Вся библиотека

Оглавление

 


Взламывая код да Винчи: Путеводитель по лабиринтам тайн Дэна Брауна


 Саймон Кокс

 

Альбигойский крестовый поход

 

Одним из крестовых походов, предпринятых католической церковью в XIII веке, был крестовый поход против катаров, известных также как альбигойцы — от названия крепости Альби близ небольшого городка во французской провинции Лангедок. История катаров является одной из главных тем «Кода да Винчи». Основу романа составляет по-прежнему спорная гипотеза о том, что Иисус Христос и Мария Магдалина были супругами, в это искренне верили катары. В те далекие времена подобные еретические взгляды сурово карались католической церковью.

 

Альбигойский крестовый поход отличался особой жестокостью и с 1209 года (его начало) по 1255 год унес жизни 100 тысяч человек — катаров и простых жителей Лангедока. Хронику этих жутких событий запечатлел для истории монах-цистерцианец Пьер де Во-де-Серне в своей книге «Historia Albigensis» («История альбигойцев»).

 

Влияние катаров на юге Франции было весьма значительным и сильно подрывало власть и престиж католической церкви. Это вызвало серьезную озабоченность папы Иннокентия III, но особый его гнев разбудила позиция лангедокского дворянства, которое сквозь пальцы смотрело на то, что катары активно распространяли свою веру в их землях, и не желало осознавать растушую угрозу катарских ересей.

 

В 1206 году граф Тулузский Раймунд VI отказался присоединиться к рыцарскому союзу, созданием которого занимался папский легат — аббат Арно Амори, поставивший своей целью искоренить катарские ереси. Раймунд VI не пожелал вести войну против подданных и в мае 1207 года был отлучен от церкви по приказу Пьера де Кастельно — помощника Амори. В январе 1208 года во время встречи с Раймундом VI Кастельно был убит одним из рыцарей — вассалов графа Тулузского. Подобное посягательство на власть Святого престола привело папу Иннокентия Ш в столь сильную ярость, что он призвал к крестовому походу против всего Лангедока, и в частности против катаров. На призыв папы откликнулись бароны с севера Франции, которых явно соблазняло богатство лангедокских земель, а также желание безнаказанно завладеть собственностью катаров.

 

Одним из таких рыцарей был Симон де Монфор, сыгравший главную роль в альбигойском крестовом походе. Его имя вызывало страх и ненависть у обитателей Лангедока.

 

Первой жертвой крестового похода пал городок Безье, к стенам которого войска де Монфора подошли 21 июля 1209 года. Крестоносцы велели жителям-католикам выдать проживавших в городке катаров, но те отказались выполнить приказание. Тогда им было предложено без всяких опасений покинуть город, чтобы крестоносцы смогли войти в него и расправиться с катарами. В случае отказа горожанам пригрозили отлучением от церкви — серьезное и сильное по тем временам наказание. Несмотря на столь грозное предупреждение, жители Безье отказались выдать катаров и даже клятвенно пообещали защищать их. По этой причине войско де Монфора осадило город. Вместе с папским легатом Амори рыцарь де Монфор повелел своему воинству «не щадить никого, независимо от сословия, возраста или пола, и без жалости убивать и катаров, и католиков. Господь Бог потом сам разберется». Окончательное взятие города вылилось в настоящую резню, унесшую жизнь 15 000 человек — мужчин, женщин и детей, среди которых было всего 222 катара.

 

За Безье последовал город Нарбон. А за ним, в августе 1209 года, — Каркассон, сдавшийся лишь после осады, непродолжительной, но жестокой. Жителям Каркасона было разрешено уйти, «забрав с собой все свои грехи». Покоренные земли достались де Монфору, и большая часть его войска была распущена.

 

Во время отсутствия де Монфора завоеванные рыцарями города и замки вскоре объединились под знаменами графа Раймунда VI Тулузского, после чего снова попали под ярмо де Монфора и его союзников. После возобновления крестового похода были покорены новые города и замки, и в 1213 году все земли юго-западной Франции, в том числе и Тулуза, попали под власть крестоносцев.

 

Единственной силой, способной в ту пору противостоять крестоносцам, был король Педро Арагонский, у которого имелось немало сюзеренов в ряде французских провинций. Он хотел укрепить свою власть и влияние в подвластных ему землях. В сентябре 1213 года под Тулузой Педро Арагонский атаковал войска крестоносца Мюре, но был разгромлен рыцарями де Монфора и сам погиб.

 

В 1215 году де Монфор прошел по землям вдоль Дордо-ни, захватил много оставленных катарами замков, таких как Домм и Кастельнодари. Примерно в это же время к армии де Монфора присоединился инфант Людовик Испанский со своим войском, и они совместно приступили к осаде Тулузы.

