Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ЖИВОПИСИ

Смотрите также: Биографии и картины художников

 

 

 

 

назарейцыНАЗАРЕЙЦЫ

Nazareens, les

 

Назарейцы это группа немецких художников,  живших в Риме в начале  19 века,  возникла как  реакция на классицизм Винкельмана и академизм Фюгера, профессора Венской Академии. 

Стремясь придать искусству новую религиозную и  патриотическую основу,  молодые худож-

ники приняли за образец Дюрера, Ра-

фаэля и итальянских примитивов.

Работы Вакенродера,  Тика,  Шлегеля

посвящены   средневековым   истокам

Возрождения. По словам Шлегеля, ху-

дожник <подобно примитивистам, дол-

жен  быть верным сердцем,  чистым и

непорочным, чувствующим и мыслящим,

и совершенно не стремиться к дости-

жению мастерства в исполнении своих

работ>. Благодаря <Истории итальян-

ской живописи> братьев Рипенхаузен,

живших  в  Риме с 1805,  творчество

художников XIII и XIV вв. (Чимабуэ,

Джотто,  Перуджино,  Рафаэля) стало

известно в  Германии,  в  частности

Овербеку, который, познакомившись с

их работами в возрасте 15 лет, при-

нял окончательное решение стать ху-

дожником.

Союз св. Луки (Лукасбунд). Изучение

живописи  примитивов.  предпринятое

учениками Венской Академии  Овербе-

ком   и   его   другом  Пфорром,  в

1808-1809  радикально  изменило  их

манеру письма.  Пфорр отдавал пред-

почтение  историческим  сюжетам,  а

Овербек  - религиозным.  Важной для

них была и техника рисунка, особен-

но после того, как они увидели реп-

родукции картин итальянских  прими-

тивов  в  издании братьев Рипенхау-

зен.  Вскоре  они  познакомились  с

Эберхардом Вахтером, уроженцем Шва-

бии.  Ученик Реньо в Париже, Вахтер

работал в Риме, где поддержал моло-

дых художников.  Затем к Овербеку и

Пфорру присоединились четыре других

студента Венской Академии: швейцар-

цы Людвиг Фогель, Иоган Конрад Гот-

тингер, австриец Йозеф Зюттер и Йо-

зеф Винтергерст из Швабии.  Они по-

ложили за правило регулярно  встре-

чаться  и  обсуждать  свои  работы.

Постепенно они  стали  отходить  от

своего  академического образования,

и 10 июля 1809,  в годовщину  своей

первой встречи, они принесли клятву

всегда оставаться  верными  истине,

яростно бороться против академичес-

кой манеры письма и всеми средства-

ми  возрождать  приходящее в упадок

искусство.

Так было создано  первое  художест-

венное  объединение Нового времени,

названное по имени евангелиста  Лу-

ки. Овербек исполнил эмблему, кото-

рая должна  была  прикрепляться  на

обороте каждой картины.  получившей

одобрение Союза.  На  этой  эмблеме

был изображен св. Лука в обрамлении

арки с буквами HWP-OVS (первые бук-

вы фамилий шести художников, членов

Союза),  в двух верхних углах шпага

и факел истины,  посередине, навер-

ху, большая буква <W>, обозначающая

<Wahrheit> (<правда>), внизу дата -

10 июля 1809.  В качестве своей мо-

дели  назарейцы  избрали творчество

Фра Анджелико,  надеясь, тем самым,

примирить идеальное и реальное, вы-

разить чистые чувства и найти  кра-

соту в природе. Таким образом, чле-

нов Союза прежде всего занимали мо-

ральные и религиозные проблемы, ху-

дожественные вопросы были перенесе-

ны на второй план.

Вдохновленные опытом Вахтера и вле-

комые характерным для немецких  ху-

дожников  желанием  поехать  на Юг,

они решают отправиться  в  Рим.  20

июня 1810 Овербек,  Пфорр, Фогель и

Готтингер прибыли в Рим,  который в

то  время был оккупирован француза-

ми. С помощью директора Французской

Академии в Риме они расположились в

монастыре ирландских  францисканцев

Сант-Исидоро,  основанном в XVI в.,

но к тому времени уже упраздненном.

Вскоре  художников  стали  называть

<братством Сант-Исидоро>.

Жизнь в   монастыре   Сант-Исидоро.

Жизнь в монастыре Сант-Исидоро была

жизнью  верующих.  У  каждого  была

своя келья. Занятия состояли из хо-

зяйственных   забот   и   живописи.

<Братья>  собирались  в  трапезной,

где ели и трудились,  а по  вечерам

обсуждали  свои  работы.  Часто они

позировали друг другу, когда хотели

передать  особый эффект драпировки.

Чаще всего они работали по памяти и

никогда  не писали с натуры женские

модели (особенно настаивал на  этом

Овербек,  но  впоследствии  моделью

ему служила его жена). Они не обра-

щались  к мифологическим сюжетам (в

отличие от академической  традиции)

и  современным историческим событи-

ям. Их привлекали сюжеты из Ветхого

и  Нового Завета и истории из жизни

святых. Доктрина назарейцев состоя-

ла  в  возвращении  к христианскому

идеалу средневековья. Искусство это

молитва,  и нужно поэтому вернуться

к  святой  неуклюжести  примитивов.

