Юриспруденция

Уголовное право России


Раздел: Экономика, Право

 

Неоднократность причинения тяжкого вреда здоровью

 

Неоднократность причинения тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 3 ст. 111) имеет место в случаях, когда то же деяние совершено в разное время в отношении двух или более потерпевших, а также в отношении одного и того же лица, но по вновь возникшему умыслу*. Под лицом, совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК, понимается (в контексте п. «в» ч. 3 ст. 111) не только исполнитель данного преступления, но и любой соучастник, если при этом не истекли сроки давности уголовного преследования за первое преступление либо не погашена (не снята) судимость. К такому лицу относится и тот, кто совершил неоконченное посягательство на жизнь (приготовление или покушение на убийство, предусмотренное ст. 105).

* См.: Уголовное право России. Особенная часть. С. 42.

 

УК РФ сохранил норму об ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111), несмотря на имевшие место попытки в ходе работы над проектом УК вообще ликвидировать этот состав,, отнеся предусмотренное им деяние к убийству. Известно, что применение этой нормы на практике вызывает серьезные трудности. Отчасти это объясняется тем, что в аналогичной норме УК РСФСР 1960 г. (ч. 2 ст. 108) в качестве квалифицирующего умышленное тяжкое телесное повреждение обстоятельства называлось только причинение смерти потерпевшему, форма же вины при этом не указывалась. С учетом того, что наступление смерти в этом составе не охватывается умыслом виновного (она причиняется по неосторожности), было бы ошибочным относить данное деяние к умышленному убийству. Умыслом виновного здесь охватывается лишь возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, поэтому это деяние не выходит за рамки состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ.

Законодатель отнес умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, к особо квалифицированному виду рассматриваемого преступления.

В связи с тем, что довольно распространенной является практика квалификации преступления по ч. 4 ст. 111 УК РФ (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР), когда налицо явные признаки убийства, необходимо обеспечить тщательное изучение и уяснение следователями и судьями разработанных в теории уголовного права и правоприменительной практике критериев отграничения убийств от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Рассматриваемое преступление с объективной стороны выражается в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего (первичное последствие), которое, в свою очередь, вызывает еще более тяжкое последствие – его смерть (вторичное последствие). Первичное последствие обусловливает наступление вторичного, между ними должна быть установлена причинная связь. Если смерть потерпевшего наступила от других причин (неумело оказанная медицинская помощь, индивидуальные особенности организма жертвы и пр.), содеянное нельзя квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК.

Особую практическую сложность представляет оценка субъективной стороны данного преступления, характера психического отношения виновного к деянию и его последствиям.

 


 

Специфика рассматриваемого преступления состоит в том, что оно совершается с двумя формами вины, представляя собой классический вариант именно такого виновного отношения субъекта к содеянному, о котором говорится в ст. 27 УК РФ.

Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, с субъективной стороны характеризуется: умыслом (прямым или косвенным) на причинение тяжкого вреда здоровью (первичное последствие) и неосторожностью (легкомыслием или небрежностью) по отношению к смертельному исходу (вторичному последствию). Как правило, оно имеет место в тех случаях, когда смерть наступила вследствие телесных повреждений не жизненно важных органов либо жизненно важных, но произведенных орудием или способом, не свидетельствующим о предвидении виновным возможности ее причинения. Например, субъект наносит ножом удар в бедро, задевает бедренную вену, и потерпевший от острой кровопотери умирает.

Г. во время драки имевшимся у него фонариком нанес несколько ударов по лицу К., причинив последнему травму головы, от которой потерпевший, не приходя в сознание, умер на следующий день в больнице. На предварительном следствии и в суде Г. утверждал, что умысла на убийство у него не было. Это утверждение нашло свое объективное подтверждение в материалах дела. Они дают основания утверждать, что у Г. был умысел лишь на причинение телесных повреждений К. Ударяя по лицу и голове потерпевшего, он предвидел, что может причинить К. тяжкий вред здоровью. Что же касается наступления смерти потерпевшего, то по отношению к такому исходу имела место неосторожная вина в виде преступной небрежности. Действия Г. надлежало квалифицировать по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ)*.

* См.: Сборник постановлений Президиума и определений судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1974-1979 гг. М., 1981. С. 168-169.

 

Следует иметь в виду, что если телесные повреждения наносились жизненно важным органам и таким орудием или способом, которые свидетельствовали о предвидении виновным неизбежности или возможности (вероятности) причинения потерпевшему смерти, налицо, как правило, убийство.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992 г. специально подчеркнута необходимость четкого отграничения убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, когда отношение виновного к наступлению смерти выражается в неосторожности. В п. 4 названного постановления указывается, что при решении вопроса о содержании умысла виновного суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), причины прекращения виновным преступных действий и т. д., а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения*.

* См.: Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С. 35-36.

