Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

ВАСИЛИЙ ТАТИЩЕВ
ИСТОРИЯ РОССИЙСКАЯ

  

О последовавших за Нестором летописателях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 6. О последовавших за Нестором летописателях

 

Смотрите также:

 

Всемирная история


Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России


Татищев: История Российская


Эпоха Петра 1

 

 

Покровский. Русская история с древнейших времён

 

Иловайский.

Древняя история. Средние века. Новая история

 

Соловьёв. Учебная книга по Русской истории

 

История государства и права России

 

Справочник Хмырова 

 

Правители Руси-России (таблица)

 

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Любавский. ЛЕКЦИИ ПО ДРЕВНЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ ДО КОНЦА 16 ВЕКА

1. Сильвестр историк. Симон епископ. Игнатий диакон историк. Первый после Нестора продолжатель или второй сочинитель летописи русской есть Сильвестр, игумен Михайлова Выдобского монастыря близ Киева. О нем хотя в Патерике, чтоб летопись писал, не упоминается, но видно, что с 1093-го, по окончании Несторовом, порядок писания несколько переменен, и писатель обстоятельства иные, нежели Нестор, о себе рассказывает, а потом во всех летописях во окончании 1115 году о себе объявил, что Сильвестр, игумен Михайловский, был; в 1116-м точно окончание, ч. II, н. 366, положил, как в летописи, собранной Никоном патриархом, явилось. Но поскольку Сильвестр оный в 1119-м году епископом в Переславль поставлен, а умер 1125-м или 26-м году, то, может быть, и еще затем продолжал. А так как он никакого жития преподобных печерских не написал, так его и в Патерике положить причины не явилось. Однако Симон епископ, Игнатий диакон, описатель езды Пимена митрополита, и Киприан митрополит, живший на исходе 14 века, на сего Сильвестра ссылаются.

 

2. Нифонт историк. После Сильвестра дополнителя имя неизвестно, но видимо, что был на Волыни или в Киеве, поскольку часто восточную страну Днепра к Чернигову за Киевом и за Днепром поминает. Он о себе 1146-м году рассказывает, что в 1143-м году с Игорем II-м во Владимире в церкви часто певал, когда Сильвестр уже умер, а Симон или не родился, или весьма мал был. Он же, видимо, искусен был в живописи, потому что едва не всех в его время бывших князей лица и возраст описал, что во многих списках пропущено и сокращено, но видим многие древние манускрипты с описанием лиц, и в его время, думается, иного писателя не было, ибо во всех, кроме сокращений, порядок сказаний един. Поскольку же сей жил на Волыни, все тамошние обстоятельства у него пространнее описаны, а дела Белой Руси некоторые умолчаны, и думаю, что Нифонт, бывший на Волыни игуменом, а потом в Новгороде епископом, писав жития преподобных печерских, и сию историю дополнил, о чем в Патерике кратко упомянуто. В Четиих Минеях хотя житие его пространно описано, но об истории ничего не упомянуто, а в Прологе марта 8 только имя положено, и так как он жил во время Георгия II, то и продолжение его кончиною оного кончилось. А Нифонт умер в 1156-м.

 

3. После этого по разным спискам видны разные дополнении по 1203 год, где уже во всех летописях разница находится, и хотя редко где противоречат, но в порядке дел один то, а другой другое прежде положил или пропустил. Так же и по пристрастиям или обстоятельствам один сего, а другой другого оправдает.

 

4. Симон историк. С сего времени или немного прежде видим, что Симон епископ в Белой Руси дополнял, ибо просто русские или малорусские и Червенской Руси или Волыни дела весьма мало упоминаются. Оный Симон епископ умер в 1226-м. Сей Симон не только тщание к истории, как гл. 5, р. 2, но к тому потребное имел, ибо жил во время любомудрого государя Константина, которого он хотя по вражде с его защитником Георгием III несколько неправо обвиняет, а Егоргия выхваляет, однако ж Константина мудрым, кротким и справедливым нарицает. О его библиотеке великой и писании истории не умолчал, и в учреждении училищ хвалу воздает. Сей его или с него список, однако ж, довольно старый, видел я и выписывал у Артемья Волынского, который заканчивается разорением Москвы от Тактамыша в 1384-м году. Однако ж явно, что в то ж время и по другим местам историки были и дела тех времен описывали, поскольку некоторые списки во многом с оным разнятся, и многие, чего он не знал, дела в разных летописцах находятся, только о творцах неизвестно, как например в Голицынской видно, что сочинен на Волыни, Еропкина в Полоцке, Хрущова в Смоленске и один в Нижнем Новгороде. Оный список есть с Новгородского.

 

5. Иоанн поп историк. После Симона дополнял в Новгороде поп Иоанн, так как он о себе в 1230-м году себя очевидцем написанных дел рассказывает. Сей много новгородских дел внес и обстоятельно, только дивно, что у него чудес, бывших в его время, не описано, хотя ему весьма могли быть ведомы. Он о битве Александра написал точно, что от него самого слышал про чудо от образа Богородицы знамения, в его церкви рассказываемое, но он обоих чудес не упомянул.

 

6. Новгородские. Псковские. Тайная канцелярия. Потом дополнение также разное, а более остаются с продолжением Никоновский, Новгородские, Псковский и Кириловский, однако всё один то, а другой другое обстоятельство более подробно изложил или сократил, прибавил и пропустил. Более же сочинители Степенной книги митрополиты Киприан и Макарий дополняли, которых по разным монастырям находились, а также и Никон в летописи им последовал. Немало же находим в монастырях разными и в домах знатных любопытностями дополненными, ибо знатные могли дела обстоятельно знать и случай имели из архив неизвестные другим обстоятельства присовокупить, каковых до царства Алексия Михайловича довольно находится. А оного государя дела и после него многие нужнейшие, а особенно военные, остались в забвении, и не знаю, где сыскать можно ли, хотя не без таких людей было, что его дела описывали, но погибели оной причина учрежденная им Тайная канцелярия, которой опасаясь, писать не смели или написанное истребили, и в архиве Разряда и других приказах едва ли с великим трудом найти что можно, ибо я, много о том прилежа, весьма мало нужного и обстоятельного сыскать смог. Однако ж, если архивы патриарший, дворцовый, рейтарский, иноземческий и стрелецкий искусному в истории разобрать, то, конечно, можно надеяться, что много нужное к известию найтись может. О Сенатском же и Иностранном архивах не упоминаю.

 

Содержание книги >>>