СЕМЕЙНОЕ ПРАВО РОССИИ

Отмена усыновления: основания, порядок, правовые последствия

 

Отмена усыновления: основания, порядок, правовые по­следствия. Основанием прекращения усыновления согласно ст. 140 СК является его отмена в судебном порядке. Положе­ние об отмене усыновления в судебном порядке действовало и прежде (ст. 111 КоБС). Вместе с тем предусмотренный Семей­ным кодексом институт отмены усыновления имеет принципи­альное отличие от ранее существовавшего порядка отмены усы­новления. Оно состоит в том, что прежним законодательством предусматривалась отмена судом решения об усыновлении, при­нятого в административном порядке (главой местной админис­трации, а при усыновлении иностранными гражданами ребен­ка - гражданина Российской Федерации - органом исполни­тельной власти субъекта Российской Федерации), тогда как сейчас речь уже идет об отмене решения суда об установлении усыновления, принятого в порядке, установленном ст. 125 СК и гл. 291 ГПК.

Порядок предъявления и рассмотрения иска об отмене усыновления регламентируется гражданско-процессуальным законодательством с учетом правил, предусмотренных ст. 140— 142 СК (об основаниях отмены усыновления и лицах, имеющих право предъявить требование об отмене усыновления). Отмена усыновления допускается, по общему правилу, только до до­стижения усыновленным ребенком возраста совершеннолетия (ст. 144 СК).

Дела об отмене усыновления рассматриваются судом в порядке искового производства. Обязательное участие в рас­смотрении таких дел должен принимать орган опеки и попечи­тельства, так как они относятся к категории споров, связан­ных с воспитанием детей (п. 2 ст. 140 СК). Требование об учас­тии органа опеки и попечительства в разрешении спора выте­кает из определенных семейным и гражданским законодатель­ством задач органов опеки и попечительства и направлено на обеспечение надлежащей защиты законных прав и интересов усыновленных детей. Орган опеки и попечительства обязан про­вести обследование условий жизни усыновленного ребенка и представить суду заключение о соответствии отмены усынов­ления интересам ребенка (ст. 78 СК).

Такое же заключение по существу дела после судебных прений лиц, участвующих в деле, дает и прокурор, который в соответствии с п. 2 ст. 140 СК также обязан участвовать в раз­решении дела об отмене усыновления (в любом случае со ста­дии судебного разбирательства).

В отличие от КоБС (ст. 111-112) Семейный кодекс не предусматривает признания усыновления в судебном порядке недействительным. Учитывая это, суд вправе признать недей­ствительным на основании ст. 112 КоБС усыновление, произ­веденное только до введения в действие СК в случае, когда решение об усыновлении было основано на подложных доку­ментах или когда усыновителем являлось лицо, лишенное ро­дительских прав либо признанное в установленном законом порядке недееспособным или ограниченно дееспособным, а так­же при фиктивности усыновления. Усыновление, произведен­ное с указанными выше нарушениями после введения в дей­ствие СК, но до введения в действие судебного порядка усынов­ления (то есть с 1 марта по 26 сентября 1996 г.), как разъяснено в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 9, может быть признано судом недействительным, если это отвечает интересам ребенка. Если указанные наруше­ния были допущены при усыновлении ребенка в судебном по­рядке, то они могут явиться основанием к отмене судебного решения и отказу в удовлетворении заявления об усыновле­нии, а не для признания усыновления недействительным. Этот вопрос также решается судом исходя из интересов ребенка.

Основания к отмене усыновления ребенка. Рассматривая основания к отмене усыновления ребенка, необходимо подчер­кнуть, что отмена усыновления допускается СК лишь тогда, когда усыновление перестает соответствовать интересам ре­бенка. Бесспорные основания (обстоятельства) для отмены усы­новления указаны в п. 1 ст. 141 СК: а) усыновители уклоняются от выполнения возложенных на них родительских обязаннос­тей; злоупотребляют родительскими правами; б) усыновители жестоко обращаются с усыновленным ребенком; в) усыновите­ли являются хроническими алкоголиками или наркоманами - то есть речь идет о виновном поведении усыновителей, проти­воречащем интересам усыновленного ими ребенка, о ненадле­жащем выполнении ими своих обязанностей по воспитанию ребенка. Характерно, что названные обстоятельства являются основаниями и для лишения родителей родительских прав. Од­нако в случае виновного поведения усыновителей может быть поставлен вопрос именно об отмене усыновления, а не о ли­шении усыновителей родительских прав, так как родительс­кие права и обязанности возникают у усыновителей в резуль­тате усыновления, а не происхождения от них детей.

