Вся библиотека >>>

Киевская Русь >>>

 


Образование Киевской Руси

Егоров К.Л.


 

Комментарии Лютового к «О ещё одной возможности

отождествлении Рюрика» и ответ на них.

 


 

Приветствую вас, Константин.

 

С большим интересом прочитал ваш текст, сейчас постараюсь его проанализировать. Сразу же подчеркну один момент: «циркумбалтийская» тема – это не моя тема, я в ней недостаточно хорошо ориентируюсь. Поэтому рекомендовал бы вам еще проконсультироваться со знающими людьми – с г-жой Мельниковой, Яной и Олегом с Хистори-форума (который, увы, сейчас испытывает некоторые сложности). С другой стороны, именно такая ситуация имеет и свои плюсы: я могу оценить ваши доводы как бы со стороны, не будучи связанным какими-либо уже сложившимися мнениями-предпочтениями.

Я ваш текст разбил на три смысловых блока: 1). Постановка вопроса о Рюрике, 2). Анализ сообщения Ксантенских анналов, 3). Рассмотрение сведений поздних русских сказаний. Каждый из этих блоков я буду характеризовать раздельно, внутри блоков я буду останавливаться не только на принципиальных моментах, но и на сравнительно мелких вещах – вплоть до стилистических (рецензировать так рецензировать). Те вещи, о которых я буду говорить в своих комментариях, я для удобства в вашем тексте выделил красным.

 

1). Постановка вопроса о Рюрике. Эта часть вашей работы мне кажется написанной хорошо и убедительно. Принципиальных возражений у меня по ней нет. Чрезвычайно удачной мне кажется ваша характеристика Рюрика как фигуры «пограничной» – на стыке реального и легендарного, и обоснование, исходя из этого, интереса к данной фигуре, к данной эпохе. Согласен я и с вашей мыслью, что «проблема Рюрика» оказалось как бы «законсервированной», развитие этой темы в историографии не происходит: констатируется легендарность Рюрика и его возможное отождествление с Рериком Ютландским и точка.

 

Мелкие замечания по первой части:

 

«вместе с братом Годфридом» – я бы уточнил родственные связи персонажей, а то есть опасность путаницы с упомянутым в соседней строке королем Годфридом.

«лен» – здесь и далее я бы не использовал этот термин, он, на мой взгляд, для данного периода не совсем точен-ясен терминологически. Я бы писал несколько более неопределенно: «владение» и т.п.

«хочет быть как король» – топорная фраза. Это «как» несколько неуместно. «Хочет быть королем» – звучит лучше. 

«Скандинавии» – следовало бы уточнить, где именно в Скандинавии (если есть сведения в источниках, конечно). Это – принципиальный момент, как мы увидим ниже.

«начал все сначала на востоке» – вы как-то резко обрываете свое повествование о Рерике, не даете четкой привязки (хронологической и т.д.) его предполагаемого появления на Руси, не даете сведений о его вторичном появлении на западе (в 870-е годы). Следовало бы дать более полную канву биографии Рерика, из которой более ясно было бы видно, какую роль играли его похождения на востоке в его биографии в целом.

«в этом качестве» – поскольку биография Рерика скомкана, не совсем понятно, что это за «качество». Дайте более полный очерк его биографии, тогда станет ясным и вопрос о «качестве»: вождь викингов, вевал на западе и на востоке, пытался закрепиться в различных землях и т.д.

«аналогичным» – неудачное слово в данном контексте.

«мнение даже группы … сведений» – крайне неудачная формулировка, которая создает впечатление, что вы сейчас будете «ниспровергать авторитеты академиков», которые, судя по прямому смыслу вашей фразы, не занимались «анализом корпуса сведений». Ниспровергательная риторика характерна для «слесарей по истории» (термин Мельниковой), такой риторики надо всячески избегать в серьезном тексте. 

«ПВЛ по …» – как-то резко вы начинаете, надо бы дать вводную: «Обратимся к основному источнику и пр. и пр.»

«Арман-агнян …» – несколько неудачно сформулирована фраза, на мой взгляд.

«в ярлство» – неудачно звучит, напишите «во владение».

«фортификации» – аналогично, лучше бы: «укреплений», «укрепленного поселения» и т.п.

