Вся библиотека >>>

Масонство и масоны в России >>>

 


Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции История русского масонства


Борис Башилов

Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции

 

                     II. "ИДЕЙНЫЕ" РУКОВОДИТЕЛИ ПЕТРА I

 

       Пристрастие к иностранцам Петру внушил сменивший Зотова авантюрист

шотландец Менезиус. К иностранцам тянулись русские сверстники Петра:

бесшабашный пьяница князь Борис Голицын, знавший латинский язык и друживший

с иностранцами и сын воспитателя матери Петра Андрей Матвеев, знавший также

иностранные языки и тянувшийся ко всему иностранному, как и его отец,

первый западник Артамон Матвеев,

       Уже в правление царевны Софьи было много недовольных, что она начала

дружить с иностранцами, вела переговоры с гугенотами и иезуитами, начала,

по мнению современников впадать в "латинские прелести".

       Против такой политики Софьи, в числе других, был и Патриарх Иосаф. И

это было законное опасение.

       "Немецкая слобода, - пишет в своей работе "Петр Великий"

Валишевский, - стала Европой в миниатюре, где так же как и там кипели

политические страсти, а над умами господствовали идеи английской революции.

Прибывшие эмигранты жили там интересами, которые захватывали общество у них

на родине. Немецкая слобода переживала приподнятое настроение. Шотландец

Патрик Гордон увлекался успехами лондонского королевского общества.

Английские дамы пудами выписывали романы и поэтические произведения

национальных писателей. Поддерживалась деятельная переписка с Европой".

       Голландский резидент Ван Келлер каждую неделю досылал курьера в

Гаагу, который осведомлял его о всех политических событиях, происшедших в

Европе.

       Национальный и политический состав Кокуя, как называли москвичи

немецкую слободу, был очень разношерстен. Кого только не было в Кокуе:

кальвинисты, католики, лютеране, сторонники убитого во время Великой

английской революции короля Карла Стюарта, приверженцы короля Вильгельма

Оранского, английских. и шотландских масонов и всякого рода авантюристы.

       Вертелся в Кокуе и известный международный: авантюрист, волохский

грек Спафарий, с 1672 года работавший в Посольском Приказе, иезуиты, и

будущие "идейные руководители" Петра I, швейцарец Лефорт и упоминавшийся

уже выше шотландец Патрик Гордон.

       В такой разношерстной среде оказался юный Петр, когда он стал

посещать Кокуй. Международный сброд, живший в Кокуе отнюдь не отличался

высокой нравственностью. Как всегда, в космополитической среде, нравы в

Кокуе не отличались патриархальностью, имели место распущенность, кутежи и

разгул.

       Уже при жизни матери Петр не соблюдал многих из древних обычаев,

которые он должен был соблюдать, как русский царь. Петр, как утверждает С.

Платонов, "совершенно самостоятельно устраивал свою личную жизнь. В эти

годы (1689 - 1699 гг. - Б. Б.), он окончательно сблизился с иноземцами.

Прежде они являлись около него, как учителя и мастера, необходимые для

устройства потех; теперь же мы видим около Петра иностранцев - друзей,

сотрудников и наставников в деле, товарищей в пирушках и веселье". (4)

       В годы "безответственных и безудержных "потех", в Немецкой слободе,

на кораблях и на маневренных полях окончательно выявились все те склонности

и особенности характера Петра, которые вызвали против него - определенный

протест в народе и которые доселе вызывают наше удивление и недоумение...".

(5)

       Отмечая безобразное, недопустимое для царя поведение И. Солоневич

верно замечает:

       "Первоначальной общественной школой Петра был Кокуй, с его

разноплеменными отбросами Европы, попавшими в Москву, на ловлю счастья и

чинов. Если Европа в ее высших слоях особенной чинностью не блистала, то

что уж говорить об этих отбросах. Особенно в присутствии царя,

обеспечивавшего эти отбросы от всякого полицейского вмешательства. Делали -

что хотели. Пили целыми сутками - так, что многие и помирали. И не только

пили сами - заставляли пить и других, так что варварские москвичи бежали от

царской компании, как от чумы". (6)

       "Это было бы смешно, если бы не было так безобразно", - говорит по

этому поводу Ключевский.

 

Содержание книги >>>