Вся библиотека >>>

Киевская Русь >>>

 


Образование Киевской Руси

Егоров К.Л.


 

Глава 1. Происхождение славян

 

1.5. Склавины и анты (Иордан, Прокопий)

 

            И только в середине VI века сразу два автора достоверно фиксируют появление славян на исторической арене под их собственным именем. Это Иордан, о котором уже упоминалось, писавший на латыни. И Прокопий Кесарийский - византиец, начальник канцелярии Велизария, полководца императора Юстиниана, писавший на греческом языке. В книгах Прокопия, прежде всего в "Войне с готами" (555 г.) и "Гетике" Иордана (551 г.), упоминаются (именно упоминаются) задунайские народы - склавины ( Прокопий, Sclaveni - Иордан) и родственные им анты.

Для этого же времени в Южной Польше и Северо-западной Украине обнаруживается т.н. культура пражского типа - совершенно определённо относимая к славянской.  «Культура Прага-Корчак считается самой ранней достоверно славянской не только по тому, что её дата VI-VII вв. (а по некоторым данным с V века) – «совпадает» с первыми письменными известиями о славянах, а потому, что археологически прослеживается её связь с последующими достоверно славянскими «историческими» культурами Средней и Восточной Европы, чего нельзя сказать о предшествующих ей культурах (черняховской и др.)." То же отсутствие связей со славянскими древностями относится и к одновременной пражской пеньковской культуре Северного Причерноморья.»14-(13-15)

            Приведём сразу два наиболее полных и определённых свидетельства указанных авторов.

            Иордан. Между этими реками лежит Дакия, которую, наподобие короны, ограждают Альпы [горы вообще, здесь Карпаты и с севера Трансильванские Альпы]. У левого [западного] их склона, спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы [Висла], на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами.

            Склавены живут от города Новиетуна [в Словении] и озера именуемого Мурсианским до Данастра и на север до Висклы [то же, что Вистула]; вместо городов у них болота и леса. Анты же – сильнейшее из обоих [племён] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов.21-67(#34,35)

            Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, - именно при перечислении племён, - происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинялись власти Германариха.21-84 (#119)

            Прокопий. Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу; избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи жертв производят гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идёт на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек, ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бёдрах, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них белый или золотистый и не совсем чёрный, но все они темно-красные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. В древности оба эти племени называли спорами [рассеянными], думаю потому, что они жили, занимая страну "спораден", "рассеяно", отдельными посёлками. Поэтому-то им и земли надо много. Они живут, занимая большую часть берега Истра, по ту сторону реки. Считаю достаточным сказанное об этом народе. :I-299

            Как видно, сведений не так уж и много. У Иордана это практически все сведения. У Прокопия рассказано ещё о нескольких нападениях славян на Византию. Но эти рассказы лишь фон, наряду с землетрясением в Греции и наводнением в Египте, на котором развивается основное действие – война за Италию между Византией и Готской державой.

Совершенно очевидно, что начинающееся нашествие славян не представляется политическим писателям столь же эффектным как готское или гуннское. Самое интересное, что оно не представлялось интересным не только авторам, заставшим момент его зарождения, но и более поздним писателям жившим в эпоху его наивысшего развития. Писатели VII века уже как данность воспринимают славянское население Балкан и совершенно не задаются вопросом, откуда же они здесь взялись. Первым историком, задавшимся этим вопросом, оказался ни кто иной, как Нестор.

Оба описания сходятся в названиях двух родственных племён склавинов и антов и расходятся в определении их предков и мест обитания.

Сначала о предках. У Иордана – это венеды, У Прокопия – споры. Т.е. эти два автора совершенно расходятся во мнениях о предках славян. Никто больше из современников славянизации Балкан мнения по этому вопросу не высказывает. Никто из современных историков не пытался отождествлять венедов со спорами, наоборот их разводили географически венеды – на Висле, а споров искали в Причерноморье. Иордан последний из историков Римско-Византийского периода, кто упоминает висленских венедов, на нём традиция Плиния-Тацита-Птолемея пресекается. Прокопий, Агафий, Менандр, Феофилакт Самокатта, Аммиан Марцеллин имени (висленских Е.К.) венетов не употребляют.22-204(#107) Прокопий упоминает - но только венецианских венетов. Германское именование сорбов вендами – это не книжное порождение, а народный перенос имени с прежних соседей на незаметно сменивших их новых.

