то я выучил наизусть три книги. Эти  книги  были:  грамматика

Смирновского, задачник Евтушевского и учебник  начальной  русской  истории

Пуцыковича. По этим книгам дети не учатся больше, но я выучил их наизусть,

от строки до строки, и в следующем году  на  экзамене  из  русского  языка

получил у учителя Караваева недосягаемые пять с крестом.

   Караваев этот был румяный негодующий человек из  московских  студентов.

Ему едва ли исполнилось тридцать  лет.  На  мужественных  его  щеках  цвел

румянец, как у крестьянских ребят, сидела бородавка у него на щеке, из нее

рос пучок пепельных кошачьих волос. Кроме Караваева, на экзамене  был  еще

помощник попечителя Пятницкий, считавшийся важным лицом в  гимназии  и  во

всей губернии. Помощник попечителя спросил меня о Петре Первом, я  испытал

тогда чувство забвения, чувство близости конца  и  бездны,  сухой  бездны,

выложенной восторгом и отчаянием.

   О Петре Великом я знал наизусть из книжки Пуцыковича и стихов  Пушкина.

Я навзрыд сказал эти стихи, человечьи лица покатились вдруг в мои глаза  и

перемешались там, как карты из новой колоды. Они тасовались  на  дне  моих

глаз, и в эти мгновения, дрожа, выпрямляясь, торопясь, я кричал пушкинские

строфы изо всех сил. Я кричал их долго, никто не прерывал безумного  моего

бормотанья. Сквозь багровую слепоту, сквозь свободу,  овладевшую  мною,  я

видел только старое, склоненное лицо Пятницкого с  посеребренной  бородой.

Он не прерывал меня и только сказал Караваеву, радовавшемуся за меня и  за

Пушкина.

   - Какая нация, - прошептал старик, - жидки ваши, в них дьявол сидит.

   И когда я замолчал, он сказал:

   - Хорошо, ступай, мой дружок...

   Я вышел из класса в коридор и там,  прислонившись  к  небеленой  стене,

стал просыпаться от судороги моих снов.  Русские  мальчики  играли  вокруг

меня,  гимназический  колокол  висел  неподалеку  под  пролетом   казенной

лестницы, сторож дремал на продавленном стуле.  Я  смотрел  на  сторожа  и

просыпался. Дети подбирались ко мне со всех сторон.  Они  хотели  щелкнуть

меня или просто поиграть, но в коридоре показался вдруг Пятницкий. Миновав

меня, он приостановился на  мгновение,  сюртук  трудной  медленной  волной

пошел по его спине.  Я  увидел  смятение  на  просторной  этой,  мясистой,

барской спине и двинулся к старику.

   - Дети, - сказал он гимназистам, - не  трогайте  этого  мальчика,  -  и

положил жирную, нежную руку на мое плечо.

   - Дружок мой, - обернулся Пятницкий, - передай отцу, что  ты  принят  в

первый класс.

   Пышная звезда блеснула у него на груди,  ордена  зазвенели  у  лацкана,

большое черное мундирное его тело  стало  уходить  на  прямых  ногах.  Оно

стиснуто было сумрачными стенами, оно двигалось в них, как движется  барка

в глубоком канале, и исчезло в дверях  директорского  кабинета.  Маленький

служитель понес ему чай с торжественным шумом, а я побежал домой, в лавку.

   В лавке нашей, полон сомнения, сидел и скребся мужик-покупатель. Увидев

меня, отец бросил мужика и,  не  колеблясь,  поверил  моему  рассказу.  Он

закричал приказчику закрывать лавку и бросился на Соборную улицу  покупать

мне шапку с гербом. Бедная мать едва отодрала меня от помешавшегося  этого

человека. Мать была бледна в ту минуту и испытывала  судьбу.  Она  гладила

меня и с отвращением отталкивала. Она  сказала,  что  о  всех  принятых  в

гимназию бывает объявление в газетах и что бог нас  покарает  и  люди  над

нами посмеются, если мы купим форменную одежду раньше времени.  Мать  была

бледна, она испытывала судьбу в моих глазах и смотрела на меня  с  горькой

жалостью, как на калечку, потому что одна она знала, как несчастлива  наша

семья.