При установлении обстоятельств, свидетельствующих о виновном противоречащем интересам ребенка поведении усы­новителей, суд выносит решение об отмене усыновления.

Исходя из интересов ребенка и с учетом мнения ребенка суд вправе отменить усыновление и по другим, кроме выше­названных, основаниям (п. 2 ст. 141 СК). Это могут быть раз­личные обстоятельства, не обязательно возникающие по вине усыновителей, но в любом случае влияющие на интересы ре­бенка. В Семейном кодексе не приводится даже примерный перечень этих других оснований для отмены усыновления в интересах усыновленного ребенка. Этим, в частности, отмена усы­новления отличается от лишения родительских прав (перечень оснований для лишения родительских прав, приведенный в за­коне, является исчерпывающим).

Существенно, что являвшаяся и прежде обязательной норма о соблюдении интересов ребенка при отмене усыновле­ния (ст. 113 КоБС) дополнена новым положением о необходи­мости учета мнения ребенка по поводу отмены усыновления. Ведь в случае нежелания ребенка вернуться к родителям им будет сложно после отмены усыновления и восстановления ро­дительских прав установить психологический контакт с ребен­ком, что может негативно сказаться на воспитательном про­цессе в целом. В этой связи следует отметить, что ранее в законе имелось указание на необходимость получения согла­сия усыновленного ребенка на отмену усыновления, но только после достижения им десятилетнего возраста и лишь при за­явлении требования об отмене усыновления родителями, когда усыновление было произведено без их согласия (ч. 2 ст. 114 КоБС). Представляется, что используемая в п. 2 ст. 141 СК фор­мулировка является более гибкой, позволяющей найти разум­ный компромисс между интересами ребенка и его мнением в отношении отмены (или сохранения) усыновления. Безусловно, что решение об отмене усыновления должно приниматься су­дом с учетом мнения ребенка, если только оно не противоре­чит его собственным интересам. В том случае, когда ребенок в силу малолетнего возраста, умственного развития или иных при­чин не может дать объективную оценку поведению усыновите­лей и не осознает его негативных последствий для себя, то суд в соответствии со ст. 57 СК может принять решение об отмене усыновления и вопреки мнению усыновленного ребенка.

К выяснению мнения ребенка об отмене усыновления не­обходимо подходить деликатно даже тогда, когда установле­ны обстоятельства, которые дают основания для отмены усы­новления именно в интересах ребенка (например, усыновите­ли страдают хроническим алкоголизмом, ведут аморальный образ жизни, не могут создать условий для надлежащего вос­питания ребенка и т. п.). Если же усыновленный ребенок ранее не был осведомлен о своем усыновлении, то раскрытие тайны усыновления может тяжело отразиться на его моральном и даже психическом состоянии. В этой связи конкретные формы выяснения мнения ребенка об отмене усыновления должны определяться судом с учетом конкретной ситуации и рекомен­даций участвующего в рассмотрении дела органа опеки и попе­чительства.

Нередко с просьбой об отмене усыновления обращаются лица, усыновившие детей своего супруга (пасынков, падче­риц) и в последующем расторгшие брак с матерью (отцом) усы­новленного ребенка. Однако изменение отношений усыновите­ля с родителем ребенка не может являться безусловным осно­ванием для отмены усыновления, поскольку усыновитель при­нимает на себя обязанности перед усыновленным ребенком, а не перед его матерью или отцом. Лишь в отдельных случаях возможна отмена усыновления ребенка отчимом (мачехой) - когда мать (отец) ребенка препятствуют участию усыновителя в воспитании ребенка, общению с ним, ссылаясь при этом на повторное вступление в брак, и требуют от усыновителя лишь уплаты алиментов и т. п., то есть если сохранение отношений по усыновлению противоречит интересам ребенка.

Возможны ситуации, когда взаимоотношения между ребен­ком и усыновителями (усыновителем) не сложились в результате объективных причин (ребенок помнит своих родителей, родных, недоброжелательно относится к членам семьи усыновителя, име­ются отклонения в поведении ребенка, развитии и др.). Решение суда в такой ситуации будет зависеть от заключения органа опеки и попечительства по результатам обследования условий жизни и воспитания усыновленного ребенка. В нем могут содержаться ре­комендации суду об отмене или сохранении усыновления. Если суд посчитает, что отмена усыновления даже при таких обстоя­тельствах противоречит интересам ребенка, а, кроме того, есть перспективы улучшения отношений между ребенком и усынови­телями (усыновителем), в иске об отмене усыновления будет от­казано, а усыновителям может быть предложено принять меры к налаживанию взаимоотношений с ребенком.

