Вся библиотека

Оглавление

  

Материалы X международной научной конференции 29 мая - 3 июня 2001 г.

Международные отношения

в бассейне Черного моря в древности и средние века

 


Издательство Ростовского педагогического университета

 

Ритуальная плита как элемент скифской погребальной обрядности (по материалам курганных памятников Северо-западного Причерноморья)

 

В.С. Синика (Тирасполь)

 

За последние 30 лет (1971-2000 г.г.) на территории Днестро-Дунайского междуречья и левобережного Поднестровья было обнаружено 20 скифских погребений с ритуальными каменными плитами (Кетрару, Серова, 1987; Серова, Яровой, 1987; Мелюкова, 1973; Суничук, Фокеев, 1984; Андрух, Суничук, 1987; Кетрару, Серова, 1990; Агульников, Антипенко, 1989; Субботин и др., 1992; Редина, 1995; Chetverikov, Fidelski, 2000). [85]

В 17 курганах захоронения были основными (Кубей, 13/1; Дивизия, 20/2; Бутор, 12/2, 13/4; Котловина; Плавни I, 27/1; Глиное, 11/1, 13/1, 19/1, 19/2, 23/1, 31/1,32/1, 35/1,38/1, 51/1) и только в трех - впускными (Дубоссары, 18/1, 21/1; Никольское, 2/2). Следует особо отметить курган 11 у могильника Плавни I, где были открыты как основное, так и впускное погребения с плитами (Андрух, Суничук, 1987).

Типы указанных погребальных сооружений различны. В девяти случаях они представлены прямоугольными и овальными ямами (Дивизия, Бутор, Дубоссары, 18/1, Котловина, Плавни 1, курганы у с. Плавни), а в тринадцати - катакомбами (Кубей, Дубоссары, 21/1, Котловина, Глиное).

В представленной выборке отмечено 16 одиночных захоронений и 6 парных: три случая в катакомбах с двумя входами (Глиное, 19/2, 35/1, 38/1) и три случая сопровождения основных погребенных зависимыми лицами (Буторы, 13/4; Дубоссары, 18/1, 21/1).

Погребальный инвентарь комплексов достаточно разнообразен и наиболее ярко представлен в не ограбленных погребениях (Бутор, 12/2; Дубоссары, 18/1, 21/1, у с. Плавни, 11/3; Никольское, 2/2; Глиное, 19/1, 23/1, 31/1, 35/1, 38/1). Керамический комплекс включает чернолаковые канфары, лекифы, лекану, миску, сероглиняные кувшины, амфоры. Украшения представлены серьгами, бусами из стеклянной пасты, бронзовыми и серебряным перстнем, золотыми нашивными бляшками и др. Нередкой находкой являются и бронзовые зеркала (Глиное, 23/1, 31/1; Дубоссары, 18/1, 21/1; основное погребение кургана 5 могильника Котловина). Из предметов быта и орудий труда встречаются бронзовые и железные шилья, иглы, костяные части веретен, глиняные и свинцовые пряслица. Среди находок предметов вооружения - наконечники стрел, копий, дротиков, железный топор, булава. Они нередко находятся в погребениях с типично женским инвентарем (Бутор, 13/4; Никольское, 2/2; Глиное 19/1, 23/1, 31/1).

Плиты, обнаруженные в погребениях, выполнены в большинстве случаев из известняка местного происхождения. Их размеры колеблются от 25 х 20 см (Дивизия, 20/2) до 50 * 36 см (Кубей, 13/1). Преобладает их овальная форма (Дубоссары, 21/1; Глиное, 31/1), хотя известны и подтрапециевидная (Никольское, 2/2; Бутор, 13/4; Дубоссары, 18/1), и подпрямоугольная (Глиное, 23/1, 35/1) формы. Положение плит в захоронениях неустойчиво: у торцевой стенки (Кубей, 13/1), в гробу с погребенной (Дубоссары, 21/1), у головы (Никольское, 2/2), под головой (Дивизия, 20/2), у таза (Глиное, 31/1), а также в ногах (Глиное, 38/1).

Практически во всех захоронениях возле плит находились гальки или так называемые "пращевые камни". Зачастую плиты и гальки носят [86] следы огня и копоти (Никольское, 2/2; Дубоссары, 21/1; Бугор, 12/2) Интересны два захоронения могильника Котловина, где возле плит находились "боласы", также со следами прогара. Красная краска отмечена в трех захоронениях (Котловина; Плавни I, 27/1; Глиное, 13/1), причем в одном случае она фиксировалась на лбу и переносице погребенного. Есть сведения о захоронениях могильника Кугурлуй, где плиты исполняли роль ритуальных столиков, на которых находились курильницы с обгоревшими гальками и фрагментами амфор внутри (Андрух, Суничук, 1987). Необходимо также выделить захоронение 20/2 могильника Дивизия, где на плите находились бронзовое кольцо и уздечная бляшка.

Обряд помещения в погребальную камеру каменных плит известен в скифских захоронениях правобережья Среднего Приднепровья (Петренко, 1967; Ковпаненко и др., 1989), Среднего Подонья (Гуляев, Савченко, 1995), раннесарматском погребении на Кубани (Чернопицкий, 1985), а также в савроматских погребениях Приуралья (Смирнов, 1964). В большинстве своем они происходят из женских погребений с богатым погребальным инвентарем. Некоторыми исследователями такие плиты рассматриваются как переносные алтари в захоронениях жриц, выполняющих определенные сакральные функции (Кетрару, Серова, 1990, Редина, 1995).

Учитывая, что самые ранние захоронения с плитами датируются концом V в. до н. э. (Плавни 1, 11/3), а наиболее поздние концом III - началом II вв. до н. э. (Глиное, 19/1, 23/1, 31/1), можно с достаточной уверенностью отнести их к устойчивым и значимым элементам скифо-сарматской погребальной обрядности, встречающимся исключительно в женских захоронениях.

 

<<< Оглавление     Следующая статья >>>