Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

Книги по строительству и ремонту

Жилище для человека


Быт. Хозяйство. Строительство. Техника

 

2. Архитектурное пространство жилища

 

 

Архитектурное пространство жилища во многом определяется психофизиологическими требованиями организма человека. Идет ли речь об этажности здания, его внутренней планировке, о площади и о высоте помещений, о связи квартир с природным и градостроительным окружением через окна или посредством устройства балконов и лоджий — везде важны и психологические, и физиологические аспекты восприятия среды человеком. Вопросы ощущения оторванности от земли в высотном доме, боязнь высоты при выходе на балкон такого дома, вопросы эстетики раскрытия внутреннего пространства в квартире и доме, ощущение «давящего» потолка в жилом помещении, проблема обзора внешней среды из квартиры через окно малого размера, или большого, или через просторный эркер, широко распахнутый на три стороны горизонта, вопросы обзора из квартиры на одну, или две, или три стороны — все эти аспекты связаны с психологией восприятия пространства, с эстетической оценкой среды. К аспекту психологии примыкают и некоторые важные социально-бытовые аспекты жилища, например, фактор удобства проживания, обеспеченности жилища хранилищами для вещей, одежды, продуктов и т. п.

С другой стороны, чисто физические аспекты также играют немаловажную роль. В высотном и в малоэтажном домах по-разному формируется микроклимат, тепловой и воздушный режим; внутренняя планировка квартир может или активизировать потоки воздуха (сквозное, угловое проветривание) и тем самым способствовать благоприятной отдаче тепла в жаркие летние дни, или, наоборот, затруднять эти потоки и создавать нежелательные условия перегрева организма, духоты. Высота помещений также влияет на их температурный и воздушный режим; тем более активно зависят параметры температуры, влажности, солнечной радиации и движения воздуха в жилище от устройства окон, балконов и лоджий. А ведь именно эти параметры среды определяют физиологию человека, его теплоощущение, теплообмен, характер дыхания, сердечно-сосудистую деятельность и, в конце концов,— здоровье и настроение.

Поскольку жилище понимается нами в широком градостроительном аспекте и не замыкается на понятиях «жилой дом», «квартира», то в аспекте психофизиологии следовало бы, строго говоря, рассматривать и человека в пространстве городском, во всяком случае, придомовом. Пропорции придомового пространства, абсолютные размеры жилых групп дворов, площадей, скверов, ширина улиц и т. п. элементы городской среды самым непосредственным образом связаны и с психологией восприятия архитектуры, и с физиологическими ощущениями человека, находящегося у здания (влияние на организм ветровых потоков и солнечного тепла при разном температурном фоне, шумовые воздействия, влияние зеленых насаждений и др.). Однако авторы книги позволили себе отступить от формального следования такой системе, поскольку это увело бы к детальному рассмотрению чисто архитектурно-композиционных и физических аспектов городской среды, тогда как целью труда остается освещение связей человека и жилища в более узком значении этого слова.

Данный круг вопросов уже на протяжении многих лет исследуется в Институте общей и коммунальной гигиены им. А. Н. Сысина Академии медицинских наук СССР и ЦНИИЭП жилища.

Одной из интересных научных работ, проведенных в последние годы, является исследование городского жилища средней этажности, осуществленное на базе широкого обобщения опыта архит. Е. С. Баженовой под научным руководством канд. архит. Е. Д. Капустян. Целью работы являлось выявление архитектурно-планировочных закономерностей городского жилища в три-пять этажей, разработка предложений по рациональным типам таких домов, повышение социально-экономической эффективности жилой застройки. С одной стороны, определялись решения, обеспечивающие наиболее комфортные условия проживания; с другой — в целях экономии городских территорий, изыскивались приемы увеличения показателей плотности застройки. В результате оказались неприемлемыми мйогие планировочные решения, получившие широкое распространение в прошлые годы и отличающиеся простой конфигурацией и элементарной объемной структурой, которые удовлетворяли интересам поточного, «валового» строительства и, в угоду ему, всемерно упрощались. Новым, повышенным требованиям к комфорту и экономике удовлетворяют более сложные пространственные структуры, требующие и от проектантов, и от строителей высокого мастерства.

Требования гигиенического оптимума в жилище были положены в основу оценки его комфортности. Дискомфорт существующей массовой застройки связан с тем, что при организации придомовых пространств отсутствует четкое функциональное зонирование территории, масштаб и конфигурация пространств часто не соответствует условиям быта и эстетическим запросам населения. В объемно-пространственных решениях домов дискомфорт связан с чрезмерной высотой подъема в квартиры четвертого и пятого этажей, с отсутствием необходимого контакта жилища с внешней окружающей средой, с несоответствием подсобных помещений квартир потребностям проживающих."

Были вскрыты различия в оценке жилищ в зависимости от их расположения в городе, от градостроительного окружения. Так, оказалось, что жители центральных районов большое значение придают функционально-планировочной организации квартиры, а предпочтительным этажом считают второй или третий. Жители окраинных районов предъявляют повышенные требования к составу подсобных помещений квартиры, благоустройству придомовой территории, а предпочтительным этажом считают, помимо второго и третьего, также первый этаж, частично компенсирующий отсутствие необходимой связи квартир с природным окружением.

На      базе      ряда      исследований Е. С. Баженова формулирует требования композиционного своеобразия застройки, в частности, отмечает, что застройке, осуществляемой на свободных территориях, часто не достает силуэта и пластики, в условиях ценных  природных ландшафтов  игнорируется подчинение решений рельефу, рисунку береговой линии, абрису кромки лесных массивов и т. д., в районах с ценной городской средой не соблюдается гармоническое сочетание с ней высоты, пропорций и масштабов   зданий   новых   образований, закрытых и открытых пространств, показателей плотности. В самих типовых проектах городских жилых домов и блок-секций крайне ограничен диапазон этажности, отсутствуют элементы застройки с разносторонней блокировкой, варианты решения первого и верхнего этажей.

Исходя из комплекса факторов, положенных в основу анализа, в работе рекомендуются:

в условиях интенсивно осваиваемых городских территорий — секционные дома с разносторонней блокировкой и дома комбинированной структуры (секционно-блокированные, галерейно-блокированные);

в условиях свободных территорий с низкой интенсивностью освоения — блокированные дома и дома комбинированной структуры;

на территориях с благоприятными природными условиями — блокированные и комбинированные дома с увеличенной площадью летних помещений и приквартирными участками;

на территориях, примыкающих к районам исторической застройки — дома разносторонней блокировки, переменной этажности, небольшой протяженности с мансардными завершениями верхних этажей.

Упомянутая выше тенденция «усложнения» типов домов проявляется, в частности, в рекомендации комбинированных структур. Примером дома, имеющего хороший уровень комфорта, высокую градостроительную маневренность, сравнительно низкие стоимостные показатели за счет сокращения площади внеквартирных коммуникаций может служить галерейно-блокированный тип.

Усложненность пространственных структур позволяет более гармонично, чем в простейших схемах, решать вопросы ориентации, проветривания квартир и защищенности их от шума, формировать укрытые и уютные зеленые пространства при квартирах и домах, создавать среду, сомасштабную человеку. Нередко на пути новых решений встают подлежащие замене старые нормы, выросшие на основе прошлого опыта и чем-то мешающие новым веяниям. Чтобы повысить комфорт, надо нормативно ограничить высоту подъема в квартиры безлифтовых     зданий    четырьмя     этажами вместо пяти, принятых сегодня, увеличить площадь летних помещений до 50% выше величины, установленной СНиП. Допущение авторов о возможности уменьшения величины разрывов между стенами с окнами соседних домов до 16—18 м (тогда как сейчас они составляют 26 м) с гигиенических позиций представляется нежелательным. Определенные планировочные преимущества открываются, если допустить размещение санитарных узлов над жилыми помещениями квартир, расположенных этажом ниже. Это сейчас запрещено по гигиеническим и эксплуатационным соображениям, и отменить такой норматив, естественно, не просто. Здесь требуется не только идеальная конструкция перекрытия с надежной гидроизоляцией; нужны отличная сантехническая арматура, правильная эксплуатация, нужна более высокая культура поведения, чем пока нередко наблюдается в жизни. Необходимо учитывать и то обстоятельство, что при таком решении существенно возрастает «шумовое загрязнение» жилых помещений.

Можно привести еще один характерный пример из практики Владивостока, когда нормы стали препятствием для решения, казалось бы, вполне разумного. Была предпринята попытка построить экспериментальный террасный, широтно расположенный дом из кирпича на склоне с большим уклоном — 50—60%. Задача — крайне актуальная для города, расположенного на сопках. Опираясь на зарубежный опыт проектирования таких домов, архит. И. Д. Давыдов выполнил

экономичный проект, но согласовать его с санитарной инспекцией ни в Москве, ни на месте не удалось, и дом не был, к сожалению, построен. В проекте было нарушение двух нормативов. Во-первых, крутизна склона предопределила такое взаимное смещение этажей, что весь световой фронт квартир надо было отдать комнатам, выходящим на широкие террасы, а кухни располагались в глубине дома и получали второй свет. Известны недостатки такой кухни, и это послужило главным препятствием к утверждению проекта. Во-вторых, при террасном расположении квартир выброс отработанного воздуха из каналов вентиляционной системы оказывался  на  уровне  вышележащих террас. Вывести же выброс, минуя террасы, выше верхней квартиры, где-то над ее крышей — значило бы чрезмерно усложнить систему вентиляционных каналов, вести их не только вертикально, но и в наклонном положении, и в горизонтальном, изгибая их «змеей» вдоль террас. Хотя такая сложная  система  и  была  запроектирована, но ее работа подверглась сомнению: вместо обычных вертикальных, размещенных внутри дома и поэтому теплых каналов, каналы в проекте были наружные, холодные, и еще, как говорилось, слишком длинные. Каковы были бы они в работе? Не рискнули проектанты принять и иное решение — запроектировать «лес» вертикальных высоких труб, выброс которых был бы выше соседних квартир. Очевидно, что гигиенист в данном случае скажет: и хорошо, что не построили дом. Он не гарантировал бы здоровье человеку из-за токсичных воздушных выбросов и возможных перекрестных воздушно-капельных инфекций. А архитектор? Думается, что эксперимент должен был быть осуществлен. Ведь каждая квартира всем своим фронтом выходила на террасу-сад, широкую, озелененную, с которой открывался вид на город, на живописный силуэт гор, на бухту Золотой Рог. Возможно, эксперимент нас кое-чему научил бы, а без него мы утратили возможность проверки такого решения.

Удачнее оказался проект террасного дома архит. Е. Левицкого, осуществленный на склоне сопки в Корсакове (Сахалин). Кухни здесь имеют прямой свет. Однако сравнение этого приема с предыдущим не вполне правомерно. Другая ориентация склона потребовала иного, меридионального приема всей планировки. Да и террасы здесь — не приквартирные, индивидуальные сады. Просто образовалась одна общая терраса, с выходом на нее из межквартирного коридора. Она, конечно, тоже нужна; и дети, и взрослые могут ею пользоваться. Однако это не семейный сад, и следует опасаться, что властью коменданта или домоуправа такая терраса, увы, может быть в любой момент закрыта.

Проблемы экологии и энергосбережения    ориентируют    архитекторов на поиски решений, в которых бы сочетались интересы комфорта с повышением тепловой эффективности и использования солнечного тепла. С точки зрения архитектурно-пространственной организации жилища уместно рассмотреть тенденции к повышению компактности архитектурной формы (например, расширение корпуса) и направленности или ориентированности последней, то есть раскрытия формы зданий к благоприятным сторонам горизонта, в частности, на солнце, и защищенность их от неблагоприятных воздействий (ветра, холода) с других сторон.

Проследим проявление этих тенденций на примерах городских безлифтовых домов, исследованных в ЦНИИЭП жилища '. Была осуществлена классификация зданий по конфигурации (компактные, протяженные, террасные) и по ориентации (меридиональные, широтные, диагональные), оценена форма зданий, разработаны проектные модели, проведен экономический анализ.

Одновременно были определены основные приемы уменьшения тепло-потерь: соответствующая форма здания, обсыпка части здания грунтом с наиболее холодной, северной части горизонта, введение т. н. буферных пространств — пристроек в виде теплиц, введение помещений с пониженной температурой между внешней средой и теплыми помещениями (сени, кладовые, гаражи, чердаки и др.), ограничение инфильтрации холодного воздуха. Рациональному использованию солнечного тепла способствуют специальные элементы здания, предназначенные для улавливания солнечных лучей — пассивные системы, например, обращенные к югу окна больших размеров, а также активные системы, инженерное оборудование — гелиоприемники и др. Наконец, важна и аккумуляция, накопление тепла в конструкциях и специальных аккумуляторах.

