Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

Раздел: Право

 

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ СТАТЬИ 44 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР И СТАТЬИ 123 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ ЖАЛОБАМИ РЯДА ГРАЖДАН

 

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года №9-П

 

(ИЗВЛЕЧЕНИЯ)

 

Поводом к рассмотрению дела явились жалоба гражданина Н.А. Ковалева на нару­шение его конституционных прав статьей 44 УПК РСФСР и коллективная жалоба граждан Ю.Я. Карабаева, Р.К. Карабаевой и С.Ю. Карабаева на нарушение их конституционных прав статьей 123 ГПК РСФСР.

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в во­просе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые поло­жения уголовно-процессуального и гражданского процессуального законов, примененные а конкретных делах заявителей.

Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратился гражданин Н.А. Кова­лев, осужденный 23 мая 1996 года судебной коллегией по уголовным делам Приморско­го краевого суда за совершение преступлений, предусмотренных пунктом «е» статьи 102, частью четвертой статьи 117 и частью второй статьи 144 Уголовного кодекса РСФСР, к исключительной мере наказания в виде смертной казни. Вынесенный в отношении него приговор (в период предварительного рассмотрения жалобы в Конституционном Суде Российской Федерации он был пересмотрен Верховным Судом Российской Федерации, и мера наказания изменена на лишение свободы) Н.А. Ковалев считает незаконным, в ча­стности, в связи с тем, что он был постановлен не Сахалинским областным судом, в рай­оне деятельности которого было совершено преступление и закончено предварительное следствие по уголовному делу, а Приморским краевым судом, которому дело было передано по распоряжению заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на основании статьи 44 УПК РСФСР.

Согласно статье 44 УПК РСФСР в отдельных случаях, в целях наиболее быстрого, полного и объективного рассмотрения дела, а равно в целях наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбирательства дела, оно может быть передано для рассмотрения из одного суда в другой такой же суд. Передача дела по этим основаниям допускается лишь до начала его рассмотрения в судебном заседании (часть первая); во­прос о передаче дела по указанным основаниям из одного районного (городского) народ­ного суда в другой в пределах автономной республики, края, области, города, автоном­ной области или автономного округа разрешается соответственно председателем Верховного суда автономной республики, краевого, областного, городского суда, суда ав­тономной области или автономного округа (часть вторая); вопрос о передаче дела по ука­занным основаниям в суд другой автономной республики, края, области, города, авто­номной области, автономного округа разрешается Председателем Верховного Суда РСФСР или его заместителем (часть третья).

 


 

По мнению заявителя, статьей 44 УПК РСФСР, примененной в его деле, нарушаются конституционные права и свободы, гарантированные статьями 2, 6, 15 (части 1 и 4), 16, 17,18,19 (часть 1), 20 и 47 Конституции Российской Федерации.

2. В марте 1994 года гражданское дело граждан Ю.Я. Карабаева, Р.К. Карабаевой и С.Ю. Карабаева по указанию председателя Ставропольского краевого суда на основании статьи 123 ГПК РСФСР было передано без их согласия из Промышленного районного су­да в Октябрьский районный суд города Ставрополя.

Согласно статье 123 ГПК РСФСР в отдельных случаях в целях наиболее быстрого и правильного рассмотрения дела, а равно в целях наилучшего обеспечения воспитатель­ной роли судебного разбирательства дело до начала его рассмотрения в судебном засе­дании может быть передано из одного суда, которому оно подсудно, в другой (часть пер­вая); вопрос о передаче дела по указанным основаниям из одного районного (городского) народного суда в другой в пределах автономной республики, края, области, города, ав­тономной области или автономного округа разрешается соответственно председателем Верховного суда автономной республики, краевого, областного, городского суда, суда ав­тономной области или автономного округа (часть вторая); вопрос о передаче дела по ука­занным основаниям в суд другой автономной республики, края, области, города, авто­номной области, автономного округа разрешается Председателем Верховного Суда РСФСР или его заместителем (часть третья).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявители утвержда­ют, что вынесенное по их гражданскому делу решение незаконно, поскольку, в частнос­ти, дело было рассмотрено не тем судом, которому оно подсудно. По их мнению, ста­тья 123 ГПК РСФСР, допускающая передачу гражданского дела из одного суда в другой, нарушает конституционное право, гарантированное статьей 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

