Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

УГОЛОВНОЕ ПРАВО РОССИИ

Раздел: Экономика, Право

 

Защита не должна превышать пределов необходимости

 

Смотрите также:

Основы права
гражданское право

Право в медицине
медицинское право

Конституционное право РФ
конституционное право

Гражданское право
гражданское право

Защита не должна превышать пределов необходимости.

Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные действия не выходят за пределы необходимой обороны. Превышение этих пределов представляет собой общественно опасное деяние.

Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37 УК). Под ним следует понимать причинение нападающему явно ненужного, чрезмерного, не вызываемого обстановкой тяжкого вреда.

По смыслу закона, превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, Когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ч. 1 ст. 108 или в ч. 1 ст. 114 УК РФ (смерть или тяжкий вред здоровью). Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности. Именно так решается вопрос о субъективной стороне преступлений, совершаемых в результате превышения пределов необходимой обороны, в УК РФ (ч. 3 ст. 37).

Следует иметь в виду, что причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью, а также побоев в ситуации обороны во всех случаях укладывается в рамки правомерной защиты. В отличие от ранее действовавшего УК РСФСР I960 г. законодатель в настоящее время исключил возможность привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны при причинении вреда здоровью средней тяжести*. Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств. Вопрос об эксцессе обороны может теперь встать лишь в случаях причинения посягавшему смерти или тяжкого вреда его здоровью, разумеется, когда этот вред явно не соответствует характеру и опасности посягательства.

* Ошибочным является мнение С.Г. Келиной, согласно которому причинение средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны влечет ответственность по ч. 1 ст. 114 УК РФ (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С. 129). Автор не учитывает, что законодатель декриминализировал это деяние.

 

Превышение пределов необходимой обороны имеет место прежде всего в случаях явного (резкого, значительного) несоответствия между угрожаемым вредом и вредом, причиняемым обороной, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства — с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства.

 


 

УК РФ прямо не устанавливает, в каких случаях обороняющийся вправе причинить любой вред нападающему. Предпринимавшаяся попытка конкретизировать норму о необходимой обороне указанием на то, что обороняющийся вправе причинить любой вред посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для его жизни или жизни другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" от 1 июля 1994 г.), была явно неудачной. Она порождала сомнения в правомерности лишения жизни посягающего при совершении им преступлений, не сопряженных непосредственной угрозой жизни потерпевшего (например, при угрозе причинения тяжкого вреда здоровью, изнасиловании, нарушении неприкосновенности жилища, похищении человека, посягательстве на охраняемые объекты собственности, вымогательстве и пр.). Тем самым практика ориентировалась на требование о полном соответствии обороны нападению, что абсолютно невозможно в реальной жизни и противоречит духу самой нормы о необходимой обороне. В конечном счете вместо расширения права граждан на оборону от преступных посягательств произошло его ограничение, сужение. Именно поэтому УК РФ восстановил прежнюю (проверенную временем) редакцию нормы о необходимой обороне. Несомненно, что вред, причиняемый посягателю лицом, действующим в состоянии необходимой обороны, может быть и более значительным по сравнению с тем вредом, наступление которого было предотвращено актом необходимой обороны.

Для правомерной обороны не требуется также пропорциональности (абсолютной соразмерности) между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.

Невооруженное нападение при конкретных обстоятельствах может представлять для жизни непосредственную опасность, предотвращение которой посредством оружия вполне оправдано. Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием или обороняться без оружия. Требование пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства. В состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты*. Поэтому средства защиты могут быть и более эффективными, чем средства посягательства.

* БВС СССР. 1984. № 5. С. 11.

 

Обороняющийся вправе применить те средства и способы защиты, которые в данных условиях наиболее пригодны для обороны от посягательства с учетом характера и опасности последнего. Однако явное несоответствие способов и средств защиты способам и средствам посягательства является превышением пределов необходимой обороны.

 

Военнослужащий Е., находясь в нетрезвом состоянии, учинил и казарме злостные хулиганские действия: сквернословил, оскорблял присутствующих и избил шестерых молодых военных строителей. С целью пресечения этих действий А. ударил Е. ножом в область шеи, причинив ему тяжкое телесное повреждение, от которого тот скончался.

В действиях А. военный трибунал гарнизона не усмотрел признаков необходимой обороны. Между тем при указанных обстоятельствах, когда общественно опасные действия Е. упорно не прекращались, А. был вправе принять меры по защите коллективных интересов. Однако при реализации этого права он превысил пределы необходимой обороны, так как Е. оружия или каких-либо предметов, предназначенных для причинения телесных повреждений, не имел, а нападение совершал на группу военных строителей, значительно превосходящую его по силе. В связи с этим А. и его сослуживцы могли принять иные меры защиты, не причиняя Е. столь тяжкого вреда. В данном случае имело место явное несоответствие между способами и средствами защиты и нападения, ибо применение А. ножа не вызывалось характером нападения и реальной обстановкой, было явно излишним. С учетом этих обстоятельств военный трибунал округа обоснованно переквалифицировал действия А. на ст. 105 УК РСФСР (ч. 1 ст. 108 УК РФ) — убийство при превышении пределов необходимой обороны*.

* По материалам обзора, подготовленного Верховным Судом СССР в 1982 г.

 

Вывод о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны или нет, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. Необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы*.

* БВС СССР. 1984. № 5. С. 11.