Эффективность различных средств неодинакова. Т. н. пассивные системы в условиях Курска уменьшают затраты традиционного топлива на 20—40%, упомянутые выше буферные пространства экономят до 30% топлива, а присыпка грунта к зданию до двух этажей может уменьшить тешюпотери на 60—70%. По сравнению с обычными секционными домами тепловая эффективность блокированных домов, запроектированных с учетом рекомендаций, на 15% выше, а террасных — на 25%. В целом рациональные объемно-планировочные решения безлифтовых жилых зданий позволяют уменьшить затраты на компенсацию теплопотерь с 40 до 20 руб/м2 общей площади.

Не следует считать, что идеи рассматриваемого нами исследования носят только экономический и экологический характер. Человек, живущий в доме, построенном по принципу энергосбережения, должен быть и морально удовлетворен своим жилищем, поскольку эстетика такого дома и застройки в целом должна значительно выиграть по сравнению с традиционными для последнего времени архитектурными формами.

Допустим, что создана номенклатура безлифтовых домов, запроектированных с учетом энергосбережения. Номенклатура домов отличается разнообразием форм, не формально надуманных, но подсказанных логикой компактности и направленности архитектурного пространства, объемных решений. Представим себе дома в застройке. Однообразие горизонтального размещения групп зданий, характерное для сегодняшних жилых массивов, будет разрушено богатой пластикой крыш — завершающих частей энергосберегающих домов.

Односекционный дом, близкий по форме к кубу, с теплицами, покрывающими все здание сверху, с неотапливаемыми пристройками по углам, а иногда и с наружными лестницами, ведущими в теплицы на кровле, должен внести в застройку новое пространственное начало, связанное непосредственно с ощущением компактного «утепленного» объема.

Представим себе протяженный, меридионально расположенный дом с широким корпусом, который получен за счет встраивания лестницы в глубину корпуса. Выступающий на крыше фонарь лестницы и окружающие его теплицы, а также теплицы, пристроенные к обоим протяженным фасадам дома, придают зданию сложную, пространственно богатую структуру, иную, чем в точечном доме, но связанную с нею однородными элементами. Кстати, и в точечном, и в меридиональном домах появляются внутренние пространства, помимо лестниц, требующие естественного верхнего света. Для нашей практики непривычно, чтобы верхний естественный свет имела бы общая комната или спальня. А между тем, при наличии в квартире комнат с боковым освещением, а также оранжерей, теплиц или зимних садов, следует, может быть, пересмотреть наши позиции в этом вопросе. Что касается кухни, то в ней верхний свет вполне уместен. Об этом красноречиво говорит, например, опыт ряда домов, построенных в г. Тапиола под Хельсинки еще в 50-х гг.

Широтные дома имеют свою композиционно-художественную специфику. Главное в ней — раскрытость южного и замкнутость северного фасадов. Раскрытость южного фасада выражается через группы оранжерей, гелиоприемников, крупных окон и лоджий; замкнутость противоположного — через строгие формы стены, нередко почти глухой, через неотапливаемые хозяйственные пристройки, примыкающие к фасаду сплошным рядом, или посредством «сокрытия» всего или части фасада за счет присыпки   грунта,   утепляющего   здание.

Террасные дома, обладающие, как указывалось, наибольшим энергосберегающим эффектом, представляют сложные, пластически развитые структуры, способные внести совершенно новые композиционные темы в застройку. Однако их предназначение для расположения на сложном рельефе и некоторые нерешенные нормативные и технические вопросы, о которых мы говорили выше, заставляют считаться с   их   ограниченным   использованием.

Подчеркивая достоинства экстерьера энергосберегающих зданий, не следует забывать и о новшествах, вносимых в интерьер. Помимо упомянутого верхнего освещения ряда внутренних пространств, большую роль должны сыграть остекленные пристройки в виде галерей, оранжерей, теплиц, зимних садов, так или иначе связанные с комнатами, кухнями, передними и вносящие в композицию квартиры новые черты. Они развивают, усложняют буферную, связанную с внешней средой зону жилища, создают более органичный, чем обычное окно, переход от интерьера к наружному пространству и, естественно, позволяют по-новому организовать ряд функций, характерных для жилища — сон детей, игры школьников, отдых больных и престарелых, занятия физической культурой, сушку белья, хранение продуктов, сезонных вещей и инвентаря, выращивание растений и др.

Что касается других домов, в два, пять и девять этажей, то решение принято отрицательное. Устройство теплиц в любом варианте над жилым верхним этажом или над чердаком на крыше несовместимо с наличием внутренних водостоков, а также с обеспечением надежной эксплуатации крыши и дома в целом. Лифты и лестницы в домах доходят лишь до площадки верхнего этажа. Подача в теплицы материалов, грунта, растворов, удобрений и др., а также удаление отработанных, требующих замены материалов и значительных объемов зеленой массы не может быть обеспечено ни такими лифтами, ни лестницами; потребуется устройство специальных подъемников. Для решения этих вопросов предстоят поисковые работы в области экспериментального строительства.

В последнее время немало внимания уделяется высокоплотной ковровой застройке ячеистой структуры, образуемой блокировкой квартир двусторонней ориентации. Такая застройка также энергоэкономична, отличается высокой компактностью и специфическими эстетическими свойствами. Экстерьер застройки, вид «с улицы» образуется сплошным, изломанным в плане рядом домов обычно одной высоты. Главной особенностью приема являются дворы, замкнутые или почти замкнутые, нередко соединенные противопожарными проездами в уровне первого этажа. Их эстетические особенности хорошо раскрыты И. И. Нот-киным на примерах градостроительной культуры Средней Азии, отличающейся солнечным, сухим, жарким климатом. Суть особенностей восприятия заключена в интерьерном характере построения застройки. Пройдя через маленькое, сильно затемненное пространство арки  (проезда), человек

оказывается в открытом сверху, окруженном стенами пространстве квадратной, круглой, прямоугольной формы. Восприятие неба, обрамленного по периметру карнизом дома, создает эмоциональный эффект, содержит элемент неожиданности. Игра тени, света и рефлексов на стенах замкнутой формы, на земле и зелени усиливает эффект восприятия двора, а дальнейшее повторное движение человека через затененные маленькие пространства к открытым и большим позволяет ощутить величие этого эмоционального эффекта во времени.

Естественно напомнить и о микроклиматических особенностях подобных дворов. В жарком сухом климате замкнутость способствует защите от зноя, пыли и горячих ветров больших открытых пространств города, позволяет создать свой микроклимат — за счет чередования затененных и освещенных солнцем участков, а также небольших водных поверхностей бассейнов или лягушатников — возбудить благоприятные потоки воздуха, облегчающие тепловое состояние организма человека в условиях перегрева. Ночью открытое пространство быстро охлаждается, и это позволяет проветривать квартиры охлажденным воздухом, улучшать их микроклимат.

В умеренном климате главное достоинство замкнутых дворов — в укрытии от шума улиц и от ветра, в течение почти всего года мешающего отдыхать во дворах открытого типа. Кроме того, возле вогнутых инсоли-руемых стен двора отраженные солнечные лучи фокусируются и, вместе с прямыми лучами образуют своеобразные «утепленные уголки» с микроклиматом, который большую часть года оценивается как благоприятный. Такое ограниченное по размерам пространство, уютное и сомасштабное человеку — отличное место отдыха лиц престарелого возраста, игр и общения детей, развития соседских контактов. Рассмотренные нами несколько типов домов средней этажности, отличающихся энергосберегающими свойствами и своеобразным объемно-планировочным построением, вновь подтверждают высказанное ранее положение об усложненности как результате стремления к комфортности и экономичности жилища.

Проблеме соответствия жилища климату нашей страны посвящены многие специальные исследования (К. А. Биркая, С. И. Ветошкин, А. А. Гербурт-Гейбович, М. С. Горомо-сов, Ю. Д. Губернский, Е. И. Коренев-ская, Б. М. Давидсон, Т. Б. Рапопорт, П. П. Поздняков и др.). Появляются и новые работы, которые ярко иллюстрируют то, как учет физиологических и психологических потребностей человека, находящегося в экстремальных условиях климата, позволяет получить новые архитектурно-пространственные решения, коренным образом улучшить среду обитания человека, создать новую композицию и архитектурную форму жилого дома. Одной из таких работ является кандидатская диссертация жителя Бухары, архит. Т. А. Ни-замова на тему «Архитектурно-планировочные особенности массового жилища городов IV А климатического подрайона (на примере городов Бухары, Карши и Навои)», науч. руководитель   В.   К.   Лицкевич.   Это   исследование, проведенное для городов Узбекистана, расположенных в зоне пустынь, в районах с самым жарким сухим летом в нашей стране, где зной сочетается с пылью и ветром, ярко показало несостоятельность перенесения в такие условия приемов и решений жилых домов, выработанных для средней полосы — стандартных типовых квартир европейского типа.

Предпосылкой для разработок новых жилищ послужило доказательство, что в современных жилых домах в четыре, пять и девять этажей серий I—464У, 146 и 77 микроклимат неудовлетворителен и что квартиры не отвечают условиям летнего быта. Если в одно-двухэтажном народном жилище температура воздуха в летние дни составляет 27—29° С, то в современных городских домах — 33—35°, а продолжительность дискомфортных условий составляет 16 часов в сутки. Подобный перегрев помещений может привести к затруднению терморегуляции организма человека, заболеванию периферической нервной системы жителей, нарушению сердечно-сосудистой деятельности и желудочно-кишечным   заболеваниям  у  детей.   При низкой относительной влажности воздуха (15—25%) характерны сильные, со скоростью 10—15 м/с горячие ветры; пыльные бури повторяются более 10 раз в году; разрушение поверхности почвы в результате антропогенных вторжений (преимущественно при строительстве) вызывает постоянное запыление воздуха. Взвешенная ' пыль не только затрудняет эксплуатацию квартир (по наблюдению Т. А. Низамова трудозатраты на уборку помещений возрастают на 0,3—0,5 часа в сутки), но и отрицательно воздействует на психофизиологическое состояние человека, раздражает слизистую оболочку.

Известно, что в IVA климатическом подрайоне создать нормальный микроклимат в жилище летом без искусственного охлаждения невозможно. Бытовой комнатный кондиционер, выпускаемый Бакинским заводом — достаточно совершенное техническое средство, призванное как раз решить задачу борьбы с перегревом помещений. Однако современная планировка квартир оказалась не вполне приспособленной для эксплуатации кондиционера в одной из комнат. Э. Г. Алескеров при участии Е. С. Рае-вой показал на примерах жилищ Баку (IVB климатический подрайон), что если кондиционер работает в общей комнате квартиры и двери, естественно, при этом закрыты, то остальные комнаты лишаются сквозного проветривания, в них становится душно. Отсюда возникли предложения по новой планировке, позволяющей сохранить проветривание комнат без кондиционеров через холл, летнее или другое помещение. Указанный недостаток планировки квартир в полной мере относится и к жилищу IVA подрайона, для которого кондиционеры в летние дни также необходимы.

Квартира в IVA подрайоне, на территории республик Средней Азии, имеет и другой недостаток в отношении проветривания. По данным Т. А. Низамова, в 47% обследованных им квартир функции кухни переносятся жителями в остекленную лоджию, поскольку при обычном расположении кухни в плане квартиры сильные тепловыделения и запахи, связанные с приготовлением национальных блюд (поджаривание на масле с приправами), ухудшают микроклимат соседних помещений. Однако и перенос кухонь в лоджию не спасает от указанного недостатка, а в ряде случаев даже усугубляет его. Требуется изолированное проветривание кухни через ванную, холл, лоджию и др.

Традиционным для местных условий жилищем всегда был одно-двухэтажный дом с двориком. В нем жители проводят 2/3 своего времени — т. е. вечерний отдых, ночной сон, ужин, завтрак, ведут хозяйство. Замкнутость пространства дворов обеспечивает, как указывалось нами выше, ряд положительных микроклиматических показателей. В конкретных местных условиях, по полученным инструментальным данным, замкнутость дворового пространства летом, снижая температуру воздуха на 2—6° С, скорость ветра до 90%, концентрацию пыли на 60—80% и повышая влажность воздуха на 15—20%, способствует улучшению микроклимата в них. Зимой снижение скорости холодных ветров до 90% увеличивает продолжительность благоприятного микроклимата на 20—30 дней в году. Эти данные также подтверждаются исследованиями Г. К. Гольдштейн и 3. А. Вавиловой. В замкнутом дворовом пространстве продолжительность благоприятного микроклимата по сравнению с внешней средой увеличивается на 5—6 часов в сутки. Дворовое пространство способствует улучшению микроклимата прилегающих к нему жилых помещений; снижая летом, по инструментальным данным Т. А. Низамова, температуру до 2—3° С, концентрацию пыли, по данным С. Д. Дар-биняна, до 50—60% и повышая влажность воздуха до 10—15%. В дворике обеспечиваются благоприятные условия для выращивания зеленых насаждений, что может способствовать снижению температуры воздуха летом на 2—3° С.   С  учетом  всего   сказанного, делается принципиальный вывод: для жилища городов IVA климатического подрайона генеральным определяющим средством улучшения среды является обязательное введение в структуру каждого жилища открытого пространства — дворов, двориков, замкнутых со всех сторон, и частично или полностью открытых к небосводу летних помещений, независимо от этажности застройки. Прежде всего рекомендуется максимально широко использовать плотную одно-двухэтажную застройку с приквартирными двориками на земле площадью 40—60 м2. Застройка домами средней этажности, преимущественно четырехэтажными, должна представлять собой в основном ячеистую структуру с определенным сочетанием застроенных и открытых пространств, с учетом их затенения. Принципиальной особенностью предлагаемых решений является наличие в застройке трех видов дворовых пространств. Во-первых, в    структуру    застройки    необходимо

включить замкнутые аэрируемые дворы и группировать вокруг них жилые дома. Эти дворы будут служить резервуаром благоприятного микроклимата для жилых помещений и рекреацией для общения и отдыха жителей, игр детей.