Самыми  яркими художниками в группе

были Овербек и Пфорр.  Но Пфорр был

больным  человеком и умер от тубер-

кулеза в  1812  в  Альбано.  С  его

смертью наступает конец монашескому

уединению назарейцев.

Петер фон  Корнелиус.  Корнелиус  и

его  друг  Кселлер приехали в Рим в

сентябре 1811,  незадолго до начала

болезни Пфорра, которым они искрен-

не восхищались.  Во главе  движения

оказался  Овербек,  но  фактическим

лидером в конце  концов  стал  Кор-

не^иус. Он обладал светлым и прони-

цательным умом и  был  прирожденным

организатором. Художник уже был из-

вестен в Германии  благодаря  своим

рисункам  к <Фаусту> Гете,  которые

он закончил в 1816 в Риме. Именно в

это  время у Гете зародилась непри-

язнь к назарейцам,  о чем он  писал

своему   другу  Сюльпизу  Буассере:

<Впервые в истории искусства  такие

таланты,  как  Овербек и Корнелиус,

предпочитают  отступать  назад   и,

вернувшись  во чрево матери,  осно-

вать новую эпоху искусства>.

После смерти Пфорра Овербек пережил

тяжелый  духовный кризис,  выход из

которого он стал искать в религии и

в  1813  принял  католичество.  Это

возмутило  отца   Фогеля,   который

срочно  отозвал  сына  в Швейцарию.

Уехал из Рима и  Готтингер.  Именно

по причине своей склонности к като-

лицизму  они  и  получили  прозвище

<назарейцы>,  из-за сурового монас-

тырского  образа  жизни,  а   также

больших  плащей  и  длинных  волос.

Впервые так их в шутку  назвал  ху-

дожник Кох.

Пример назарейцев  показался многим

молодым немецким художникам,  недо-

вольным академическим образованием,

очень многообещающим.  Некоторые из

них также отправились в Рим. В 1813

сюда прибыли Вильгельм Шадов и  его

брат Рудольф, затем братья Иоханнес

и Филипп  Фейт,  два  сына  Доротеи

Шлегель  и  приемные  дети Фридриха

Шлегеля.  Иоханнес был в Риме дваж-

ды,  в 1811-1819 и в 1822-1854 (год

его смерти).  Он был знаком с наза-

рейцами,  но  прямо  не входил в их

круг.  Его брат Филипп, участвовав-

ший  в освободительной войне против

Наполеона,  приехал в  Рим  лишь  в

1815  и,  присоединившись  к Союзу,

внес элемент  патриотизма  в  среду

художников,  прежде безразличных ко

всем внешним событиям.  В эти  годы

группа   испытала  сильное  влияние

итальянского  Возрождения  и  дави-

довского классицизма (Рамбу, присо-

единившийся к  назарейцам  позднее,

был учеником Давида,  а Катель, ра-

ботавший с ними, - студентом Акаде-

мии художеств).

Фрески Дома   Бартольди.  Назарейцы

наконец утвердились в глазах  своих

соотечественников и европейцев.  По

мнению Корнелиуса и его друзей, ус-

ловием спасения немецкого искусства

было восстановление фресковой живо-

писи.  Это  также давало им возмож-

ность покончить с полунищей жизнью,

которую они вели. В 1815 Якоб Сало-

мон  Бартольди  (1779-1825),  гене-

ральный консул Пруссии в Риме,  по-

желал украсить зал  своей  резиден-

ции, Палаццо Цуккари (ныне - Прием-

ный зал библиотеки Херциана).  Кор-

нелиус  предложил  взять в качестве

сюжета   драматическую   библейскую

сцену <Истории Иосифа>.  Он написал

композиции  <Иосиф,  толкующий  сон

фараона>  и <Братья узнают Иосифа>,

причем последнее произведение  счи-

тается  лучшей  работой  художника.

Овербек написал сцены <Продажа  Ио-

сифа братьями> и <Семь лет голода>;

Шадов - <Плач Иакова об  Иосифе>  и

<Иосиф,  разгадывающий  сны в тюрь-

ме>; Филипп Фейт - <Семь лет плодо-

родия>  и <Иосиф и жена Пентефрия>;

Кателю  были  поручены  пейзажи.  В

1897  фрески были сняты и находятся

в настоящее время в Нац.  гал. Вос-

точного Берлина.

