Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

  

 

 

Языковедение

 

§ 40. Система фонем и фонетическая система языка

 

Фонемы немыслимы вне фонетической системы языка, которая устанавливается историческим развитием его в целом. Поэтому никаких «общечеловеческих», или «космополитических», фонем не существует: система фонем, а тем самым и ее члены, фонемы, – одно из характерных свойств самобытности данного языка народности или нации.

Фонемы – всегда члены данной фонетической системы, свойственной определенному языку, и именно содержание каждой фонемы определяется ее положением в системе. Для этого надо рассмотреть разные типы оппозиций фонем в системе языка.

Проще всего установить оппозиции, если подбирать слова, отличные друг от друга только одной фонемой (пот – тот – кот – бот – дот – гот – лот – рот, сот – зот – вот – нот – мот и т. п.; хор – хорь, кон – конь, гол – голь, тем – темь, топ – топь, мат – мать, гнус – гнусь, кров – кровь, вяз – вязь; пить – петь – пять, мыл – мал – мол – мул и т. п); но это не обязательно, а просто более убедительно. Если таких двух слов или двух форм того же слова не находится, то можно сопоставлять и слово с частью слова, лишь бы это были возможные сочетания звуков для данного языка. Полученные ряды оппозиций надо распределить по дифференциальным признакам; например, пот – бот, тот – дот, фар – вар, сад – зад, шар – жар, икра – игра различаются оппозицией глухих и звонких согласных; хор – хорь, кон – конь, гол – голь, мат – мать, гнус – гнусь – оппозицией твердых и мягких согласных; пот – тот – кот, брань – дрань – грань – оппозицией согласных по локализации; бал – мал, дам – нам – оппозицией согласных по оральности-назальности; дал – зал, том – ком, корь – хорь – оппозицией согласных по смычности-фрикативности; мыл – мал – мол – мул или чих – чех – чах – чох – оппозицией гласных по разным признакам (узкие – широкие, нелабиализованные – лабиализованные).

Типы оппозиций фонем в системе можно представить следующей схемой:

 

Коррелятивными называются такие оппозиции, члены которых различаются только одним признаком, по всем же другим – совпадают; при этом противопоставление может исчерпываться двумя членами (образуя замкнутую пару, например, глухая || звонкая: [п] || [б], [т] || [д]; твердая || мягкая: [п] || [п'], [т] || [т']; неогубленная || огубленная: [i:] || [у:]; задняя || передняя: [о:] || [ï:]; краткая || долгая: [е] || [е:] и т. п.) или же состоять более чем из двух членов, которые могут усиливать какой-нибудь признак, например [u] || [u#] || [u#] в норвежском: заднее, среднее (более переднее, выше на слух) и переднее (еще более переднее и еще выше на слух); здесь признак высоты тона «слева направо» увеличивается, а «справа налево» убывает,– это ступе2нчатые (градуальные) корреляции. Когда же ни нарастания, ни убывания какого-либо одного признака нет, а у трех и более членов меняется один из признаков, например [п] (губное), [т] (переднеязычное) и [к] (заднеязычное), [p] || [t] || [c] в древнегреческом – то же соотношение – это «цепочки»; аналогичное соотношение в «пучках», которые, однако, не образуют последовательного ряда, например [ц] (аффриката), [т] (взрывная), [с] (фрикативная) или [д] (взрывная), [н] (носовая), [л] (боковая) или [p] (сильная взрывная), [b] (слабая взрывная) и [j] (придыхательная взрывная) в древнегреческом – это «пучки».

Одни противопоставления сопровождаются параллельно другими, например в русских согласных: [п] || [б] – [т] || [д] – [к] || [г]; [п || т || к] - [б || д || г]; [м || б] - [н || д]; [т || с] - [к || х]; другие остаются изолированными, например [ц || ч].

Своеобразие каждого языка касается и общего количества фонем, и пропорции согласных и гласных, и распределения их по позициям, и характера самих позиций (роль ударения, типы слогов, начало и конец слова и т. п.), и получающихся в слабых позициях вариаций и вариантов.

Для определения количества фонем в языке необходимо понимание позиций, так как подсчет фонем может быть осуществлен только на основании сравнения сильных позиций, причем надо брать морфемы, а не слова и определять состав фонем каждой морфемы независимо от тех позиционных условий, в которые они попадают в слове1, например, в слове детский [д'э2цк@и] сначала определяется состав фонем корня, [д'], [э] – прямо, а замыкающая согласная – из сопоставления с деток, деточка; состав фонем суффикса определяется сопоставлением с аналогично образованными прилагательными, где суффикс не следует за т, д, например конский, морской, дамский; состав фонем флексий определяется сопоставлением с прилагательными, имеющими ударение на окончании: морской, худой; в результате выявлен весь фонемный состав слова: [д'э2т-ск-оj].

В пределах каждой морфемы количество фонем устанавливается минимальным числом замен, дающих реально иную морфему; например, в морфеме [вор-] три фонемы, так как замена в на м дает мор-, замена о на а дает вар-, замена р на л дает вол-.

