Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

  


Народ скифовСерия: «Загадки древних цивилизаций»

СКИФЫ

Строители степных пирамид


 

Тамара Т. Райс

 

 

 

Глава 2.  Народ

 

 

На первый взгляд жизнь одного человека в племени может легко прельстить стороннего наблюдателя кажущейся свободой от забот и ответственности. Это, однако, не более чем поверхностное впечатление, ибо беспечный характер кочевника является удачным следствием строго определенных требований, предъявляемых к нему. После некоторых размышлений становится очевидным, что кочевникам приходится подчиняться не менее суровой дисциплине, чем та, которая регулирует жизнь оседлых общин, хоть это и своя особая дисциплина.

Преуспевание кочевника, если не сама его жизнь, тесно связано с его умением удовлетворять свои потребности, а благосостояние племени в целом — а следовательно, его продуктивность и жизнеспособность — зависит от легкости, с которой они удовлетворяются, и в еще большей степени — от организаторского дара и дальновидности вождя племени, а также от того, насколько быстро и охотно рядовые члены племени откликаются на его приказания. Удачливый вождь — это очень проницательный человек, умеющий управлять людьми и строить планы на будущее, и одновременно авантюрист, способный мастерски принимать быстрые решения. Община, вся жизнь которой проходит на лоне природы, не защищенная от жесточайших чередований погоды, всегда подверженная множеству опасностей, которые таятся в диком безлюдном краю, вынуждена полагаться только на себя и своего вождя. И всякий, кто наблюдал такую группу людей в движении, будь то бедуины из арабского мира, тюркские племена Центральной Азии или кочевники, бродившие по просторам дореволюционной России, быстро начинал понимать, что в таких условиях нет места людям неосторожным и безответственным. Даже пикник нужно продумать заранее, если вы хотите, чтобы он прошел успешно. Кочевой образ жизни требует значительно больших усилий от всех, кто его ведет, так как здесь равно необходимы приспособляемость и согласованность действий, чтобы ежедневный переход прошел успешно и быстро, обеспечивая гладкий и спокойный ход жизни, протекающей по такому же сложному образцу, какой существует и в любом оседлом обществе.

Большинство кочевников являются скотоводами и для получения пищи и одежды рассчитывают на свои стада. Хорошие пастбища, таким образом, становятся их первостепенной потребностью, самой предпосылкой их жизни, и поэтому все племя в целом всегда готово отстаивать свое право на обладание такими землями и, если понадобится, защищать их. Обычно пастбища не захватываются случайно в результате какой-то сезонной стычки, не приобретаются в ежегодной борьбе, а традиционно связаны с конкретными племенами. Причем границы их территорий обозначены четко, и их право собственности известно так же точно, как и границы пахотных земель среди сельскохозяйственных общин. В результате племя часто проводит годы в одном и том же регионе, перебираясь с одних и тех же зимних пастбищ на одни и те же летние луга, как это делали их предки из поколения в поколение до этого.

Затем какая-нибудь непредвиденная перемена: климатическое бедствие вроде эрозии почвы, или засухи, или акт агрессии со стороны соседей — лишает племя его привычной территории. В последующей (юрьбе за выживание лишенная своих владений и часто голодающая группа людей уходит иногда для ТОГО, чтобы найти новые бесхозные земли, но чаще — чтобы завоевать их в борьбе с другим, желательно более слабым, племенем.

