СЕМЕЙНОЕ ПРАВО РОССИИ

Установление отцовства в судебном порядке

 

Установление отцовства в судебном порядке. Установле­ние отцовства влечет необходимость несения отцом определен­ных законом обязанностей, возникающих в связи с рождением ребенка. Поэтому далеко не все лица при рождении ребенка у несостоящей с ними в браке женщины добровольно признают свое фактическое отцовство, уклоняясь от его "оформления" путем подачи соответствующего заявления в орган загса. Это нередко приводит к установлению происхождения ребенка от конкретного мужчины (отцовства) в судебном порядке по тре­бованию заинтересованных лиц.

К необходимым условиям установления отцовства лица в судебном порядке закон (ст. 49 СК) относит следующие обсто­ятельства: а) отсутствие зарегистрированного брака между родителями ребенка; б) отсутствие совместного заявления родителей или отца ребенка в орган загса об установлении отцовства; в) отсутствие согласия органа опеки и попечи­тельства на установление отцовства по заявлению отца ре­бенка в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места нахождения матери или в случае лишения ее родительских прав.

Инициатором установления отцовства в судебном порядке чаще всего выступает мать ребенка. Однако ст. 49 СК предус­мотрена возможность подачи заявления в суд об установлении отцовства и иными лицами. В частности, суд обязан принимать исковые заявления об установлении отцовства не только от матери, но и от отца ребенка. На практике такое может быть в случаях, если мать ребенка: а) отказалась подать совместное с отцом ребенка заявление в орган загса об установлении отцов­ства (ч. 1 п. 3 ст. 48 СК); б) если мать умерла, признана недеес­пособной, невозможно установить место ее нахождения либо она лишена родительских прав, а орган опеки и попечитель­ства не дал согласие на установление отцовства в органе загса только на основании заявления отца ребенка (см. ч. 1 п. 3 ст. 48 СК; п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9).

К числу лиц, имеющих право обратиться в суд с исковым заявлением об установлении отцовства, относится также опе­кун (попечитель) ребенка. Исковое заявление может быть по­дано и лицами, на иждивении которых находится ребенок, при этом они не являются его опекунами (попечителями). На прак­тике ими чаще всего являются близкие родственники ребенка (дедушка, бабушка, тетя, дядя и т. д.), хотя не исключено нахождение ребенка на иждивении и у совершенно посторон­них для него лиц. Обратиться в суд с требованием об установ­лении отцовства вправе и сам ребенок по достижении им со­вершеннолетия.

Учитывая, что законом не установлен срок исковой дав­ности по делам данной категории, отцовство может быть установлено судом в любое время после рождения ребенка. Одна­ко необходимо иметь в виду, что в силу п. 4 ст. 48 СК установ­ление отцовства в отношении лица, достигшего возраста во­семнадцати лет, допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным, - с согласия его опекуна или орга­на опеки и попечительства.

Дела об установлении отцовства рассматриваются судами в порядке искового производства. Естественно, что чаще все­го иск предъявляется к предполагаемому отцу, за исключени­ем весьма редко встречающихся в судебной практике случаев, когда иск подан им самим вследствие отказа матери подать в орган загса совместное заявление об установлении отцовства. Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлено требование о взыскании алиментов на несовер­шеннолетнего ребенка. С иском об установлении отцовства и взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка истец вправе по своему выбору обратиться в суд по месту житель­ства ответчика или в суд по своему месту жительства (ст. 118 ГПК). В случаях, если место пребывания лица, к которому предъявлен иск об установлении отцовства и взыскании али­ментов, неизвестно, то судом в соответствии со ст. 112 ГПК может быть объявлен его розыск.

Судебные споры об установлении отцовства относятся к категории достаточно сложных дел. Как правило, они продол­жительны по срокам рассмотрения и морально тяжелы для всех участвующих в них лиц.