            Римский историк Иордан живёт в Равенне - столице Готской державы. Центром этой державы является Норик и венецианская область - земля венетов, не столько завоёванных, сколько инкорпорированных Римом. О задунайских племенах Иордан знает весьма мало и то, что знает, знает понаслышке, хотя и родился на Нижнем Дунае.

            Выше говорилось, что Нестор как первых славян назвал нориков. Предположение, что отождествление нориков и славян у Нестора возникло вследствие самого раннего появления славян именно на границах этой провинции, а возможно и заселения ими оставленного римлянами Норика, находит подтверждение у Иордана, впервые в середине VI века фиксирующего появление славян на границах римского мира именно на границах Норика. Иордан по римской (да и не только римской) традиции переносит на новый народ имя территории, названной в своё время по имени другого народа. Его склавины принадлежат к большей общности, названной венедами по старой памяти. Расселение Иорданом славян-венедов на север до Вислы вполне можно принять как в силу соответствия археологическим данным, так и имея в виду возможность некоторого восстановления после германо-гуннского в V веке прежних связей Норика и висленской области по "янтарной дороге".

            Есть ещё один древний текст, в котором имена Sclavus и Nara стоят рядом. В эпитафии Мартину (ум.524 г.) говорится, что он привлёк к Христу разные свирепые племена и далее даётся список, в котором упомянуты, впрочем, практически все известные варвары. Так вот упоминание славян и нориков в этом списке следует друг за другом. Там же, кстати, упоминаются и даки. По мнению Е.Ч.Скржинской, это вкупе со свидетельством ПВЛ достаточное основание для того, чтобы считать, что в VI веке часть славян называли нориками.22-205,206 (#108)

            На этом закончим с венетами, упомянув лишь, что Прокопий знает под этим именем венецианских венетов (прошу прощения за тавтологию), упоминая их при перечислении народов, населяющих Италию и окрестности Адриатического моря. По ту сторону залива первыми являются греки, называемые апиротами, вплоть до Эпидамна, который расположен у моря. С ними граничит область Прекамис, за ней та, которая называется Долмацией, и то, что причисляется к Восточной империи. Отсюда далее идут Либурния, Истрия и страна венетов, расстилающаяся до города Ровенны.26:I,71-72(V-15)

Перейдём к спорам Прокопия. Кстати, касательно отношения Прокопия к "бабушкиным сказкам" приведём здесь два высказывания.

Но помимо этого, многие века, которые протекли со времени тех, кто писал об этих вопросах, внеся новое положение дел, могли изменить то, что было прежде, в силу ли переселения племён, в силу ли следовавшей одна за другой перемены властей и названий; поэтому я счёл крайне возможным всё это точно расследовать и изложить, а не те всем известные мифические легенды или древние сказания, не заниматься расследованием, в каком месте Эвксинского Понта, по словам поэтов, был прикован Прометей; я ведь полагаю, что между историей и мифологией большая разница.26:II-12(VIII-1)

Теперь в окрестностях Кавказского хребта нигде не осталось ни воспоминания, ни имени амазонок, хотя и Страбон и другие писатели рассказывают о них. Мне кажется, наиболее верным относительно амазонок мнение тех, которые утверждали, что никогда не существовало "отдельного" племени храбрых женщин и что законы человеческой природы не могли быть нарушены только в области Кавказского хребта:… 26:II-17(VIII-3)

Итак, споры. Чаще всего их пытаются отождествить со спалеями Плиния, обитающими по Танаису (Дону) и с ещё большим усердием со спалами Иордана, теми, которых на левобережье Днепра победили готы. Прокопий говорит только о территории на север от Истра и никак не упоминает в контексте рассказа о склавинах, антах и их общих предках спалах Северное Причерноморье. Не будем вслед за некоторыми авторами утверждать, что он это имел в виду, но, плохо зная те места, не стал более точно указывать их местоприбывания,22-189(#70) ограничимся тем, что только и есть в тексте. А в тексте, кроме неоднократно упоминаемого Дунайского региона есть ещё одно упоминания этнонима анты, касающегося совсем другого региона. Завершая описание народов, населяющих побережье Понта Эвксинского и северные склоны Кавказского хребта, Прокопий пишет.

