Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции История русского масонства


Борис Башилов

Русская Европия

Россия при первых преемниках Петра Первого. Начало масонства в России

 

III. ЗАКОН ПЕТРА I О ПОРЯДКЕ ПРЕСТОЛОНАСЛЕДИЯ И ЕГО РОКОВАЯ РОЛЬ В РАЗРУШЕНИИ РУССКОЙ МОНАРХИИ

 

       После смерти Петра началась самая нелепая страница истории русского

народа. Те, кто стали вершить его судьбу, попирали его веру, презирали его

обычаи, на каждом шагу издевались над его национальным, достоинством.

       Все это стало возможным только благодаря тому, что Петр убил

законного наследника трона, своего родного сына Алексея, а затем издал

закон, согласно которому царь может избирать себе наследника по своему

желанию. И в вопросе наследования Петр I отступил от твердого принципа,

установленного многовековым опытом русской истории.

       "Закон Петра о новом порядке передачи царской власти, - пишет

Чистович в сочинении "Феофан Прокопович и его время", - не только не

обеспечил спокойствия в государстве, напротив, был причиной тех страшных

неурядиц в престолонаследии, а вместе с тем и в правлении государства,

которые волновали наше отечество в продолжении почти всего XVIII столетия,

отвлекая его от полезных преобразований и строения своей внутренней

жизни..."

       Корона Московских царей сделалась игрушкой в руках временщиков, а

народ лишился справедливой защиты.

       "Лишив верховную власть, - пишет Ключевский, - правомерной

постановки и бросив на ветер все свои учреждения, Петр этим законом погасил

и свою династию, как династию, как учреждение; остались отдельные лица

царской крови без определенного династического положения. Так престол был

отдан на волю случая и стал его игрушкой. С тех пор, в продолжении

нескольких десятилетий, ни одна смена на престоле не обходилась без

замешательства, кроме разве одной: каждому воцарению предшествовала смута,

негласная интрига или открытый государственный удар".

       Еще при жизни (царевича Алексея) "по всей России были разосланы

присяжные листы для приведения к присяге новому наследнику. Не везде,

однако, приведение к присяге проходило гладко. Сторонники старых порядков

не хотели признать лишенным наследства царевича Алексея. Так 2 марта в

сборное воскресенье к царю в церкви подошел человек, оказавшийся подьячим

Докукиным и подал бумагу. Это был присяжный лист на верность новому

наследнику с следующей надписью: "За неповинное отлучение и изгнание от

Всероссийского Престола Царского Богом хранимого Государя царевича Алексея

Петровича христианскою совестью и судом Божиим и пресвятым евангелием не

клянусь, и на том животворящего креста Христова не целую и собственною

рукою не подписуюсь... хотя за то и царский гнев нами произмется, буди в

том воля Господа Бога моего Иисуса Христа, по воле Его святой, за истину аз

раб Христов Илларион Докукин страдати готов. Аминь, Аминь, Аминь." (11)

       Петр приказал повесить Докукина вниз головой над медленно дымившим

костром.

       - Государь, помилуй Царевича Алексея, пожалей Русь, - молил Докукин.

 

       Петр не помиловал ни Царевича Алексея, ни Русь. Своим нелепым

законом о престолонаследии, он отдал ее на растерзание временщикам и

иностранцам.

       После убийства Царевича Алексея

       "...все стали смотреть, как на законного наследника, на сына

покойного царевича Алексея - великого князя Петра Алексеевича. Однако царь

Петр опасался, что внук его будет характером похож на отца или, что из

преданности памяти своего несчастного родителя по воцарении своем отменит

преобразования своего деда. Петр Великий решил предотвратить возможность

этого. Права его внука, царевича Петра Алексеевича, на Российский престол

основывались на неписаном законе - ведущем от основания Московского

Великого Княжества свое начало обычае, по которому престол переходил в

порядке первородства. Этот обычай был не только освящен преданием старины,

но сделался основным принципом государственного правовоззрения всех чинов и

людей Московского Государства. Царь Петр лучше, чем кто другой помнил,

какими беспорядками и потрясениями сопровождалось его собственное

вступление на престол, ввиду попытки обойти этот принцип, лишив царского

венца не могшего по болезни управлять страной его старшего брата Иоанна.

Однако царь Петр не останавливался ни перед чем, что казалось ему

необходимым... ...К сожалению ему, проведшему детство в бурную эпоху и не

получившему правильного образования и воспитания, не дороги были предания и

устои его отечества. В 1722 году он объявил новый порядок престолонаследия.

"Понеже всем ведомо есть, какою авессаломскою злостью надмен был сын наш

Алексей, и что не раскаянием его оное намерение, но милостию Божиею всему

нашему отечеству пресеклось, а сие не для чего иного взросло, токмо от

обычая старого, что большему сыну наследство давали, к тому же один он

тогда мужеского пола нашей фамилии был, и для того ни на какое отеческое

наказание смотреть не хотел. ...для чего благорассудили сей устав учинить,

дабы сие было всегда в воле правительствующего государя, кому оный хочет,

тому и определить наследство, и определенному, видя какое непотребство,

паки отменить, дабы дети и потомки не впали в такую злость, как писано,

имея сию узду на себе. Того ради повелеваем, дабы все наши верные

подданные, духовные и мирские без изъятия, сей наш устав пред Богом и Его

Евангелием утвердили на таком основании, что всяк, что сему будет противен,

или инако како толковать станет, то за изменника почтен, смертной казни и

церковной клятве подлежать будет. Петр." (12)

       Указ вызвал волнения среди народа. В этом указе народ увидел новое

покушение на вековые обычаи русской монархии. В разных местах возникли

беспорядки, не все присягали новому закону. В Сибирском городке Туре

несколько человек, не желая приносить присяги, взорвали себя. Тогда Петр

поручил написать особое сочинение, оправдывающее новый закон Феофану

Прокоповичу, составителю "Духовного регламента", (в котором объяснялось,

почему главой церкви является не Патриарх, а Царь). Феофан Прокопович

написал книгу "Правду воли монаршей", в которой развивал не идеи русского

самодержавия. а опираясь на сочинения Пуффендорфа, Гуго Гроция и других,

развивал идею западного абсолютизма, что если предки подданных некогда

отреклись от своей воли в пользу монарха, то последний всегда имеет право

поступать, как он желает, а подданные всегда обязаны слепо повиноваться.

       Подобная идея не имела ничего общего с русским пониманием

самодержавия, согласно которого в идеале царь является всегда проводником

воли Божией и олицетворением Божьей Правды.

       Издав закон о престолонаследии, Петр не удосужился назначить себе

преемника, даже исходя из этого неправильного закона.

 

Содержание книги >>>