В 1800-1830  Рим посетило более 500

немецких  художников,   и   большая

часть  имела контакты с назарейцами

(например,  Юлиус Шнорр фон Кароль-

сфельд в 1818 и Фюрих, родом из Бо-

гемии, в 1827- 1829. <Старина> Кох,

много раз бывавший в Риме, вернулся

сюда в 1815 и  оставался  до  самой

смерти. Он не входил в состав груп-

пы назарейцев, но давал им советы и

делился опытом пейзажиста.  Хорни и

Фор также не были членами Союза, но

тесно   общались  с  назарейцами  и

участвовали в создании некоторых их

работ.  Карл Филипп Фор, родившийся

в Гейдельберге, учился в Академии в

Мюнхене,  где он встретился с Кохом

и познакомился с немецкими примити-

вами.  В  1816,  благодаря щедрости

принцессы Гесской,  он смог поехать

в Рим, где вошел в круг Коха. Через

два года,  в 1818,  в  возрасте  23

лет, он утонул в Тибре. Его считали

одним из самых талантливых художни-

ков своего времени.  Выдающийся ри-

совальщик и хороший  пейзажист,  он

исполнил  великолепные  графические

портреты.

Фрески Казино Массимо. После успеха

фресок  Дома Бартольди маркиз Карло

Массимо, женатый на принцессе Крис-

тине  Саксонской,  пожелал украсить

фресками свой загородный дом, Кази-

но Массимо, бывшую Виллу Джустиниа-

ни.  Работа продолжалась десять лет

и  маркиз умер,  так и не увидев ее

завершенной. Три комнаты были деко-

рированы  сценами из эпических про-

изведений Данте,  Тассо, Аристотеля

и  Петрарки.  Корнелиус  должен был

расписать плафон  по  мотивам  дан-

товского <Рая>, а Хорни - исполнить

гирлянды из фруктов  и  цветов.  Но

Корнелиуса  вызвали в Мюнхен и мар-

киз обратился к Коху, который реко-

мендовал ему Филиппа Фейта. Послед-

ний не закончил работу.  И в  конце

концов,  это  обязательство взял на

себя сам Кох. В другом зале Овербек

работал над фресками на сюжеты <Ос-

вобожденного   Иерусалима>.   После

смерти маркиза в 1827 художник счел

себя освобожденным от  контракта  и

уехал.  Фюриху было поручено закон-

чить фрески в комнате Тассо.  Цент-

ральная комната с росписями на тему

<Неистового Роланда>  Ариосто  была

поручена  Шнорру фон Карольсфельду.

Его фрески  отличаются  лиризмом  и

пасторальностью.

Ансамбли Каза  Бартольди  и  Казино

Массимо сыграли важную роль в исто-

рии немецкой живописи.  Когда Шнорр

работал в Казино  Массимо,  он  уже

получил    приглашение   наследного

принца Людвига Баварского присоеди-

ниться к Корнелиусу в Мюнхене.  Че-

рез два года Фюрих вернулся в  Пра-

гу.  Из  назарейцев  только Овербек

остался в Риме, где прожил до самой

смерти в 1869.

В 1819  году  назарейцы и некоторые

другие художники Рима  организовали

выставку своих работ в честь визита

в этот город австрийского императо-

ра.  Фридрих Шлегель,  бывший прид-

ворным советником Меттерниха,  под-

робно  описывает эту выставку и от-

вечает на нападки  Гете.  Император

не  почтил своим вниманием назарей-

цев,  однако наследный принц Людвиг

Баварский   (1786-1868),   которому

предстояло править под именем  Люд-

вига  1,  был  искренне восхищен их

творчеством и впоследствии  пригла-

сил их в Мюнхен.

К кругу назарйцев можно причислить

также Эдуарда фон Штайнля (приехав-

шего в Рим в 1828);  Иогана Эванге-

листа  Шеффера  фон   Леонардсхоффа

(студента Венской Академии, который

в 14-летнем возрасте принял участие

в  освободительной войне:  он жил в

Риме в 1814-1816 и в 1820-1821, а в

1815  году он стал членом Союза св.

Луки,  он умер в возрасте 27 лет от

истощения);  Фридриха  Оливье (сту-

дента Венской Академии, приехавшего

в Рим в 1818);  Йоханна Давида Пас-

савана (учившегося в Париже у Дави-

да  и  Гро);  Йоханна  Антона Рамбу

(студента Венской Академии, учивше-

гося также в Париже и жившего в Ри-

ме в 1816-1822 и 1832-1844).

В Италии назарейцы оказали заметное

влияние  на движение <Иль Пуризмо>,

которое возглавлял Томмазо Минарди.

Во  Франции  их  влиянием  отмечено

творчество   художников    лионской

ш-;олы;  с  ними были связаны такие

мастера,  как Орсель, Перен, Фланд-

рен и даже Шеванар. Энгр, назначен-

ный директором Французской Академии

в Риме в 1835,  восхищался группой,

отвечавшей ему тем же. В Англии на-

зарейцы сильно повлияли на Оксфорд-

ское движение и прерафаэлитов (Рос-

сетти,  Хант, Форд Медоке Браун), а

также на  шотландского  елигиозного

художника Уильяма Дайса.  Канадский

художник Никола Бурасса жил в  Ита-

лии   в  1852-1855  и,  несомненно,

встречался в Риме с Овербеком.

 

Кто такие назарейцы

Назарейцы, или назареи он же «Союз святого Луки» — это группировка немецких и австрийских художников-романтиков XIX века, пытавшихся возродить манеру мастеров Средневековья и Раннего Ренессанса.

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ: «Энциклопедия живописи»