«к настоящему времени …» – следовало бы обосновать этот тезис более подробно, дать ссылки на работы историков.

«переплыв … Изборск» – крайне неудачная фраза, из репертуара «слесарей» с их лозунгом: «давайте рассужать логически» (после этого лозунга обычно идут бредовые построения, основанные на случайно выхваченных из контекста сведениях). Я понимаю, что вы хотите сказать другое: наиболее крупными поселениями, известными по данным источников (археологических), были названные пункты, вероятно, они играли какую-то роль в событиях призвения. Вот так примерно надо и формулировать, а не «переплыв море, могли попасть только».

«изгнанием датчан»  – см. ниже, про «шведскую дружину».

«как В.Я. Петрухин …» – фраза дана вне контекста, так как критикуемое мнения Петрухина вы не приводите.

«…» – так не цитируют, не разрывают абзацы в цитатах. Из положения выходят так: пишут «Далее И.И. Иванов пишет (цитата)» и т.д.

«договор был» – слишком резкий обрыв, надо уточнить кого с кем договор и пр.

«скандинавская формула …» – если не ошибаюсь, современные ученые не рассматривают имена Синеуса и Трувора как искаженное «с двором и дружиной». Впрочем, могу ошибаться, вам этот момент надо уточнить.

«несуществования» – неудачное слово.

«немедленно» – в кавычки слово заключите, раз это цитата из текста.

«Хенгист» и далее – не следует в основном тексте давать иноязычные написания имен, это не принято. Давайте русские формы, а оригинальные формы – в скобках.

«зависимость ПВЛ от Беды» – если я правильно помню, ситуация несколько иная: признается не прямая зависимость, а отражение в этих двух текстах общего распространенного легендарного мотива.

«не более похоже … богатырях» – не очень понимаю смысла фразы, плохо сформулировано.

«конунг со шведской дружиной» – тут хочу обратить ваше внимание на принципиальный момент: вы слишком прямолинейно толкуете ситуацию. «Датчанин», «шведы» – вы слишком осовремениваете понятия, делаете их как бы «паспортными данными». То, что Рерик был по происхождению (!) датчанином, не мешало ему (в теории) сидеть некоторое время где-нить в Швеции и привести с собой на Русь дружину «шведского культурного облика». Это, конечно, гипотетчное предположение, но его следует учитывать. И учитывая: а). уточнить вопрос (по возможности) где базировался исторический Рерик во время своих вояжей по Балтике, б). не осовременивать понятия – и быть более осторожным в утверждениях о «невозможности».

«в Новгородской четвертой» и далее – это мы будем обсуждать в третьем блоке, я лишь хочу зафиксировать пункт, что это очень поздние летописи.

«Гостомысл … царя Августа» – аналогично, хочу зафиксировать книжность-искусственность сюжета, мы к этому еще вернемся.

 

На этом первый блок заканчиваем. Еще раз повторю, мои замечания носят в этой части в основном внешний характер. С основными вашими выводами я согласен – и в части призвания-ряда, и в части сюжета о саксах, который несколько «не к делу» привлекался в историографии, и в части компилятивности текста Воскресенской летописи и т.д.

 

2). Анализ сообщения Ксантенских анналов. А вот тут у меня будут серьезные принципиальные возражения по поводу вашего вывода об «однозначно связывающий». На мой взгляд, вы несколько поспешно сделали выводы из текста, не подвергнув его необходимому текстологическому анализу. Этот анализ на требуемом уровне не могу сейчас провести и я (прежде всего потому, что необходимо обращение к латинскому оригиналу текста, ко всему контексту сообщений Ксантенских анналов, к используемой в них номенклатуре этнических и географических наименований и т.д. – в общем, это большая работа), но выскажу некоторые соображения.

По моему мнению (точнее – предположению) сообщение 845 не связывает однозначно вендов и Рерика. Давайте посмотрим на структуру и внутреннюю логику текста (я выделил ключевые слова):

 

А. Некие «язычники» нападают на христиан, берут их в плен, сжигают церкви. Действие происходит определенно за пределами земель вендов – названы фризы, Галлия.

Б. Король отправляется в поход на вендов, тоже «язычников». Они покоряются.

В. На «язычников» нападает мор, умирает их вождь Регинхери, грабивший церкви, пленявший христиан. Другой вождь, Рерик, отпускает пленных и пр.  