   Все мужчины в нашем роду были доверчивы к людям и скоры на необдуманные

поступки, нам ни в чем не было счастья. Мой дед был  раввином  когда-то  в

Белой Церкви, его прогнали оттуда за кощунство, и  он  с  шумом  и  скудно

прожил еще сорок лет, изучал иностранные языки и стал  сходить  с  ума  на

восьмидесятом году жизни. Дядька мой Лев, брат отца, учился в  Воложинском

ешиботе, в 1892 году он бежал от солдатчины  и  похитил  дочь  интенданта,

служившего в Киевском военном  округе.  Дядька  Лев  увез  эту  женщину  в

Калифорнию, в Лос-Анжелос, бросил ее там  и  умер  в  дурном  доме,  среди

негров  и  малайцев.  Американская  полиция  прислала  нам  после   смерти

наследство  из  Лос-Анжелоса  -  большой  сундук,  окованный   коричневыми

железными обручами. В этом сундуке были гири от гимнастики, пряди  женских

волос, дедовский талес, хлысты с золочеными набалдашниками и цветочный чай

в шкатулках, отделанных дешевыми  жемчугами.  Изо  всей  семьи  оставались

только безумный дядя Симон, живший в Одессе, мой отец и я. Но отец мой был

доверчивый к людям, он обижал их восторгами первой любви, люди не  прощали

ему этого и обманывали. Отец  верил  поэтому,  что  жизнью  его  управляет

злобная судьба, необъяснимое существо, преследующее его и во всем на  него

не похожее. И вот только один я оставался у моей  матери  изо  всей  нашей

семьи. Как все евреи, я был мал ростом, хил и страдал от ученья  головными

болями. Все это видела моя  мать,  которая  никогда  не  бывала  ослеплена

нищенской гордостью своего мужа и непонятной его верой  в  то,  что  семья

наша станет когда-либо сильнее и богаче других  людей  на  земле.  Она  не

ждала для нас удачи, боялась  купить  форменную  блузу  раньше  времени  и

только позволила мне сняться у фотографа для большого портрета.

   Двадцатого сентября тысяча девятьсот пятого года в гимназии вывешен был

список поступивших в первый класс. В таблице упоминалось и  мое  имя.  Вся

родня наша ходила смотреть на эту бумажку, и  даже  Шойл,  мой  двоюродный

дед, пришел в гимназию. Я любил хвастливого этого старика за  то,  что  он

торговал рыбой на рынке. Толстые его  руки  были  влажны,  покрыты  рыбьей

чешуей  и  воняли  холодными  прекрасными  мирами.   Шойл   отличался   от

обыкновенных людей еще и  лживыми  историями,  которые  он  рассказывал  о

польском восстании 1861 года.  В  давние  времена  Шойл  был  корчмарем  в

Сквире;  он  видел,  как  солдаты  Николая  Первого  расстреливали   графа

Годлевского и других польских инсургентов.  Может  быть,  он  и  не  видел

этого. Теперь-то я знаю, что Шойл был всего только старый неуч  и  наивный

лгун, но побасенки его не забыты, они были хороши. И вот даже глупый  Шойл

пришел в гимназию прочитать таблицу с моим именем и вечером плясал и топал

на нашем нищем балу.

   Отец устроил бал на радостях  и  позвал  товарищей  своих  -  торговцев

зерном, маклеров по продаже имений и вояжеров, продававших в нашей  округе

сельскохозяйственные  машины.  Вояжеры  эти   продавали   машины   всякому

человеку. Мужики и помещики боялись их, от них нельзя было отделаться,  не

купив чего-нибудь. Изо всех евреев вояжеры самые бывалые, веселые люди. На

нашем вечере они пели хасидские песни, состоявшие всего из трех  слов,  но

певшиеся очень долго,  со  множеством  смешных  интонаций.  Прелесть  этих

интонаций может узнать только тот,  кому  приходилось  встречать  пасху  у

хасидов или кто бывал на Волыни в их шумных синагогах. Кроме  вояжеров,  к

нам пришел старый Либерман, обучавший меня торе и древнееврейскому  языку.