Во-вторых, предусматриваются затененные аэрируемые дворовые пространства для каждой группы квартир; размеры их сторон не велики и не должны превышать высоты домов; эти дворовые пространства, в основном, будут служить резервуаром благоприятного микроклимата.

В-третьих, необходимы приквар-тирные летние помещения, которые на каждом этаже группируются вокруг вышеназванных дворов. Приквартир-ные помещения имеют вид двусветных приквартирных двориков, занимающих по высоте два этажа, замкнутых со всех сторон и не просматриваемых из других квартир. Значительная высота таких двориков обеспечивает свободную   аэрацию   пространства,   способ-

ствует ускорению охлаждения воздуха после дневного перегрева до 1 часа. Их площадь следует принять не менее площади общей комнаты; целесообразно формировать в них искусственный ландшафт, установить цветочницы, организовать дренажные устройства, полив. Только таким образом в при-квартирных двориках многоэтажных жилых домов можно обеспечить благоприятные условия для полноценной организации летнего быта.

Помимо системы дворовых пространств можно отметить особенности планировки собственно дома. В каждой жилой ячейке необходимо обеспечить возможность ориентации окон жилых помещений преимущественно в замкнутое дворовое пространство. Это позволит увеличить продолжительность благоприятного микроклимата в жилых помещениях в сутки на 4—6 часов, повысить санитарно-гигиенические качества квартир.

архитектурные более полно, практике,

ственные характеристики среды, свойственные народному зодчеству Средней    Азии.     Чередование     открытых

Целесообразно обеспечить непосредственную связь приквартирных двориков с передней. Это повышает санитарно-гигиенические и эксплуатационные качества квартиры и одновременно соответствует национально-бытовым традициям. При кондиционировании одной из комнат проветривание остальных жилых помещений обеспечивается через переднюю и при-квартирный дворик. При этом кухня также обеспечивается изолированным проветриванием, что позволяет защищать жилые помещения от дополнительного тепла и загрязненного воздуха. Входы в квартиру следует преимущественно устраивать через приквар-тирные дворики.

В ходе разработки проектных предложений возникли и возможные поправки к действующим нормативам. Так, очевидно, в нормах по проектированию жилищ необходимо предусмотреть требование об устройстве в домах IVA климатического подрайона в каждой квартире лоджии-дворика. Если принять во внимание, что предлагаемое решение исключает про-сматриваемость пространства лоджии-дворика, т. е. обеспечивает визуальную изоляцию, то, очевидно, можно будет совместно с гигиенистами рассмотреть вопрос о допустимом в 20 м расстоянии между длинными сторонами двух-четырехэтажным домов (сегодня оно требуется не менее 30 м). Кроме того, в   этом   же   контексте   можно   будет уточнить плотность застройки.

С увеличением объемов строительства жилищ в нашей стране за счет средств населения и с его трудовым участием, с развитием индивидуального и кооперативного строительства следует ожидать более яркого, чем в сегодняшней практике, выражения особенностей архитектурно-планировочных решений, связанных с национально-бытовыми традициями населения. Пусть историки, этнографы, социологи анализируют традиции народов, в т. ч. и связанные с бытом и процессами жизнедеятельности, протекающими в жилище; пусть выявляют прогрессивные традиции, которые следует сохранять и развивать, а также отмечают традиции отмирающие, ухо-

дящие в прошлое. Наша задача на страницах этой книги — обратить внимание на то, что господствовавшее в течение десятилетий представление о преимуществах одного типа городской квартиры, отчасти привнесенной из Западной Европы, отчасти вобравшей черты отечественных доходных домов начала века — несостоятельно. Конечно, наш образ жизни дает основания и для поисков общих черт нашего жилища. В практике происходит определенное сближение понятий о современном городском доме. В ряде южных республик и от населения, и от специалистов неоднократно приходилось слышать о стирании границ между требованиями к квартире у местного коренного и пришлого населения. Вместе с тем, это стирание границ происходило у нас временами

ускоренно, под нажимом индустриализации строительства и типизации проектных решений под давлением ограниченных экономических возможностей и недостатка в жилье. С одной стороны, казалось бы, в каждой республике дома, проектирующиеся для местного населения, должны были иметь свои национальные черты. С другой стороны — господство единых для всех республик СНиП, безусловно нивелировало многое, а робкие попытки внести что-то свое обычно пресекались с мотивировками хорошо известными.

Остановимся на одном из примеров, свидетельствующем, что внимательное изучение потребностей населения, связанных с его национальной принадлежностью, образом жизни и, естественно, с местными природными условиями, во многом определяющими и национальные традиции,— один из существенных факторов формирования архитектуры жилища.

Одному из авторов этой книги довелось участвовать в обследовании жилищ казахов, живущих в маленьких железнодорожных поселках, разбросанных в пустыне на значительных расстояниях друг от друга, вдоль путей Западно-Казахстанской железной дороги. Именно о людях таких поселков рассказал Ч. Айтматов в   своем   известном   романе.   Архит.

A.        Р. Сабитов защитил кандидатскую

диссертацию    «Архитектура    жилища

малых     железнодорожных     поселков

в   Западном   Казахстане»   (ЦНИИЭП

жилища,  1986 г., научн. руководитель

B.        К. Лицкевич), в которой дал пред

ложения по улучшению типов домов

и   материалы   которой   использованы

при написании данной главы.

Во время обследований приходилось наблюдать, что на 100 км железнодорожного пути более 20 капитальных двухэтажных коттеджей, недавно построенных, были покинуты жителями, превращены в сараи, а рядом возникали низкие, с плоскими глиняными крышами мазанки, дома-самоделки, в которых жили люди. Аналогичные примеры приводились и в других исследованиях. (Например, Т. Б. Рапопорт, также изучала жилища на малых станциях железных дорог Средней Азии.)

Чтобы понять причины самостроя, следует посмотреть, как и чем живут здесь люди.

Среди сельского населения Западного Казахстана большинство составляют казахи. На железнодорожных разъездах казахское население преобладает. Отмечается значительное количество больших семей, объединяющих шесть-семь, реже — десять — пятнадцать человек.

По сравнению с личным подсобным хозяйством работников совхозов, личное подсобное хозяйство железнодорожников на разъездах имеет больший размах. Это диктуется относительной автономностью проживания на разъездах и отсутствием возможности получать сельхозпродукты из фонда совхоза. В среднем на семью из шести человек приходится 10—20 овец, 1 корова, 1—2 верблюда; предпочтение отдается верблюдам и овцам, как наименее прихотливым, хорошо приспособленным к условиям пустыни, обеспечивающим людей продуктами питания и шерстью.

Для малых поселков характерны изолированность, удаленность от индустриальных и культурных центров, отсутствие в ряде мест источников питьевой воды, низкий уровень благоустройства. За счет государственных средств строятся одно-двухквартирные дома, плохо приспособленные к местным условиям. Казахские семьи ведут традиционный образ жизни: при входе в дом обязательно снимается обувь, питаются люди на полу, на полу устраиваются также и спальные места. Характерны прием и размещение многочисленных гостей, прибывающих на срок до недели, проведение ритуальных приемов с большим числом приглашенных (свадьбы, праздники, поминки). Все это не учитывается в типовых проектах. Плохо приспособлены дома и к климату, который характеризуется как резко континентальный, с жарким летом (22—28° С),

холодной зимой (—16° С), сильными ветрами, запыленностью воздуха. Дома перегреваются летом, выхолаживаются зимой, в них легко проникает пыль. Невозможность обеспечения полноценного отдыха в таких домах приводит к снижению производительности труда и большой текучести кадров рабочих массовых профессий.

Нельзя умолчать о влиянии местных условий на здоровье и психику человека. Проживание людей в небольших отдаленных и изолированных поселениях в полупустынных и пустынных районах связано с рядом трудностей, среди которых на первом месте стоят обеспечение микроклиматического и психологического комфорта.

Анализ состояния здоровья населения ряда районов страны с экстремально неблагоприятными климатическими и природными условиями, в т. ч. и районов пустынь и полупустынь, выявил, что значительная часть населения этих районов находится в состоянии хронического нервного напряжения. В литературе это состояние обозначается как «синдром психоэмоционального напряжения» (В. П. Казначеев); основное клиническое проявление синдрома психоэмоционального напряжения — тревожность различной степени выраженности — от состояния психологического дискомфорта до невротического уровня тревоги.

В условиях полупустынного и пустынного ландшафтов, одна из причин возникновения синдрома — однообразие и скудность природного окружения. Б. С. Саини установлено, что в засушливом климате, в отдаленных и изолированных поселениях с монотонным окружением, ощущение скуки вызывает значительный психический стресс; люди в условиях полной монотонности демонстрируют определенные признаки расстройства мышления; в экстремальных условиях изоляции при совершенно однообразном окружении жители становились заметно раздражительнее и демонстрировали инфантильные   эмоциональные   реакции. Естественно, что в этих условиях создание достаточно полноценной жилой среды — наипервейшая задача.

Важно отметить, что в регионе имеется опыт самодеятельного строительства казахским населением жилого дома, приспособленного к эксплуатации в условиях пустыни и полупустыни. Его специфическими чертами являются максимальное удаление общей комнаты от входа посредством организации анфилады подсобных проходных помещений; устройство общей комнаты большой площади, необходимой для проведения различных семейных торжеств, приемов и т. д.; использование помещения кухни не только для приготовления пищи, но и для стирки, шитья и починки одежды и т. п.; применение традиционного способа отопления — печи со стенкой-обогревателем, служащей перегородкой между помещениями дома, позволяющей экономить дефицитное топливо и эффективно использовать для топки местные малокалорийные источники тепла.

 

Изучение этого опыта, а равно и практики жилища в соседних регионах и за рубежом на территориях с пустынным ландшафтом, позволили выработать концепцию жилища для данной группы населения. Жилище должно отвечать особенностям образа жизни казаха, живущего в пустыне, его национально-бытовым традициям, должно снижать архитектурно-планировочными приемами неблагоприятные климатические воздействия и компенсировать визуальное пространственное однообразие окружающего ландшафта средствами архитектурной композиции. Этот принцип должен материализоваться в экстерьере жилого дома, его интерьере и усадьбе. Квартиры необходимо проектировать в одном уровне, многокомнатными, рассчитанными на заселение большими семьями. Вход в квартиру должен устраиваться один, поскольку все процессы, связанные с ведением личного подсобного хозяйства и, в частности, по уходу за скотом, вынесены за пределы дома, и нет надобности в устройстве второго

хозяйственного входа. При входе должна устраиваться развитая входная группа помещений, препятствующая проникновению в жилые помещения квартиры горячего воздуха и пыли летом, холодного воздуха зимой. Входная группа включает крыльцо с навесом, два тамбура (второй тамбур — помещение для снятия обуви), передняя, распределительный холл. Последний должен отделять хозяйственную часть квартиры от жилой, способствовать зонированию жилой части на зоны общего и индивидуального пользования, служить резервом площади. Введение распределительного холла в структуру квартиры способствует получению более компактного очертания плана, сокращению внутриквартирных коммуникаций, увеличению ширины корпуса дома. Общая комната должна быть изолированной и обязательно большого размера, не менее 24 м2. Являясь центром   общесемейной   жизни,    она

должна обеспечиваться удобной связью с кухней, входом в квартиру, с летним помещением (если таковое имеется) и надежно отделяться от зоны индивидуального пользования квартиры. Общая комната обеспечивает прием и размещение гостей. Общение людей, живущих далеко друг от друга, в т. ч. и родственников, требует значительных затрат на переезды из дома в гости и обратно. Как правило, в гости едут по трое и более человек и на длительный срок. Поскольку в поселках отсутствуют здания типа гостиниц, то каждому жилому дому присуща функция приема и размещения гостей.