За сагинами [живущими после лазов по направлению вокруг Чёрного моря от Трапезунда к Азову] осели многие племена гуннов. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную её часть, как и внутреннюю, занимают варвары вплоть до так называемого "Меотийского болота" и до реки Танаиса [Дон], который впадает в "Болото". Само это "Болото" вливается в Эвксинский Понт. Народы, которые тут живут, в древности назывались кммерийцами, теперь же зовутся утигурами. Дальше, на север от них занимают земли бесчисленные племена антов.26:II-20(VIII-4)

            За Меотийским болотом и рекой Танаисом [по окружности Понта т.е. на запад от устья Дона] большую часть полей, как мною было сказано, заселили кутригуры-гунны, за ними всю страну [Здесь, очевидно, имеются в виду степи примыкающие с севера к Перекопу.] занимают скифы и тавры…26:II-24(VIII-5)

Если идти из города Боспора [Керченский полуостров] в город Херсон [Севастополь], который лежит в приморской области и с давних пор тоже пдчинён римлянам, то всю область между ними занимают варвары из племени гуннов… От города Херсона до устьев реки Истра, которую называют также Дунаем, пути десять дней; все эти места занимают варвары. Река Истр течёт с гор страны кельтов и, обойдя северные пределы Италии, протекает по области даков, иллирийцев и фракийцев [явная дань книжной традиции, т.к. среди этносов участвующих в современных автору событиях эти этнонимы не упоминаются] и впадает в Эвксинский Понт.26:II-25(VIII-5)

            Такова по Прокопию этническая география Северного Причерноморья. Расстояние между антами-славянами на Дунае и антами на Дону – более 1000 километров. И все эти километры заселены различными другими племенами. Несмотря на очевидную трудность преодоления этого огромного расстояния, авторы Истории Великой Оченьдревней Руси трудностей не убоялись и смело объединили эти два региона в единый древнерусский массив.

В качестве связующих звеньев привлеклись сведения Иордана о распространении антов до Днепра (но всё же не до Дона), упомянутый народ Hroes Ритора, росомоны - противники готов в Причерноморье, венеды Иордана, связка споры-спалы и некоторые другие столь же полезные сведения. Самые решительные (Г.В.Вернадский) русов расселяли почти до предгорьев Кавказа. Более осторожные, ограничивались правобережьем нижнего Днепра (Б.А.Рыбаков и советская школа антинорманизма). При этом, как обычно, если исходный текст не соответствует концепции, то нам предлагается "правильный вариант" этого текста (см., например, как Б.А.Рыбаков, перетасовывая фразы ПВЛ, достигает соответствия источника теории). В случае с Прокопием, Е.Ч.Скржинская, стараясь сохранить максимальную корректность, тем не менее, предполагает, что Прокопий не продолжил здесь "ту же строгую последовательность в описании "окружности" Понта Эвксинского, которая соблюдалась им до сих пор".22-215 (#113) Проще говоря, утратил логику и запутался в собственном незнании тех мест и, указывая на север от Танаиса, текущего в нижнем течении почти строго в направлении восток-запад, имел в виду направление на северо-запад от Таманского полуострова, т.е. через Азов к району Мариуполя и далее к Среднему Днепру.

            Методика, применяемая к текстам, точно так же применяется и к археологическим данным. Древности сер. I-го тыс. н.э., найденные в лесостепной зоне, включающей и Среднее Поднепровье, были названы "древностями антов". На каком основании? А вот на каком.