Его называли у нас мосье Либерман. Он выпил  бессарабского  вина  поболее,

чем ему было надо, шелковые традиционные шнурки вылезли из-под красной его

жилетки, и он произнес на древнееврейском языке тост в мою  честь.  Старик

поздравил родителей в этом тосте и сказал, что я победил на экзамене  всех

врагов моих, я победил русских  мальчиков  с  толстыми  щеками  и  сыновей

грубых наших богачей. Так в древние времена Давид, царь иудейский, победил

Голиафа, и подобно тому как я восторжествовал над Голиафом, так народ  наш

силой своего ума победит врагов, окруживших  нас  и  ждущих  нашей  крови.

Мосье Либерман заплакал, сказав это, плача, выпил  еще  вина  и  закричал:

"виват!" Гости взяли его в круг и стали водить с  ним  старинную  кадриль,

как на свадьбе в еврейском местечке. Все были веселы на нашем  балу,  даже

мать пригубила вина, хоть она и не любила водки и не понимала,  как  можно

ее любить; всех русских она считала поэтому сумасшедшими  и  не  понимала,

как живут женщины с русскими мужьями.

   Но счастливые наши дни наступили позже. Они наступили для матери тогда,

когда по утрам до  ухода  в  гимназию  она  стала  приготовлять  для  меня

бутерброды, когда мы ходили по лавкам и покупали елочное мое  хозяйство  -

пенал, копилку, ранец, новые книги в  картонных  переплетах  и  тетради  в

глянцевых обертках. Никто в мире не чувствует  новых  вещей  сильнее,  чем

дети. Дети содрогаются от этого запаха, как собака от  заячьего  следа,  и

испытывают  безумие,  которое  потом,  когда  мы   становимся   взрослыми,

называется вдохновением. И это чистое детское чувство собственничества над

новыми вещами передавалось  матери.  Мы  месяц  привыкали  к  пеналу  и  к

утреннему сумраку, когда я пил чай на краю большого  освещенного  стола  и

собирал книги в ранец; мы месяц привыкали  к  счастливой  нашей  жизни,  и

только после первой четверти я вспомнил о голубях.

   У меня все было припасено для них - рубль пятьдесят копеек и голубятня,

сделанная из ящика дедом Шойлом. Голубятня  была  выкрашена  в  коричневую

краску. Она имела гнезда для двенадцати пар голубей,  разные  планочки  на

крыше и особую решетку, которую я придумал, чтобы удобнее было приманивать

чужаков. Все было готово. В воскресенье двадцатого октября и  собрался  на

Охотницкую, но на пути стали неожиданные препятствия.

   История, о которой я рассказываю, то  есть  поступление  мое  в  первый

класс гимназии, происходила осенью  тысяча  девятьсот  пятого  года.  Царь

Николай давал тогда конституцию русскому народу, ораторы  в  худых  пальто

взгромождались на тумбы у здания городской думы и говорили речи народу. На

улицах по ночам раздавалась стрельба, и мать не хотела отпускать  меня  на

Охотницкую. С утра в день двадцатого октября  соседские  мальчики  пускали

змей против самого полицейского участка, и водовоз наш, забросив все дела,

ходил по улице напомаженный,  с  красным  лицом.  Потом  мы  увидели,  как

сыновья булочника Калистова вытащили  на  улицу  кожаную  кобылу  и  стали

делать  гимнастику  посреди  мостовой.  Им  никто  не   мешал,   городовой

Семерников подзадоривал их даже прыгать повыше. Семерников  был  подпоясан

шелковым домотканым пояском, и сапоги его были начищены  в  тот  день  так

блестко, как не бывали они начищены раньше. Городовой, одетый не по форме,

больше всего испугал мою мать, из-за него она не от  пускала  меня,  но  я

пробрался на улицу задворками и добежал до Охотницкой, помещавшейся у  нас

за вокзалом.

