Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Орлята партизанских лесов

 

Яков ДАВИДЗОН


 

Глава, которая требует продолжения

 

В кабинете дважды Героя Советского Союза Алексея Федоровича Федорова висит фотопортрет. Круглолицый, улыбающийся молодец в крестьянском тулупе нараспашку, в кубанке с партизанской ленточкой. Он переполнен оптимизмом, силой. Никогда не скажешь, что за час до того, как был сделан этот снимок, отгремел жестокий бой. В тот день партизанские соединения Ковпака и Федорова разгромили фашистскую карательную флотилию на реке Припять. Такой уж характер у Федорова — никогда не унывать, как бы трудно ни приходилось. Сколько раз в той далекой теперь от нас партизанской жизни оптимизм и бодрость командира вселяли уверенность, помогали людям преодолевать, казалось бы, неопреодолимые трудности! Сидя под этим портретом, мы с легендарным «генералом Орленко» охотно вспоминали былое, подолгу беседовали о людях, с которыми воевали в тылу врага.

—        Знаешь,   частенько   мы   несправедливы, вспоминая о прошлом — все время называем одни и те же имена, хотя круг этот нужно расширять    постоянно,— задумчиво    сказал мне Федоров.

Я, помнится, сослался на время: вон сколько лет прошло с тех пор. Попробуй сыскать тех, кто остался в живых: разъехались партизаны во все концы страны.

—        Нет,— твердо возразил Алексей Федорович,— это наш священный долг. Я и по сей день стараюсь в книгах своих и статьях открывать молодому поколению новые имена.

Ведь войну выиграли не отдельные личности — пусть и самые героические! — а многие и многие незаметные герои...

 

Володя Малахов

Володя Малахов

 

Сознаюсь: не сразу взялся я за эту книгу, хотя Федоров и заставил меня всерьез призадуматься. Меня сдерживали предполагаемые трудности, связанные с поисками, неуверенность в успехе. Но чем дальше, тем труднее было избавиться от мысли о долге перед боевыми побратимами. Когда вышла моя книга «Уходили в поход партизаны», посыпались письма. Они приходили из самых дальних уголков страны и даже из-за рубежа. Тогда-то и окрепло решение — рассказать о детях, которых я повстречал в партизанских отрядах. Когда начиналась работа над этой книгой, все казалось ясным и определенным. Но поставить в книге последнюю точку я не мог — рука не поднималась. Ведь рассказал я только о тех, кого знал лично. А фотографий детей у меня осталось очень много. Как быть с ними? Справедливо ли вспоминать только о тех, с кем по воле случая я познакомился поближе?

Тогда и родилась мысль обратиться к вам, красным следопытам, с просьбой продолжить эту книгу. В этой главе вы узнаете лишь имена ребят, запечатленных на пленку, и обстоятельства, при которых я сфотографировал их. Вам предстоит трудная, но благородная и нужная работа — разыскать партизан, узнать, как складывались судьбы ваших сверстников времен Великой Отечественной войны.

В апреле 1943 года соединения Алексея Федоровича Федорова, Сидора Артемьевича Ковпака и Якова Ивановича Мельника предприняли крупную операцию.

В белорусском городе Брагин фашисты сосредоточили склады с огромным количеством военного снаряжения и продовольствия. Они укрепили оборону и считали себя недосягаемыми для партизан.

 

Братья Ступак

Братья Ступак

 

Сначала работала разведка: изучала подходы к городу, систему патрульной службы, выявляла огневые точки. В этом деле юные партизанские связные были незаменимы.

Операция прошла успешно: ни одному гитлеровцу не удалось уйти от возмездия. Партизаны праздновали победу. Тогда я и наткнулся на мальчугана лет 6—7, который разговаривал с окружившими его командирами —

 

 

Разведчик Николай Шубин

Разведчик Николай Шубин

 

Ковпаком, Федоровым, Мельником и Рудневым. Я поспешно сфотографировал эту сценку и прислушался к разговору. Отец Володи Малахова тоже был в партизанском отряде. Володя же выполнял разные задания и очень гордился оказанным ему доверием. Держался он солидно, на вопросы отвечал спокойно и рассудительно, и Ковпак, слушая его, не раз усмехался. А Семен Васильевич Руднев (он крайний слева на снимке) даже сказал:

— Геройский ты человек, Володя! А вот о следующем снимке.