Сезонные миграции евразийских племен дикто-Млись потребностью в траве, так как летом высохшая растительность азиатской части степи приводила племена на невысокие горные склоны, которые становились плодородными благодаря сильным ливням. Однако осенью из-за резких холодов растительность на большей высоте погибала, и племена снова возвращались на равнину, которая к тому времени снова была покрыта зеленью. На юге России ровная в основном поверхность степи, отсутствие резких скачков температуры и малое количество населения дали кочевникам возможность располагать здесь свои стойбища на длительные сроки, но в очень неблагоприятные зимы и лета многие кочевники имели склонность перемещаться к руслам рек, где до воды было рукой подать. Сравнительно легкая жизнь в европейской части степи привлекала сюда азиатских кочевников, которые слишком часто посягали на южную и западную территории степи с более мягким климатом. Их вторжения зачастую были не более чем быстрые налеты на соседние земли, но бывало иногда, что более сильное племя вторгалось с намерением добыть себе опорный пункт на более плодородной территории, и часто ему удавалось вытеснить оттуда более слабую общину. Если эта операция завершалась для налетчиков победой, большинство побежденных предавались смерти, а немногие оставшиеся в живых становились рабами. От них, помимо службы своим завоевателям, требовалось, чтобы они приняли обычаи и верования своих хозяев, но они часто умудрялись придерживаться своих собственных традиций с таким упорством, что в конечном итоге определенные черты их собственной культуры сохранились и смешались с культурой завоевателей. В результате смешанное мировоззрение постепенно стали разделять потомки и тех и других, пока они в свою очередь не были уничтожены или ассимилированы новой волной захватчиков. Из-за этого отчасти так трудно точно установить расовые связи, существовавшие среди племен евразийской степи, или даже определить тот вклад, который внесло каждое из них в формирование так называемого «звериного» стиля в искусстве, ассоциируемого со скифами.

В течение 1-го тысячелетия до н. э. жизнь в степи по большей части была спокойной, так как миграционное движение, приведшее скифов на юг России, развивалось так медленно, что жизнь людей в племени подвергалась только очень постепенным переменам. Смешанная экономика, которая определяла основу их жизни, была в определенной степени стабильной, и в течение VII и VI вв. до н. э. в войнах, которые вели скифы, участвовал не весь народ. Большинство их соплеменников, которые населяли Россию, продолжали вести кочевой образ жизни, и многие мужчины были заняты главным образом уходом за своими стадами, охотой на птиц и зверей и рыбной ловлей, а также торговали с пон-тийскими греками.

У скифов была принята полигамия. Сыновья часто получали в наследство жен своих отцов, хотя по крайней мере одна из них должна была по обычаю умереть после смерти своего мужа, чтобы получить возможность сопровождать его в мир иной. В про-ГИВОВОС тому, что можно было наблюдать в захоронениях скифов, в пазырыкских курганах женщины, умершие вместе со своими мужьями, часто лежали С ними в одном гробу. Это можно было бы принять И указание на то, что тамошние мужчины были моногамны или же что женщины были больше женами, нежели наложницами. Мнение древних греков о том, что в Скифии царил матриархат, не подтверждается никакими археологическими данными. Эта идея возникла, вероятно, из легенд, связывающих амазонок со скифами. В действительности же, однако, все существующие материалы свидетельствуют о том, что, хотя одежда скифских женщин была гораздо красочнее мужской, женщины тем не менее находились в подчиненном положении, вынужденные путешествовать в кибитках вместе со своими детьми, вместо того чтобы ехать верхом рядом со своими мужьями. Они были обязаны полностью посвящать себя домашним делам и иногда были вынуждены умирать вместе со своим супругом. И никакие символы власти не клались в их погребальные камеры.

Кибитки, в которых путешествовали женщины и дети, двигались на четырех или шести колесах. Они покрывались войлоком, и пространство внутри было разделено на две или три части, или кабинки. Маленькие глиняные модели этих прототипов современных караванов были найдены в некоторых скифских захоронениях. Одна из наиболее интересных моделей была извлечена из Ульского кургана на Кубани. Удивительно похожие терракотовые модели такого же типа были найдены в Ронтусе и в Каппадокии. Ростовцев приписывает это сходство скорее общности расы, нежели влиянию торговли. Это сходство просто поразительно, и оно свидетельствует о том, что на скифские образцы мог оказывать воздействие быт народов, живущих на далеком берегу Понта Эвксинского, хотя нам так мало известно о тех далеких временах, что какое-нибудь незафиксированное передвижение народов вполне могло бы понести ответственность за такое сходство.

