Вся библиотека >>>

Масонство и масоны в России >>>

 


Робеспьер на Троне. Петр Первый и результаты свершенной им революции История русского масонства


Борис Башилов

 

Рыцарь времён протекших…

Павел Первый и масоны

 

VII. РАЗУМНОСТЬ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ПАВЛА I

 

       Павла I обвиняют в том, что его внешняя политика была также

противоречива и непоследовательна, как и внутренняя. Причину

"непоследовательности" и противоречивости внешней политики Павла объясняют

той же причиной, что и его поведение - неуравновешенностью его характера.

Это ошибочное заключение.

       Продолжительное путешествие по Европе хорошо познакомило Павла с

политическим положением в Европе, с политическими интересами различных

государств Европы. Он был в курсе всех основных направлений своей эпохи.

       Реальная трезвая политика, считающаяся с изменяющимися

обстоятельствами, всегда, на первый взгляд, производит впечатление

противоречивой и непоследовательной. Политика Павла I в отношении

европейских государств и революционной Франции была вполне разумной.

Убежденный враг французской революции, Павел сначала становится союзником

Австрии и Англии. Но вскоре он понимает, что и Австрия и Англия заботятся

не столько о борьбе с революционной Францией, сколько об использовании

побед русских войск в своих интересах. Павел стремился к борьбе с

революционной армией. Австрия же за счет побед Суворова хотела захватить

часть Италии, а Англия укрепить свою мощь на морях.

       Павел был недоволен союзниками, в особенности, австрийцами, за их

интриги против русской армии, вследствие которых последняя едва не была

уничтожена под Цюрихом.

       Поэтому Павел решил выйти из коалиции и отозвать свои войска из

Европы. Не только вероломство союзников было причиной решения Павла. Были и

другие важные причины "внезапной перемены" внешней политики Павла I.

Во-первых, раздумывая о способах идейной борьбы с носителями революционных

и атеистических идей, Павел I внимательное присматривался к происходящим во

Франции событиям. А ход этих событий был таков, что Павел понял, что Первый

Консул Бонапарт стремится к подавлению революции, уничтожению республики,

стремится к восстановлению монархии..

       Когда Наполеон разогнал Директорию, а затем - Совет Пятисот, Павел

сразу понял, что это начало конца французской революции. Дальнейшие события

подтвердили правильность этого вывода. Вскоре Наполеон быстро и энергично

расправился с якобинцами и разрешил вернуться во Францию 141 тысяче

эмигрантов.

       Наполеон сообщил Павлу I, что он желает отпустить на родину всех

русских пленных, попавших в руки французов после разгрома осенью 1789 года

корпуса Корсакова.

       Приехавшему в декабре 1800 года в Париж для приемки пленных,

генералу Спренгпортену "Бонапарт сразу же выразил самое горячее чувство

симпатии и уважения к Павлу Петровичу, подчеркивая благородство и величие

души, которые, по его мнению, отличают русского царя. Одновременно

оказалось, что Первый Консул не только приказал вернуть русских пленных

(около 6 тыс. человек), но и распорядился, чтобы им всем были сшиты за счет

французской казны новые мундиры по форме их частей и выдано обмундирование,

новая обувь, возвращено оружие. Эта никогда никем при войне не

практиковавшаяся любезность сопровождалась личным письмом Бонапарта

Императору Павлу, в котором Первый Консул в дружественных тонах говорил,

что мир между Францией и Россией может быть заключен в 24 часа, если Павел

пришлет в Париж доверенное лицо".

       "Ваш Государь и я, - сказал Бонапарт генералу Спренгпортену, - мы

призваны изменить лицо земли".  (12)

       Павел I вовсе "не внезапно из ярого врага Франции обратился в ее

доброжелателя", как это любят утверждать историки, желая подчеркнуть этим

"ненормальность" Павла.

       Павел ответил Бонапарту сообщением, что он согласен на мир, так как

он хотел бы вернуть Европе "тишину и покой".

       "Наполеон после этого первого успеха, - сообщает Тарле, - решил

заключить с Россией не только мир, но и военный союз. Идея союза

диктовалась двумя соображениями: во-первых, отсутствием сколько-нибудь

сталкивающихся интересов между обеими державами и, во-вторых, возможностью

грозить (через южную Россию в Среднюю Азию) английскому владычеству в

Индии".

       А Англия была опасна не только Франции. Павел понял, что она

является также и врагом России. Правильность этого взгляда Павла на Англию

подтвердил весь дальнейший ход истории, вплоть до настоящего времени.

Превращение революционной Франции в монархию не устраивало ни европейских,

ни русских масонов, ни Англию, под шумок свирепствовавших на континенте

политических и революционных бурь, действовавшую, как всегда, в своих

эгоистических интересах.

       "Во внешней политике государь прозревает теперь другое: не Франция

является историческим врагом России, а Англия. Он делает из этого

соответствующие выводы и начинает готовиться к война с ней. Сейчас, с

уверенностью можно утверждать, что все распоряжения Имп. Павла I, особенно

конца его царствования, всемерно искажались Паленом и другими сановниками,

чтобы вызвать у всех недовольство царем. Приготовления к походу на Индию, с

особым старанием обращали в карикатуру, потому что Пален и другие

заговорщики работали в интересах Англии, - это сейчас сомнению не подлежит.

Все приготовления были прерваны убийством царя, в котором роль английского

золота тоже сомнению не подлежит.

       Поход на Индию рассматривается в нашей литературе, как несомненное

доказательство ненормальности Павла I-го. Но, вероятно, в этом деле

полезнее посчитаться с авторитетом Наполеона, а не очкастых мудрецов из-под

зеленой лампы".  (13)

       Автором похода на Индию был не столько Павел, скользко именно

Наполеон. В книге известного историка Е. В. Тарле "Наполеон" читаем,

например: "мысли об Индии никогда не оставляли Наполеона, начиная от

Египетского похода и до последних лет царствования". "После заключения мира

с Россией, - как сообщает Тарле, - Наполеон обдумывал - пока в общих чертах

- комбинацию, основанную на походе французских войск под его начальством в

южную Россию, где они соединились бы с русской армией, и он повел бы обе

армии через среднюю Азию в Индию".

       Ничего фантастического в идее похода в Индию не было. Не надо

забывать, что поход в Индию начался 27 февраля 1801 года, а через

одиннадцать дней после его начала Павел I был убит заговорщиками,

находившимися в тесной связи с английским правительством.

       В исторической литературе усиленно доказывается, что поход не

удался. На самом же деле поход был прекращен. Александр I, взойдя на

престол, немедленно послал приказ начальнику отряда, чтобы он вернулся

обратно в Россию.

 

Содержание книги >>>