 

Даже беглый анализ, без обращения к оригиналу и контексту, показывает, что в тексте записи анналов можно выделить три фрагмента. Которые НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО связаны между собой. Можно предположить, что между собой связаны фрагменты А. и В. – в них речь идет о скандинавах, опустошавших Галлию. Они связаны между собой тематически – и в первом, и во втором идет речь о «разграблении-пленении». Фрагмент Б. находится между этими фрагментами, но он тематически с ними не связан (венды не «разграбляли-пленяли», они передают заложников и просят мира), фрагмент В. вытекает из фрагмента А., а не из фрагмента Б.. Следовательно, можно выдвинуть предположение, что Рерик не связан (тематически, географически и т.д.) с вендами, т.е. анналист последовательно рассказывает о двух разных событиях: злодейства скандинавов в Галлии, поход не вендов, затем возвращается к скандинавам же. Объеденены эти рассказы случайностью, точнее – терминологической неясностью, т.к. и скандинавы, и венды именуются «язычниками». Это вносит в текст путаницу. В тексте есть следы попытки избежать этой путаницы, попытки уточнить термонологию: возвращаясь от вендов к скандинавам, автор называет их «разбойниками». Поэтому я и говорю, что надо посмотреть латинский оригинал текста, какая терминология там используется.

Между прочим, вы чрезвычайно близко подходите к моей мысли, когда говорите о Регинхере: «так же звали предводителя отряда викингов, осаждавших Париж в 845 г.». К сожалению, вы не приводите ссылку на источник. Смотрите: у нас есть два вождя викингов, с УНИКАЛЬНЫМ именем, один из которых в 845 осаждает Париж, а другой в том же 845 пленяет-грабит христиан и умирает после этого. На поверхности лежит отождествление этих двух вождей, т.е. – еще одно подтверджение того, что действие фрагмента В. Ксантенских анналов относится не к стране вендов, а  к Галлии.

В общем, из этого следует вывод, что связь Рерика с вендами и с Гостомыслом представляется не столь однозначной, а, следовательно, не столь однозначен-обоснован и тезис о «Рерике Вендском». Я не утверждаю, что моя точка зрения «единственно правильна», но эта точка зрения, на мой взгляд, является одной из возможностей, которую вы недостаточно учли в своей гипотезе.

Второй момент, который вы, к моему удивлению, не учитываете: ксантенский Рерик, вне зависимости от того, где он действовал (венды, Галлия) вполне может оказаться нашим старым знакомым Рериком Ютландским. Насколько я понимаю, ни хронология, ни география этому не препятствуют, а написание имени в разных частях источника вполне может изменяться. Тут нужен, конечно, и анализ всего контекста сообщений Ксантенских анналов, и анализ упоминания имени Рюрик в других источниках. Вам следовало бы более пристальное внимание уделить этой возможности, т.к. она ставит под сомнение всю цепь ваших рассуждений, весь ваш тезис о «втором Рерике».

 

Таковы принципиальные замечания, перейдем к мелочи:

 

«с эйнхериями» – излишняя, на мой взгляд, подробность.

«второй скандинав – правитель вендов» – как мы видели выше, это еще надо доказать.

«отсюда с необходимостью» и далее – неудачная формулировка, похожая на стиль «слесарей». У них тоже все всегда вытекает с «необходимостью» и «непреложно». Я бы избегал таких формулировок, тем более, что версий может быть не только две, а много больше. На две из них я указал выше.

«достаточно поздно» – отметим это, это нам еще понадобится.

 

3). Рассмотрение сведений поздних русских сказаний. Переходим к третьему блоку, рассмотрению сообщений Татищева и поздних компиляций. Скажу сразу: мне эта часть вашей статьи кажется наименее удачной. Я также не нахожу убедительными построения Коновалова, которые вы стол некритично воспринимаете.

Посмотрим на сухую схему бытования Гостомысла в русской традиции. Ранние тексты его не знают. Это имя появляется, без уточнений-комментариев, в летописных сводах конца XV – начала XVI вв. Под пером составителя Воскресенского свода это имя расцвечивается живописными подробностями – каковые, как вы справедливо отмечаете, являются плодом наивной фантазии автора. И, наконец, в XVII веке имя Гостомысла обрастает новыми деталями – в красочном рассказе о «Столпосвяте и вандалах». Совершенно очевидно, что перед нами классическая схема создания книжной легенды на базе случайного имени, для выдвижения версии о том, что ветви этого цветистого дерева имеют какое-то реальное историческое значение – нет оснований.