В тех случаях, когда устанавливается, что данные звуки не могут одинаково быть в сильных позициях, но заменяют звучание сильной позиции в слабых путем чередования в тех же морфемах на тех же местах, мы имеем дело с вариациями той же фонемы; тогда требуется установить основной вид фонемы, что уже было разъяснено выше (см. § 39).

Общее количество фонем и соотношение гласных и согласных в языках очень различно, что показывает небольшая табличка.

 

 

Эта таблица еще ничего не говорит о характере звуковой цепи в данных языках, что зависит от типа слогов, характера начала и конца слова, возможности или невозможности скопления согласных и зияния, типа ударения, наличия или отсутствия редукции и т. п., что определяет, в конечном счете, частоту встречаемости тех или иных звуков в речи.

Как уже говорилось выше, фонемы в каждом языке организованы в систему оппозиций по тем или иным их признакам. Признаки, использованные для противопоставлений фонем, отобраны в каждом языке индивидуально, так что в близкородственных языках получаются разные системы; так, например, типичные для немецкого языка замкнутые корреляции задних и передних огубленных гласных ([u:] || [у:], [U] || [y], [о:] || [ï:], [Ɔ] || [û] – четыре пары) в близкородственном английском языке отсутствуют, потому что английский язык утратил передние огубленные гласные1.

В немецком, английском, французском, киргизском, туркменском, финском, венгерском, сербском долгота и краткость гласных – свойство самих гласных фонем, тогда как в русском этот признак не принадлежит фонемам, а растягивание гласных используется для стилистических и экспрессивных целей; ср. немецкие [im] im «в» и [i:m] ihm «ему», английское [sit] sit«сидеть» и [si:t] seat «стул», французское [mEtr] mettre «класть» и [mE:tr] maitre «учитель» с русскими им (местоимение в дательном падеже), сит (родительный падеж множественного числа от сито) и метр, которые при любой долготе гласной остаются теми же словами.

Одни и те же позиции в разных языках могут быть разного качества; в соседних согласных и гласных в русском языке согласные, как правило, играют активную роль, а гласные – пассивную (они аккомодируют предшествующим согласным), а во французском наоборот: гласные играют активную роль, а согласные – пассивную (они аккомодируют последующим гласным).

Конец слова для звонких и глухих согласных в русском и немецком – слабая позиция для данной оппозиции: звонкие оглушаются и совпадают в глухих (луг и лук одинаково [лук], и Rad«колесо» и Rat «совет» одинаково [rat]), в английском и французском языке эта позиция для того же противопоставления сильная (bag [b{g] – «мешок» и back [b{k] – «задний», douce [dus] – «сладкая» и douze [du:z] – «двенадцать»).

В русском языке открытость или закрытость гласных зависит от последующих согласных: перед мягкими – закрытые гласные. перед твердыми и в конце слова – открытые (в ударном слоге); в немецком же и французском (с ограничением: в конечном открытом слоге) открытость и закрытость гласных не зависят от того, в каком типе слога они находятся (немецкое A#hre [E2:r@] – «колос», Ehre [e2@] – «честь», французское fаit [fE] – «факт» и fee [fe] – «фея»).

Таким образом, описание фонетики какого-либо языка должно быть представлено не беспорядочным перечислением звуков и звуковых сочетаний, а в виде последовательной системы, охватывающей количество и группировку фонем (по соотношению гласных и согласных и по оппозициям в пределах каждой группы), типы позиций и факторов, обусловливающих те или иные позиции (характер и место ударения, взаимодействия фонем в речевой цепи, типы слогов, явления начала и конца слова и т. п.), и возникающие в слабых позициях варианты и вариации.

Наряду с основной функцией фонетических единиц – смыслоразличением, они могут выполнять и некоторые другие функции.

Так в языках, где долгота не является дифференциальным признаком гласных, их удлинение может быть использовано для большей выразительности и экспрессивности, таков как раз русский язык, ср. Я так сделаю. – Ах, ты та-а-ак сделаешь? или: Ты очень хочешь? – 0-о-очень! Можно использовать для этих целей и удлинение согласных: Какой р-р-роман! или: А не то зар-р-режу вас без состраданья! и т. д. В этих случаях указанные долгие звуки не являются особыми фонемами и их долгота не является признаком построения морфем, а вместе с интонацией входит в характеристику произношения фразы.

Особую роль в связной речи могут выполнять звуковые единицы для обозначения начал и концов морфем и слов. Это делимитативная, или разграничительная, функция.

Так, для русского языка характерны следующие приметы конца слова: сохранение твердости конечных согласных, независимо от того, с какой гласной начинается следующее слово, и оглушение на конце звонких согласных, поэтому к избам произносится [кы2зб@м], а кис бы – [к'избы], про дрок ли и продрог ли произносятся одинаково [прLдро2кл'иэ] в отличие от продрогли [прLдро2кл'и], также по-разному произносятся: петли [п'э2т'л'иэ] и нет ли?[н'э2тл'иэ], Виталию и в Италию, Кире и к Ире. Конечный [j] перед гласной того же слова отходит в следующий слог: мойƆj] моя L-ja], май [маj] – мая [ма-jL], но на границе слова остается в том же слоге: мой адрес [моj-а2др'@с]; поэтому же такие две фразы: Сколько у кошек у шеи хвостов? и Сколько у кошек ушей и хвостов? звучат по-разному: [...у%шэ2и...] и [у%шэ2j-и].