Запись об отце ребенка, произведенная органом загса, является доказательством происхождения ребенка от указан­ного в ней лица. Поэтому при рассмотрении иска об установле­нии отцовства в отношении ребенка, отцом которого уже зна­чится конкретное лицо (п. 1 и 2 ст. 51 СК), оно должно быть обязательно привлечено судом к участию в деле, так как в случае удовлетворения заявленных требований прежние све­дения об отце должны быть исключены (аннулированы) из ак­товой записи о рождении ребенка*.

* См.: п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. №9.

Если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об установлении отцовства в орган загса, то суд должен выяснить, не означает ли это признание ответчиком своего отцовства, и обсудить вопрос о возможности принятия признания ответчиком иска и вынесения решения об удовлетворении заявленных требований (ч. 2 ст. 34, ч. 5 ст. 165 ГПК)*, а утверждать мировые соглаше­ния по данной категории дел суды не могут.

* См.: п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9.

Вопрос об основаниях установления отцовства в судеб­ном порядке заслуживает особого внимания. Ранее действовавшим законодательством (ч. 2 ст. 48 КоБС) предусматрива­лось, что при установлении отцовства суд принимает во внимание только следующие обстоятельства: а) совместное про­живание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка; б) или совместное воспитание либо содержание ими ребенка; в) или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства для установления судом отцовства. Достаточно было наличия одного из указанных обстоятельств. С принятием СК суд не связан подобными формальными ограничениями при решении вопроса об установлении отцовства. Теперь в каждом конкретном случае решение по исковому заявлению об установлении отцовства будет приниматься судом с учетом любых доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица (ст. 49 СК). Таким образом, суд должен установить один-единственный факт - действитель­ное происхождение ребенка.

В связи с существенным отличием предусмотренных дей­ствующим законодательством оснований для установления от­цовства от тех, что предусматривались в ст. 48 КоБС, и поло­жениями п. 1 ст. 168 и п. 1 ст. 169 СК о применении норм Ко­декса к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие, следует иметь в виду, что суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотре­нии дела об установлении отцовства - ст. 49 СК или ст. 48 КоБС, должен исходить из даты рождения ребенка. Так, в отношении детей, родившихся после введения в действие СК (то есть 1 мар­та 1996 г. и позднее этой даты), суд должен принимать во вни­мание любые доказательства, с достоверностью подтверждаю­щие происхождение ребенка от конкретного лица. В отноше­нии же детей, родившихся до введения СК в действие (то есть до 1 марта 1996 г.), суд, решая вопрос об отцовстве, дол­жен руководствоваться ч. 2 ст. 48 КоБС, принимая во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства ма­терью ребенка и ответчиком до рождения ребенка или совмес­тное воспитание либо содержание ими ребенка или доказа­тельства, с достоверностью подтверждающие признание от­ветчиком отцовства*. Поэтому ч. 2 ст. 48 КоБС будет приме­няться в судебной практике и впредь.

*См.: п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9.

Вместе с тем рассмотренное правило о применении зако­нодательства по основаниям установления отцовства следует применять на практике гибко, поскольку в силу ч. 2 ст. 306 ГПК формальные мотивы, связанные с необходимостью при­менения судом ст. 48 КоБС или ст. 49 СК (в зависимости от даты рождения ребенка), не всегда могут повлечь отмену су­дебного решения об установлении отцовства, если оно пра­вильно по существу, то есть получены достоверные доказа­тельства происхождения ребенка от конкретного лица. Харак­терным примером является следующее определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ*.

* См.: БВС РФ. 1997. № 10.

Мозговая обратилась в суд с иском к Сербину об установле­нии отцовства в отношении сына и взыскании алиментов, ссыла­ясь на следующие обстоятельства. В период с января до начала сентября 1993 г. она проживала с Сербиным единой семьей, вела с ним общее хозяйство, он заботился о ней и намерен был заре­гистрировать брак после оформления развода с женой. 21 апреля 1994 г. от Сербина у нее родился сын. Однако после рождения ребенка Сербин ее оставил и отказался признать себя отцом. Решением Советского районного суда г. Ростова-на-Дону (остав­ленным без изменения судебной коллегией Ростовского област­ного суда) иск удовлетворен.

