Вся библиотека >>>

Масонство и масоны в России >>>

 


Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции История русского масонства


Борис Башилов

Златой век Екатерины Второй

Масонство в царствование Екатерины 2

 

XI. ПОИСКИ "ИСТИННОГО МАСОНСТВА"

 

        "Отрицательное отношение значительной части масонов к Екатерине и

симпатии к Павлу Петровичу, - указывает Вернадский, - выясняются вполне

определенно в конце 1770-х годов. 3 сентября 1776 г., при соединении

Елагина с Рейхелем, великим поместным мастером сделан был гр. Н. И. Панин.

Не прошло двух месяцев после того, как и внучатый племянник Панина и

близкий друг Павла кн. А. В. Куракин был отправлен в любимую Паниным Швецию

составлять истинную масонскую партию".

       "Елагин целый год думал примкнуть ему к новой системе или нет,

составил даже примерный список своих масонов применительно к новой системе,

но в конце концов отказался. Тогда шведскую систему окончательно захватили

в свои руки приверженцы и друзья цесаревича: кн. Г. П. Гагарин, кн. А. В.

Куракин, кн. Н. В. Репнин, О. А. Поздеев (перед тем служивший при гр. П. И.

Панине); сам Н. И. Панин не выступал на первый план".

       В Швеции находился центр Иоанновского или Символического масонства.

Поэтому масонам приходилось поддерживать связи с главой шведских масонов

герцогом Зюдерманландским. Екатерина II со временем стала относиться к этим

связям с большим неодобрением. В 1779 году полицмейстер С.-Петербурга

Лопухин получил приказание посетить ложи Иоанновского масонства с целью

"узнания и донесения" Ее Величеству о переписке с герцогом

Зюдерманландским". В конце 1779 года герцог Зюдерманландский объявил Швецию

девятою масонскою провинцией "Строгого наблюдения". В состав этой провинции

он включил и русские ложи Иоанновского масонства.

       "Шведское масонство вызвало острые опасения Екатерины. Об этом

свидетельствует и комедия Императрицы, первая из целой серии, направленной

против масонства "Тайна противонелепого общества", появившаяся в 1780 г.

Одновременно с литературными мерами Екатерина приняла и административные. В

Национальной Ложе два раза был петербургский полицмейстер П. В. Лопухин."

(29)

       Узнав о включении русских лож Иоанновского масонства в девятую

Шведскую провинцию, Екатерина распорядилась Елагину закрыть ложи братьев

Гагариных, работавших по этой системе.

       Братья Гагарины тогда уезжают в Москву, учреждают там новые ложи,

которые тайно опять ведут свою работу по шведско-прусской системе.

       Ввиду усиления надзора за деятельностью масонских лож в Петербурге,

центром русского масонства становится Москва.

       Период с 1781 года по 1792 год характерен стремлением русских

масонов добиться права работать в более высоких степенях. Отсюда возникает

стремление к Розенкрейцерству.

       А. В. Семека в своем исследовании "Русское масонство в XVIII веке"

так определяет этот период развития русского масонства:

       "Самые шатания братьев из стороны в сторону, неожиданные переходы от

одной системы к другой от "Строгого Наблюдения" к английскому масонству, от

Елагина к Циннендорфу, далее от шведско-берлинской системы к

розенкрейцерству - все это свидетельствует о том, что в русском масонстве

стали проявляться какие-то новые требования и жадно искать в нем ответов на

пробудившиеся вопросы." (30)

       Фон Рейхель дает указание, что масоны желающие "упражняться в

истинном масонстве" должны "иметь ложу весьма скрытую, состоящую из весьма

малого числа членов скромных и постоянных, и упражняться в тишине".

       На основе этих указаний в Москве возникает ложа "Гармония". В

составе Ложи, кроме других, входят такие видные масоны Новиков и Шварц,

ставший позже главой новой масонской системы Розенкрейцерства. Члены ложи

поручают Шварцу поехать в Прибалтику и в Берлин и узнать следы "истинного

масонства". Ни английская, ни шведско-прусская системы не удовлетворяют уже

членов ложи "Гармония". В Берлине Шварц познакомился с членами масонского

ордена Розенкрейцеров и увидел в этом Московском ордене "истинное

масонство".

       1 октября 1781 года Шварц был в Берлине принят в орден

Розенкрейцеров и посвящен в тайны "истинного масонства". Шварц получил от

ордена Розенкрейцеров полномочия быть "Единственным Верховным

представителем "ордена во "всем Императорско-русском государстве и его

землях". "Главным надзирателем" был назначен Новиков.

       Масоны проникают во все главные учебные заведения: Московский

университет, Шляхетский корпус, Академию наук, в правление Екатерины II

превращаются в центры пропаганды идей просветительной философии и

специфических идей масонства.

       "При Екатерине русское общество к приятию масонского учения было

подготовлено в предшествующие царствования, начиная с Петра I, и с тех пор

все делается по трафарету. Профессора открывают борьбу за свободу научного

исследования с духовным и светским деспотизмом, т. е. с церковью и

государством, несут проповедь новой религии и морали по образцам

западно-европейского мистицизма и, наконец, увлекают своих питомцев в

царство грез и мечтаний о переустройстве всей жизни на земле и превращения

ее в цветущий сад, в царство всеобщей любви, в царство Астреи." (31)

       Вернадский в исследовании "Русское масонство в век Екатерины II"

указывает, что в 1777 году в Московском университете было три

профессора-масона, а в 1787 году в Московском университете из числа

профессоров и кураторов было уже 7 масонов. Из 60 членов Академии Наук в

1787 году десять были масоны и есть подозрения о том, что они масоны, в

отношении четырех членов Академии. Директором Академии Художеств в 1787

году был масон барон П. Мальтиц.

       Особенно большую энергию и деятельность проявили масоны,

принадлежащие к ордену Розенкрейцеров. Верховным представителем русского

Розенкрейцерства после умершего в 1784 году Шварца, стал барон Шредер. Еще

при жизни Шварца, на состоявшемся в 1782 году в Вильгельмсбаде

общемасонском съезде, успехи русских масонов были признаны, наконец,

руководителями европейского масонства. Русское масонство было признано

самостоятельной восьмой провинцией "Строгого наблюдения".

       По свидетельству самого Новикова, московские масоны управляли в

1782-86 году тринадцатью, ложами в Москве и шестью ложами, находившимися в

Могилеве, Харькове, Кременчуге, Казани, Вологде и Орле.

 

Содержание книги >>>