При обращении усыновителей с требованием об отмене усыновления в связи с тем, что ребенок страдает тяжелым заболеванием, препятствующим нормальному воспитанию в семье, важно не только выяснить причину заболевания, но и установить - было ли известно усыновителям (усыновителю) о недуге ребенка на момент усыновления и как обеспечивали усыновители его лечение. Закон не содержит по этому поводу никаких указаний. Как правило, если недуг у ребенка наступил после его усыновления, то он не может сам по себе являться основанием для отмены усыновления. В тех же случаях, когда усыновители считали, что взяли на воспитание здорового ре­бенка, а впоследствии у усыновленного было обнаружено врож­денное или наследственно-обусловленное заболевание, то суд может принять решение по иску усыновителей с учетом зак­лючения органа опеки и попечительства о целесообразности отмены усыновления. Не исключено, что усыновление будет и отменено, но только в интересах ребенка, связанных, напри­мер, с необходимостью прохождения курса лечения в стацио­нарном лечебном учреждении специального типа. Другое дело, когда усыновители пытаются уклониться от воспитания и содержания усыновленного ребенка путем его помещения без достаточных оснований в учреждение здравоохранения. Если в последующем усыновители отказываются взять ребенка домой, то их действия могут быть расценены как виновное поведение, влекущее отмену усыновления в судебном порядке*.

* См. напр.: Беспалов Ю. Судебная защита семейных прав и интересов ребен­ка // Российская юстиция. 1996. № 12. С. 24.

Основанием для отмены усыновления могут послужить и другие причины, например, касающиеся самих усыновителей (безвестное отсутствие, тяжелая болезнь, ухудшение материального положения, существенное изменение семейного по­ложения и т. п.), или же причины, связанные с изменением после усыновления обстоятельств, сделавших возможным само усыновление (родитель выздоровел и признан судом дееспо­собным, суд отменил решение о признании родителя безвест­но отсутствующим в связи с его явкой и др.)

Таким образом, суд, исходя из п. 2 ст. 141 СК, вправе отменить усыновление ребенка и при отсутствии виновного по­ведения усыновителя, когда по обстоятельствам, как завися­щим, так и не зависящим от усыновителя, не сложились отно­шения, необходимые для нормального развития и воспитания ребенка. К таким обстоятельствам, в частности, можно отнес­ти отсутствие взаимопонимания в силу личных качеств усыно­вителя и (или) усыновленного, в результате чего усыновитель не пользуется авторитетом у ребенка либо ребенок не ощуща­ет себя членом семьи усыновителя; выявление после усынов­ления умственной неполноценности или наследственных откло­нений в состоянии здоровья ребенка, существенно затрудняю­щих либо делающих невозможным процесс воспитания, о на­личии которых усыновитель не был предупрежден при усы­новлении; восстановление дееспособности родителей ребенка, к которым он сильно привязан и не может забыть их после усыновления, что отрицательно сказывается на его эмоцио­нальном состоянии, и т. п. Суд вправе отменить в указанных случаях усыновление исходя из интересов ребенка и с учетом мнения самого ребенка, если он достиг возраста десяти лет*.

* См.: п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 9.

Как видим, обстоятельства, вызывающие необходимость отмены усыновления в интересах ребенка, весьма разнообраз­ны. Суд в каждом конкретном случае с учетом всех обстоя­тельств дела, заключения органа опеки и попечительства и обязательно мнения ребенка будет принимать соответствую­щее решение по иску об отмене усыновления (удовлетворить иск или отказать в иске).

Лица, имеющие право требовать отмены усыновления ре­бенка. К лицам, имеющим права требовать отмены усыновле­ния, относятся: а) родители ребенка; б) усыновители ребенка; в) усыновленный ребенок, достигший возраста четырнадцати лет; г) орган опеки и попечительства; д) прокурор. По сравне­нию с прежним законодательством (ст. 114 и 115 КоБС) их пе­речень уточнен и расширен в результате включения в него усыновителей ребенка и самого усыновленного ребенка, дос­тигшего возраста четырнадцати лет. Таким образом, усыновленные дети после достижения указанного возраста обладают гражданской процессуальной дееспособностью по делам об от­мене усыновления. Что касается родителей усыновленного ре­бенка, то они вправе обратиться в суд с иском об отмене усы­новления по основаниям, предусмотренным ст. 141 СК, но в любом случае речь будет идти о несоответствии сложившихся в результате усыновления условий жизни ребенка и его взаи­моотношений с усыновителями интересам ребенка.