Необходимость наличия в доме большого помещения общесемейного пользования подтверждается анализом традиционного жилища пустынь, проведенного Б. С. Саини. Так, он отмечает, что арабской архитектуре жилища присуща идея «большого пространства в жилье»  как  архитектурно-пространственного стереотипа, возникновение которого обусловлено спецификой обитания человека в пустыне. По мнению Б. С. Саини и Э. Холла предпочтение, отдаваемое арабской семьей проживанию в одном большом помещении, является одним из проявлений защитной реакции на неблагоприятное воздействие пустыни на психику человека. Это положение может быть также проиллюстрировано и наличием одного основного помещения в старом казахском жилище — юрте.

Значение общей комнаты как функционального и ритуального центра квартиры подчеркивается сравнительным анализом малоэтажного жилища небольших поселков в Австралии и Великобритании, проведенным этнографом Р. Д. Лоуренсом. Им установлено, что к парадной части относится общая комната и имеющаяся в ряде английских домов т. н. парадная гостиная, в которой хранятся семейные реликвии, стоит лучшая мебель и находятся вещи, предназначенные для особых случаев. Парадная гостиная отделена от кухни и всех остальных помещений, ею не пользуются повседневно, и дверь в нее обычно закрыта. Она служит для выполнения важных символических функций, таких как свадьбы, дни рождения, похороны, здесь принимают приходского священника.

Кухня в казахском доме должна иметь площадь не менее 12 м2, поскольку в ней, помимо приготовления пищи, протекают и другие хозяйственно-бытовые процессы — здесь обычно шьют или чинят одежду и др. Питаются люди, сидя на полу за низким круглым столом, или, чаще, за скатертью или клеенкой, которые расстилаются на полу (кошме или паласе) в общей комнате. Современные условия позволяют хозяйке держать рядом электрическую плитку для подогрева чая.   Кухня   общепринятого   образца для этого не приспособлена. Она мала, рабочее оборудование расположено высоко. Летом кухня перегревается. Не случайно в это время года пища готовится в летней кухне.

Неотъемлемой частью народного жилища региона полупустынь и пустынь является неотапливаемое помещение, служащее для хозяйственно-бытовых нужд «и отдыха. Наиболее распространенной его формой является крытый двор, занимающий различное положение в плане дома и выполняющий различные функции. В таком помещении, размещенном при входе в дом, будут доминировать хозяйственные процессы, при расположении его в глубине квартиры и, в частности, рядом с общей комнатой — процессы, характерные для общей комнаты. Рекомендуется устраивать такое помещение либо в виде крытого внутреннего дворика небольшого размера (12— 18 м2), располагаемого рядом с общей комнатой, либо в виде остекленной веранды, устраиваемой рядом с кухней и имеющей связь с прихожей и кухней.

В проекте жилого дома, запроек

тированном   Калмыкгипрогорсель-

строем для строительства в сельских

районах Калмыцкой АССР, компози

ция плана подчинена двусветному

крытому дворику-холлу, раскрытому

в сторону террасы и открытого двора.

Этот дворик-холл, поднимаясь над

крышей, придает всему зданию своеоб

разный силуэт и выразительно венчает

постройку. Укрытость дворика-холла

от пыли, его затененность и большая

высота говорят о попытках архитекто

ров найти решение, которое будет

способствовать комфортности прожи

вания за счет архитектурно-планиро

вочных средств.

Заслуживает рассмотрения традиционное для казахов, живущих в пустыне,   отношение   к   распределению художественных акцентов в жилище: богатый цветом интерьер, крайне скромный экстерьер дома и сложная многоплановая организация усадьбы. В интерьере контрастно противопоставлены анфилады небольших по площади подсобных помещений и общая комната больших размеров, а нередко и большей -т- на 30—40 см — высоты. Эта комната, будучи конечным пунктом движения по дому, визуально воспринимается пространством, надежно укрытым от неблагоприятной внешней среды. Использование пола жилых помещений в качестве места для отдыха и сна способствует зрительному увеличению объема комнаты из-за понижения уровня восприятия. Поэтому понятна традиция устройства низко расположенных небольших окон, через которые при сидении     на     полу     осуществляется

зрительная связь жилых помещении с внешней средой. При организации интерьера квартиры используется контраст между яркой освещенностью снаружи и полумраком помещений дома: затененность, полумрак играют важную роль в создании образного строя интерьера. Носителями цвета являются поверхности пола и стен; они покрываются коврами, кошмами, паласами. Ведущими цветовыми сочетаниями являются темно-коричневый или черный рисунок орнамента и интенсивный холодный красный, синий, серый фон. При входе пол часто обивается черной клеенкой. Цветовыми акцентами в интерьере являются яркие цветные чехлы подушек, узкие стеганые одеяла, предназначенные для сидения, встречаются развешанные на стенах старинные украшения из наборного серебра.

Экстерьер казахских домов предельно скромен, во внешнем облике отсутствует какой-либо декор. Хотя современной проектной практике в рассматриваемом регионе и присуще использование орнамента для декори-ровки фасадов малоэтажного жилого дома, однако это мало оправданно, тем более что сами проекты не отвечают по существу национальным традициям.

В казахской архитектуре наблюдается специфическое отношение к архитектурному декору. Богато орнаментированы, обладают красивым цветом, тонко продуманным силуэтом и четкой осевой симметрией казахские мемориальные сооружения — места захоронения — мазары и сагана-там. При сопоставлении их с внешне неброскими и как бы «растворенными» в ландшафте жилыми домами наблю-

дается контраст, говорящий о специфическом понимании роли архитектурного окружения, жилой среды и внешнего облика жилого дома. Жилой дом с асимметричным, вытянутым фасадом и низко расположенными маленькими окнами, увенчанный плоской кровлей, органически входит в ансамбль усадьбы. Нейтральная в целом форма фасада оказывается близкой комплексу хозяйственных построек. В планировке усадьбы должны учитываться требования компактного размещения помещений для скота, защиты от ветра, пыли и снежных заносов прилегающего к дому и хозяйственным постройкам открытого пространства. В состав усадьбы входят летняя кухня, хозяйственное помещение, погреб, помещения для инвентаря и топлива, навес, баня  (душ), настил

для отдыха на воздухе, хозяйственный двор (открытый загон) с постройками для содержания скота, хранения кормов и инвентаря. Отделяя жилище от пустыни, группа хозяйственных помещений служит буферным пространством, способствующим постепенному переходу от природного окружения к жилым помещениям, и наоборот.

Комплекс хозяйственных построек является ведущим элементом архитектурного ансамбля усадьбы. Вместе

с прилегающими к нему открытым пространством и жилым домом оно образует композиционно сложную индивидуальную среду, создающую благоприятное для человека визуальное окружение в противовес однообразному ландшафту пустыни и полупустыни. Средством организации пространства являются вертикальные преграды — глухие и проницаемые (металлическая сетка, дранка, переплетенные прутья и т. п.). Сочетание таких     преград     различной     высоты

и ориентации придает среде многоплановость, глубину. Проходы между хозяйственными помещениями узки и часто меняют направление; в плане они напоминают ломаную, зигзагообразную линию. В сочетании с проницаемыми и глухими преградами сложные проходы приводят к многообразию видовых кадров на относительно небольшом застроенном участке, занимаемом усадьбой. Такое усложненное построение композиции способствует формированию среды, успешно противостоящей унылому окружающему пейзажу.

Таким образом, представляется, что на примерах городского жилища на юге Узбекистана и поселкового жилища в Западном Казахстане нам удалось в какой-то мере показать, что архитектурное пространство жилища должно строиться только на основе детального изучения местных условий, с учетом национально-бытовых традиций населения, климатических особенностей региона и отвечать в полной мере не только физиологическим, но и психологическим требованиям человека.

Наше внимание пока привлекали, в основном, дома средней и малой этажности. Однако говоря о человеке и его жилище в современном городе, нельзя не остановиться на особенностях многоэтажного жилого дома, вернее, дома повышенной этажности в 10—20 этажей. Хотя девятиэтажные дома строятся в гораздо большем количестве, но с точки зрения их бытовых и гигиенических качеств, с точки зрения требований человека, они являются как бы переходными от четырех-пятиэтажных домов к 10—20-этажным. Последние строятся в меньшем количестве, но заслуживают особого внимания потому, что в них усугубляются те недостатки, которые начиная с третьего-четвертого этажей и выше все в большей и большей степени накапливаются и перерастают в этих домах в весьма серьезные, требующие активного вмешательства. Политика сдерживания строительства домов   повышенной   этажности,   про-

водимая Госстроем СССР, связана с большей их стоимостью, по сравнению с домами в пять и девять этажей. Однако в крупных и крупнейших городах, где насыщенность территории коммуникациями и инженерными устройствами крайне велика, где высока плотность застройки, где земля, как говорят, очень дорога, оказывается, что стоимость этих домов уже не может служить препятствием к их применению, они оказываются «не дороже» домов меньшей этажности. Кроме того, нельзя отрицать за этими домами их большого градостроительного, чисто архитектурно-композиционного значения, если они конечно соответствующим образом размещены и действительно формируют архитектурные ансамбли города. Налаженный строительный конвейер по выпуску таких домов остановить нельзя. Он еще долго будет работать. Наконец, несмотря на причины неудовлетворенности «многоэтажками» со стороны населения, о чем было сказано нами во введении к книге, дома повышенной этажности имеют и определенные достоинства, которые некоторыми жителями оцениваются достаточно высоко. Два лифта вместо одного — в домах, имеющих больше девяти этажей, создают определенный комфорт, особенно если один из лифтов грузопассажирский. Не всегда окна обращены во двор, который порою выглядит громадным ящиком. Нередко из окон верхних и средних этажей открывается красивый вид на панораму района, на зеленый массив с живописными далями. Не удивительно, что это многих привлекает.

И все же в целом приходится давать отрицательную оценку этим типам домов и требовать, во имя человека, или коренным образом улучшить их, или отказаться от строительства. Какое решение будет принято — покажет будущее, наша же задача — разъяснить, чем 10—20-этажные дома плохи и что необходимо в них изменить, чтобы человек чувствовал себя в них лучше.

Гигиенические     качества     жилых

домов повышенной этажности в связи с их планировкой изучались в течение ряда лет (Ю. Д. Губернский, П. Н. Жилин, И. Л. Винокур, И. С. Кирьянова, В. Е. Константинова, В. Б. Сырейщиков, Т. К. Яншина др.). Специальное исследование, посвященное архитектурным решениям и гигиеническим качествам жилищ, проведено в 70—80-х гг. архит. Л. В. Петровой.

Исследования показали, что, возвышаясь над остальной застройкой, дома повышенной этажности испытывают особые воздействия среды. На высотах сильнее ветровые воздействия — вокруг домов возникают мощные ветровые вихри, поднимающие пыль, раздражающие прохожих, а нередко и срывающие шляпы у проходящих мимо людей. Ветер вызывает скрежетание и скрипение вибрирующих деталей здания, хорошо слышное в квартирах. Ветер «давит» на одну из сторон дома, вызывая инфильтрацию и охлаждение воздуха в части квартир. На высоте верхней части домов хорошо слышен шум даже значительно отдаленных магистралей или производственных предприятий, фасады домов как бы «собирают шум» издали. В самом здании складывается неблагоприятная обстановка в части воздушного режима и микроклимата. Известное для всех многоэтажных жилых домов перетекание воздуха из квартир нижних этажей, через лестнично-лиф-товой узел вверх, далее в квартиры верхних этажей и, через них, наружу — приобретает в зданиях повышенной этажности определяющее значение, резко ухудшающее среду, особенно высокорасположенных квартир. Люди, живущие в верхних этажах, частично дышат испорченным воздухом, который уже побывал в легких людей, живущих ниже. Сила вертикального перетока столь велика, что противопоставить ей что-либо весьма трудно. Чтобы в квартирах верхних этажей заставить чистый воздух с улицы всасываться через неплотности окон или открытые форточки (окна) и, пройдя через квартиру, выйти за-

грязненным через вентиляционные каналы вверх, наружу, как это обычно происходит в малоэтажном жилище, необходимо выполнить по крайней мере две вещи: крайне плотно, почти герметически уплотнить притворы входных дверей (еще лучше — устроить 2—3 уплотненные двери между лестнично-лифтовым холлом и квартирой) и включить вытяжной вентилятор, установленный на вытяжках из кухни или санитарного узла.

В верхних этажах накапливается тепло, нередко бывает излишне жарко, тогда как в квартирах нижних этажей из-за инфильтрации больших масс воздуха, поступающего извне,— излишне прохладно.

Жители ощущают дефицит подсобных площадей и хозяйственных устройств в стандартных квартирах, сказывается отсутствие хранилищ для большего объема продуктов, сушильных помещений для белья и чистки вещей. Особую заботу доставляют родителям дети младшего школьного возраста: их игры во дворе без присмотра при жизни семьи где-то на 14—17 этажах, естественно, беспокоят родных. Ведь нельзя не только позвать, но и увидеть ребенка из квартиры. Пожилые и больные люди, живущие в таких домах, реже выходят гулять: во-первых — далеко до площадок, во-вторых, препятствием служит необходимость пользования лифтом, который к тому же часто выходит из строя. Пользоваться балконом и даже лоджией не каждый может, не только ветер мешает этому, почти всем известна «боязнь высоты», ощущение естественного страха при нахождении на открытой площадке, поднятой над землей на 40—50, а то и 60 м.