   На  Охотницкой,  на  постоянном  своем  месте,  сидел  Иван  Никодимыч,

голубятник. Кроме голубей, он продавал еще  кроликов  и  павлина.  Павлин,

распустив хвост, сидел на жердочке  и  поводил  по  сторонам  бесстрастной

головкой. Лапа его была обвязана крученой веревкой, другой  конец  веревки

лежал прищемленный Ивана Никодимыча плетеным стулом. Я  купил  у  старика,

как только пришел, пару вишневых голубей с затрепанными пышными хвостами и

пару чубатых и спрятал их в мешок  за  пазуху.  У  меня  оставалось  сорок

копеек после покупки, но старик за эту  цену  не  хотел  отдать  голубя  и

голубку  крюковской  породы.  У  крюковских  голубей  я  любил  их  клювы,

короткие, зернистые, дружелюбные. Сорок копеек была  им  верная  цена,  но

охотник дорожился и отворачивал от меня желтое лицо, сожженное  нелюдимыми

страстями  птицелова.  К  концу  торга,  видя,  что  не  находится  других

покупщиков, Иван Никодимыч подозвал меня. Все вышло по-моему, и все  вышло

худо.

   В двенадцатом часу дня или немногим позже по площади прошел  человек  в

валеных сапогах. Он легко шел на  раздутых  ногах,  в  его  истертом  лице

горели оживленные глаза.

   - Иван Никодимыч, - сказал  он,  проходя  мимо  охотника,  -  складайте

инструмент, в городе иерусалимские дворяне конституцию получают. На Рыбной

бабелевского деда насмерть угостили.

   Он сказал это и легко пошел между клетками, как босой пахарь, идущий по

меже.

   - Напрасно, - пробормотал Иван  Никодимыч  ему  вслед,  -  напрасно,  -

закричал он строже  и  стал  собирать  кроликов  и  павлина  и  сунул  мне

крюковских голубей за  сорок  копеек.  Я  спрятал  их  за  пазуху  и  стал

смотреть, как  разбегаются  люди  с  Охотницкой.  Павлин  на  плече  Ивана

Никодимыча уходил последним. Он сидел, как солнце в сыром осеннем небе, он

сидел, как сидит июль на розовом берегу реки, раскаленный июль  в  длинной

холодной  траве.  На  рынке  никого  уже  не  было,  и  выстрелы   гремели

неподалеку. Тогда я побежал к вокзалу, пересек сквер, сразу опрокинувшийся

в моих глазах, и влетел в пустынный переулок, утоптанный желтой землей.  В

конце переулка на креслице с колесиками сидел безногий Макаренко, ездивший

в креслице по городу и продававший папиросы  с  лотка.  Мальчики  с  нашей

улицы покупали у него папиросы, дети любили  его,  я  бросился  к  нему  в

переулок.

   - Макаренко, - сказал я, задыхаясь от бега, и погладил плечо безногого,

- не видал ты Шойла?

   Калека не ответил, грубое его лицо, составленное из красного  жира,  из

кулаков, из железа, просвечивало. Он в волнении ерзал  на  креслице,  жена

его, Катюша, повернувшись ваточным задом, разбирала  вещи,  валявшиеся  на

земле.

   - Чего насчитала?  -  спросил  безногий  и  двинулся  от  женщины  всем

корпусом, как будто ему наперед невыносим был ее ответ.

   - Камашей  четырнадцать  штук,  -  сказала  Катюша,  не  разгибаясь,  -

пододеяльников шесть, теперь чепцы рассчитываю...