Из содержания ст. 142 СК, очевидно, что требование об отмене усыновления вправе предъявить только заинтересо­ванные лица. Причем этот интерес может иметь как личный характер (родители, усыновители ребенка, усыновленный ре­бенок, достигший возраста четырнадцати лет), так и вытекать из функций государственных и иных органов (прокурор, орган опеки и попечительства).

Предъявление иска органом опеки и попечительства или прокурором является необходимым в случаях отсутствия у ре­бенка родителей или когда в интересах ребенка необходимо безотлагательно принять решение об отмене усыновления, если установлено виновное поведение усыновителей (уклонение от выполнения обязанностей по воспитанию или злоупотребление своими правами, жестокое обращение с ребенком, амораль­ное или антиобщественное поведение, оказывающее вредное влияние на ребенка, хронический алкоголизм или злоупотреб­ление наркотиками и др.).

Право прокурора (или его заместителя) на обращение в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов других лиц непосредственно предусмотрено законом и вытекает из его полномочий по осуществлению надзора за соблюдением законодательства о правах и свободах человека. Более того, к обязанности работников прокуратуры прямо отнесено предъяв­ление и поддержание иска в суде в тех случаях, когда нару­шены права лиц, которые по состоянию здоровья или возрасту (например, несовершеннолетние) не могут лично их отстаи­вать (ст. 41 ГПК; ст. 26-27, 36 Закона о прокуратуре РФ).

Усыновленный ребенок, не достигший возраста четырнад­цати лет, не может самостоятельно обратиться в суд с требо­ванием об отмене усыновления. Однако о своем желании отме­нить усыновление усыновленный ребенок вправе сообщить орга­нам опеки и попечительства или прокурору (речь идет о ситу­ации, когда факт усыновления не является для ребенка тай­ной). Таким же образом могут поступить государственные и общественные организации, а также граждане (супруг усыно­вителя, родственники усыновленного ребенка), считающие, что усыновление не соответствует интересам ребенка, так как са­мостоятельно они не вправе предъявить иск об отмене усы­новления. В подобных ситуациях вопрос о необходимости предъявления иска об отмене усыновления решается только органом опеки и попечительства или прокурором.

В отличие от КоБС (ст. 111 и 114) в Семейном кодексе не определены конкретные лица и органы, к которым должно быть предъявлено требование об отмене усыновления. Как прави­ло, ответчиками по делам данной категории являются усыно­вители, иск к которым предъявляется в суд по месту их жи­тельства. Однако в тех случаях, когда иск об отмене усыновле­ния предъявлен родителями усыновленного, а данные об усы­новителях им неизвестны, то требование об отмене усыновле­ния предъявляется к органу опеки и попечительства по месту нахождения этого органа. Последний обязан известить об этом усыновителя, которого суд вправе привлечь к участию в деле независимо от его желания (ст. 36 и п. 5 ч. 1 ст. 142 ГПК). Если иск об отмене усыновления предъявляется самим усыновите­лем, то надлежащим ответчиком по делу будет усыновленный ребенок, права и интересы которого будут представлять и за­щищать лица, указанные в п. 1 ст. 56 СК, прежде всего орган опеки и попечительства и прокурор*.

* См.: п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. № 9.

Правовые последствия отмены усыновления ребенка. От­мена судом усыновления в соответствии с п. 1 ст. 143 СК, по общему правилу, независимо от оснований принятия такого решения, влечет одинаковые правовые последствия, которые заключаются в прекращении взаимных личных неимуществен­ных и имущественных прав и обязанностей усыновленного ре­бенка и усыновителей (родственников усыновителя) с восста­новлением прав и обязанностей ребенка и его родителей (род­ственников родителей). Усыновление прекращается со дня вступления в законную силу решения суда об отмене усынов­ления (п. 3 ст. 140 СК), то есть на будущее время.

В отличие от прежнего законодательства (ст. 117 КоБС) восстановление правовых отношений между ребенком и его родителями (родственниками родителей) производится не ав­томатически, а только в том случае, если этого требуют инте­ресы ребенка, о чем должно быть прямо указано в решении суда об отмене усыновления.