3. Оспариваемые заявителями положения статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР содержат общую норму, в соответствии с которой в отдельных случаях в целях наиболее полного и объективного (быстрого и правильного) рассмотрения дела, а равно в целях наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбирательства по решению председателя вышестоящего суда (его заместителя) гражданское или уголов­ное дело до начала судебного разбирательства может быть передано из одного суда, ко­торому оно подсудно, в другой (такой же) суд.

Именно это нормативное положение и является общим для обеих жалоб предметом, в связи с чем Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федера­ции», соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

4. Согласно статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гаран­тируется судебная защита его прав и свобод. Из данной нормы в ее взаимосвязи со ста­тьей 17 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации следует, что право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека; в Российской Федерации оно признается и гарантируется согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позво­ляли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

В соответствии со статьями 7,8 и 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 года, статьей 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года и статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года все равны перед законом и судом; каждый при определении его гражданских прав и обязан­ностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетент­ным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Указанные положения, как относящиеся к общепризнанным принципам и нормам международного права, согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, являются составной частью правовой системы Российской Федерации. По смыслу этих положений, право каждого на судебную защиту посредством законного, независимого и беспристрастного суда означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществ­ляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда, без преду­беждения, полно, всесторонне и объективно. Поэтому статья 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмот­рение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В силу требований Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 46 и 47 (часть 1), подсудность дел определяется законом. В таком законе должны быть закрепле­ны критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное гражданское либо уголовное дело, что позволило бы суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать неопреде­ленности в этом вопросе, которую в противном случае приходилось бы устранять посред­ством правоприменительного решения, то есть дискреционным полномочием правоприменительного органа или должностного лица, и тем самым определять подсудность дела не на основании закона.

5. Подсудность дел в уголовном судопроизводстве определяется в соответствии с главой второй УПК РСФСР (статьи 35-45), устанавливающей, какие уголовные дела подсудны районному (городскому) народному суду, а какие - вышестоящим судам; террито­риальную подсудность; подсудность при объединении дел; передачу (направление) дела по подсудности; недопустимость споров о подсудности.

Подсудность гражданских дел определяется в соответствии с главой 11 ГПК РСФСР (статьи 113-125), устанавливающей подведомственность гражданских дел районным (го­родским) народным судам; какие дела судья рассматривает единолично; в каких случа­ях дела рассматриваются по первой инстанции Верховным Судом Российской Федера­ции и иными судами общей юрисдикции; предъявление иска в суде по месту нахождения ответчика; подсудность по выбору истца; исключительную подсудность; договорную под­судность; подсудность нескольких связанных между собой дел; передачу дела, принято­го судом к своему производству, в другой суд; передачу дела, принятого судьей к едино­личному рассмотрению, на коллегиальное рассмотрение.

Установив общие правила подсудности, законодатель вместе с тем предусмотрел об­стоятельства, при которых участие судьи в рассмотрении дела, отнесенного к его подсуд­ности, недопустимо в силу невозможности обеспечить беспристрастность суда. Соглас­но статьям 23, 59 и 60 УПК РСФСР и статьям 19 и 20 ГПК РСФСР это, в частности, личная, прямая или косвенная, заинтересованность в исходе дела, участие при предыду­щем рассмотрении дела в качестве свидетеля, эксперта, переводчика, представителя, прокурора, секретаря судебного заседания, родственные отношения со сторонами, участие в рассмотрении дела ранее в судах кассационной или надзорной инстанции. Пере­численные обстоятельства являются основаниями для устранения судьи из процесса и, следовательно, для передачи дела другому судье, поскольку иное препятствовало бы ре­ализации конституционного права граждан на защиту независимым и беспристрастным судом. Невозможность передачи дела другому судье в случаях устранения судьи из про­цесса означала бы, по существу, отказ в правосудии.