Таким образом, негативные стороны домов повышенной этажности преобладают над теми небольшими преимуществами, о которых шла речь выше.

В Рекомендациях по улучшению архитектурно-планировочных решений домов повышенной этажности, выполненных ЦНИИЭП жилища, отмечается целесообразность применения планировок с естественным освещением и сквозным проветриванием вне-квартирных коммуникаций (что улучшает микроклимат и воздушную среду в общих коридорах, холлах и квартирах), а также проектирования межквартирных коммуникаций небольшой протяженности. Квартиры двусторонней ориентации, в т. ч. и двухъярусные, имеют явные преимущества перед односторонними, в которых воздушный режим особенно неблагоприятен. Большую роль играет изоляция лест-нично-лифтового узла от квартир. Лоджии, коль скоро они устраиваются, должны иметь большую глубину, чем обычно (не менее 1,20 м) и широкое в верхней части поясное ограждение (например, в виде цветочницы), которое как бы отдалит человека от отвесного взгляда вниз, улучшит психологическую обстановку.

Вполне естественно, что вопрос улучшения среды в доме повышенной этажности тесно связан с возможностью обеспечить приток чистого воздуха в каждую квартиру, с предварительной его обработкой (подогрев или охлаждение, увлажнение, озонирование), т. е. с искусственной вентиляцией или кондиционированием. Очевидно, в будущем это решение позво-

лит кардинально улучшить среду, над ним следует работать. Однако в ближайшие годы это средство не может быть привлечено: оно еще технически несовершенно, дорого, возможности рекуперации тепла гигиенически окончательно не проверены, а главное — от него пока мало пользы, так как индустриальный сборный (и даже монолитный) дом сегодня не имеет надлежащей герметичности присоединения элементов друг к другу, жилые ячейки не изолированы друг от друга, а это резко нарушает систему воздухообес-печения здания в целом.

Определенные результаты получены по улучшению среды в жилых домах повышенной этажности в северных и южных районах страны (В. Н. Куренной, Н. В. Товбина, Ю. Д. Окольничников, Е. А. Таций, К. А. Биркая, Г. И. Полторак и др.). Для севера рекомендуются 12—16-этажные и более высокие дома, желательны устройство первого технического этажа, теплого чердака, максимальное усиление изоляции квартир от лест-нично-лифтовых холлов и внеквартир-ных коридоров, улучшенные системы вентиляции, окна с тройным и четверным остеклением, пофасадное регулирование отопления. В южных районах рекомендованы планировочные решения домов с двориками-шахтами и курдонерами, галерейно-секционные с открытыми пространствами общественного пользования на этажах, с глубокими приквартирными лоджиями, а в районах с жарким влажным климатом — дома, приподнятые на колонны (опоры), со сплошными лоджиями на фасадах, подверженных воздействию косых дождей и т. п.

Вопросы кубатуры воздуха, приходящегося на одного человека в жилище, высоты помещений и площади квартир взаимно связаны и вместе с тем каждый из этих параметров имеет самостоятельное значение. Хотя кубатура воздуха на одного человека является одним из основных гигиенических показателей    жилища,    логично    рассмотреть этот показатель после рассмотрения вопросов о высоте помещений и площади квартир, поскольку самостоятельное значение последних весьма значимо и связано с целым рядом сторонних факторов.

Высота жилых помещений влияет на организм человека как в физиологическом отношении (тепловое воздействие потолка, воздухообмен, чистота воздуха и др.), так и в психологическом (ощущение пространства, обусловленное антропологией человека, привычками населения, явлением акселерации и др.). Жилищной гигиеной в 50—60 гг. была обоснована допустимая высота жилых помещений массового строительства: 2,7—2,8 м — для умеренного климата и 3—3,2 м — для жаркого.

Мы подчеркнули здесь, что речь идет о массовом строительстве, не случайно. В индивидуальных домах, во многих частных решениях можно представить себе различную высоту и всей квартиры целиком, и отдельных ее помещений, например, за счет использования пространства под крышей, второго света в двухъярусной квартире, перепадов рельефа и просто за счет целеустремленного изменения высоты ради обогащения пространства интерьера. Все подобные решения, если они выполнены профессионально, без нарушения минимальных норм — служат интересам человека.

Далее мы намерены остановиться на проблеме высоты в массовом жилище. Судя по специальной литературе, ни в одной стране вопросу регламентирования высоты помещений не уделялось столько внимания, как у нас. Это можно объяснить, с одной стороны, тем, что минимальные нормативы высоты в других странах не являются величинами, которым неукоснительно следует практика. Последняя ориентируется там, в основном, на рынок и принимает ту высоту, которую предпочитает потребитель, т. е. несколько больше минимума. Для сведения приведем данные о нижнем пределе высоты за рубежом. В большинстве стран Европы   и   США — 2,5   м.   В   южных

странах: Индия — 2,7, Филиппины — 2,95 м, Таиланд — 2,95 м. Однако в европейских странах допускается свободная вариация норм высоты: Бельгия — 2,5-3,2 м, ФРГ — 2,2-3,0, Дания — 2,5-2,7, Испания — 2,4-3,2, Франция и Чехо-Словакия — 2,5—3,2, Италия — 2,6-3,8, Великобритания — 2,59-3,05 м.

В нашей стране практика почти всегда следовала минимальному значению норматива — что объясняется экономическими принципами,— и поэтому значимость минимума крайне велика. Кроме того, индустриализация производства и типизация проектов в условиях громадного диапазона условий (от Крайнего Севера до субтропиков) повлекли за собой необходимость в дифференцированном подходе к высоте в пределах страны, что внесло в регламентацию высоты свои особенности. Следует тем не менее отметить, что все нормативы в области гигиенических аспектов пространственной среды жилища в целом еще не получили достаточных всесторонних научных обоснований. Это касается и высоты: в последние годы не появилось новых исследований, которые способствовали бы уточнению вопроса об оптимальной и минимально допустимой высоте жилища. Вместе с тем практика вносит изменения в нормирование этого параметра.

Напомним, что высота помещений 2,5 м, введенная в 50-х гг. СНиП для всех районов страны, явилась тем минимумом, на который согласились органы здравоохранения ради высвобождения средств и ускорения ликвидации жилищной нужды. При этом имелось'в виду, во-первых, что по мере роста жилищного фонда в стране количество квадратных метров жилой площади на человека постепенно увеличивается и за счет этого кубатура воздуха в помещении на человека вскоре достигнет требуемого гигиенистами объема. Во-вторых, имелось в виду, что на юге квартиры должны быть обеспечены сквозным проветриванием, а жилые помещения, не защищенные от солнца верандами и лоджиями, будут обеспе-

чены регулируемыми солнцезащитными устройствами на окнах. В принятии такого решения была определенная логика, так как снижение высоты жилого помещения на каждые 20 см ухудшает температурный режим на юге только на 0,2-0,4°, а введение наружных солнцезащитных устройств должно было улучшить режим в дневные часы до 4°. Кроме того, введение сквозного проветривания в летнее время существенно улучшает микроклимат (воздухообмен и скорость движения воздуха в квартире).

Таким образом, в целом микроклимат жилищ должен был улучшиться.

Фактически на юге в 60-е гг. произошло лишь частичное улучшение микроклимата. Сквозное проветривание квартир было внедрено, но регулируемые солнцезащитные устройства, несмотря на требование строительных норм, не получили широкого применения. Наряду с этим, уменьшилась тепловая инерция многих домов, так как вместо каменных на юге широко стали внедряться облегченные крупнопанельные конструкции; возросла этажность зданий, что затруднило использование озеленения для затенения проемов. В целом микроклимат на юге остался неудовлетворительным. Население, еще не привыкшее к более низким помещениям, увидело в снижении высоты главную причину неудовлетворительного микроклимата и стало требовать ее увеличения.

На Севере в связи с крайне медленным приростом площади на одного человека и, как следствие, медленным ростом кубатуры, в связи с длительностью закрытого режима жилища зимой, с необходимостью проводить в жилище очень много времени и с отсутствием эффективных вентиляционных систем, условия среды в 60-е гг. были признаны неблагоприятными и поставлен вопрос об увеличении высоты помещений.

Поэтому с 1971 г. СНиП нормировалась высота этажа 3 м в районах Крайнего Севера и наиболее жарком — IVA — климатическом         под-

районе; на остальной территории норматив высоты этажа составлял 2,8 м. Соответственно высоте этажа высота помещений принималась не менее 2,7 и 2,5 м.

В течение 70-х гг. почти на всей территории IV климатического района и в ряде районов с холодным климатом высота этажа по разрешениям Госстроя СССР, выданным союзным республикам и областям, стала применяться равной 3 м. Это нашло отражение в СНиП 2.08.01—89: для южных республик, а равно и для Камчатской, Мурманской и Архангельской областей допущена высота 3 м, правда, с оговоркой «для зданий, подлежащих строительству до 2000 г.».

С последней оговоркой согласиться трудно. И вот почему. Отказываться от высоты этажа 3 м ни на Юге, ни на Севере нецелесообразно. Более того, следует поставить задачу о введении в будущем по всей территории страны высоты этажа 3 м и высоты помещений не менее 2,7 м.

Указанная выше оговорка введена Госстроем СССР из предположения, что в целях экономии ресурсов и унификации строительных изделий можно будет на всей территории страны ввести после 2000 г. единую высоту помещений 2,5 м (этажа — 2,8 м). Такое решение  вряд  ли  будет  правильным.

Принятие в качестве единой по всей стране высоты помещений 2,5 м приведет к существенному ухудшению условий в жилище тех районов, где они и без того наиболее неблагоприятны и где создание комфортных условий особенно важно. В пустынях Средней Азии, где в массовом жилище в течение 70—100 дней в году температура на 5-6° превышает норму и составляет в помещении 30-33° С, температурный режим ухудшится дополнительно на 0,3-0,5° С. Неблагоприятное воздействие нагретого потолка на человека усилится на 20%, воздухообмен при типичном здесь закрытом режиме окон в дневные часы также ухудшится. Возникнут и дополнительные трудности в подвеске к потолку вентиляторов-фенов, которые

в отличие от других видов вентиляторов создают наиболее благоприятное равномерное движение воздуха в комнате при ее высоте 2,7-2,8 м.

В условиях Севера, к которому (согласно уточнениям, внесенным в СНиП в 1978 г.) относятся и районы БАМа и Среднеобья, снижение высоты заметно ухудшит состояние воздушной среды; кубатура воздуха на одного человека сократится на 7,4%, а приведенная кубатура с учетом объема, занимаемого мебелью,— на 25%. Усилится ощущение затесненности пространства жилища. Все это вместе при длительности закрытого режима на Севере — 7—10 месяцев в году — будет оказывать неблагоприятное физиологическое и психологическое воздействие на население.

Можно ли рассчитывать, что с внедрением новой, более совершенной техники, увеличенная высота на Севере и Юге будет излишней, неоправданной? Известно, что ведутся работы по обеспечению помещений на юге надежными системами искусственного охлаждения (радиационного, кондиционирования и др.), а на севере — приточной вентиляцией с подогревом и увлажнением воздуха; ТашЗНИИЭП изучает поквартирные системы кондиционирования, ЛенЗНИИЭП и ЦНИИЭП инженерного оборудования — приточную вентиляцию. Однако с технических и гигиенических позиций ставить так вопрос нельзя. Свидетельством тому — неудавшийся опыт внедрения в 70-е гг. искусственной вентиляции в городах Севера (Воркута, Магадан, Норильск, Якутск), а также прерванное и заброшенное строительство первого в стране тепло-хладоцентра в Ташкенте. Кроме того, следует учитывать, что, по мнению многих гигиенистов, никакие сегодняшние искусственные средства типа кондиционеров и приточной вентиляции не могут сравниться по степени комфорта с естественным проветриванием помещений и прямой связью комнат с наружной средой. (Этот вопрос детально рассматривается ниже, в разделе  о качестве воздушной

среды.) Они не обеспечивают нужный ионный состав воздуха, а искусственная ионизация — вопрос, не вышедший за рамки исследований.

Тем более неправильно забывать о психологии, о том, что человеку свойственно ощущать пространство, чувствовать «давящее» действие приближенного потолка, свойственно привыкать к определенным пропорциям помещений, что антропологи наблюдают постепенное увеличение роста нашего населения. Трудно согласиться с идеей «минимизации» пространства, которую иногда предлагают для Севера как вполне допустимую перспективу развития жилища. Опыт строительства в Японии сверхэкономичных отелей, где клиент отдыхает в своеобразном пенале, в лежачем положении, где хороший микроклимат, тишина, перед глазами телевизор, рядом — телефон — может быть и имеет право на существование. Действительно, отдохнуть там лучше, чем на вокзале, и в этом плане для отелей этот опыт, может быть, и заслуживает внимания. Однако к жилищу эти идеи имеют мало отношения.