Президиум Ростовского областного суда судебные постанов­ления отменил, считая, что нормы материального права приме­нены неправильно, и дело направил на новое рассмотрение. За­меститель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поста­вил вопрос об отмене постановления надзорной инстанции. Су­дебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 12 мая 1997 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 330 ГПК РСФСР основанием к отмене реше­ния, определения, постановления суда является неправильное применение или толкование норм материального права. Отменяя судебные постановления по делу, президиум областного суда указал на неправильное применение ст. 49 Семейного кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 марта 1996 г., при­ведя такие доводы.

Поскольку у Мозговой родился ребенок 21 апреля 1994 г., в отношении возникшего спора об отцовстве ребенка, по мнению президиума областного суда, подлежали применению нормы ма­териального права, действовавшие на момент рождения ребенка. Семейный кодекс Российской Федерации введен в действие с 1 марта 1996 г. (ч. 1 ст. 168 СК РФ), и его нормы в силу ч. 1 ст. 169 СК РФ применяются к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие. Президиум областного суда сослался также на разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 25 октября 1996 г. "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов", о том, что, поскольку обстоятельства для установления отцовства в судеб­ном порядке, предусмотренные ст. 49 СК РФ, существенно отли­чаются от тех, которые предусматривались ст. 48 КоБС РСФСР, при рассмотрении дел этой категории суд должен исходить из даты рождения ребенка.

Президиум правильно указал на допущенную судами пер­вой и кассационной инстанций ошибку при ссылке на норму ма­териального права. Однако неправильная ссылка в решении и кассационном определении на ст. 49 СК РФ по данному делу не могла служить основанием к пересмотру судебных постановле­ний.

Согласно ч. 2 ст. 48 КоБС РСФСР при установлении отцов­ства суд принимает во внимание совместное проживание и веде­ние общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рожде­ния ребенка или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства.

Как видно из материалов дела и содержания решения, рай­онный суд правильно определил обстоятельства, которые в соот­ветствии со ст. 48 КоБС РСФСР имеют юридическое значение для разрешения спора об отцовстве. Истица представила суду такие доказательства.

При вынесении решения районный суд сослался на показа­ния свидетелей Полигримовой и других, которые подтвердили обстоятельства совместного проживания сторон, посещения Сербиным Мозговой в родильном доме, его внимательного и забот­ливого отношения к ней до рождения ребенка, а также дал оцен­ку и показаниям свидетелей со стороны ответчика о его нор­мальных взаимоотношениях с женой. Суд принял во внимание и тот факт, что Сербии отказался от прохождения биологической экспертизы крови.

В соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР суд всесторонне и пол­но дал оценку представленным сторонами доказательствам в их совокупности и постановил обоснованное решение об удовлетво­рении иска. Основанием к пересмотру дела послужили формаль­ные мотивы, которые в силу ч. 2 ст. 306 ГПК РСФСР не могли повлечь отмены по существу правильного решения.