   - Чепцы, - закричал Макаренко, задохся и сделал такой звук,  как  будто

он рыдает, - видно, меня, Катерина, бог сыскал, что  я  за  всех  ответить

должен... Люди полотно целыми штуками носят, у людей все, как у людей, а у

нас чепцы...

   И в самом деле по переулку пробежала женщина с  распалившимся  красивым

лицом. Она держала охапку фесок в одной  руке  и  штуку  сукна  в  другой.

Счастливым отчаянным голосом  сзывала  она  потерявшихся  детей;  шелковое

платье и голубая кофта волочились за летящим ее телом, и  она  не  слушала

Макаренко, катившего за ней на кресле. Безногий не поспевал за ней, колеса

его гремели, он изо всех сил вертел рычажки.

   - Мадамочка, - оглушительно кричал он, - где брали сарпинку, мадамочка?

   Но женщины с летящим платьем уже  не  было.  Ей  навстречу  из-за  угла

выскочила вихлявая телега. Крестьянский парень стоял стоймя в телеге.

   - Куда люди побегли? -  спросил  парень  и  поднял  красную  вожжу  над

клячами, прыгавшими в хомутах.

   - Люди все на Соборной, - умоляюще сказал Макаренко, -  там  все  люди,

душа-человек; чего наберешь, - все мне тащи, все покупаю...

   Парень изогнулся над передком, хлестнул по пегим  клячам.  Лошади,  как

телята, прыгнули  грязными  своими  крупами  и  пустились  вскачь.  Желтый

переулок снова остался желт и пустынен; тогда  безногий  перевел  на  меня

погасшие глаза.

   - Меня, што ль, бог сыскал, - сказал он безжизненно, -  я  вам,  штоль,

сын человеческий...

   И Макаренко протянул мне руку, запятнанную проказой.

   - Чего у тебя в торбе? - сказал он и взял мешок, согревший мое сердце.

   Толстой рукой калека растормошил турманов и вытащил  на  свет  голубку.

Запрокинув лапки, птица лежала у него на ладони.

   - Голуби, - сказал Макаренко и, скрипя колесами,  подъехал  ко  мне,  -

голуби, - повторил он и ударил меня по щеке.

   Он ударил меня наотмашь ладонью, сжимавшей птицу. Катюшин ваточный  зад

повернулся в моих зрачках, и я упал на землю в новой шинели.

   - Семя ихнее разорить надо, - сказала тогда Катюша  и  разогнулась  над

чепцами, - семя ихнее я не могу навидеть и мужчин их вонючих...