Н. С. Трубецкой, положивший начало разработке фонологии пограничных сигналов, приводит такие примеры: для английского языка will earn «заработает» с [t] твердым на конце слова и we learn «мы учим» с [l] средним в начале слова; для немецкого im Zuge stehen «стоять в поезде» с [g] задненебным и fugestehen«признать» с [g] палатальным или machen «делать» с [х] заднеязычным «ах-лаутом» и Mamachen «мамочка» с [c] среднеязычным «ихь-лаутом». Различное произношение g и ch здесь объясняется уже не границами слов, а границами морфем (Zug-e... и zu-ge...; mach-еп и Mama-chen)1.

В языках, где имеется небный сингармонизм, т. е. где гласные одного слова могут быть или только передние, или только задние, «куски» речевой цепи с гласными разного рода не могут быть элементами одного слова, а относятся к разным словам. Так в тубаларском языке кöкрäш с двумя передними гласными [ö, ä] – одно сложное слово «синегузка», а сочетание кöк (с [ö])  и раш (с [ä]) – «синяя птица» – два слова1; аналогичный пример из финского языка приводит Н. С. Трубецкой: сочетание hyvä poika «хороший ребенок» показывает, что между передним слогом -vä и задним poi- проходит граница слова.

Во многих языках бывает такое положение, что некоторые фонемы могут быть только в начале или в конце какой-либо морфологической единицы (морфемы, слова). Так в немецком фонема [х/c] не может начинать слово, так же как и [h], тогда как фонема [h] не может быть на конце морфемы или слова, а только в начале; в английском языке для [h] то же положение, а фонема [w] не может заканчивать морфему или слово.

Следует отметить, что, в отличие от смыслоразличительной функции, делимитативная функция фонем и их групп не проявляется в языке регулярно, однако наличие этого явления бесспорно, что требует специального изучения1.

Для изучающих чужой язык не так трудно овладеть непривычной артикуляцией отдельных звуков (например, для русского научиться произносить английские межзубные согласные, арабские надгортанниковые, кавказские смычно-гортанные или французские и польские носовые гласные), как произносить в тех или иных позициях непривычные вариации и варианты: говорящий невольно вносит привычные фонетические нормы своего языка, что и образует акцент (русские, например, сильно палатализуют согласные перед i в немецком, редуцируют безударные гласные во французском, скрадывают долготу безударных гласных в чешском или киргизском, оглушают конечные звонкие согласные на конце слов в английском, французском и т. п.).

 

 

СОДЕРЖАНИЕ: Введение в языковедение

 

Смотрите также:

 

Лингвистическая теория Соссюра. Книги из серии 100 Сто Великих

Законы общества. Лингвистическая теория Соссюра. С семидесятых годов XIX века развитие языкознания вступает в новый этап.

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Кавказские языки

Кавказское языковедение пришло к заключению, что между главными древними группами языков сев. и южн. склона Кавказа нет родства.

 

Гумбольдт. Лингвистическая теория Гумбольдта. Книги из серии 100 Сто...

У Санчеса впервые появляются и некоторые идеи, потом отразившиеся в грамматике Пор-Рояля. Языкознание XVII века в основном шло в области теории двумя путями...

 

СЛАВЯНЕ. Религия славян. Славянское язычество

Сравнительное языковедение и древнейшие исторические свидетельства указывают на то, что у славян еще до расселения выработались некоторые более или менее устойчивые религиозные...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. славистика Славяноведение наука о славянах

Его собственные многочисленные труды по сравнительной грамматике славянских и литовского языков и по частным вопросам славян, языковедения (начиная с "Handbuch der altbulgar.

 

Русский языковед - Фортунатов. Заслуги Фортунатова. Работы Филиппа...

Фортунатов (Филипп Федорович) - выдающийся русский языковед, брат Ал. и Степ. Ф. Ф., профессор сравнительного языкознания в моск. унив. и.

 

Психолингвистика. Хомский. Лингвистическая модель. Результаты...

Лингвистика, или языкознание, является наукой, занимающейся языком и, в известной мере, речью. Таким образом, оказывается, что обе науки имеют во многом совпадающий объект...

 

Историзм, или исторический взгляд на общественные явления, заключается...

В середине XIX в. сравнительно-исторический метод показал свою научную плодотворность в такой науке как языкознание.

 

Эволюция идей о природе языка и речи. Загадка человеческого слова....

Главная тема его труда — вопрос о соотношении языка и мысли. Эта тема, по его мнению, исчерпывает все языковедение.

 

СТАЛИН. Биография Сталина. Основатель государства нового типа....

«Сфера действия языка... почти безгранична». Его работа «Марксизм и вопросы языкознания», откуда взяты эти цитаты, была написана в 1950 году.

 

Последние добавления:

 

Туристская деятельность

 

Сборник задач по банковскому делу

 

Логика и аргументация: пособие для вузов