 

В 1215—1225 годах для борьбы с крестоносцами заключили союзы многие города на юге Франции, в том числе и Авиньон, имевший важное военно-политическое значение, поскольку он был подвластен графу Прованскому. В 1216 году гарнизон города Бокер дал достойный отпор де Монфору, чьи рыцари потерпели на этот раз поражение. Однако крестоносцы вскоре перегруппировались и смогли сомкнуть кольцо вокруг Тулузы и Бижера. Тем не менее они были разбиты под Лурдом, в самой западной точке альбигойского крестового похода

 

В сентябре 1217 года Раймунд VII, сын Раймунда VI, при поддержке Арагона взял Тулузу. Весной следующего года де Монфор осадил Тулузу, но 25 июня 1218 года был убит осколком каменного ядра, выпущенного мужественными защитниками города. После гибели предводителя крестовый поход утратил былую мощь, поскольку больше не удавалось найти лидера, способного возглавить войну против еретиков.

 

Отсутствие такого предводителя позволило Раймунду VII и графу де Фуа разгромить французов под Базьежем. Большая часть юга Франции оказалась в руках Раймунда VII и его союзников. Его триумф привел к возрождению и усилению катаров, и в 1224 году успехи крестоносцев свелись к уровню 1209 года.

 

В 1226 году король Франции Людовик VIII начал новый крестовый поход против Лангедока. Большая часть городов и замков сдалась практически без боя, что свидетельствовало о том, что их население измучено нескончаемыми войнами.

 

Тем не менее Авиньон сдался рыцарям только после трехмесячной осады. Это случилось 12 сентября 1226 года. После смерти Людовика VIII, последовавшей в Оверни 8 ноября того же года, крестовый поход возглавил королевский сенешаль Гумберт де Боже, осадивший Лабесед и полностью вырезавший все население этого маленького городка,

 

Последним бастионом сопротивления оставалась Тулуза, жители которой стойко выдерживали осаду. Все окончилось только после того, как было решено, что состоится брак между дочерью Раймунда VII и сыном Бланки Кастильской, 12 апреля 1229 года Раймунд VII согласился с условиями Парижского мирного договора. В соответствии с ним он должен был принять участие в искоренении катарских ересей, уничтожить всех жителей Тулузы, подчиниться церкви и выплатить контрибуцию в размере 22 тысяч марокnote 3.

 

Именно тогда в Тулузе был учрежден трибунал инквизиции. Начиная с 1233 года по всему Лангедоку прокатились аресты катаров, которые были подвергнуты пыткам и сожжены на костре. Жуткие деяния инквизиции вызвали огромное недовольство во всей провинции, которое сопровождалось бунтами в Тулузе, Корде, Альби и Нарбонне.

 

В 1240 году Раймунд-Роже IV Транкавельский возглавил последний мятеж в Каркасоне, но был разбит и вместе со своим войском покинул пределы Франции.

 

Преследования крестоносцев вынудили катаров найти последнее прибежище в легендарной крепости Монсе-гюр, затерявшейся среди горных массивов Пиренеев. Осада Монсегюра началась в ноябре 1243 года, а в феврале 1244 года защитники крепости были вынуждены сдаться. 16 марта 210 катаров, остававшихся в Монсегюре, спустились с горы в долину, где были впоследствии казнены по обвинению в ереси. В августе 1255 года пала после осады маленькая крепость катаров Керилибус, и альбигойский крестовый поход окончательно завершился.

 

АНХ — древнеегипетский символ и иероглиф, означающий «жизнь». Изображается в виде креста с петлей вверху. Считается, что он напоминает ремешок, сандалии или гульфик-чехол для пениса. Большинство египтологов придерживаются первой версии по причине того, что ношение сандалий в Египте очень важно, поскольку при хождении босиком велика вероятность наступить на скорпиона. Существует также и другая версия — что анх является символом женских репродуктивных органов. И это вполне разумно, если принять во внимание то, что женщина дает человеку жизнь. Этой ассоциацией с женщиной или богиней объясняется то, почему герой «Кода да Винчи» — куратор Лувра

 

Жак Соньер добавил в музейную коллекцию немалое количество подобных крестов.

 

Жизнетворное свойство анха тесно связано с изображением царей, какие можно видеть на стенах древнеегипетских храмов. Особое значение придавалось ему на рельефах эпохи Амарны, на изображениях фараона Эхнатона и его супруги Нефертити.