Я не вижу в рассматриваемом тексте Татищева ничего «раннего и достоверного». Я выделил в тексте ключевые моменты: Славен, Бастарн, Скиф, Вандал, Избор, Столпосвят и т.д. и т.п. Все это классические «учености» XVII в., никакие реалии за ними не просматриваются. Коновалов, на мой взгляд, совершает ГРУБЕЙШУЮ методологическую ошибку, конструируя из элементов этого рассказа свою «бодрическую версию». Ошибка заключается в том, что он выбирает элементы своей «реконструкции» произвольно, не вводя обоснованного КРИТЕРИЯ выбора. Можно попытаться придать легенде правдоподобие, взяв «Боривоя и Колмоград» и отбросив «Столпосвята и Вандала». А можно сделать и наоборот – отбросить «Боривоя» и слепить из рассказа о «Столпосвяте и Вандале» «реконструкцию» событий, допустим, из эпохи раннего Средневековья в Причерноморье (пример, конечно, более чем условен). Научная обоснованность таких реконструкций – нулевая: как в первом, так и во втором случае. Не имея критерия выборки информации, подменяя текстологический анализ ПРОИЗВОЛЬНОЙ выборкой из «понравившихся деталей» – мы ничего не добьемся. В этом (в отстутствии критерия-инструментария для более-менее обоснованной оценки достоверности информации, отделения «зерен от плевел») основная проблема текста Татищева и других подобных ему поздних текстов. Не случайно поэтому сведения Татищева УПОМИНАЮТ все историки, но никто, если вы обратили внимание, НЕ СТРОИТ на этих сведениях свои реконструкции. Предпочитают не использовать материал, достоверность которого трудно проверить – и правильно делают.

 

Таково мое основное возражение по этому блоку, теперь о частностях:

 

«ничто не указывает» и далее – в этом тексте, собственно, вообще ничто не указывает на его реальность, и потому весь дальнейший «анализ» у Коновалова – это чистой воды фэнтези.

«Гардорик (эпоним Руси)» – не факт. Вообще тема используемой в данном тексте Татищева номенклатуры имен и названий заслуживает отдельного исследования. Это довольно интересно – разобраться, откуда проникли «Гардорик и Столпосвят» в текст. Толковать некоторые из этих имен-названий неясного происхождения как отражения реальных терминов, бытовавших в другое время и в другой культурной среде – большое допущение, для которого на данный момент нет оснований. Легкомысленно все это.

«Колмогард» – аналогично.

«Где-то на морском побережье» и далее – пошли классические замки на песке. На морском песке.

«становятся понятными события конфликта Буривоя с варягами. Видимо, будучи призванным на помощь населением» и т.д. и т.п. – чистой воды фэнтези. Все что угодно можно сконструировать, выбирая из текста одно и отбрасывая другое. Созерцая такие построения, хочется спросить автора: «А Столпосвят и Избор где? Почему они не приходят на помощь Боривою и его «бодричам» вместе со своей ратью из «славян» до «дреговичнй»?» Где критерий отбора данных для «реконструкции»?

«Понятным становится …» – ну вот, Вандалу нашлось-таки место в «реконструкции». А Скиф почему забыт? – спрашивают волнующиеся зрители…

«перед нами западнославянская родословная легенда, занесенная на Русь скандинавами» – занятная гипотеза, страдающая одним недостатком: полным отсутствием для нее исторических и источниковедческих оснований.  

«совершенно явно письменная традиция» – не вижу оснований для такого утверэжения. В чем проявилась эта «традиция»? В том, что дреговичи соседствуют с Вандалом, а Столпосвят с чудью? Перед нами вполне очевидная неумелая компиляция автора XVII в., буйно расцвеченная его собственной фантазий.