Совместное проживание и ведение общего хозяйства от­ветчиком с матерью ребенка до его рождения как основание установления отцовства по ч. 2 ст. 48 КоБС в отношении детей, родившихся до введения в действие СК, может подтверждаться наличием обстоятельств, характерных для семейных отноше­ний: проживание матери и предполагаемого отца ребенка в одном жилом помещении, совместное питание, взаимная забо­та друг о друге, приобретение имущества для совместного пользования и т. п. Характерно, что при ведении общего хо­зяйства затраты средств и труда обоих или одного из совмест­но проживающих лиц направлены на удовлетворение общих семейно-бытовых потребностей (приготовление пищи, стирка, уборка, закупки продуктов питания и предметов первой необ­ходимости). Таким образом, речь идет о наличии устойчивых, фактических семейных отношений между матерью ребенка и ответчиком. Закон не требует, чтобы их совместное прожива­ние и ведение общего хозяйства продолжались до самого рож­дения ребенка, не установлена законом и длительность подоб­ных отношений. Прекращение таких отношений сторон до рож­дения ребенка само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска об установлении отцовства, за исключением случаев, когда они были прекращены до начала беременности матери. Отсюда следует, что главным здесь яв­ляется установление факта семейных отношений на протяже­нии какого-то времени между матерью ребенка и ответчиком от момента зачатия ребенка до рождения ребенка. Не исклю­чено также, что отцовство по данному основанию может быть установлено в случаях, когда мужчина и женщина не прожи­вали совместно по объективным причинам (отсутствие собствен­ного жилья, проживание в разных общежитиях), но факти­чески семья сложилась и они вели "общее хозяйство в специ­фических условиях и формах. Так, если будет доказано, что ответчик регулярно приходил к истице, ночевал у нее (или наоборот), они вместе питались, приобретали вещи для совме­стного пользования, ответчик высказывал намерение "узако­нить" фактически сложившиеся семейные отношения и т. п. - о суд вправе сделать вывод о наличии оснований для уста­новления отцовства. Что же касается фактов взаимных посе­лений сторонами друг друга в целях проведения досуга (просмотр видеофильмов, компьютерные игры и т. п.), совместного питания (но не за счет общих средств, а на долевых началах), или случаев интимной близости истицы и ответчика, то они не могут являться основанием установления отцовства, так как все свидетельствуют о их совместном проживании и ведении общего хозяйства в том смысле, который вкладывает в это понятие закон.

Совместное проживание и ведение общего хозяйства ответчиком с матерью ребенка до его рождения может быть под­тверждено как свидетельскими показаниями, так и другими доказательствами.

Другим основанием установления отцовства, которое пре­дусматривается ч. 2 ст. 48 КоБС, является участие предполагаемого отца в воспитании либо содержании ребенка. Закон не требует, чтобы одновременно имели место и воспитание ре­бенка, и содержание ребенка. Суду достаточно установить хотя бы одно из этих обстоятельств, хотя зачастую предполагаемый отец ребенка одновременно может участвовать в расходах по содержанию ребенка и проявлять заботу и внимание к ребен­ку, то есть воспитывать.

Совместное воспитание ребенка имеет место, когда ребе­нок проживает с матерью и ответчиком (то есть предполагае­мым отцом) или ответчик общается с ребенком, проявляет о нем родительскую заботу и внимание (совместный отдых, игры; ответчик приводит или забирает ребенка из детского сада, встречает его при возвращении из школы, организует ребенку летний отдых и другие подобные факты). Под совместным со­держанием ребенка матерью и ответчиком следует понимать нахождение ребенка на их иждивении или оказание ответчи­ком систематической помощи в содержании ребенка, незави­симо от размера этой помощи. Материальная помощь ответчи­ка должна быть постоянной, а не носить эпизодический или единичный характер. Возможно и ее оказание родственниками предполагаемого отца (бабушкой, дедушкой ребенка и т. д.), если сам отец не имеет такой возможности по каким-либо причинам (безработный, болезнь, нахождение за рубежом, призыв на военную службу и т. д.). Содержание ответчиком ребен­ка может быть подтверждено как письменными доказатель­ствами (квитанции о переводе денег, справки и счета об оплате товаров и услуг и т. п.), так и иными доказательствами, включая свидетельские показания.

Третьим основанием установления отцовства по ч. 2 ст. 48 КоБС являются доказательства, с достоверностью подтверж­дающие признание ответчиком своего отцовства. Если совмес­тное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребен­ка и предполагаемым отцом, а также воспитание либо содер­жание ими ребенка объективно свидетельствуют о предпола­гаемом отцовстве лица, то в данном случае речь идет о субъек­тивном, личном отношении лица к своему отцовству. К доказа­тельствам признания отцовства могут относиться письма отве­тчика, его анкеты, заявления и другие фактические данные. Такое признание могло быть выражено им как в период бере­менности матери, так и после рождения ребенка. Признание предполагаемым отцом своего отцовства может подтверждать­ся также показаниями свидетелей (родственников, друзей, зна­комых), вещественными доказательствами (например, фото­графией с надписью "на память дочери или сыну"). Решая воп­рос о допустимости доказательств, суд будет учитывать - пря­мо или косвенно они свидетельствуют о признании лицом сво­его отцовства.