Поэтому не исключены ситуации, когда восстановление правовых отношений ребенка с его родителями не только не­возможно (родители умерли, неизвестны, лишены родительс­ких прав), но и нецелесообразно с учетом интересов ребенка (родители отказываются после отмены усыновления взять ре­бенка на воспитание, родители являются хроническими алко­голиками и т. п.).

При отмене усыновления ребенок по решению суда переда­ется родителям (п. 2 ст. 143 СК). Естественно, что подобное реше­ние чаще всего принимается судами в тех случаях, когда иници­аторами отмены усыновления являлись сами родители. При от­сутствии родителей, а также, если передача ребенка родителям противоречит его интересам, ребенок передается на попечение органов опеки и попечительства. По вопросу о дальнейшей судь­бе ребенка суду может быть дано заключение органа опеки и попечительства, в котором исходя из конкретных обстоятельств дела указывается: следует ли возвращать ребенка к родителям при отмене усыновления или он будет направлен в детское вос­питательное учреждение определенного типа, где и будет ре­шен вопрос о его дальнейшем воспитании (передача под опеку, попечительство, в приемную семью, на повторное усыновление). Обстоятельства, которые могут препятствовать возвращению ре­бенка родителям, Семейным кодексом не определены. Поэтому суд, решая вопрос о дальнейшей судьбе ребенка (передать его родителям или на попечение органа опеки и попечительства), дол­жен руководствоваться только интересами ребенка.

Из правила о взаимном прекращении прав и обязанностей усыновленного ребенка и усыновителей (родственников усыно­вителей) при отмене усыновления п. 3 и 4 ст. 143 СК установлены исключения. Во-первых, в п. 3 ст. 143 СК предусмотрено право ребенка на сохранение присвоенных ему в связи с усы­новлением фамилии, имени, отчества. В этой связи орган опеки и попечительства при предъявлении иска об отмене усыновле­ния или представлении заключения суду при предъявлении иска об этом другими лицами должен выяснить, соответствует ли интересам ребенка сохранение присвоенных при усыновлении фамилии, имени, отчества, каково желание самого ребенка и, исходя из его интересов, изложить суду свое мнение. Особенно внимательно к решению этих вопросов следует подходить, когда отменяется усыновление подростка, привыкшего к своему име­ни, фамилии. Поэтому Семейным кодексом изменение имени, фамилии или отчества ребенка, достигшего десяти лет, допус­кается только с его согласия. О сохранении за ребенком при­своенных при усыновлении фамилии, имени, отчества должно быть указано в решении суда об отмене усыновления. Во-вто­рых, п. 4 ст. 143 СК предусмотрено право суда взыскать али­менты с бывшего усыновителя на содержание ребенка. Реше­ние о взыскании алиментов в основном принимается судом с учетом интересов ребенка и конкретных обстоятельств дела, независимо от того - по каким основаниям отменяется усы­новление. Вполне возможно, что взыскание алиментов с быв­ших усыновителей может быть результатом ненадлежащего выполнения ими своих родительских обязанностей. Но в любом случае, взыскивая алименты с бывшего усыновителя, суд ру­ководствуется интересами ребенка и необходимостью обеспечить содержание ребенка в будущем. Размер алиментов с бывших усыновителей может быть определен судом как в долях от зара­ботка (дохода) бывшего усыновителя, так и в твердой денежной сумме (ст. 81 и 83 СК). Если алименты взыскиваются с бывших усыновителей в твердой денежной сумме, то их размер должен быть определен судом исходя из максимально возможного со­хранения ребенку прежнего уровня его обеспечения с учетом материального и семейного положения сторон и других заслу­живающих внимания обстоятельств (при этом размер алимен­тов устанавливается в сумме, соответствующей определенному числу минимальных размеров оплаты труда). О сохранении за ребенком права на получение содержания от бывших усынови­телей и о размере этого содержания должно быть указано в решении суда об отмене усыновления.

Выписка из вступившего в законную силу решения суда об отмене усыновления должна быть выслана судом в трехдневный срок в орган загса по месту государственной регистрации усы­новления (п. 3 ст. 140 СК). На основании судебного решения орган загса делает в актовой записи об усыновлении отметку об отме­не усыновления и восстанавливает в записи о рождении усы­новленного ребенка первоначальные сведения, которые были до усыновления (кроме имени, отчества и фамилии ребенка, если по решению суда за ребенком сохранены присвоенные ему в связи с усыновлением имя, отчество и фамилия).