 

Особо следует обратить внимание на то, что продолжительный промежуток времени, прошедший с момента умышленного причинения ранения и других повреждений до наступления смерти, сам по себе не исключает умысла субъекта на лишение жизни другого человека. Точно так же мгновенно наступившая после нанесения тяжкого телесного повреждения смерть не всегда сама по себе свидетельствует о наличии умысла на убийство*. В первом случае налицо будет убийство (ст. 105 УК), во втором – речь может идти о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст., 111 УК. При решении этого вопроса на практике сплошь и рядом допускаются ошибки. Существует ошибочная точка зрения, согласно которой большой промежуток времени между нанесением ранения и наступлением смерти якобы исключает ответственность за убийство. Верховный Суд РФ неоднократно указывал на неправильность такого мнения.

* См.: Борисов В. И., Куц В. Н. Преступления против жизни и здоровья: вопросы квалификации. Харьков, 1995. С. 48.

 

Серьезную сложность в правоприменительной практике представляет также отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Последнее имеет место, когда лицо не предвидит не только возможности причинения смерти, но и тяжкого вреда здоровью, хотя было обязано и могло предвидеть возможность их наступления.

Если у виновного отсутствовал умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда здоровью и смерти потерпевшего, но по обстоятельствам дела он должен был и мог предвидеть наступившие последствия (смерть потерпевшего), его действия квалифицируются как причинение смерти по неосторожности. Например, субъект наносит потерпевшему удар кулаком по лицу, от которого, последний, не удержавшись на ногах, падает и от полученной при падении травмы черепа умирает.

Несовершеннолетние П. и Б. Вместе со сверстниками играли во дворе своего дома. Между Б. и П. произошла ссора, и Б. ударил П. по щеке. Тогда П. отозвал Б. за сарай, где они подрались. П. кулаком два-три раза ударил Б. в лицо и голову. Один из этих ударов пришелся в левый висок и повлек за собой, как выяснилось впоследствии, оскольчатый перелом височной кости, сопровождавшийся внутричерепным кровотечением. После драки П. и Б. помирились. Однако на следующий день состояние здоровья Б. резко ухудшилось, он был доставлен, в больницу, где вскоре скончался.

Судом первой инстанции П. был осужден за умышленное причинение Б. тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР; ч. 4 ст. 111 УК РФ). Считая квалификацию совершенного П. преступления неправильной. Генеральный прокурор СССР опротестовал приговор и последующие судебные решения в Пленум Верховного Суда СССР. По делу не доказано, что П., вступив в драку со своим сверстником и нанося ему удары кулаком в голову, предвидел, что один из ударов повлечет перелом височной кости, и желал этого либо сознательно допускал наступление таких последствий, что является необходимым условием для вменения ему ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Из материалов дела следует, что во время драки умысел П. был направлен лишь на нанесение побоев и причинение физической боли потерпевшему. Однако, нанося удары кулаками в голову, П. должен был и мог предвидеть возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, но он не проявил необходимой предусмотрительности, в результате чего наступила смерть Б. В указанной ситуации виновный должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 106 УК РСФСР; ч. 1 ст. 109 УК РФ).

Пленум Верховного Суда СССР удовлетворил протест: квалифицировал действия П. как неосторожное причинение смерти и соответственно смягчил назначенное ему наказание*.

* См.: Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел // Сб. документов. М., 1987. С. 276-277.

 

К содержанию  Уголовное право России

 






Смотрите также:

 

Уголовное право   Уголовное право. Вопросы и ответы   

 

Всеобщая история государства и права. Том 1   Всеобщая история государства и права. Том 2

 

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения ...

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения, связанные с преступностью и наказуемостью деяний. Как всякая отрасль права уголовное ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/131.htm

 

Сословный характер феодального уголовного права. Уголовное право ...

Уголовное право. Понятие преступления в памятниках права определялось по-разному. В одном случае оно рассматривалось как нарушение норм права — «выступ» из ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/100.htm

 

Виды преступлений. Уголовное право.

Уголовное право. В казахском обычном праве особенно много норм было посвящено наказаниям за преступные деяния. При этом своеобразие хозяйственной жизни, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/151.htm

 

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Уголовное право ...

Уголовное право. В начале XX в. в России действовало несколько крупных уголовных кодексов: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г., ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/189.htm

 

Развитие уголовного права. Развитие феодализма. Уголовное право.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/73.htm

 

Уголовное право. Развивается и система государственных ...

Уголовное право. В XVIII в. уголовное право сделало значительный шаг вперед. Это объяснялось как обострением классовых противоречий, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/161.htm

 

Основной принцип феодального права. Разработка норм уголовного ...

Уголовное право. Разработке норм уголовного права Уложение Василия Лупу уделяло больше всего внимания (в нем содержалось более 1000 статей, относящихся к ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/125.htm

 

Предмет уголовного права. Основание уголовной ответственности ...

Весьма радикальному пересмотру подверглись общие положения об уголовной ответственности, которые вобрали в себя новеллы, внесенные в уголовное право Франции ...
bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/127.htm