«не позволившая трансформироваться указанным именам и топонимам, утерявшим связь с породившей их реальностью» – тут вы сами себе противоречите: как можно утратить связи с реальностью, не трансформировавшись? Тут одно из двух: или сохранение реальной информации, или трансформация этой информации в нечто иное. Тем более, что если (по мнению вашему и Коновалова) имя «Гардорик» есть отражение скандинавского названия «Гардарики» – что это, как не классическая трансформация? Географического термина – в личное имя?

«Рюрик Фрисланский» – я уже написал выше, что следовало чуть подробнее дать общую канву жизни Рюрика, а то может возникнуть некоторая неясность, какой Рюрик имеется в виду. Тем более, что «главный Рюрик» имеет несколько прозвищ. Кстати, если не ошибаюсь, более правильным будет написание «ФрисланДский».

По ссылкам: я бы не давал ссылки на публикации в инете и популярных изданиях («Техника молодежи»). Ну и «поиск на сайте» – это тоже, конечно, не может быть аргументом. По тому же скандинавскому именослову есть соответствующие издания, к ним и надо обращаться.

 

Общий вывод: статья интересная, познавательная. Постановка вопроса о «втором Рюрике» – вполне оправдана и, более того, своевременна. Наименование его «Вендским» не совсем удачно, т.к., как я написал выше, связка «Рюрик-венды» не так очевидна, как может показаться на первый взгляд. Попытка использовать для прояснения вопроса данные поздних русских компиляций – не очень удачны, снижают научную ценность всей статьи. ИМХО, разумеется.

В общем я рекомендовал бы вам поступить так: переработать две первые части текста с учетом следующей проблематики – а). биография Рюрика Ютландского, б). упоминание его и иных Рюриков в источников, в). подробный анализ сообщения Ксантенских анналов с целью прояснить вопрос, о каком Рюрике идет речь и где именно происходит действие и т.д. Вполне может выйти содержательная, цельная, компактная статья. От третьей части вашего текста, на мой взгляд, стоит оказаться: она только ослабляет доказательность текста, вводит много спорных и неудачных моментов, придает тексту ненужный фэнтезийно-дилетантский характер. 

 

 

 

Добрый день Алексей,

 

Спасибо за Ваш разбор, хотя в чем-то он для меня весьма огорчительный. Особенно в том, что касается поздних русских летописей и Татищева. Собственно говоря, весь вопрос о втором Рюрике для меня возник исключительно из-за наличия двух пар Рюрик-Гостомысл в двух местах в одно и то же время. Признать такое совпадение следствием западнославянского происхождения нашего Рюрика и его варягов никак не получится. Этому противоречит всё, что известно о Рюрике и варягах, впрочем, не мне Вам это рассказывать. Признать же это совпадение артефактом, следствием случайных ошибок – тут уже вопиет мое техническое, в чем-то даже радиостатистическое образование. В рамках чистого совпадения – это из разряда обезьяны, случайно печатающей стихи Пушкина. К этому я ещё вернусь.

Теперь по сути Ваших замечаний (не в порядке поступления). Но по тем же блокам.

- Стилистические замечания в основном принимаю.

- Вариант возведения Синеуса и Трувора к Sim hus, thru waring приводит и принимает Б.А.Рыбаков в «Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв.» 1993г.

- Обе позиции В.Я.Петрухина я привел, правда, они разнесены по тексту. С одной стороны он относится к триумвирату Рюрик, Синеус, Трувор – как к обычным трем братьям сказок и легенд, а с другой стороны, вместе с Е.А.Мельниковой доказывает наличие юридической лексики в тексте о призвании Рюрика. Это-то и ставит меня в тупик. Легенду, изложенную канцеляризмами я могу себе представить, но исключительно в исполнении М.Задорного.

- О биографии Рюрика. Увы мне, но я как и все, переписал у предшественников.

- О датчанах переплывших море. Здесь тоже мне не удалось пока найти первоисточник, поэтому опирался на краткие цитаты и переложения из вторых-третьих рук. Начинаю сильно подозревать, что может статься что, переплыв море, они явились не в Ладогу, а в какой-нибудь куда как более близкий городок в земле ободритов, бодричей и т.п.