При очередном пересмотре СНиП «Жилые здания» в 1989 г. Минздрав СССР предложил уже на данном этапе ввести по всей стране единую повышенную высоту этажа 3 м и помещений не менее 2,7 м. Однако от такого решения пришлось пока воздержаться. Главной причиной было то, что изменение высоты помещений во II и III климатических районах потребовало бы полной замены типовых проектов и реконструкции базы заводского домостроения на огромной территории, в пределах которой осуществляется 70% объема строительства страны; это не только увеличило бы стоимость 1 м2 общей площади на 2,5%, но и значительно задержало бы строительство, что противоречит задаче по обеспечению каждой семьи отдельными квартирами и домами к 2000 г.

Вместе с тем, тенденцию постепенного приближения к единой высоте этажа 3 м следует развивать. В частности, уже сегодня допущена высота

этажа 3 м во ПА климатическом подрайоне — в Мурманской, Архангельской и Камчатской областях. Длительный холодный период, когда необходим закрытый режим эксплуатации помещений, сильные ветры и снегозаносы, полярная' ночь и дефицит ультрафиолета (Мурманская, Архангельская области), специфика быта в связи с отдаленностью территории (Камчатка), положительный опыт эксплуатации серий жилых домов 93М и 138 — все это подтверждает целесообразность внесения изменений в норматив. Объем строительства во НА подрайоне составляет 2% строительства в стране.

Кроме того, рекомендуется поставить задачу постепенного перехода на единую в стране высоту этажа 3 м в течение 20—30 лет. В этих целях следует разработать перспективные, «опережающие» нормативы, утвердить их в Госстрое СССР и осуществлять строительство новых заводов и реконструкцию старых, рассчитанных на выпуск продукции после 2000 г., на основе этих новых нормативов.

В целом, несмотря на то, что теперь в моде уход от канонов, от общих глобальных решений, от неоправданной типизации, в вопросе высоты массового жилища, может быть следует последовательно идти к единой в стране, достаточно комфортной высоте помещений.

Жилище для человека не может быть признано полноценным, если в нем не обеспечены удобные места для

хранения вещей, одежды и продуктов питания.

По данным б.НИИ труда ГКНТ общая емкость для домашних вещей (в передвижных и встроенных шкафах) должна составлять около 2 м3 на одного человека. Сюда не входят хранилища в подвалах и другие внеквар-тирные емкости.

По американским источникам (Дж. Максаи) общий объем шкафов в расчете на семью рекомендуется: минимум — 6,1 м3, для семей с низким доходом — 9 м3, со средним — 13,5 м3, с высоким — 16 м3.

Сравнение норм показывает, что отечественная рекомендация 2 м3 на одного человека примерно соответствует минимуму по зарубежному источнику. Между тем, и эта норма еще не выполняется в массовом жилищном строительстве нашей страны.

Важно учесть, что с продвижением на Восток и Север, где климат становится холоднее и объемы одежды возрастают, должны соответственно возрастать и объемы хранилищ. Так, по данным НИСИ (Н. Ф. Храненко) для одежды, белья, хозяйственных предметов, книг и посуды в условиях средней полосы Сибири требуется объем шкафов: на одного человека от 1,9 м3 (при пяти членах семьи) до 2,25 м3 (при одном-двух членах семьи). По данным ЛенЗНИИЭП для условий Крайнего Севера называются еще большие значения, например, 3 м3 на одного человека.

Особое место занимают вопросы оборудования жилищ помещениями или   емкостями   для   хранения   горо-

жанами запасов картофеля, овощей и фруктов. Острая потребность в них появилась с середины 60-х гг. в связи с широким развитием в стране садоводческих и дачных кооперативов. Развитие этих видов кооперативов продолжается и теперь, что наряду с продовольственной программой придает   вопросу    большую    значимость.

В современных городских квартирах нет возможностей для организации поквартирного хранения картофеля, овощей и фруктов. Самодеятельное приспособление подвалов для хранения сельскохозяйственных продуктов, осуществленное, к примеру, в городах Московской области, привело к резкому ухудшению теплового и воздушного режима подвалов и первых этажей, к вскрытию полов для устройства погребов, к проседанию участков фундаментов.

Варианты типовых домов с подва-

лами, оборудованными сараями-кладовыми площадью 3 м2 на квартиру, применялись долгие годы согласно СНиП только в домах, не имеющих газификации («дровяные сараи»). По экономическим причинам в домах с газификацией кладовые в подвалах, как правило, не устраивались, и лишь в порядке местной инициативы применялись в республиках Прибалтики (Эстония, 121 серия типовых проектов) и ряде других мест.

Опыт европейских стран по устройству в подвалах и цоколях домов поквартирных боксов или ячеек в специально оборудованном охлажденном до определенной температуры помещении, представляющем собою своеобразный холодильник, термостат, у нас не использовался. Забыты были и известные в дореволюционной России холодные кухонные шкафы на всю высоту     помещений,     примыкающие

к наружным стенам, и шкафы в подоконных нишах.

Разработанные в ЦНИИЭП жилища в 1982 г. «Предложения по архитектурно-планировочным и техническим решениям, обеспечивающим хранение городским населением запасов картофеля, овощей и фруктов в квартирах, жилых домах и в овощехранилищах на селитебных территориях» показали возможный путь развития жилища в указанном направлении.

Работа опиралась на данные института питания АМН СССР, который подразделяет хранение продовольствия населением на следующие основные виды:

кратковременное хранение в квартире двухнедельного запаса пищевых продуктов (112 кг на семью из четырех человек, в т. ч. 50 кг — в холодильнике и 56 кг — в других при-квартирных емкостях);

долговременное хранение сезонного запаса пищевых продуктов в специальных помещениях жилого дома или вне его (вес — в зависимости от численности семьи, целей и периода хранения, размеров помещений и т. п.).

В соответствии с указанным под

разделением  видов  хранения,

ЦНИИЭП жилища предложено:

1. Предусматривать емкости, рассчитанные на использование более низких температур наружного воздуха и устраиваемых в квартире или при ней:

холодный встроенный шкаф в кухне в I, II и III климатических районах, оборудуемый под окном, если это допускают конструкции наружных стен, размером 30 см ширины и высотой не более 70 см, с отверстием в стене размером 5Х.5 см для поступления наружного воздуха; средняя стоимость 1 м2 общей площади повысится на 0,1-0,2%;

холодный пристроенный шкаф-колонка в кухне в I, II и III климатических районах, пристраиваемый в углу кухни у наружной сте-

ны на всю высоту помещении шириной 60 см и глубиной 60 см, с двумя отверстиями в наружной стене (внизу и вверху) размером 8X8 см. Устройство колонки повысит среднюю стоимость 1 м2 общей площади на 1,5% при железобетонных конструкциях стенок с утеплителем и на 2,0% при столярных конструкциях. Стоимость шкафа-колонки мебельного типа — 200 руб.;

холодный шкаф или кладовая на лоджии (веранде, террасе) для всех климатических районов. Предпочтительно размеры: глубина — 60 см, ширина 80-100 см или вся ширина лоджии, высота — 100 см или вся высота лоджии. Уст-тройство на балконах и других консольных конструкциях не допускается; стоимость 0,5-1,0% от средней стоимости 1 м2 общей площади.

2. Предусматривать помещения для долговременного хранения картофеля, овощей и фруктов:

сараи в подвалах для всех климатических районов (в технических подпольях их устройство не допускается). Для создания нужной температуры вся основная сантехническая проводка устраивается вдоль одной из наружных стен в специальном коридоре, отделенном от подвала утепленной стенкой; на каждую блок-секцию предусматривается по два люка для выпуска дыма при пожаре. Вытяжная вентиляция — из расчета 50 м3/ч на тонну овощей. Площадь ячеек — 2—3,5 м2 на квартиру. Устройство таких подвалов вместо технического подполья повысит среднюю стоимость 1 м2 общей площади на 4% в четырех-пяти-этажных домах и на 2,2% в девятиэтажных;

сараи над теплыми чердаками жилых домов в I, II и III климатических районах, устраиваемые в специальном помещении с отступом от продольных наружных стен для  организации  внутренних водостоков.   Вход в  помещение — из лестничной клетки блок-секции, проход   к   сараям — по   внутреннему  коридору.   Увеличение   стоимости   1   м2   общей   площади   на 5% в четырех-пятиэтажных домах и на 3% в девятиэтажных. 3. Строить     за     счет     населения овощехранилища подземного типа на селитебных территориях по 500—1000 ячеек  в  каждой  секции,   с   ячейками в  двух  уровнях   (верхнее  помещение размером   1,5X2   м,   высотой   2,2   м, нижнее—1,5X3  м,   высотой   1,8  м). Стоимость ячейки 500 руб.

Важно отметить, что любое парное

сочетание из групп описанных архи

тектурно-планировочных   решений

и технических устройств обеспечит

городскому населению возможность

кратковременного и долговременного

хранения картофеля, овощей и фрук

тов, а также домашних вещей (са

нок, лыж, велосипедов, чемоданов),

для которых в квартирах нет или не

хватает необходимых емкостей. При

этом сочетание шкафа-колонки ме

бельного типа с ячейкой овощехра

нилища, оплачиваемых за счет средств

населения, не потребует увеличения

стоимости 1 м2 общей площади

жилых домов. Другие же сочетания

потребуют его в пределах от 0,1 —

0,2% до 4,5—7%.

Кроме указанных устройств, перспективны средства на основе использования электроэнергии для охлаждения, которые особенно важны для IV климатического района, где использование естественного холода невозможно. Примером может служить шкаф-термостат, осваиваемый Черкесским заводом холодильного машиностроения. Это электроприбор, работающий по принципу теплового насоса с использованием температур наружного воздуха. Его габариты: ширина 80—120 см, глубина 60 см, высота 100 см. Он устанавливается на лоджиях, верандах, террасах, а блок электропитания и регулирования — в помещении квартиры. Размещение термостата на балконах не   допускается.    Его    ориентировочная цена — 300 руб., расход электроэнергии намного меньше, чем холодильника.

Одной из существенных функций

жилища является обеспечение воз

можности для человека, находящегося

в квартире, общаться с внешней

средой. Помимо окон, большую роль

играют приквартирные открытые

пространства — балконы,   лоджии,

веранды, террасы. За исключением районов Крайнего Севера, трудно представить себе хорошее жилище, если нет возможности выйти из квартиры, если не в сад, то во всяком случае на балкон или лоджию.

Здоровье во многом зависит от закаливания организма, от физической культуры, которые связаны с пребыванием на открытом воздухе. По мнению врачей, в понятие «комфорт» должны входить динамика окружения человека, его смена, трансформация среды. Лоджия, балкон помогают продлить время пребывания человека на воздухе, и это важно, так как в современном городе средний житель проводит вне зданий от 5 до 40% суточного баланса времени, а человек умственного труда лишь 5-15%.

Как показали инструментальные физико-гигиенические исследования (X. А. Заривайская), открытые помещения на севере Украины летом имеют при благоприятной ориентации (восток, юго-восток и юг) лучшие микроклиматические условия по сравнению со смежными с ними помещениями: температура воздуха — на 3° (в среднем) ниже, скорость движения воздуха — на 0,7 м/с выше. При этом параллельно отмечаются благоприятные физиологические сдвиги в организме (снижение температуры кожи в среднем на 2,5°, уреже-ние пульса на 14 ударов в минуту, уменьшение теплоотдачи испарением, тепло ощущение становится более комфортным, улучшается самочувствие). В то же время при западной и   юго-западной   ориентации   отмеча-

ется перегрев воздуха — повышение радиационных температур на 14°, что делает пребывание людей в открытых и смежных с ними помещениях тягостным.

Все это позволяет считать, что балконы, лоджии, открытые веранды при их организации с учетом климатических особенностей местности могут иметь оздоровительное и даже лечебное значение.

Открытые помещения служат для отдыха, выполнения различных хозяйственных функций. Они играют существенную роль в формировании интерьера квартиры, раскрытия ее пространства вовне, а также во внешнем облике здания.

Проблеме формирования открытых приквартирных помещений в современном городском жилище нашей страны посвящено немало научных исследований, брошюр и статей, носящих преимущественно региональный характер (Л. М. Бабаян, И. Н. Бло-хина, Г. К. Гольдштейн, О. Джаббар, В. М. Дмитриев, В. И. Ежов, А. В. Ершов, Я. С. Исаакян, И. А. Мерпорт, В. А. Рудакова, О. Ю. Суслова, Н. Б. Товбина). Региональность аспекта вполне оправданна, поскольку устройство открытого приквартирного помещения, непосредственно связывающего квартиру с наружной средой, прямо зависит от климата. Более того, не только от климата района, региона, города, но и от градостроительного окружения каждого дома, от микроклимата каждого придомового пространства. Шум магистрали, направление ветра и солнечного облучения, близость гор, акваторий, благоприятного ландшафта и другие типично местные факторы должны учитываться при выборе типов балконов, лоджий, веранд и т. п.

