Вся библиотека >>>

Масонство и масоны в России >>>

 


Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции История русского масонства


Борис Башилов

 

Рыцарь времён протекших…

Павел Первый и масоны

 

XIV. ВИЛЬЯМ ПИТТ НЕ ЖАЛЕЕТ АНГЛИЙСКОГО ЗОЛОТА

 

        "В Европе с растущим беспокойством следили за укреплением дружбы

между французским властелином и русским императором. В случае укрепления

союза между этими двумя державами, они вдвоем будут повелевать на всем

континенте Европы - это было мнение не только Наполеона и Павла, но и всех

европейских дипломатов того времени. Совершенно определенное беспокойство

царило и, в Англии. Правда, французский флот был гораздо слабее

английского, а русский флот был и вовсе ничтожен, но замыслы Бонапарта

относительно Индии и внезапная посылка каких-то русских войск по

направлению к Индии тревожили и раздражали Вильяма Питта, первого министра

Великобритании. С большим беспокойством ждали во всех европейских

дипломатических канцеляриях и королевских дворцах наступления весны 1801

г., когда оба будущих могущественных союзника могли бы предпринять нечто

решительное, Но первый весенний день, 11 марта, принес совсем другое".

(30)

       Начавшееся сближение с Бонапартом и Павлом I, возможность

превращения французской республики в монархию - никак не устраивало ни

масонов, ни Англию. Английский посол в Петербурге Уинтворт установил связи

с масонами и предоставил им большие средства на организацию заговора против

Павла.

       Пален, уговаривая генерала Свечина вступить в число заговорщиков,

говорил ему:

       "Группа наиболее уважаемых людей страны, поддерживаемая Англией,

поставила себе целью свергнуть жестокое и позорное правительство и возвести

на престол наследника Великого Князя Александра, который по своему возрасту

и чувствам подает надежды. План выработан, средства для исполнения

обеспечены и заговорщиков много".

       В монографии Е. С. Шумигорского "Император Павел I" мы читаем:

"Лопухин, сестра которого была замужем за сыном Ольги Александровны

Жеребцовой, утвердительно говорил, что Жеребцова (любовница высланного

Павлом I английского посла Уинтворта), получила из Англии уже после кончины

Павла 2 миллиона рублей для раздачи заговорщикам, но присвоила их себе.

Спрашивается, какие же суммы были переданы в Россию раньше? Питт, стоявший

тогда во главе английского министерства, никогда не отказывал в субсидиях,

на выгодные для Англии цели на континенте, а Наполеон, имевший бесспорно

хорошие сведения, успех заговора на жизнь Императора Павла прямо объяснял

действием английского золота".

       Павел чувствует, что вокруг него творится что-то неладное. Он

подозревает, что существует заговор против него, но не знает, кто враги.

       "Было до тридцати людей, - пишет А. Коцебу в своих мемуарах, - коим

поочередно предлагали пресечь жизнь Государя ядом или кинжалом. Большая

часть из них содрогались перед мыслью совершить такое преступление, однако,

они обещали молчать. Другие же, в небольшом числе, принимали на себя

выполнение этого замысла, но в решительную минуту теряли мужество".

       "Но отравление не было единственной опасностью, которая ему

угрожала. На каждом вахт-параде, на каждом пожаре (например, в доме

Кутузова), на каждом маскараде, за ним следили убийцы. Однажды на маскараде

в Эрмитаже, один из них, вооруженный кинжалом, стоял у дверей, которые

через несколько ступенек вели в залу и ждал Государя с твердой решимостью,

чтобы его убить".

       До Павла дошли, видимо, какие-то слухи о деятельности против него

английского посла Уинтворта, который играл в совершении государственного

переворота точно такую же предательскую роль, каковую в революции 1917 года

играл английский посол Бьюкенен. В конце мая 1800 года Павел приказал

Уинтворту выехать из Петербурга. Но было поздно. Император Павел был уже со

всех сторон окружен заговорщиками.

 

Содержание книги >>>