 

Жители Древнего Египта верили в то, что письменное слово обладает могущественным и загадочным смыслом и способно оживлять неодушевленные предметы. Амулетам египтяне также приписывали особые божественные качества. Вследствие уникальной природы и присущего ему могущества анх превратился в популярную магическую иконку, применявшуюся для зашиты ее владельца от злых сил. Различным цветам амулега-анха приписывались особые свойства, на которые мог рассчитывать его носитель. Так, например, красный означал жизнь и возрождение, синий символизировал плодородие, зеленый считался полезным для выздоровления, белый являл собой ритуальную чистоту и, таким образом, использовался для ритуальных предметов в форме анха, а черный давал надежду на воскресение после смерти.

 

В наши дни анх широко используется коптской церковью Египта как символ креста, именуемого crux ansata.

 

Арингароса — один из главных персонажей «Кода да Винчи» — кардинал «Опус Деи», вознамерившийся скрыть от человечества истинный смысл Святого Грааля. Его имя состоит из двух итальянских слов — «aringa», означающее сельдь, и «rosa» — роза (красный). В результате получилось английское словосочетание «red herring», означающее «отвлекающий маневр». Хотя Арингароса и кажется фигурой весьма значительной, поскольку в романе он стремительно перемещается из одной страны в другую, выясняется, что он заблуждается, полагая, будто, найдя Святой Грааль, тем самым поможет своей организации — «Опус Деи». Арингароса с ужасом узнает об убийствах, совершенных в ходе поисков легендарной чаши.

 

АСМОДЕЙ

 

Согласно легенде, Асмодей — это демон, помогавший царю Соломону строить его знаменитый храм. Считается, что он изображен на внутренней стороне двери церкви Марии Магдалины в Ренн-ле-Шато, а в документах Приората Сиона, «Тайных досье», именуется «демоном-хранителем». Асмодея также почитали катары, считавшие его «царем мира». Хотя Асмодей не имеет прямого отношения к «Коду да Винчи», он является теневой фигурой, которая время от времени появляется в историях и легендах, изучаемых Софи Невё.

 

ШИФР АТБАШ

 

Знание этого шифра приходит на помощь героям «Кода да Винчи» — Роберту Лэнгдону, Софи Невё и Ли Тибингу, когда они берутся разгадать смысл стихотворной строки — «…атбаш правду высветит, как луч». В основе шифра, появившегося примерно в 500 году до нашей эры, лежит подстановка букв древнееврейского алфавита, когда одной букве соответствует буква с другого конца алфавита, то есть первая заменяется последней, вторая — предпоследней и т.д.

 

БАФОМЕТ

 

Бафомет — идол, которому якобы поклонялись тамплиеры. Именно обвинение в этом грехе привело к окончательному разгрому ордена.

 

Бафомет упоминается на страницах «Кода да Винчи» в связи с разгадкой тайны криптекса и расшифровкой сообщения, зашифрованного при помощи атбаша.

 

Существует мнение, что слово «Бафомет» — искаженное произношение имени Магомет. Так звали пророка мусульман, более известного как Мухаммед. Оно также могло быть составлено из двух греческих слов, означающих «погруженность в мудрость». Какой бы ни была этимологическая деривация этого имени, известно, что тамплиеры устраивали перед массивным идолом, изображавшим Бафомета, торжественные церемонии. Согласно сегодняшним оккультным верованиям, Бафомет имеет человеческое тело с копытами и головой козла. Однако это описание, видимо, связано с черной магией и сатанинскими ритуалами, в которых тамплиеров настойчиво обвиняли позднее, в XIX веке.

 

В «Коде да Винчи» говорится, что шифром атбаш было зашифровано слово «Бафомет», помогающее отгадать слово «София». Это не случайно, поскольку героиню романа Дэна Брауна зовут Софи Невё Это скрытое значение было впервые обнародовано специалистом по Свиткам Мертвого моря Хью Шенфелдом, автором книги «Операция „Еврейская пасха"“. Шенфелд успешно использовал атбаш при работе над многими трудными для понимания фрагментами в Свитках Мертвого моря. Когда он убедился в том, что древнееврейский шифр стал известен тамп лиерам во время их пребывания на Святой земле, то попытался применить его к слову „Бафомет“. В результате Шенфелд получил слово „София“, которое переводится как „мудрость“. Тем не менее история эта получила дальнейшее развитие. Слово „София“ может также быть использовано в связи с матерью-богиней, или священным женским началом, и таким образом выявить соблазнительную идею о том, что тамплиеры тайно поклонялись богине, о чем оставили зашифрованное послание.

 

-

Вся библиотека

Оглавление

 









аквариумные рыбки медицинская энциклопедия интернет-магазины Rambler's Top100