Исследования последних лет показали и другие причины различной оценки жителями типов открытых помещений и функций, протекающих на них. Немалую роль играют планировка самой квартиры, наличие и количество в ней помещений и емкостей  для  хранения  вещей,   овощей

и фруктов, расположение дома — в центре или на окраине города, в столице или в периферийном городе. Даже вид жилища, которым пользовалась семья до заселения в данный дом, играет роль в отношении жителей к лоджии и к ее эксплуатации (СибЗНИИЭП, В. Г. Волов).

Опыт формирования приквартирных открытых помещений в нашей стране и за рубежом столь обширен и интересен, что достоин отдельной большой монографии. Здесь же, на страницах книги, авторы ставят перед собой скромную цель показать на отдельных примерах необходимость дифференцированного, разностороннего подхода к проектированию приквартирных открытых помещений в различных условиях, целесообразность ухода от штампов и поиска новых, более совершенных решений.

Глубокие балконы-лоджии, связанные с общей комнатой и спальней, ориентированные на оптимальную сторону горизонта, убедительно выявляют архитектурную тему фасада. Комплекс жилых домов, 1961—1971 гг., Берлин. Архит. Ганс Шарун

В 50-е годы балконы и лоджии в городском жилище использовались в крайне ограниченных масштабах, они устраивались далеко не в каждой квартире и имели преимущественно композиционное значение, служили на фасадах архитектурной деталью. В конце 50-х годов и в 60-е годы, когда стали господствовать индустриальные методы строительства, лоджии стали чуть ли не единственным средством обогащения фасада светотенью; балкон часто оказывался недостаточно сильным средством пластики фасада. Очевидно, что хорошо спроектированная лоджия — прекрасный элемент полноценного, комфортного городского жилища, обеспеченного всеми необходимыми удобствами и заселенного с учетом принятой нормы. Однако устройство лоджии требует гармоничного решения и всех остальных составляющих жилища. Одновременно с происходившим процессом в строительстве, архитектурная наука сначала на юге, а затем и в средней полосе    стала    проводить    в    жизнь

идеи развития размеров (в частности, глубины) лоджий. Протяженность же лоджий жестко задавалась конструктивным шагом поперечных стен или перегородок. Это нередко приводило к завышенным против норм площадям открытых помещений, а их пропорции в плане оставались чрезмерно вытянутыми и неудобными в эксплуатации, в частности, для отдыха, приема пищи летом и т. п.; например, на узкой лоджии площадью 10 м невозможно разместить стол на трех-четырех человек.

Переход на строительство «мало-метражек» посемейного заселения, происходивший в 50-60 гг., как известно, был связан с чрезвычайно экономичной планировкой квартир, которая позднее стала многими расцениваться как неоправданная, излишне обуженная. Подсобные, а также жилые площади были сведены к минимуму, не было удобных кладовых при кухнях, хозяйственных и холодных шкафов. Наращивание подсобных помещений и хранилищ к 70-80 гг. в третьем поколении типовых проектов возросло, но, как мы отметили выше, далеко не достигло оптимума. Медленно наращивалась и жилая площадь, приходящаяся на одного жителя, хотя объемы строительства жилья были большие.

В результате в типологии городской квартиры наметился определенный перекос: наличие больших лоджий, нередко затеняющих комнаты и большей частью неудобных по пропорциям, с одной стороны, и острый дефицит хранилищ — с другой. К этому следует добавить, что значительная часть городского населения в эти годы была выходцем из сел, где жители пользовались не только обширной жилой, но и подсобной площадью, имели сени, сараи, погреба. Выходцы из старого, ветхого городского фонда, подлежащего сносу, также раньше пользовались сараями, а теперь были вынуждены ограничиться площадью   малометражной   квартиры.

Все эти факты, вместе с наличием типологического несоответствия в квартирах, привели к массовому самодеятельному    остеклению    лоджий    и

превращению их в кладовки, к ухудшению внешнего облика и без того скромных по архитектуре домов. На страницах печати развернулась дискуссия. Вместо самостроя стали предлагать организованное остекление лоджий, выполняемое по проектам строительными организациями. Казалось бы, архитектура жилых районов должна была выиграть. В тех случаях, когда лоджии остеклялись по проектам, фасады приобретали строгие формы, хотя светотень лоджий исчезала и, тем самым, выявлялось чрезмерно плоскостное решение объема. В пользу остекления приводилось много аргументов: шум, пыль и загазованность транспортных артерий, холодные ветры зимой, нелепость пустующей, занесенной снегом на 6 и более месяцев площади. На Крайнем Севере остекление всех лоджий дома позволяет снизить расход условного топлива в год на 2,5 кг на 1 м2 общей площади. По мнению таш-кентцев срок эксплуатации остекленных лоджий распространяется на часть холодного периода, удлиняется на несколько месяцев, улучшается и зрительная изоляция, «непросматрива-емость» пространства лоджии, что важно для южного быта, когда многие жизненные функции организуются на воздухе.

Однако против остекления лоджий, даже организованного, свидетельствовало также немало веских аргументов. Надо было считаться с органами Минздрава. Остекление ухудшает условия инсоляции, на 30% снижает освещенность комнат естественным светом; за счет тепличного эффекта лоджии за стеклом сильно перегреваются, что особенно нежелательно в условиях южных районов, например, в Средней Азии, где в дневные часы летом остекленные лоджии, облучаемые солнцем, становятся своеобразной «духовкой». Открывание створок остекления лишь частично защищает от перегрева.

Остекление лоджий лишает комнаты прямого проветривания. Возможность открывания створок остекления лоджий не снимает вопроса проветривания и вентиляции комнат. В средней

полосе в холодное время года, в частности зимой, створки будут, безусловно, закрыты. В этих условиях проветривание комнат и кухонь через форточки и их вентиляция (она предусматривается в виде притока воздуха через щели окон) будут осуществляться только опосредованно — через «шлюз», через закрытое пространство, а не прямо «с улицы». Это исключит приток в жилище свежего воздуха: важные для организма отрицательные ионы в комнаты не попадут, воздухообмен будет неудовлетворительным.

Наконец, квартира лишается непосредственного выхода на свежий воз-дух.

Таким образом, ухудшение в результате остекления лоджий освещенности, инсоляции и вентиляции комнат — это постоянно малыми дозами отрицательно действующие на человека факторы, с которыми Минздрав справедливо не хочет мириться.

Органы пожарного надзора также возражают против остекления. За годы строительства лоджий пожнадзор оценил их определенное противопожарное значение: на открытой лоджии у простенка можно переждать какое-то время при пожаре в квартире, ожидая помощи. С лоджии легче снять пострадавших, она — своеобразный плацдарм для наступления на огонь. Кроме того, органы пожнадзора отмечают, что опасность перехода пожара с одного уровня на другой сильно возрастает при остеклении рядов лоджий по вертикали, так как поверхность деревянных переплетов большая, а их заглубление «в стену» много меньше, чем у окон.

Проектно-строительные органы резонно отмечали, что остекление, коль скоро его разрешить и оно примет массовый, «повальный» характер, встретит непреодолимые трудности, связанные с громадным возрастанием потребности в крайне дефицитных строительных материалах — дерева и стекла; так, расход стекла возрос бы более чем на 25%, а древесины на 15—20%. Страна не располагает такими ресурсами, чтобы остеклять в широком масштабе лоджии существующего жилого фонда, не сокращая при этом объемов строительства новых жилищ.

Увеличение стоимости 1 м2 общей площади квартир в доме в результате остекления открытых помещений, с учетом разных размеров остекляемых помещений, составляет на Севере 2%, в средней полосе — 2,5%, на юге — 3%. Экономия тепла во всех районах, кроме Севера, была бы незначительной. Не следует думать, что привлечение средств населения решит вопрос экономики. Ведь нельзя потворствовать «шабашничеству» и хищениям государственных фондовых материалов. Взвешивая все «за» и все «против», естественно приходишь к выводу о нецелесообразности, даже нелепости однозначного решения вопроса, который приобрел в конкретных условиях действительности не только архитектурно-строительную, но и социальную окраску. Решать вопрос следует творчески, повсеместно учитывая совокупность сложившихся обстоятельств, выделяя главные факторы. Опыт ЦНИИЭП жилища показывает, что главное — избегать шаблонов; подходы должны зависеть от условий местного климата и микроклимата, от градостроительных ситуаций, этажности зданий и образа жизни групп населения. Об этом свидетельствует и опыт зональных институтов Госкомархитектуры, которые в 80-х гг. провели специальные работы по оценке приквартирных лоджий и по выявлению возможных путей их дальнейшего развития.

Многое могут сделать Граждан-проекты и строители: при привязке типовых проектов следует шире проводить экспериментальные поиски, при строительстве отдельных домов — использовать индивидуальные решения, направленные на улучшение типов лоджий при сохранении действующих норм. Там, где можно — устанавливать декоративные экраны, способствующие визуальной изоляции пространства лоджий; выделять в плане особую хозяйственную зону на лоджии, предусматривать встроенные шкафы, в т. ч. невысокие, до уровня поручня, устраи-

вать крепления для развески белья, применять глухие ограждения без щелей у пола и т. п. В квартирах первых этажей — устанавливать на лоджиях решетки с открывающейся частью для эвакуации на случай пожара, организовывать выходы в «зеленые комнаты», расположенные перед квартирой на земле или террасе и обеспеченные зрительной изоляцией извне. В южных районах необходимо использовать солнцезащитные устройства на лоджиях, которые хотя и предусмотрены СНиП, но не выполняются на практике, а они могли бы во многих случаях заменить остекление и улучшить мик-' роклимат. Начатое производство солнцезащитных устройств в Узбекистане и на Украине необходимо расширять; ВНИИТЭ надлежит разработать, а заводам — наладить выпуск из отходов — различных приспособлений для оборудования лоджий, включая столы, лари — скамейки, зонты, маркизы и др.

Представляется, что не только самодеятельное, но и организованное остекление лоджий и балконов в существующем жилом фонде следует всемерно сдерживать, оказывать этому процессу посильное сопротивление, вести пропаганду и разъяснительную работу с населением по примеру Москвы, Воронежа, Мурманска и др. В договор о найме квартиры необходимо включать пункт о запрещении самостроя. В отдельных экстремальных случаях, когда остекление все же санкционировано и осуществлено, следует повышать квартплату за эксплуатацию таких лоджий как полузакрытых помещений. Надо поднимать и культуру пользования городским жилищем, особенно у населения, недавно переселившегося в города из сел и еще не привыкшего вполне к городскому образу жизни — активнее бороться с захламлением квартир ненужными вещами, поощрять образцовое содержание лоджий. Может быть, будет полезна широкая дискуссия на тему «Архитектура городского жилища и хозяйственно-бытовая   деятельность   населения».

Типология жилища как наука должна  уделить  максимум  внимания

развитию подсобного пространства квартир, а также разработать принцип пропорциональности уровня комфорта отдельных элементов жилища. В экстремальных условиях следует допустить частные решения с остеклением и дооборудованием лоджий, которые должны выполняться, квалифицированными строителями. Вероятно, к таким условиям следует относить сочетания крайне неблагоприятных факторов среды, вред от которых явно превосходит вред от остекления: условия городских магистралей с уровнем постоянного шума от транспорта более 80 дБА, участки селитьбы, обращенные непосредственно к промпредприятиям, вызывающим раздражающий шум (при отсутствии надлежащих санитарно-защитных зон), районы пустынь с крайне высокой запыленностью воздуха (свыше 1,5 мг/м3, пыльные бури и др.) в теплую часть года, районы Севера с холодными пурговыми ветрами. Вероятны и другие причины, оправдывающие остекление.

Кстати, отметим композиционно-художественный аспект остекления лоджий. Не следует думать, что разрешение на «всеобщее остекление», о котором некоторые мечтают, позволит остеклять в доме все лоджии подряд. Часть жильцов, даже живущих в домах, расположенных в экстремальных условиях, будет по разным причинам возражать против остекления лоджий в их квартирах. Отсюда следует, что «единообразие» фасадов, которое почему-то высоко оценивается некоторыми специалистами, не будет достигнуто. Да это и к лучшему. Представляется, что архитектура современных индустриальных домов ничуть не пострадает, если на фасаде «в беспорядке» появится остекление на лоджиях, хорошо выполненное строительной организацией по одному проекту для данного дома. Поэтому, если допустить для исключительных случаев и экстремальных условий принципиальную возможность остекления лоджий, то выборочный характер этого остекления нами будет рассматриваться как вполне закономерный прием, ограничивающий

масштабы явления в целом и вносящий определенную живописность в застройку. Фактически дискуссии по вопросу остекления лоджий привели к изменению точки зрения на многие аспекты проблемы и породили новые решения, которые хотя еще и не стали достоянием массового строительства, но ждут своего воплощения в будущем.