Сами по себе рассмотренные обстоятельства (совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком до рождения ребенка, или совместное воспитание либо содержание ими ребенка, или доказательства, с досто­верностью подтверждающие признание ответчиком отцовства) не всегда могут послужить основанием для безусловного и бес­спорного вывода об отцовстве лица. Судом должны быть при­няты во внимание и обязательно проверены те или иные до­воды ответчика, опровергающие сведения о его отцовстве (не­способность к оплодотворению по состоянию здоровья, отсут­ствие ответчика в месте совместного проживания с матерью ребенка на момент зачатия ребенка и т. п.). Поэтому, если в процессе рассмотрения спора об установлении отцовства под­тверждается одно из оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 48 КоБС, но ответчик не признает себя отцом ребенка, суд для выяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, может назначить судебно-медицинскую экспертизу (с целью оп­ределения времени зачатия ребенка; установления того, спо­собен ли ответчик иметь детей, если он ссылается на неспособ­ность к деторождению; с целью исключения отцовства ответ­чика по признакам крови матери, ребенка и ответчика). Дан­ные экспертизы могут быть использованы судом с целью исключения отцовства ответчика.

Рассмотренные основания установления отцовства в судеб­ном порядке применяются в отношении детей, родившихся до 1 марта 1996 г., но они могут быть приняты во внимание судом и в отношении детей, родившихся после 1 марта 1996 г. Одна­ко при этом они уже не будут иметь обязательного характера для суда по сравнению с иными доказательствами, то есть они не могут быть признаны доказательствами, с достоверностью подтверждающими отцовство.

При установлении отцовства в отношении детей, родив­шихся после 1 марта 1996 г., суд принимает во внимание лю­бые доказательства (фактические данные), достоверно под­тверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Эти доказательства должны быть установлены с использовани­ем средств доказывания, перечисленных в ст. 49 ГПК, - объяс­нения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письмен­ные доказательства, вещественные доказательства, заключе­ния экспертов. Например, к доказательствам отцовства конк­ретного лица могут быть отнесены различные документы (пись­ма ответчика, заявления по месту работы об оказании матери­альной помощи), устные заявления ответчика, соответствую­щее поведение ответчика во время беременности матери и после рождения ребенка (забота о матери, посещение ее в родиль­ном доме, встреча матери с новорожденным, поздравления с новорожденным, подбор имени ребенка и т. п.). Они могут пря­мо или косвенно свидетельствовать о том, что отцом ребенка является ответчик. В основу решения суда могут быть положе­ны и иные доказательства. Причем ни одно из них не может иметь приоритетного характера и должно рассматриваться лишь в совокупности с другими доказательствами, подтверждающи­ми или опровергающими представленные лицами, участвую­щими в деле, данные.

Не имеет существенного значения, к какому периоду вре­мени относятся добытые судом доказательства отцовства пред­полагаемого отца. Они могли быть зафиксированы как во вре­мя беременности матери (например, высказанное ответчиком желание иметь ребенка в результате факта интимной связи с женщиной, забота о матери будущего ребенка и др.), так и после рождения ребенка.

В необходимых случаях для разъяснения возникающих вопросов, связанных с происхождением ребенка, судом с учетом мнения сторон и обстоятельств дела (например, требую­щих специальных познаний в области медицины или биологии), может быть назначена экспертиза. Это возможно как при подготовке дела об установлении отцовства к судебному разбира­тельству, так и в ходе рассмотрения дела.