Чтобы исключить произвольный выбор суда или судьи, закон, допуская такую пере­дачу, должен закреплять и ее надлежащий процессуальный механизм (в том числе опре­делять уровень и территориальное расположение суда, в который дело может быть пе­редано; судебную инстанцию, которая могла бы подтвердить наличие оснований для передачи), а также обеспечивать право на обжалование соответствующего решения, принимаемого в виде судебного акта.

По смыслу статей 59-61 УПК РСФСР и статей 17-21 ГПК РСФСР, вопрос об устране­нии судьи из процесса рассматривается судом в открытом судебном заседании с иссле­дованием необходимых обстоятельств и завершается вынесением соответствующего су­дебного решения. При этом предполагается возможность обжалования такого решения. Передача дела в другой суд в случае устранения судьи из процесса не может рассмат­риваться как нарушение права, предусмотренного статьей 47 (часть 1) Конституции Рос­сийской Федерации, поскольку подсудность и в таком случае в конечном счете предопре­делена не усмотрением правоприменителя, а законом (указанными в нем точными основаниями).

Устанавливая такие основания, закон не должен нарушать закрепленные Конституци­ей Российской Федерации принципы правосудия и затрагивать (искажать) само существо права на судебную защиту. В данном деле Конституционный Суд Российской Федерации не проверяет конституционность предусматривающих эти основания (обстоятельства) норм, поскольку они заявителями не оспариваются.

6. Предусмотренная статьей 44 УПК РСФСР и статьей 123 ГПК РСФСР передача де­ла вышестоящим судом из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд не противо­речит Конституции Российской Федерации, если осуществляется в рамках судебной про­цедуры при наличии указанных в самом процессуальном законе (как в статьях о подсудности, так и в иных его статьях) точных оснований (обстоятельств), по которым де­ло не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отне­сено законом, и, следовательно, подлежит передаче в другой суд.

При определенных обстоятельствах (например, если иск в гражданском процессе предъявлен к самому судье либо самим судьей этого же суда или если суд, к подсудно­сти которого отнесено дело, по тем или иным причинам не функционирует) изменение подсудности именно вышестоящим судом не только допустимо, но иногда и необходимо. Однако такие обстоятельства также должны быть предусмотрены в законе.

Между тем статья 44 УПК РСФСР и статья 123 ГПК РСФСР, предоставляя предсе­дателю вышестоящего суда (его заместителю) полномочие по изменению установлен­ной подсудности уголовных и гражданских дел, фактически ставят решение этого вопро­са в зависимость не от выраженной в законе воли законодателя, а от субъективного усмотрения того или иного руководителя судебного органа, поскольку, в частности, не содержат каких-либо предписаний, формально определяющих круг оснований, по кото­рым возможна передача дела из одного суда в другой. Указанные в них цели («наибо­лее быстрого, полного и объективного рассмотрения дела», «наиболее быстрого и пра­вильного рассмотрения дела», «наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбирательства»), для достижения которых предусмотрена такая передача, практически не ограничивают усмотрение правоприменителя, поскольку допускают воз­можность расширительного истолкования, а следовательно, и произвольного примене­ния оспариваемых положений.

Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 74 Феде­рального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в процессе рассмотрения дела оценивает не только буквальный смысл проверяемого ак­та, но и смысл, придаваемый ему сложившейся правоприменительной практикой. Как следует из материалов дела, возможность неоправданно широкого толкования оспари­ваемых норм не снимается и пунктом 8 Постановления Пленума Верховного Суда Рос­сийской Федерации от 31 октября 1995 года «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

Вопрос о передаче дела из одного суда в другой может решаться произвольно еще и потому, что процессуальный закон не требует при передаче дела вынесения мотивиро­ванного судебного акта. Это означает, что принимающий соответствующее решение ру­ководитель вышестоящего суда, действуя не как судья, а как должностное лицо, факти­чески освобождается от обязанности устанавливать и оценивать наличие законных оснований для изменения подсудности дела, а граждане лишаются возможности судеб­ного обжалования такого решения. Кроме того, как следует из оспариваемых норм, реше­ния указанных в них должностных лиц об изменении подсудности являются окончатель­ными: Председатель Верховного Суда Российской Федерации не вправе изменить или отменить решение председателя суда более низкого уровня.

Таким образом, установленное статьей 44 УПК РСФСР и статьей 123 ГПК РСФСР ре­гулирование оснований и порядка изменения подсудности, соответственно, уголовных и гражданских дел не исключает возможность решения вопроса о передаче дела в тот или иной суд произвольно, на основании субъективных представлений должностных лиц, дей­ствующих вне рамок судебной процедуры. Тем самым создается нормативная предпосыл­ка для нарушения закрепленных Конституцией Российской Федерации принципов и поло­жений, относящихся к осуществлению правосудия, - права каждого на судебную защиту (статья 46), в том числе на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсуднос­ти которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1); равенства всех перед законом и су­дом (статья 19, часть 1); осуществления правосудия только судом посредством соответ­ствующего вида судопроизводства (статья 118); независимости судей (статья 120).

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статья­ми 72, 75 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Рос­сийской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать статью 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статью 123 Граж­данского процессуального кодекса РСФСР в той мере, в какой они допускают передачу дела из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд без принятия соответствующе­го процессуального судебного акта и при отсутствии указанных в самом процессуальном законе точных оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и, следователь­но, подлежит передаче в другой суд, не соответствующими Конституции Российской Фе­дерации, ее статьям 46 и 47 (часть 1).

2. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного зако­на «О Конституционном Суде Российской Федерации» гражданское дело Ю.Я. Карабаева, Р.К. Карабаевой и С.Ю. Карабаева подлежит пересмотру в установленном порядке.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

 

К содержанию  Уголовный процесс. Консультации. Образцы документов. Судебная практика

 

Смотрите также:

 

Уголовное право   Уголовное право. Вопросы и ответы    Уголовное право России  Уголовное право России

 

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации   Уголовный процесс России   

 

Всеобщая история государства и права. Том 1   Всеобщая история государства и права. Том 2

 

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения ...

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения, связанные с преступностью и наказуемостью деяний. Как всякая отрасль права уголовное ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/131.htm

 

Сословный характер феодального уголовного права. Уголовное право ...

Уголовное право. Понятие преступления в памятниках права определялось по-разному. В одном случае оно рассматривалось как нарушение норм права — «выступ» из ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/100.htm

 

Виды преступлений. Уголовное право.

Уголовное право. В казахском обычном праве особенно много норм было посвящено наказаниям за преступные деяния. При этом своеобразие хозяйственной жизни, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/151.htm

 

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Уголовное право ...

Уголовное право. В начале XX в. в России действовало несколько крупных уголовных кодексов: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г., ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/189.htm

 

Развитие уголовного права. Развитие феодализма. Уголовное право.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/73.htm

 

Уголовное право. Развивается и система государственных ...

Уголовное право. В XVIII в. уголовное право сделало значительный шаг вперед. Это объяснялось как обострением классовых противоречий, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/161.htm

 

Основной принцип феодального права. Разработка норм уголовного ...

Уголовное право. Разработке норм уголовного права Уложение Василия Лупу уделяло больше всего внимания (в нем содержалось более 1000 статей, относящихся к ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/125.htm

 

Предмет уголовного права. Основание уголовной ответственности ...

Весьма радикальному пересмотру подверглись общие положения об уголовной ответственности, которые вобрали в себя новеллы, внесенные в уголовное право Франции ...
bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/127.htm