 

Федор Лиходид и Вениамин Стукало

Федор Лиходид и Вениамин Стукало

 

Это было в Белоруссии в деревне Оревичи. Снег только-только сошел с земли, наступил апрель 1943 года. Немцы предприняли карательную экспедицию против партизан. Целая флотилия речных судов, набитых гитлеровцами, двигалась по разлившейся полноводной Припяти. Думали фашисты застать партизан врасплох, а наткнулись на такой огонь, что немногим удалось унести ноги. Бой был упорным и кровопролитным. Ковпак наблюдал за боем, и приказы его передавал разведчик Николай Шубин. На своем кауром жеребчике он смело скакал в самую гущу схватки. Он был опытным партизаном, награжден медалью «За отвагу». Когда бой кончился, подскакал Коля к Ковпаку.

— Славно мы с тобой сегодня повоевали, Микола! — сказал тогда Ковпак юному разведчику. С тех пор я не встречался с Николаем Шубиным.

 

Семья Марковых

Семья Марковых

 

Детство братьев Ступак пришлось на самый разгар войны. Отец их, Феодосии Ступак, был ротным командиром. Кто-то донес об этом фашистам, и каратели бросили его жену и двоих сыновей в корюковскую тюрьму. Всех заключенных немцы объявили заложниками, то есть приговоренными к смерти. Стоило где-нибудь партизанам разгромить полицейскую управу, как фашисты безжалостно расстреливали ни в чем не повинных детей, стариков, женщин.

Тогда и возникла мвгсль разгромить фашистов в Корюковке, а заложников освободить. Как протекал бой, вы уже знаете из книги. Вызволяя свою семью, погиб партизанский командир Ступак. А его сыновей я снял сразу же после взятия тюрьмы. Мне кажется, они живут где-то на Черниговщине, в родных краях.

Комсомольцы Федор Лиходид и Вениамин Стукало воевали в разведвзводе в отряде имени Кутузова. А сфотографировал я их летом 1943 года. Оба они родились на Черниговщине.

Нередко в партизанских отрядах воевали целые семьи.

Я много раз снимал семью Героя Советского Союза Петра Андреевича Маркова, командира отряда имени Ворошилова. Анна Павловна была санитаркой, а сын Виктор — связным.

 

Старшина Сережа Бондаренко

Старшина Сережа Бондаренко

 

Я возвращался с подрывниками, когда увидел, как Марков обучал приемам стрельбы из ручного пулемета Анну Павловну и Витю. Дело было зимой, кажется, в январе 1943 года, в брянских лесах. Мы поздоровались, и Петр Андреевич сказал: — А из Витьки пулеметчик выйдет. Пули кладет с умом... Витя даже раскраснелся, услышав похвалу отца. Скромный, неговорливый, он пользовался уважением взрослых в отряде. Знали: парнишка никогда не подведет. Больше всего он не любил, когда с ним пытались обращаться как с ребенком. Помню, отец пожалел сына и захотел отменить какой-то приказ взводного. «Я получил приказ, товарищ командир отряда, и обязан его выполнить,— звонким голосом выкрикнул Витя.— Вы ведь так учите поступать партизан!» А вот как сложилась потом судьба Виктора Маркова, мне неизвестно.

Разные «должности» занимали ребята в партизанских отрядах. Сережа Бондаренко был, несмотря на свой юный возраст, старшиной в отряде имени Кирова. Когда партизаны шли на операцию, они непременно обращались к Бондаренко: он отпускал им положенную норму продуктов. Вы можете сказать: тихая должность у парня, вроде бы завхоз, никакой героики, сплошная проза. И ошибетесь!

 

Партизанская семья Корень

Партизанская семья Корень

 

Ведь в партизанских лесах не было ни складов с продовольствием, ни централизованного снабжения. И чаще всего фашисты предпринимали все, что могли, чтобы сделать невозможной доставку продуктов в лес. Когда это им удавалось, в отряде наступал голод: ели грибы, дикий лук и чеснок, ягоды, по нескольку дней бойцы не видели куска хлеба.