В этой связи следует отметить значение судебно-биологической экспертизы крови ребенка, ответчика и матери. Если ранее такая экспертиза могла лишь исключить отцовство от­ветчика, но не подтвердить его, то сейчас экспертиза крови, проведенная методом "геномной или генетической дактилоско­пии", позволяет с очень высокой степенью вероятности устано­вить - является ли ответчик биологическим отцом ребенка*. Вместе с тем заключение экспертизы по вопросу о происхож­дении ребенка, в том числе проведенной методом "генетичес­кой дактилоскопии", в силу ст. 78 ГПК является лишь одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в сово­купности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК никакие доказатель­ства не имеют для суда заранее установленной силы**. Что же касается случаев неявки стороны на экспертизу по делам об установлении отцовства, когда без этой стороны экспертизу провести невозможно, либо непредставления экспертам необ­ходимых предметов исследования, то сами по себе они не яв­ляются безусловным основанием для признания судом уста­новленным или опровергнутым факта, для выяснения которо­го экспертиза была назначена. Вопрос об этом разрешается су­дом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не представила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение эксперти­зы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокуп­ности (ч. 3 ст. 74 ГПК)***.

* См.: Практика рассмотрения межмуниципальными народными судами г. Москвы гражданских дел по спорам, вытекающим из семейных право­отношений // Хозяйство и право. 1995. № 12. С. 139.

** См.: п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. №9.

*** Там же.

Следует учитывать, что суд вправе в порядке особого производства (ст. 245-251 ГПК) установить факт отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, в случае смерти этого лица. Такой факт может быть установлен в отношении детей, родившихся 1 марта 1996 г. и позднее, при наличии до­казательств, с достоверностью подтверждающих происхожде­ние ребенка от данного лица (ст. 49 СК), а в отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г., - при наличии доказательств, подтверждающих хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 48 КоБС РСФСР*.

* См.: п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. №9.

Решение суда об установлении отцовства или об отказе в установлении отцовства должно основываться на всесторонне проверенных данных, подтверждающих или опровергающих заявленные требования истца. В зависимости от конкретных обстоятельств дела судом могут быть как приняты во внима­ние, так и отклонены любые представленные сторонами дока­зательства, но при этом ни одно из них не может иметь при­оритетного характера по отношению к другим доказательствам.

В резолютивной части решения суда, удовлетворяющего требования об установлении отцовства, должны содержаться сведения, необходимые для регистрации акта об установлении отцовства в органах записи актов гражданского состояния (фа­милия, имя, отчество отца; число, месяц, год и место его рождения; национальность; место постоянного жительства и работы), так как оно служит основанием для регистрации от­цовства в органах загса. Если истцом было предъявлено также требование о взыскании алиментов на ребенка, то алименты присуждаются со дня предъявления иска (п. 2 ст. 107 СК). Взыс­кание алиментов за прошлое время в данном случае исключа­ется, поскольку до удовлетворения иска об установлении от­цовства ответчик не был обязан уплачивать алименты, так как его отцовство не было удостоверено в установленном порядке. А следовательно, отсутствовали правовые отношения между ним и ребенком.

В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с его матерью и по каким-либо причинам не подавало заявление в орган загса о добро­вольном признании отцовства, суд в соответствии со ст. 50 СК вправе установить факт признания им отцовства. Факт призна­ния отцовства устанавливается судом по правилам особого про­изводства (ст. 245-251 ГПК) на основании всесторонне прове­ренных данных. При этом судом могут быть приняты во внима­ние любые доказательства, достоверно подтверждающие факт признания лицом своего отцовства, выраженные в устной или письменной форме, включая свидетельские показания. Однако необходимо иметь в виду, что факт признания отцовства мо­жет быть установлен судом только при условии, что не возни­кает спора о праве. Если же такой спор возникает (например, по поводу наследственного имущества), заявление об установ­лении факта признания отцовства оставляется судьей без рас­смотрения и заинтересованным лицам разъясняется их право на предъявление иска на общих основаниях*.

* См.: п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9.

В качестве заявителя по делу об установлении факта при­знания отцовства в большинстве случаев выступает мать ре­бенка или его опекун (попечитель). Не исключена подача в суд подобного заявления и самим ребенком по достижении им со­вершеннолетия. К участию в деле должны быть привлечены заинтересованные граждане и организации, например воспи­тательные учреждения, в которых содержатся несовершенно­летние дети, оставшиеся без попечения родителей, наследни­ки умершего гражданина.