- О зависимости ПВЛ от Беды. Знал же совет Гамлета не говорить красиво, а не воспользовался. Хотел же сказать следующие: Текст Беды Достопочтенного относительно призвания бриттами саксов, англов и ютов, не имеет явных признаков легенды, и никем из историков как легендарный не характеризовался. Соответственно исчезает основание по аналогии характеризовать как легенду сюжет ПВЛ о призвании Рюрика, Синеуса и Трувора. Других легендарных сюжетов о призвании трёх братьев не зафиксировано. Ограничивать критерий легендарности только лишь простым наличием в сюжете трёх братьев по очевидности не представляется возможным.

Теперь о Ксантенских анналах.

- Rignheri. Я погорячился, сказав, что есть два латинских текста. Второй источник возник в моем воображении из следующего теста:

2. [57] Сага о Рагнаре Лодброке (Сага о Рагнаре Кожаные Штаны) относится к сагам о древних временах. Ее древнейшая редакция восходит к середине XIII в. Главного героя — Рагнара Лодброка — обычно отождествляют с Регинхери (лат. Reginheri), предводителем отряда викингов, осаждавших Париж в 845 г. Однако, как показал Р. МакТёрк, прямое отождествление ошибочно. Подробно см.: McTurk 1991. P. 1–6; McTurk 1993. (Г. В. Глазырина «Исландские викингские саги о Северной Руси»)

            Вполне может оказаться, что Reginheri штурмующий Париж – реконструкция на основе тех же Кстантенских анналов.

            - Ещё более интересно его имя

Reginheri - древневерхненемецкое имя, соответствующее имени Ragnarr, др.сакс. Regin от germ. *Ragina - решённый, суждённый, определённый судьбой. Др.сакс., др.в.н. heri от герм. *harjaz - воин, войско.

            Т.е. оно не собственно скандинавское, а германское, или более узко саксонское всего лишь имеющее аналог по значению среди собственно скандинавских. Пример же командования войском славян саксом (Вихманом) есть у Видукинда Корвейского.

            - Теперь собственно о Вашей трактовке интересующего нас сюжета Ксантенских анналов. По существу возразить против Вашей трактовки нечего. В тексте Ксантенских анналов язычники – это всегда по контексту норманны, за исключением одного фрагмента, где дается общее состояние христианского мира, и язычники там – это все кто нападают на христиан. И норманны (по контексту) и мавры. Единственная зацепка. Под 850 годом упоминается Норманн Рорик: «Норманн Рорик, брат упоминавшегося уже юного Гериольда [Упоминание Гериольда не сохранилось.], который бежал прежде, посрамленный Лотарем, снова взял Дуурстеде и коварно причинил христианам множество бедствий». Однако рассуждения, что автор специально охарактеризовал этого Рорика Норманном, чтобы отличить от Рорика короля венетов, не слишком убедительны.

            - Я вовсе не прошёл мимо возможности единства Рориков. В последнем абзаце прямо сказал, что они не тождественны. Однако с учетом Вашей версии всё может быть по-другому. Наш Рюрик (т.е. Фрисландский, он же Ютландский, он же Язва христианства) присутствует в Ксантенских анналах собственной персоной с собственным же прозвищем: 873г. «Равным образом пришел к нему [королю Людовику] Рюрик, желчь христианства, притом на [его] корабль были доставлены многочисленные заложники, и он стал подданным короля и поклялся верно служить ему». Норманн Рорик имеет брата Гериольда незафиксированного в биографии нашего Рюрика. Однако Рорик, король язычников, действительно может оказаться нашим Рюриком. Дело в том, что Ксантенские анналы прерывались между 860 и 870 гг. И с 870 г. они дописаны другим автором. Соответствено этот новый автор знал Рорика под прозвищем Язва христианства, которого у него не было 845 г.

Вот и дошли до Татищева со товарищи.

- Книжность и искусственность сюжета вовсе не означают полную фикцию и самого сюжета и всех его деталей. Собственно сюжет защищать не буду, в оправдание скажу, что статья Коновалова привлекла мое внимание после благожелательного отзыва Лены Мельниковой. Попробую пока разобраться действительно ли Гунигар, Гардорик, Колмогард и Бярмия скандинавского происхождения и как они могли попасть в русский текст XVII в.

 

 

PS. Ура и Хи-Хи! Нашёл славных предков украинцев. Славяне укры упоминаются все в тех же Деяниях Саксов Видукинда Корвейского.

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Образование Киевской Руси и древнерусских княжеств. Карта Киевской Руси >>>