Вся библиотека >>>

Масонство и масоны в России >>>

 


Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции История русского масонства


Борис Башилов

 

Александр Первый и его время

Масонство во времена Александра 1

 

V. НЕГЛАСНЫЙ КОМИТЕТ ИЛИ ..."ЯКОБИНСКАЯ ШАЙКА"

 

       Вскоре после вступления на трон, Александр I по совету своих

ближайших друзей, создает так называемый Негласный или тайный комитет. Кто

же является членами этого тайного комитета кроме Александра I? Выдающуюся

роль в нем играл граф Строганов, участник "Великой" французской революции,

член якобинского клуба "Друзей Закона". Во время принятия Строганова в

члены клуба, он воскликнул:

       "Лучшим днем в моей жизни будет тот, когда я увижу Россию

возрожденной в такой же революции".

       В состав Негласного комитета входили масоны граф В. Кочубей, Николай

Новосильцев и поляк Адам Чарторыйский. Все эти лица были членами различных

масонских лож.

       На заседаниях этого комитета снова, обсуждался вопрос о введении в

России конституции, правах гражданина и других мероприятиях в духе идей

"Великой" французской революции. Гр. Строганов составил проект конституции,

которая по его характеристике "есть законное признание прав народа и тех

форм, в которых он может осуществлять эти свои права".

       Активное участие в работах Негласного Комитета принимал вернувшийся

в Россию воспитатель Александра I масон Лагарп, бывший до этого президентом

Гельветической республики, возникнувшей в Швейцарии в результате

французской революции.

       Некоторые историки утверждают, что бывший президент Гельветической

республики будто бы убеждал Александра, стремившегося к введению

конституционной монархии, не спешить с введением конституции и говорил, что

для такого большого государствам как Россия необходима твердая,

непоколебимая власть. Но едва ли эта версия отвечает истине. Едва ли бы

такой убежденный республиканец, как Лагарп, ратовал бы за сохранение в

России неограниченной монархической власти.

       В работе Негласного Комитета принимали участие также видные масоны

граф А. Р. Варенцов, Трощинский, Завадовский, впоследствии ставшие

министрами.

       В июле 1801 года в Негласном Комитете обсуждался проект Грамоты

российскому народу. В составлении этой грамоты, кроме членов Негласного

Комитета, принимал участие также заядлый враг монархии, духовный отец

русской интеллигенции А. Радищев, его покровитель граф А. Р. Воронцов и

масон Сперанский.

       Таков был характерный состав Негласного Комитета, который Александр

I называл по имени существовавшего во время французской революции подобного

комитета, - Комитетом общественного спасения, а противники масонов и

русских якобинцев именовали его "Якобинской шайкой".

       Негласный Комитет занимался обсуждением различных реформ в течение

всего 1801 года, вплоть до мая 1802 года. Потом он не собирался полтора

года. Затем члены его собрались несколько раз в 1803 году, а потом

Негласный Комитет перестал существовать. Да и необходимость в нем по

существу отпала. Соединенными усилиями масонов на роль реформатора русской

государственности был рекомендован масон М. М. Сперанский и необходимость в

Негласном Комитете отпала.

       25 февраля 1803 года Александр I дал указ "О свободных землепашцах".

По этому указу помещики, желавшие освободить крестьян, могли освобождать

крестьян целыми селениями, на основании договоренности с крестьянами.

Министр Внутренних дел получил право утверждать соглашения помещиков с

крестьянами.

       Из этого дело ничего не вышло. Те, кто больше всех выступал против

крепостного права, помещики-якобинцы, вроде графа Строганова, заявлявшего

на собраниях Негласного Комитета, что опасность заключается не в

освобождении крестьян, а в удержании их в крепостном состоянии, и не

подумали освободить крестьян. Только граф С. П. Румянцев освободил 5.000

крепостных. В течение царствования Александра было освобождено добровольно

всего лишь 50.000 крестьян. Граф же Строганов, говоривший в Париже во время

французской революции, что он мечтает дожить до такой же революции в России

и больше всех настаивавший на освобождении крестьян, и не подумал отпустить

на волю всех своих крестьян.

       Крики о необходимости срочной отмены крепостного права были только

одним из способов расшатывания царской власти со стороны масонов и

якобинцев. Вот, дескать, смотрите, как сидящий на троне тиран не желает

дать свободу миллионам своих подданных. Это только распаляло страсти

масонов, вольтерьянцев и сторонников французской революции против "тирана".

С другой стороны, эти крики вызывали вражду к царю среди той части

дворянства, которая вовсе не желала расставаться с теми выгодами, которые

им давало пользование бесплатным трудом "крещенной собственности". А таких

дворян было много между средних и низших слоев дворянства, которые являлись

приверженцами православия и сторонниками монархии. Затрагивать интересы

этих слоев дворянства и освобождать крестьян против их желания было опасно.

 

       Желание Александра I освободить крестьян наталкивалось на сложную

политическую игру слоев враждебных монархической власти и на материальные

интересы ее убежденных сторонников.

       Одного желания Александра I как можно скорее освободить крестьян

было мало. Он должен был считаться с реальной политической обстановкой в

стране. А она, благодаря расцвету масонства, падению влияния православного

и монархического сознания в высших слоях дворянства, в России была очень и

очень напряженной.

 

Содержание книги >>>