В отношении детей, родившихся до 1 октября 1968 г. (с 1 ок­тября 1968 г. были введены в действие Основы законодатель­ства Союза ССР и союзных республик о браке и семье*) от лиц, не состоявших в браке между собой, суд вправе устано­вить факт признания отцовства в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, лишь при условии, что ребе­нок находился на иждивении этого лица к моменту его смерти либо ранее**. Факт иждивения может быть установлен судом как в случае, когда ребенок находился на иждивении лица к моменту его смерти, так и ранее, если это лицо признавало себя его отцом. При этом под иждивением следует понимать нахождение ребенка на полном содержании умершего лица или получение от него регулярной, систематической помощи, ко­торая была для ребенка основным и постоянным источником существования.

* ВВС СССР. 1968. №27. Ст. 241.

** См.: ст. 9 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 октября 1969 г. "О порядке введения в действие Кодекса о браке и семье РСФСР"// ВВС РСФСР. 1969. № 43. Ст. 1290; п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9.

Установление факта нахождения ребенка на иждивении предполагаемого отца может рассматриваться в качестве од­ного из возможных доказательств факта признания им отцовства и в отношении детей, родившихся после 1 октября 1968 г. Однако, теперь указанное обстоятельство не имеет решающе­го значения и должно оцениваться судом в совокупности с дру­гими доказательствами. Резолютивная часть решения суда об установлении факта признания отцовства должна содержать сведения, необходимые для регистрации указанного факта в органах загса.

Правовые последствия добровольного или судебного уста­новления отцовства. В соответствии со ст. 47 СК взаимные права и обязанности родителей и детей основываются на факте происхождения детей от данных родителей, удостоверенном в установленном законом порядке. В этой связи объем прав и обя­занностей родителей по отношению к ребенку с момента его рождения не может зависеть от характера отношений между родителями, в том числе и от того - состоят ли они в зареги­стрированном браке или нет. Для возникновения взаимных прав и обязанностей родителей и детей важно соблюдение предус­мотренного СК порядка установления материнства и отцовства. Поэтому в соответствии со ст. 53 СК при добровольном уста­новлении отцовства или установлении отцовства в судебном порядке дети, родившиеся от не состоящих в браке родите­лей, имеют такие же права и обязанности по отношению к родителям и их родственникам, какие имеют дети, родившие­ся от лиц, состоящих в браке между собой. Таким образом, в случае установления отцовства в добровольном или судебном порядке ребенок, рожденный вне брака, наделяется законом равными правами с ребенком, рожденным в браке. Причем пра­воотношения между ребенком и отцом, а также родственника­ми отца возникают с момента рождения ребенка, а не со дня установления отцовства.

Закрепленная в ст. 53 СК норма имеет большое значение с учетом устойчивой тенденции увеличения в РФ количества детей, рожденных женщинами, не состоящими в браке. По данным Государственного комитета РФ по статистике удель­ный вес этих детей от общего количества новорожденных воз­рос от 14,6% в 1990 г. до 21,1% в 1995 г. Только в 1993-1995 гг. органами загса зарегистрировано 814 770 случаев рождения "внебрачных" детей*.

* См.: Семья в России. Статистический сборник. М., 1996. С. 52-55.

Аналогичный подход к обеспечению прав внебрачных де­тей закреплен в семейном законодательстве большинства зарубежных государств. Следует отметить, что в некоторых стра­нах Европы равенство прав детей, родившихся от состоящих в браке родителей, и детей, родившихся от лиц, не состоящих в браке между собой, закреплено даже в конституциях. Так, в Конституции Германии (ст. 6) закреплено, что внебрачным де­тям обеспечиваются в законодательном порядке такие же ус­ловия их физического и умственного развития и их положения в обществе, как и детям, родившимся в браке*. Конституцией Италии предусмотрено, что закон обеспечивает детям, рож­денным вне брака, всю защиту юридического и нравственного характера, совместимую с правами членов законной семьи**.

* См.: Конституция Германии. В сб.: Конституции зарубежных государств. М., 1997. С. 155.