            Б.А.Рыбаков цитирует выдающегося археолога А.А.Спицына: "При определении антской культуры Спицын исходил из того, что "раз анты были оседлым племенем, район их в этой местности (где-то за Азовским морем) определяется более или менее точно – в полосе лесостепи, на чернозёме" Здесь две ошибки. Ошибка №1. Анты-земледельцы живут на Истре, а севернее Танаиса живут бесчисленные племена антов. Являются ли они земледельцами или скотоводами – это как раз вопрос к археологии, так же как их родство с антами на Истре - вопрос к истории. Вместо вопросов имеем сразу готовый ответ. Ошибка №2 - наведённая, т.е. является следствием первой. Так как очевидно, что на север от Дона места земледельцам нет в обозримых окрестностях, то и здесь древнего автора подправляют, заменяя северное направление на северо-западное и непосредственное соседство на соседство весьма опосредованное: между правобережьем Дона и Средним Днепром обитают кутигуры.

Сам Б.А.Рыбаков пошёл дальше, расширив ареал "древностей антов" как во времени - вглубь до IV-V века н.э., так и в пространстве - почти на всё Северное Причерноморье, заодно переименовав их в "древности русов", хотя и первое-то название было всего лишь простым произвольно присвоенным ярлыком. Никаких соответствий этих древностей и доподлинно славянской археологической культуры выявлено не было. Да и их состав этому никак не способствует, так как в основном это клады с вещами либо Византийского происхождения, либо происходящими из позднеантичных городов Северного Причерноморья.14-44,85 Все, желающие в этом убедиться, могут посетить Исторический музей в Москве и в соседних витринах осмотреть "древности антов" и археологию славян.

            Таким образом, нет никаких убедительных аргументов для отождествления придунайских антов-славян и единственный раз упомянутого Прокопием народа анты, обитающего на север от Танаиса. Более того, про антов-славян Прокопий совершенно определённо говорит, что они живут вблизи Днепра. Большинство из них были гунны, славяне и анты, которые имеют жилище по ту сторону реки Дуная, недалеко от его берега.26:I-103(V-26) Гунны здесь - остатки орд Атиллы, оставшиеся в Паннонии. Следовательно, анты-танаиты ничего общего с антами-славянами, кроме схожести наименования (ср. герулы – эрулы) не имеют. Здесь уместно сказать, что само имя "анты" традиционно считается тюркским по происхождению. Ещё раз анты в Причерноморье упоминаются Иорданом о чём будет сказано немного позже.

            Точно так же нет никаких оснований для отождествления споров и спалеев и ещё меньше их обоих с антами-танаитами, а всех вместе со славянами. С другой стороны вполне допустимо считать, что спалеи Плиния и спалы Иордана, обитающие в одном регионе – междуречье Днепра и Дона это одно и то же племя, но эта история к нашей никак не относится.

            Византийский канцелярист дал вполне наивное объяснение названию славян и антов в древности "споры" - рассеянные, по значению созвучного греческого слова. Подобного рода этимологию принято называть "народной этимологией" и не предавать ей большого значения, что и делает, например, Е.Ч.Скржинская, указывающая ещё на ряд таких же этимологий Иордана. Она пишет, что это был весьма распространённый в средние века приём, например в "Этимологиях" Исидора Севильского VII в. Но оказывается, что ни одно благое начинание средневековых учёных не остаётся без последователей и продолжателей среди наших современников. Спалеи (II в., дельта Дуная) - споры (VI в., левобережье Нижнего Днепра) - поляне (VIII в., Средний Днепр) - поляница (женщина-богатырь) – вот какой изумительный в своей "строгой научной логике" ряд предлагают, заочно согласившись друг с другом, Г.В.Вернадский и Б.А.Рыбаков.

            Выше уже говорилось, что Прокопий и Иордан говорят о разных предках славян и антов: венеды у Иордана, споры у Прокопия. Естественно никакой народ не может появиться ни от куда и произойти ни от кого, прародину и предков иметь обязан.

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Образование Киевской Руси и древнерусских княжеств. Карта Киевской Руси >>>