Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

Раздел: Право

 

О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ПЯТОЙ СТАТЬИ 325 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР

 

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 1998 г. № 21-П

(ИЗВЛЕЧЕНИЯ)

 

Конституционный Суд Российской Федерации... рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части пятой статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина В.В. Шаглия на наруше­ние его конституционных прав и свобод частью пятой статьи 325 УПК РСФСР, на основа­нии которой приговор Верховного Суда Российской Федерации, вынесенный в отношении заявителя, не подлежал обжалованию в кассационном порядке.

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в во­просе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемая в жа­лобе норма.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.Т. Ведерникова, объяснения представите­ля стороны, заключение эксперта - доктора юридических наук В.М. Савицкого, выступле­ние приглашенного в заседание заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.П. Верина, исследовав представленные документы и иные материалы, Кон­ституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Гражданин В.В. Шаглий был привлечен к уголовной ответственности и предан су­ду по обвинению в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах и кражи. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР на основании статьи 38 УПК РСФСР, предоставляющей Верховному Суду Российской Федерации пра­во принимать к своему производству дела особой сложности или особого общественно­го значения, рассмотрела данное дело и 23 сентября 1986 года приговорила В.В. Шаглия к 15 годам лишения свободы.

Согласно части пятой статьи 325 УПК РСФСР приговоры Верховного Суда Российской Федерации не подлежат обжалованию и опротестованию в кассационном порядке. В силу этой нормы В.В. Шаглий, не признававший свою вину в инкриминируемых ему преступле­ниях, был лишен возможности принести кассационную жалобу на приговор и потребовать проверки его законности и обоснованности в вышестоящей судебной инстанции. Не осуще­ствлялся пересмотр приговора и в порядке судебного надзора. Полагая, что тем самым бы­ли нарушены его конституционные права, В.В. Шаглий обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием признать часть пятую статьи 325 УПК РСФСР не со­ответствующей Конституции Российской Федерации.

 


 

В силу части третьей статьи 74 Федерального конституционного закона «О Конститу­ционном Суде Российской Федерации», согласно которой Конституционный Суд Россий­ской Федерации принимает решение только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которой подвергается сомнению, предметом рассмотрения по данному делу является положение части пятой статьи 325 УПК РСФСР, лишающее осужденного права обжаловать вынесенный в отношении него приговор Верховного Суда Российской Федерации. Само же полномочие Верховного Суда Российской Федерации рассматривать уголовные дела в качестве суда первой ин­станции, предусмотренное статьей 38 УПК РСФСР, как не оспариваемое заявителем, в данном деле не подлежит оценке с точки зрения его соответствия Конституции Россий­ской Федерации.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому осужденному за преступ­ление право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном фе­деральным законом (статья 50, часть 3). Право каждого, кто осужден за какое-либо пре­ступление, на то, «чтобы его осуждение и приговор были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией согласно закону», закреплено в пункте 5 статьи 14 Международно­го пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного Президиумом Вер­ховного Совета СССР 18 сентября 1973 года и введенного в действие 23 марта 1976 го­да, то есть еще до постановления приговора по делу В.В. Шаглия.

Право осужденного на пересмотр приговора предполагает предоставление ему воз­можности па своей воле и своими собственными действиями возбуждать производство по проверке законности и обоснованности приговора, не дожидаясь чьего бы то ни было разрешения или санкции на начало такого пересмотра. Это право, по смыслу статьи 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, носит абсолютный характер, и федераль­ный законодатель не вправе ограничивать его ни по кругу лиц, ни по видам судебных при­говоров, подлежащих пересмотру, ни по каким иным обстоятельствам.

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом право на пере­смотр приговора гарантируется тем, что, с одной стороны, осужденному предоставляется свобода обжаловать в кассационном порядке вынесенный в отношении него приговор по любому основанию и мотиву и, с другой стороны, что на суд кассационной инстанции воз­лагается обязанность принять и рассмотреть по существу принесенную осужденным жа­лобу, проверив при этом законность и обоснованность приговора. Часть пятая статьи 325 УПК РСФСР, однако, устанавливая, что приговоры Верховного Суда Российской Федера­ции обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежат, тем самым ли­шает лиц, осужденных по приговорам Верховного Суда Российской Федерации, возмож­ности настаивать на их обязательной судебной проверке. В результате действия этой нормы конституционное право, гарантированное статьей 50 (часть 3) Конституции Россий­ской Федерации, ограничивается.