** См.: Ст. 30 Конституции Итальянской Республики. Там же. С. 249.

Конституция Испании (ст. 39) устанавливает, что родите­ли должны оказывать помощь своим несовершеннолетним де­тям независимо от того, рождены они в браке или вне брака. В свою очередь, публичные власти должны обеспечивать всесто­роннюю защиту детей, равных перед законом вне зависимости от происхождения и гражданского состояния матерей*. Соглас­но ст. 36 Конституции Португалии запрещена какая-либо дис­криминация внебрачных детей**.

* См.: Конституция Испании. Там же. С. 307.

** См.: Конституция Португалии. В сб.: Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Окунькова Л. А. М., 1997. С. 530.

Равенство прав детей, рожденных в браке и вне брака, закреплено также конституционным законодательством стран Восточной Европы (Албании, Болгарии, Румынии, Словацкой Республики, Республики Словения, Чешской Республики)* и стран - участниц СНГ (Республики Молдова, Республики Уз­бекистан, Украины)**.

* См.: Ст. 33 Конституционного закона Республики Албании "Об основных конституционных положениях". В сб.: Конституции государств Центральной и Восточной Европы / Отв. ред. Варламова Н. М., 1997. С. 52; Ст. 47 Конституции Республики Болгарии. Там же. С. 67; Ст. 44 Конституции Румы­нии. Там же. С. 277; Ст. 41 Конституции Словацкой Республики. Там же. С. 326; Ст. 54 Конституции Республики Словения. Там же. С. 375; Ст. 32 Хартии основных прав и свобод Чешской Республики. Там же. С. 524.

** См.: Ст. 50 Конституции Республики Молдова. В сб.: Новые конституции стран СНГ и стран Балтии. Вып. 2 / Под ред. Михалевой Н. А. М., 1997. С. 321; Ст. 65 Конституции Республики Узбекистан. Там же. С. 460; Ст. 51 Консти­туции Украины. Там же. С. 522.

У ребенка, рожденного женщиной, не состоящей в браке, и отцовство, в отношении которого не установлено в добровольном или судебном порядке, правоотношения возникают только с матерью и ее родственниками.

 

К содержанию книги:  Семейное право России

 



Смотрите также:

 

Семейное право. Учебник   Семейное право. Вопросы и ответы  Семейное право. Схемы, комментарии

 

  Основные институты семейного права. Семейное право. Закон 1902 г ...

Семейное право. Основные институты семейного права, сложившиеся еще в XVIII — XIX вв., продолжали действовать и в начале XX в., но некоторые изменения ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/188.htm

 

  Семейное право в наибольшей степени зависело от принадлежнос¬ти ...

Семейное право в наибольшей степени зависело от принадлежности человека к той или иной религии, церкви. Тем не менее и светская власть вносила определенные ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/17.htm

 

  Семейное право. В области семейных отношений наряду с писа¬ным ...

Семейное право. В области семейных отношений наряду с писаным правом широко применялись нормы обычного права, которое особенно долго удерживалось среди ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/99.htm

 

  Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с ...

Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с каноническими правилами. Первоначально здесь действовали обычаи, связанные с языческим культом. ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/35.htm

 

  Семейное право. Эта отрасль также не получила детальной раз ...

Семейное право. Эта отрасль также не получила детальной разработки. Имелись лишь отдельные нормы в Уложении Василия Лупу. В основном брачно-семейные ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/124.htm

 

  Семейное право

Семейное право. Подчинение церкви государству сказалось и на семейном праве, традиционно соответствовавшем каноническим нормам. ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/160.htm

 

  История отечественного государства и права

Семейное право · Глава 5. Государство и право Руси в период феодальной раздробленности (ХП — XIV вв.) § 1. Владимиро-Суздальское княжество ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/

 

  Изменения в семейном праве.

Изменения в семейном праве. Постепенно, но неуклонно проникали демократические нововведения и в английское семейное право: в 1836 г. получил признание ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-5/154.htm

 

  Семейное и наследственное право.

Семейное и наследственное право. Семья представляла собой ячейку аула, состоявшего из нескольких родственных семей и зависимых пастухов, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/150.htm

   

Последние добавления:

 

Римское частное право   Римское право  Международное публичное экономическое право