Отмена усыновления по достижении усыновленным ре­бенком возраста совершеннолетия. Отмена усыновления не до­пускается, если к моменту предъявления требования об отме­не усыновления усыновленный ребенок достиг восемнадцати­летнего возраста (ст. 144 СК). Это связано с тем, что после достижения усыновленным совершеннолетия отмена усынов­ления теряет смысл, а предусмотренные законом основания для отмены усыновления ребенка в такой ситуации являются неприемлемыми. Из указанного правила, тем не менее, законом допускается исключение: отмена усыновления возможна и после достижения усыновленным ребенком совершеннолетия, если на это имеется взаимное согласие усыновителя, усыновленно­го ребенка и родителей усыновленного ребенка, если они, конеч­но, живы, не лишены родительских прав и не признаны судом недееспособными. Подобные случаи встречаются нечасто и, как правило, связаны с утратой родителями правовой связи с сы­ном (дочерью) по независящим от них обстоятельствам (тяже­лая болезнь и т. п.), когда их согласие на усыновление не тре­бовалось. При возражении хотя бы одной из сторон отмена усы­новления в отношении совершеннолетнего усыновленного ре­бенка невозможна. В том случае, когда родители усыновленно­го умерли, были в свое время лишены родительских прав или признаны судом недееспособными, суд может вынести решение об отмене усыновления при наличии взаимного согласия на пре­кращение правоотношений по усыновлению совершеннолетне­го усыновленного ребенка и усыновителя.

Порядок отмены усыновления совершеннолетних лиц не отличается от рассмотренного выше порядка отмены усынов­ления несовершеннолетних детей. Иск об отмене усыновления граждан старше восемнадцати лет может быть предъявлен усы­новленным ребенком или усыновителями или родителями.

При выдвижении требований об отмене усыновления зая­вителями могут преследоваться различные цели. Если родители усыновленного ребенка живы, то речь может идти о восстановлении с ними правовой связи, что по разным причинам мо­жет представляться важным для обеих сторон (родителей и ре­бенка). В ряде случаев такие действия обусловлены стремлени­ем морально-этического характера, например, желанием усы­новленного вернуть себе имя кровных родителей, восстановить правовые связи с их родственниками (если родители умерли).

Основанием для отмены судом усыновления в отношении совершеннолетнего ребенка является взаимное согласие сто­рон, то есть усыновителей, ребенка и его родителей.

 

К содержанию книги:  Семейное право России

 



Смотрите также:

 

Семейное право. Учебник   Семейное право. Вопросы и ответы  Семейное право. Схемы, комментарии

 

  Основные институты семейного права. Семейное право. Закон 1902 г ...

Семейное право. Основные институты семейного права, сложившиеся еще в XVIII — XIX вв., продолжали действовать и в начале XX в., но некоторые изменения ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/188.htm

 

  Семейное право в наибольшей степени зависело от принадлежнос¬ти ...

Семейное право в наибольшей степени зависело от принадлежности человека к той или иной религии, церкви. Тем не менее и светская власть вносила определенные ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/17.htm

 

  Семейное право. В области семейных отношений наряду с писа¬ным ...

Семейное право. В области семейных отношений наряду с писаным правом широко применялись нормы обычного права, которое особенно долго удерживалось среди ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/99.htm

 

  Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с ...

Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с каноническими правилами. Первоначально здесь действовали обычаи, связанные с языческим культом. ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/35.htm

 

  Семейное право. Эта отрасль также не получила детальной раз ...

Семейное право. Эта отрасль также не получила детальной разработки. Имелись лишь отдельные нормы в Уложении Василия Лупу. В основном брачно-семейные ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/124.htm

 

  Семейное право

Семейное право. Подчинение церкви государству сказалось и на семейном праве, традиционно соответствовавшем каноническим нормам. ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/160.htm

 

  История отечественного государства и права

Семейное право · Глава 5. Государство и право Руси в период феодальной раздробленности (ХП — XIV вв.) § 1. Владимиро-Суздальское княжество ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/

 

  Изменения в семейном праве.

Изменения в семейном праве. Постепенно, но неуклонно проникали демократические нововведения и в английское семейное право: в 1836 г. получил признание ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-5/154.htm

 

  Семейное и наследственное право.

Семейное и наследственное право. Семья представляла собой ячейку аула, состоявшего из нескольких родственных семей и зависимых пастухов, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/150.htm

   

Последние добавления:

 

Римское частное право   Римское право  Международное публичное экономическое право