 

Группа агрессивно настроенных подростков, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, в которую входили Ш. и А., учинила во дворе дома С., где он проживал с семьей, дерзкие хулиганские действия. Подростки разбили мотоцикл, принадлежащий сыну С., стекло в окне дома, угрожали его семье физической расправой и поджогом дома, если они попытаются обратиться в милицию.

Через два дня после этого С. с младшим сыном пошел к родственникам и, опасаясь неспокойной обстановки на улице и постоянных угроз со стороны названных лиц, взял с собой обрез, заряженный двумя патронами. Путь их был прегражден указанными подростками, которые стали угрожать С. и его сыну убийством. Зная агрессивность этих лиц, буквально терроризировавших поселок, и воспринимая их угрозы как реальные, С. стал отступать от них, вытащил из-под одежды обрез и предупредил о возможности стрельбы, если они будут подходить к нему. Однако на его предупреждение группа подростков, среди которых был и Ш., не отреагировала и приблизилась к нему вплотную.

В этой ситуации С., защищая себя и сына, выстрелил в них неприцельно, после чего стал уходить в сторону своего дома. Однако его стала настигать другая группа подростков, среди которых был и А., которая преградила ему дорогу, высказывая угрозы убийством. Он предупредил их, что применит оружие, однако они продолжали приближаться, и он в целях самозащиты вновь произвел неприцельный выстрел в их направлении, после чего подростки разбежались. Выяснилось, что произведенными С. выстрелами были тяжело ранены Ш. и А., которые скончались на месте происшествия.

С. был привлечен к уголовной ответственности за убийство двух лиц и незаконное владение оружием. Областной суд и Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ обоснованно пришли к выводу о нахождении С. на момент причинения огнестрельных ранений Ш. и А. в состоянии необходимой обороны*.

* БВС РФ. 1996. № 11. С. 4—6.

 

Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о "явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства", а должны конкретно указать, в чем именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод*.

* БВС СССР. 1984. № 5. С. 12.

 

Разумеется, в таких случаях прежде всего необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства.

Следует обратить внимание на положение закона о том, что "право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения" (ч. 2 ст. 37 УК). Оно носит принципиальный характер: сделана попытка уравнять в правах при осуществлении акта необходимой обороны частных лиц и сотрудников правоохранительных и контролирующих органов, к которым на практике всегда предъявлялись в этом отношении повышенные требования.

Непоследовательной в рассматриваемом плане была практика Верховного Суда СССР. В ряде постановлений по конкретным уголовным делам (дело Ильяного и др.) Пленум Верховного Суда СССР справедливо указывал: "Положения закона о необходимой обороне в равной степени распространяются на работников милиции, как и на всех граждан, и никаких повышенных требований к необходимой обороне работника милиции от нападения на него не устанавливают"*.

* Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по уголовным делам. 1959—1971 гг. М., 1973. С. 50—51.

 

В то же время в постановлении от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" Пленум Верховного Суда СССР занял по этому вопросу неправильную позицию. В п. 4 указанного постановления говорится, что работники правоохранительных органов "не подлежат уголовной ответственности за вред, причиненный посягавшему, если они действовали в соответствии с требованиями уставов, положений и иных нормативных актов, предусматривающих основания и порядок применения силы и оружия"*.

* БВС СССР. 1984. № 5. С. 10—11.

 

Между тем по своей правовой природе оборона от преступного посягательства, с одной стороны, и нарушение при этом правил применения физической силы, специальных средств и оружия, — с другой, самостоятельные и качественно разные действия, которые требуют раздельной юридической оценки.

Рассматривать требования нормативных актов, предусматривающих порядок применения силы и оружия, как дополнительные условия правомерности необходимой обороны — значит существенно ограничивать право на оборону для сотрудников органов правоохраны.

 

К содержанию  Уголовное право России

 

Смотрите также:

 

Уголовное право   Уголовное право. Вопросы и ответы    Уголовное право России   

 

Всеобщая история государства и права. Том 1   Всеобщая история государства и права. Том 2

 

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения ...

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения, связанные с преступностью и наказуемостью деяний. Как всякая отрасль права уголовное ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/131.htm

 

Сословный характер феодального уголовного права. Уголовное право ...

Уголовное право. Понятие преступления в памятниках права определялось по-разному. В одном случае оно рассматривалось как нарушение норм права — «выступ» из ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/100.htm

 

Виды преступлений. Уголовное право.

Уголовное право. В казахском обычном праве особенно много норм было посвящено наказаниям за преступные деяния. При этом своеобразие хозяйственной жизни, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/151.htm

 

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Уголовное право ...

Уголовное право. В начале XX в. в России действовало несколько крупных уголовных кодексов: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г., ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/189.htm

 

Развитие уголовного права. Развитие феодализма. Уголовное право.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/73.htm

 

Уголовное право. Развивается и система государственных ...

Уголовное право. В XVIII в. уголовное право сделало значительный шаг вперед. Это объяснялось как обострением классовых противоречий, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/161.htm

 

Основной принцип феодального права. Разработка норм уголовного ...

Уголовное право. Разработке норм уголовного права Уложение Василия Лупу уделяло больше всего внимания (в нем содержалось более 1000 статей, относящихся к ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/125.htm

 

Предмет уголовного права. Основание уголовной ответственности ...

Весьма радикальному пересмотру подверглись общие положения об уголовной ответственности, которые вобрали в себя новеллы, внесенные в уголовное право Франции ...
bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/127.htm