Вот в таких ситуациях старшина, ведавший продовольствием, творил чудеса. Если, конечно, он предусмотрительный хозяин и имеет НЗ — неприкосновенный запас.

А именно таким и был Сережа Бондаренко.

Снимок этот сделан в начале 1943 года, когда соединение Федорова готовилось к рейду на Украину. Сережа достал свои знаменитые весы-безмен. Их нужно было держать в одной руке, а другой передвигать гирьку. Ни граммом меньше, ни граммом больше,-— так работал Сережа. Партизан Горелый, судя по его улыбке, доволен: норму мяса Сережа взвесил точно. Но, конечно, когда нужно было, юный партизан становился разведчиком, или связным, или брал в руки карабин. Всякое бывало в нелегкой партизанской жизни. Интересно было бы узнать, кем стал Сережа Бондаренко после войны.

А вот партизанская семья Корень, воевавшая в соединении Героя Советского Союза Попудренко. Отец и старший брат — пулеметчики, а младший — подносчик патронов. Летом 1943 года партизаны вели упорнейшие бои с фашистами, взявшими соединение в стальное кольцо. Каждый боец был на счету, и юный Корень воевал наравне со взрослыми. А было ему лет одиннадцать, не больше...

 

имя неизвестно

 

В центре снимка на этой странице — безымянный герой. Дело было на Брянщине. Партизаны выбили врага, и командиры объявили дневку — нужно было подкрепить силы, привести в порядок снаряжение, помыться, постирать белье,— словом, сделать то, что делают люди, когда они выходят из леса, где много ночей спали прямо на земле... Я шел по селу, по привычке высматривая, что бы снять поинтереснее. Мое внимание привлекла группа ребят. В центре ее стоял юный партизан и что-то рассказывал своим сверстникам. Он даже карабин свой дал посмотреть — это было высшее проявление доверия. Я подошел и прислушался.

— ...В отряде каждый выполняет свою роль. Что кому выпадет — кого в разведчики, а кого в диверсанты определяют,— говорил юный партизан.— И никаких скидок на возраст: раз ты партизан, значит, человек ответственный и храбрый. Но я вам скажу: не всем в отряде нужно находиться. И здесь, в фашистском тылу, можно захватчикам навредить будь

здоров сколько!

Я сожалею теперь, что, щелкнув затвором аппарата, не поинтересовался — как зовут парнишку. Уж очень не хотелось прерывать эту беседу... Мне кажется, что живет нынче бывший партизан где-то на Брянщине. Но вот вопрос — где?

С Василием Быковым (снимок на следующей странице) мы повстречались в клетнянских лесах, и он рассказывал мне свою историю. Родился и вырос в Белоруссии, на Могилевщине. Когда немцы приблизились к селу, райком комсомола оставил его для подпольной работы. Их было человек пятнадцать. Они писали листовки и расклеивали на стенах домов. Собирали оружие. Но провокатор выдал группу карателям. Вася Быков и еще несколько ребят и девчат из его села успели уйти в лес, где и встретились с партизанами Федорова. Быков стал вторым номером на станковом пулемете.

Участвовал во многих операциях, был свидетелем последнего боя болгарки Лили Карастояновой...

Тяжело раненного Васю самолет доставил в Москву.

По моим сведениям, бывший партизан Василий Быков живет на Моги-левщине.

На этом снимке — двоюродный брат Василия Быкова, тоже Василий Быков. Я сфотографировал его в Лесограде, в клетнянских лесах. Он только что вернулся вместе с диверсионной группой Героя Советского Союза Владимира Павлова с железной дороги Гомель — Брянск. Партизаны очень устали, и на мое предложение сфотографироваться откликнулся лишь Быков.

 

Василий Быков

 

Он родился в Костюковичском районе Могилевской области. Провоевал всю войну — сначала в партизанском отряде имени Кирова, а потом добровольцем ушел в Советскую Армию.

Мне говорили, что Василий Андреевич Быков живет в Ленинграде, но встретиться с ним мне так и не посчастливилось...

Есть и другие снимки в моем архиве. Но герои их, к сожалению, часто неизвестны. Возможно, с вашей помощью, ребята, нам удастся найти сначала тех, чьи имена попали в мои партизанские записные книжки.

 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100