   Она еще сказала о нашем семени, но я ничего не слышал больше.  Я  лежал

на земле, и внутренности раздавленной птицы стекали  с  моего  виска.  Они

текли вдоль щек, извиваясь, брызгая  и  ослепляя  меня.  Голубиная  нежная

кишка ползла по моему лбу, и  я  закрывал  последний  незалепленный  глаз,

чтобы не видеть мира, расстилавшегося передо мной.  Мир  этот  был  мал  и

ужасен. Камешек лежал  перед  глазами,  камешек,  выщербленный,  как  лицо

старухи с большой челюстью, обрывок бечевки  валялся  неподалеку  и  пучок

перьев, еще дышавших. Мир мой был мал и ужасен. Я закрыл глаза,  чтобы  не

видеть его, и прижался  к  земле,  лежавшей  подо  мной  в  успокоительной

немоте. Утоптанная эта земля ни в чем не была похожа на нашу  жизнь  и  на

ожидание экзаменов в нашей жизни. Где-то далеко  по  ней  ездила  беда  на

большой лошади, но шум копыт слабел, пропадал, и тишина,  горькая  тишина,

поражающая иногда детей в несчастье, истребила вдруг  границу  между  моим

телом и никуда не двигавшейся землей. Земля пахла сырыми недрами, могилой,

цветами. Я услышал ее запах и заплакал без всякого страха. Я шел по  чужой

улице,  заставленной  белыми  коробками,  шел  в  убранстве  окровавленных

перьев, один в середине тротуаров, подметенных чисто, как в воскресенье, и

плакал так горько, полно и счастливо, как не  плакал  больше  во  всю  мою

жизнь. Побелевшие провода гудели над головой, дворняжка бежала впереди,  в

переулке сбоку молодой мужик  в  жилете  разбивал  раму  в  доме  Харитона

Эфрусси. Он разбивал ее деревянным  молотом,  замахивался  всем  телом  и,

вздыхая, улыбался на все стороны доброй улыбкой опьянения, пота и душевной

силы. Вся улица была наполнена  хрустом,  треском,  пением  разлетавшегося

дерева. Мужик бил только затем, чтобы перегибаться, запотевать  и  кричать

необыкновенные слова на неведомом, нерусском языке. Он кричал  их  и  пел,

раздирал изнутри голубые глаза, пока на улице не показался  крестный  ход,

шедший от думы.  Старики  с  крашеными  бородами  несли  в  руках  портрет

расчесанного царя, хоругви с гробовыми угодниками  метались  над  крестным

ходом, воспламененные старухи  летели  вперед.  Мужик  в  жилетке,  увидев

шествие, прижал молоток к груди и побежал за хоругвями, а я, выждав  конец

процессии, пробрался к нашему дому. Он был  пуст.  Белые  двери  его  были

раскрыты, трава у голубятни вытоптана.  Один  Кузьма  не  ушел  со  двора.

Кузьма, дворник, сидел в сарае и убирал мертвого Шойла.

   - Ветер тебя носит, как дурную щепку, - сказал старик, увидев  меня,  -

убег на целые веки... Тут народ деда нашего, вишь, как тюкнул...

   Кузьма засопел, отвернулся и стал вынимать у  деда  из  прорехи  штанов

судака. Их было два судака всунуты в деда: один в прореху штанов, другой в

рот, и хоть дед был мертв, но один судак жил еще и содрогался.

   - Деда нашего тюкнули,  никого  больше,  -  сказал  Кузьма,  выбрасывая

судаков кошке, - он весь народ из матери в мать погнал, изматерил дочиста,

такой славный... Ты бы ему пятаков на глаза нанес...

   Но тогда, десяти лет от роду, я не знал, зачем  бывают  надобны  пятаки

мертвым людям.

   - Кузьма, - сказал я шепотом, - спаси нас...

   И я подошел к дворнику, обнял его старую кривую спину с одним  поднятым

плечом и увидел деда из-за этой спины. Шойл лежал в опилках с раздавленной

грудью, с вздернутой бородой, в грубых башмаках, одетых на босу ногу. Ноги

его, положенные врозь, были грязны, лиловы, мертвы. Кузьма хлопотал вокруг

них, он подвязал челюсти и все примеривался, чего бы  ему  еще  сделать  с

покойником. Он хлопотал, как будто у него в дому была  обновка,  и  остыл,

только расчесав бороду мертвецу.

   - Всех изматерил, - сказал он, улыбаясь, и оглянул труп  с  любовью,  -

кабы ему татары попались, он татар погнал бы, но тут  русские  подошли,  и

женщины с ними, кацапки, кацапам людей прощать обидно, я кацапов знаю...

   Дворник подсыпал покойнику опилок, сбросил плотницкий передник  и  взял

меня за руку.

   - Идем к отцу, - пробормотал он, сжимая меня все крепче, - отец твой  с

утра тебя ищет, как бы не помер...

   И вместе с Кузьмой мы пошли к дому податного инспектора, где спрятались

мои родители, убежавшие от погрома.

  

<<< Исаак Бабель          "Одесские рассказы": следующий >>>

 

Смотрите также в разделе «Русская литература»: А. К. Толстой   Н. С. Лесков   

А. С. Пушкин   И. С. Тургенев   Н. В. Гоголь   В. И. Даль   А. П. Чехов   

М. Е. Салтыков-Щедрин   И. А. Бунин   С. Т. Аксаков   Л. П. Сабанеев

 

Rambler's Top100