Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

РУССКАЯ ИСТОРИЯ

 

О России в царствование Алексея Михайловича

 

 

Григорий Котошихин

 

Оглавление >>>

 

Глава 11

 

 

О царских, и властелинских, и монастырских, и вотчинниковых и помещиковых крестьянех.

О царских крестьянех, кто их судит, и с тех крестьян о доходех денежных и о всяких податех.

О властелинских и монастырских крестьянех.

О боярских и иных всяких чинов людей, помещиковых и вотчинниковых, крестьянех, как их владеют, и о податех, как они на себя и на царя собирают.

Будет которой помещик и вотчинник учинит над крестьяны своими смертное убойство, или иное злое наругателство, или над женами их и дочерми что нибудь худое.

О ворех, о разбойниках и иных, которые объявятца в царских и в помещиковых и в вотчинниковых селах и деревнях.

О крестьянех, сколко будет числом за самим царем, и за патриархом, и за митрополиты и за иными властми, и за монастыри, и за боярами и ближними людми, и за всякими помещики и вотчинники дворов.

 

 

О царских, и властелинских, и помещиковых, и вотчинниковых крестьянех.

1. Царских дворцовых сел и волостей крестьян судят их и росправу чинят на Москве во Дворце, и в селех и в волостях приказщики, по грамотам, во всяких делех, кроме уголовных и розбойных и татиных и пожегных дел. А в-ыных царских черных волостях, где приказщиков не бывает, учинены судейки, человек с 10, выборные люди, тех же волостей крестьяне: и судятца меж себя по царским грамотам и без грамот, кроме уголовных же и розбойных дел. А доходы денежные и иные собирают они сами меж себя, сколко с кого доведется, смотря по их промыслам, и животам, и по земле, сколко под кем лежит земли и сеетца хлеба и коситца сенных покосов.

2. Патриарх, и митрополиты, и архиепископы, и епископы, и монастыри, ведают своих подданных крестьян против того ж, как ведают в царском Дому его крестьян во всяких делах и податех, кроме розбойных и иных великих уголовных дел.

3. Бояре, и думные, и ближние, и всяких чинов люди, помещики и вотчинники, ведают и судят своих крестьян во всяких их крестьянских делех, кроме розбойных же и иных воровских дел. А подати царские с крестьян своих велят собирати старостам и людям своим, и отдавать в царскую казну, по указу царскому; а свои подати кладут они на крестьян своих сами, сколко с кого что взяти.

А как тем бояром и иным вышеписанным чином даются поместья и вотчины: и им пишут в жаловалных грамотах, что им крестьян своих от сторонних людей от всяких обид и налог остерегати и стояти, а подати с них имати по силе, с кого что мочно взяти, а не через силу, чтоб тем мужиков своих ис поместей и из вотчин не розогнать и в нищие не привесть, и насилством у них скота и животины никакой и хлеба всякого и животов не имати, и ис поместных деревень в вотчинные деревни на житье не переводити, чтоб одно место опустошить, а другое обогатить. А будет которой помещик и вотчинник, не хотя за собою крестьян своих держати, и хочет вотчинных крестьян продати, и наперед учнет с них имати поборы великие, не против силы, чем бы привести к нуже и к бедности, а себя станет напалнивать для покупки иных вотчин: и будет на такого помещика и вотчинника будет челобитье, что он над ними так чинил, и сторонние люди про то ведают и скажут по сыску правду, и у таких помещиков и вотчинников поместья их и вотчины, которые даны будут от царя, возмут назад на царя, а что он с кого имал каких поборов через силу и грабежем, и то на нем велят взять и отдать тем крестьяном; а впредь тому человеку, кто так учинит, поместья и вотчины не будут даны до веку. А будет кто учнет чинить таким же обычаем над своими вотчинными куплеными мужиками: и у него тех крестьян возмут безденежно, и отдадут сродственником его, добрым людем, безденежно ж, а не таким разорителям.

4. А будет которой боярин и думной и ближней человек, или и всякой помещик и вотчинник, учинит над крестьяны своими убойство смертное, или какое наругателство, нехристиянским обычаем, и будут на него челобитчики: и такому злочинцу о указе написано подлинно в Уложенной Книге. А не будут на него в смертном деле челобитчики, и таким делам за мертвых людей бывает истец сам царь.

А будет учинять над подданными своими, крестьянскими женами и дочерми, какие блудные дела, или у жонки выбьют робенка, или мученая и битая с робенком умрет, и будет на таких злочинцов челобитье: и по их челобитью отсылают такие дела, и исцов и ответчиков, на Москве к патриарху, а в городех к митрополитом и к архиепископом и к епископу, и судят такие дела и указ по них чинят, до чего доведетца, у них на дворех, а в царском суде до того дела нет.

5. А будет в царских селех и в волостях, и в помещиковых и вотчинниковых селех и деревнях, объявятся воры, розбойники, тати и пожегшики, и иные злочинцы: и таких сыскивая велено отсылати Московским к Москве в Розбойной Приказ, а городовым в городы, к воеводам и к губным старостам; а самим вотчинником и помещиком в таких делех сыскивати и указ чинити никому не велено.

6. А будет у самого царя под Москвою, и в городех в дворцовых волостях и селех, крестьян с 30,000 дворов, кроме бобылей. Да в царских же черных волостях и слободах крестьян с 20,000 дворов.

За патриархом, под Москвою и в городех, в селех и в волостях, будет крестьян болши 7,000 дворов.

За четырмя митрополиты: за Новгородцким, за Казанским, за Ростовским, за Крутитцким, под Москвою и в городех, в вотчинах их домовых в селех и в деревнях, за всеми, крестьян с 12,000 дворов.

За десятью архиепископами: за Астараханским, за Сибирским, за Псковским, за Смоленским, за Тверским, за Вятцким, за Резанским, за Полотцким, за Вологотцким, за Суздалским, да за одним Коломенским епископом, под Москвою ж и в городех, в вотчинах их домовых, за всеми, крестьян с 16,000 дворов.

За монастыри, которые писаны в Уложенной Книге, в вотчинах их монастырских в селех и в деревнях, за всеми, крестьян с 80,000 дворов. Да за монастыри ж, которые в лествице и в Уложенной Книге не написаны, крестьян с 3,000 дворов.

За бояры, и околничими, и думными и ближними людми, и за столники, за стряпчими, и за дворяны, и за дьяки, и за жилцы, и за городовыми дворяны, и за детми боярскими, и за мурзами и за Татары, и за дворовыми и конюшенного чину людми, и за переводчиками, и за подьячими, и за толмачами, и за вдовами и девицами, в поместьях их и во всяких вотчинах крестьян по 2 и по 3 и по 4 двора, и по 5 и по 10 и по 15 и по 20 и по 30 и по 40 и по 60 и по 80 и по 100 и 150 и по 200 и по 300 и по 500 и по 700 и по 1000 и по 2000 и по 3000 и по 5000 и по 7000 и по 10,000 и 12,000 и по 15,000 дворов за человеком, по чину их и по чести; и кто дослужится, за иным боярином есть блиско 17,000 крестьян, а за иным толко со 100 и с 200 дворов. Кто бывает счастлив службою своею и после сродичей своих, и за тем бывает много, а иному после сродичей своих не достанется ничего, и живет с малого: и по тем их вотчинам и поместьям таково их житье. И за всеми за теми чинами сколко будет числом крестьянских и бобылских дворов, того написати не мочно.

 

 

Оглавление >>>

 

Русско-византийский договордоговор руси с греками

 

 

  

 

Вся электронная библиотека В раздел: Русская история и культура