Ограничение этого права не может, быть компенсировано предоставлением осужденно­му возможности обращаться к перечисленным в уголовно-процессуальном законе должно­стным лицам, которые улравомочены приносить протесты на незаконные и необоснован­ные приговоры и инициировать тем самым производство в надзорной инстанции, поскольку в таком случае возбуждение пересмотра приговора зависит не от воли осужденного, а от усмотрения соответствующего должностного лица, и не является обязательным.

3. Часть пятая статьи 325 УПК РСФСР, лишая гражданина права на обжалование вы­несенного в отношении него приговора, вступает в противоречие также со статьей 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, в рамках осуществления которой возможно обжалование в суд решений и дей­ствий (или бездействия) любых государственных органов и должностных лиц. Закреплен­ное в этой конституционной норме положение служит важной гарантией защиты прав и свобод граждан от любых нарушающих их действий и решений, в том числе решений су­дебных органов, ибо правосудие, как отмечалось Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционно­сти отдельных положений статей 371,374 и 384 УПК РСФСР, по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливос­ти и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Кроме того, лишение заинтересованных лиц права добиваться исправления возможных ошибок, допущенных судом при постановлении приговора, препятствует полной реализации тех положений Конституции Российской Федерации, которые предусматривают обяза­тельность обеспечения прав и свобод человека и гражданина правосудием (статья 18), ус­танавливают гарантии охраны государством достоинства личности (статья 21), гарантиру­ют право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2).

4. В соответствии с частью второй статьи 100 Федерального конституционного зако­на «О Конституционном Суде Российской Федерации» в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, примененный а конкретном деле, не соответ­ствующим Конституции Российской Федерации, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

В настоящее время порядок пересмотра приговоров Верховного Суда Российской Федерации по жалобам осужденных законом не урегулирован. В связи с этим Федераль­ному Собранию надлежит внести в уголовно-процессуальное законодательство измене­ния, обеспечивающие каждому осужденному реализацию предусмотренного статьей 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации права на пересмотр приговора вышестоя­щим судом.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статья­ми 72, 74,75,79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Су­де Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать положение части пятой статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, лишающее осужденного права на обжалование в кассационном порядке приго­вора Верховного Суда Российской Федерации, не соответствующим Конституции Россий­ской Федерации, ее статьям 46 (часть 1) и 50 (часть 3).

2. Федеральному Собранию надлежит внести в уголовно-процессуальное законода­тельство изменения в соответствии с требованиями статьи 50 (часть 3) Конституции Рос­сийской Федерации и с учетом настоящего Постановления.

3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного зако­на «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление явля­ется окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими орга­нами и должностными лицами.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционно­го Суда Российской Федерации».

 

К содержанию  Уголовный процесс. Консультации. Образцы документов. Судебная практика

 

Смотрите также:

 

Уголовное право   Уголовное право. Вопросы и ответы    Уголовное право России  Уголовное право России

 

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации   Уголовный процесс России   

 

Всеобщая история государства и права. Том 1   Всеобщая история государства и права. Том 2

 

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения ...

Уголовное право - отрасль публичного права, регулирующая отношения, связанные с преступностью и наказуемостью деяний. Как всякая отрасль права уголовное ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-7/131.htm

 

Сословный характер феодального уголовного права. Уголовное право ...

Уголовное право. Понятие преступления в памятниках права определялось по-разному. В одном случае оно рассматривалось как нарушение норм права — «выступ» из ...
www.bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/100.htm

 

Виды преступлений. Уголовное право.

Уголовное право. В казахском обычном праве особенно много норм было посвящено наказаниям за преступные деяния. При этом своеобразие хозяйственной жизни, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/151.htm

 

Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Уголовное право ...

Уголовное право. В начале XX в. в России действовало несколько крупных уголовных кодексов: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г., ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/189.htm

 

Развитие уголовного права. Развитие феодализма. Уголовное право.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/73.htm

 

Уголовное право. Развивается и система государственных ...

Уголовное право. В XVIII в. уголовное право сделало значительный шаг вперед. Это объяснялось как обострением классовых противоречий, ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/161.htm

 

Основной принцип феодального права. Разработка норм уголовного ...

Уголовное право. Разработке норм уголовного права Уложение Василия Лупу уделяло больше всего внимания (в нем содержалось более 1000 статей, относящихся к ...
bibliotekar.ru/teoria-gosudarstva-i-prava-6/125.htm

 

Предмет уголовного права. Основание уголовной ответственности ...

Весьма радикальному пересмотру подверглись общие положения об уголовной ответственности, которые вобрали в себя новеллы, внесенные в уголовное право Франции ...
bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/127.htm