Сейчас невозможно определить, служили ли крытые кибитки скифам в качестве постоянного жилища, куда мужчины, которые неизменно передвигались верхом на лошадях, возвращались с наступлением ночи как в дом; или же их надстройки можно было снимать и ставить в лагере как шатры; или скифы обычно использовали палатки, живя в крытых кибитках только во время кочевья. Украшение погребальных камер в курганах Пазырыка скорее подтверждает это последнее предположение, так как погребальной камере придавался вид шатра. Однако этот вывод не обязательно должен быть верным для скифов, которые обосновались в европейской части степи, хотя они вполне могли какое-то время разделять более простые обычаи жителей Алтая. Но в одном мы можем быть уверены: каким бы ни было их жилище, будь то кибитка или шатер, оно наверняка было удобным и многокрасочным. Предметы мебели, обнаруженные в Пазырыке, подкрепленные материалами из захоронений царских скифов и открытиями в Бактрии и в Нойн-Ула в северной Монголии, показывают, что у членов племени были и войлочные, и шерстяные ворсовые ковры. Нарисованные узоры в некоторых крымских погребальных камерах и фрагменты, найденные в Пазырыке, демонстрируют, для каких нужд их использовали. Не только ковры, но и ткани широко применялись в качестве настенных украшений, а также они несли в себе религиозный смысл, как это явствует из раскопок в Пазырыке (фото 30). Оттуда мы также уз-пасм, что по крайней мере на Алтае обычно пользовались войлочными драпировками, украшенными искусными узорами-аппликациями.

Хотя царские скифы были более склонны к передаче титула вождя по наследству, родственные им племена, казалось, предпочитали избирать себе вождей. В захоронениях Пазырыка исключительно большой рост умерших вождей можно принять за ука-зание на то, что соплеменники считали физическое превосходство не менее важным качеством, чем интеллектуальное, для избрания на этот пост. Кубанские захоронения, как и другие погребения на европейской части степи, не дают никаких материалов, показывающих, каким образом можно было получить титул вождя. Но вполне вероятно, что, как и во многих других кочевых общинах, личная храбрость имела некоторый вес при выборе, а богатства, скорее, появлялись уже после избрания человека вождем, нежели были средством к получению этого высокого поста. Это помогает объяснить сцену, которая часто повторяется в искусстве скифов, встречаясь на изделиях, найденных на Таманском полуострове, в Куль-Оба, под Воронежем и во многих других захоронениях. Сцена изображает Великую Богиню, которой скифы поклонялись с особым усердием, сидящую на троне, в то время как вождь кочевников стоит перед ней и либо получает у нее согласие на свое избрание, либо она наделяет его дополнительными способностями, которые, вероятно, должны были ему помогать на его высоком посту. Наиболее впечатляюще интерпретация этой сцены обряда посвящения, или помазания, выглядит на войлочной драпировке, найденной в кургане № 5 в Пазырыке (фото 30). На ней Великая Богиня показана величественно сидящей на троне со штандартом или скипетром в левой руке, в то время как со всей самоуверенностью избранного перед ней изображен воин на коне.

 

 

Образец скифской рубахи

 

Рис. 4. Образец рубахи из кургана № 2, Пазырык. [V в. до н. э.

 

Образец скифской мужской куртки

 

Рис. 5. Образец короткой мужской куртки из кургана № 3. Пазырык. Ш—II вв. до н. э.

 

Повседневная жизнь для свободного скифа была сравнительно обеспеченной. В целом эти края изобиловали рыбой и дичью, и обычно члены племени никогда не испытывали недостатка в продовольствии. Их основную пищу составлял кумыс, то есть перебродившее кобылье молоко, до сих пор популярное на Кавказе и в Монголии, большое количество сыра и временами овощи, такие, как лук, чеснок и бобы. Они могли добавлять по своему желанию в свой режим питания тунца и осетра, любую дичь, а также конину, баранину и козлятину. Часто они готовили мясо в виде рагу

 

и огромных котлах особой формы, но иногда они делали нечто вроде рубца с потрохами и приправой, который, очевидно, можно было хранить при транспортировке. Как и большинство людей, скифы любили получать от жизни удовольствия. Гиппократ писал, что они были толстыми, ленивыми и веселыми и любили наилучшим образом провести время, распивая нино за братскую верность из одного сосуда или кру-i опой чаши и предаваясь пению и танцам под аккомпанемент барабанов и струнных музыкальных инструментов наподобие лютни.

 

«Скифы: строители степных пирамид»

 

Следующая страница >>> 

 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

 



Rambler's Top100