Терминологически правильно называть лоджией только открытое, не-остекленное пространство при квартире. Термин «остекленная лоджия» — дань времени, он возник из практики, и его следует сохранить именно для обозначения случаев, когда лоджия, построенная как открытое пространство, впоследствии остеклена. Что касается нового проектирования, то необходимо введение термина для устройства, которого пока в нашей городской практике нет. Вполне целесообразно в будущем проектирование не только в малоэтажном, но и в многоэтажных домах веранд, остекленных веранд с открывающимися створками остекления. Хотя они могут и походить внешне на остекленную лоджию, но это должно быть в принципе другое помещение, рассчитанное на сохранение в квартире необходимых санитарно-гигиенических качеств — освещения, инсоляции, проветривания. Противопожарные требования должны быть удовлетворены за счет других приемов планировки; не исключено, что в квартире будущего, наряду с верандой, сохранятся балкон или небольшая лоджия.

Общего определения приквартир-ных помещений открытого и остекленного типа пока не выработано. Термин «летние помещения» устарел, поскольку с введением остекления, даже в условиях холодного климата эксплуатационный период достигает круглого года.

Каковы же рекомендации по развитию приквартирных открытых и остекленных помещений?

В наиболее благоприятных условиях климата, при длительном периоде комфортной и теплой погоды, в комфортных условиях городской среды в квартирах и домах, имеющих достаточно помещений и емкостей для хранения вещей, одежды, овощей и фруктов могут и впредь проектироваться открытые приквартирные помещения типа лоджий или балконов с ветрозащитными экранами, а где необходимо —

 и с солнцезащитными устройствами. Основная их функция — отдых. Для хозяйственных функций рекомендуется выделять планировочно и зрительно изолировать хозяйственную зону с помощью экранов, жалюзийных устройств и др.  Наряду с  открытыми лоджиями, по мере разрешения жилищной программы, очевидно, и в благоприятных условиях будут появляться остекленные веранды, играющие многофункциональную роль, служащие порой оранжереей или зимним садом, эксплуатируемые круглый год.

Следует обратить внимание на работы КиевЗНИИЭП (А. И. Бохонюк), показывающие недостаточную инсоляцию комнат с лоджиями в тех случаях, когда их инсоляция обязательна. Эти случаи бывают, во-первых, в однокомнатных квартирах, во-вторых, в двух— четырехкомнатных, когда в них одна комната с лоджией является единственно инсолируемой в квартире (трехкомнатные квартиры в широтной четы-рехквартирной секции и т. п.). Вычисления проводились по картинам теней продолжительности инсоляции комнат для всех характерных габаритов лоджий, ориентации и широт. Доказано, что для широты 45° нормируемая продолжительность инсоляции комнаты с лоджией глубиной 1,2 м обеспечивается при восточной и юго-восточной (западной и юго-западной) ориента-циях в незатеняемом другими зданиями доме; для комнат с лоджией глубиной 1,5 м инсоляция обеспечивается при восточной (западной) ориентации. Если здание затеняется другими домами, нормируемая продолжительность инсоляции не обеспечивается. При южной ориентации лишь в начале и конце сезона инсоляции солнце попадает в комнаты с лоджией, в остальную часть сезона — летом — плита вышележащей лоджии затеняет окно полностью. Для широты 50° нормируемая продолжительность инсоляции комнаты с лоджией обеспечивается для всех значений глубины лоджии при восточной ориентации. Авторы делают выводы, что необходимы проекты домов с лоджией в однокомнатных квартирах только перед кухней, а в других квартирах — не перед комнатами, которые должны иметь инсоляцию.

Соглашаясь в принципе с содержанием проведенного исследования, необходимо отметить несколько формальное отношение авторов к норме инсоляции, которая должна проникнуть в комнату через окно. На самом деле, при южной ориентации комнаты, летом солнце не проникает в окно. Но в это время года жилище находится в открытом режиме эксплуатации; воздух с лоджии, где он инсолируется, легко проходит через распахнутую балконную дверь в комнату. Относить это состояние среды в комнате к неблагоприятным, по нашему мнению, неправомерно. Гигиенические нормы, назначая период инсоляции* в то же время имеют в виду и защиту от нее в жаркую часть года.

В условиях холодного климата Сибири, по данным СибЗНИИЭП (В. Г. Волов), население считает, что основное приквартирное помещение должно нести хозяйственную функцию, быть расположенным в хозяйственной зоне квартиры. Этим требованиям, по данным института, будет отвечать остекленная веранда площадью не менее 4 м2, глубиной 1,5 м, расположенная при кухне. Доказательством этому служат опросы жителей домов в Новосибирске и Красноярске. Чем меньшее число семей в доме заселено в комфортабельные квартиры, тем большее их число считает веранду необходимой частью квартиры, позволяющей расширить функциональное пространство жилища. Даже в комфортабельных квартирах зафиксированы случаи ликвидации встроенных шкафов во входной зоне квартиры (а некоторыми семьями и кладовок) и перенесение их функций в остекленную лоджию.

Другие типы приквартирных открытых помещений рассматриваются сибиряками как элементы квартиры, повышающие комфортабельность типового жилища. Отмечается как положительное решение пример экспериментального дома в Красноярске (проект СибЗНИИЭП, руководитель Печерин М. К.), в котором лоджии при кухне остеклены по проекту, но не являются единственными в квартире. В этом доме квартиры размещаются в двух уровнях и, кроме указанных лоджий, имеют полуоткрытое (экранированное частично) помещение (балкон) при ванной комнате, предназначенное для сушки белья. Неэкранированная часть балкона служит переходом на противопожарную незадымляемую лестницу.

Не исключают специалисты СибЗНИИЭП,   что   в   дальнейшем   могут

появиться лоджии или балконы при общей комнате или при спальне.

В работах ЛенЗНИИЭП (Товби-на Н. Б. и др.), посвященных проблеме приквартирных помещений на Крайнем Севере, последовательно защищается идея применения остекленных веранд при кухнях в сочетании с холодными кладовыми. Специфическим аспектом подхода к вопросу является действительно значительный теплотехнический эффект от остекленных ве-

ранд. Помимо хозяйственного, северяне особо отмечают положительное психоэмоциональное значение веранды, поскольку при затворническом, в целом, образе жизни, выход человека в остекленное, с широким кругом обзора помещение, на котором в течение многих месяцев могут находиться элементы живой природы, существенно обогащает возможность контакта с внешней средой. Важна и рекреаци-онно-оздоровительная цель веранды — сон маленьких детей в колясках, игры школьников, отдых больных и престарелых, занятия физкультурой. Хотя предложение об установке шведской стенки на лоджии принадлежит специалистам из Ташкента, идея может быть полезна и северянам.

Исходя из приведенных соображений, понятны попытки освободить, хотя бы частично, веранды северного жилища от хозяйственных целей. В сериях жилых домов 122 и 112 это удалось за счет размещения кладовок во внеквартирных коридорах при лестнице. Возможны варианты использования для   хранилищ   технических   этажей.  

Справедливо считая веранду основным типом летних помещений для Севера, ЛенЗНИИЭП логично ставит вопрос о дальнейших проработках и поисках: нигде так, как на Севере, не желательны снижение уровня освещенности, инсоляции и ухудшение вентиляции комнат, связанные с остекленными верандами; до сих пор не выяснены вопросы устройства веранд как средства пассивного использования солнечной энергии.

Пути развития приквартирных открытых и остекленных помещений на юге изучаются в ТбилЗНИИЭП и ТашЗНИИЭП. Общей для юга тенденцией является предпочтение, отдаваемое большим по площади (15—20% общей площади квартир), заглубленным в плане формам лоджий и веранд, которые служат композиционным центром квартиры. В Закавказье такие помещения рекомендуются преимущественно для многоэтажных домов (К. А. Биркая, Д. В. Махароблишвили, М. Д. Вардосанидзе), в Средней Азии — независимо от этажности (Л. Н. Русанова, Т. А. Исаева). Расчетные данные показывают, что в условиях Тбилиси, при глубине лоджий 2,2 м температура в лежащих за ними помещениях снижается в часы перегрева до 3° С, что следует оценивать как весьма существенное обстоятельство.

Однако в условиях сравнительно влажного климата Закавказья правомерны и другие решения. Для защиты от косых дождей в приморских районах и на склонах гор рекомендуются неглубокие, но протяженные, опоясывающие здания балконы и айваны, препятствующие увлажнению стен.

В Средней Азии рекомендуется устраивать в трех — пятикомнатных квартирах основное глубокое помещение, расположенное вне светового фронта квартиры, глубиной не менее 2 м в меньших квартирах и 2,4 м в больших. Для пяти-шестикомнатных квартир рекомендовано и второе, дополнительное небольшое помещение при спальных. В основном помещении рекомендуется размещать шкаф для хранения овощей и фруктов. Остекле-

ние этих помещений в первую очередь связывается с размещением их на шумных магистралях города, но рекомендуется и вне их.

Опыт строительства многоэтажных домов в Тбилиси и Ташкенте показал большую роль открытых помещений общего пользования, размещаемых на этажах. Это могут быть общие рекреационные сады-площадки, поэтажные дворы или холлы при лестнично-лиф-товых узлах, эксплуатируемые крыши и т. п.

Немалые надежды на возможность решить проблему улучшения микроклимата и зрительной изоляции открытых помещений на юге специалисты ТашЗНЙИЭП возлагают на регулируемые солнцезащитные устройства совершенных конструкций (работы Г. О. Корбут). Устройства должны быть регулируемыми и при необходимости полностью освобождать проем от экранирования солнечных лучей; их конструктивное решение должно отличаться легкостью трансформации, бесшумностью   при   ветре,   малой   материалоемкостью, компактностью в рабочем и нерабочем положении. Институт разработал ряд таких конструкций из пластмассы для Ташкентского завода солнцезащитных устройств: раздвижные пластмассовые ставни с регулируемыми (поворотными) пластинами; ребра вертикальные регулируемые пластмассовые, решетки вертикальные стационарные пластмассовые.

В исследованиях Г. О. Корбут вполне правомерно подчеркнута большая роль солнцезащитных устройств в формировании эстетического облика не только отдельных зданий, но и целых кварталов, городов, регионов. На базе анализа положительных и отрицательных примеров применения солнцезащитных устройств, ею сформулированы эстетические принципы проектирования солн-цезащиты. Выявлению региональной и местной специфики архитектуры должно способствовать соответствие применяемых солнцезащитных устройств совокупному воздействию природно-климатических, типологических и материально-технических факторов места строительства. Органичности архитектуры, активно использующей солнцезащитные устройства, должна способствовать логическая связь этих устройств с общим тектоническим строем объекта, его пластикой, масштабом, ритмикой построения фасада, положением в городской среде. Оригинальности и своеобразию объектов с солн-цезащитой должно способствовать применение запоминающихся форм в пределах сооружения или группы зданий, отказ от чрезмерного повторения одинаковых по форме и цвету устройств. Применение в группе зданий композиционно увязанных решений солнцезащиты позволит формировать цельные архитектурные ансамбли, объединенные стилевым единством при большой вариабельности деталей.

Отдельно следует остановиться на особых задачах, стоящих перед типологией жилища восточной части нашей страны — Восточной Сибири и Дальнего Востока. По абсолютным разме-

рам территория указанного региона равна почти половине территории страны, она намного превышает территории наших союзных республик, однако в каждой из последних уже давно разрабатываются свои группы типовых проектов жилых домов, тогда как для этой территории аналогичная разработка только еще началась. Как правило, проекты привносились из западных районов и не отвечали совокупности своеобразных условий этой отдаленной территории. Архитектурно-строительные ведомства и институты с учетом пожеланий с мест разрабатывают рекомендации и нормативы на проектирование для этих территорий. В 1986—87 гг. были подготовлены комплексные нормы проектирования жилых, общественных и промышленных зданий, а также градостроительных решений для территории Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. В 1988—89 гг. разработаны нормы на проектирование жилых зданий и гостиниц для Восточной Сибири и Дальнего Востока. Хотя на страницах архитектурной печати в последнее   время   резко   критикуются

нормы вообще и СНиП, в частности, как документы, ограничивающие свободу проектантам, тем не менее республиканские или региональные нормативы, призванные полнее отразить местную специфику, к категории ограничивающих нормативов относить не следует. Так, в вышеуказанных нормах говорится, что при проектировании жилых зданий, общежитий и гостиниц необходимо учитывать суровый климат Восточной Сибири и муссонный климат побережий Дальнего Востока, малую освоенность территории, специфику образа жизни населения, связанную с отдаленностью населенных мест от центральных районов страны, с необходимостью хранения в жилище большего, по сравнению со средней полосой количества одежды, вещей, продуктов, с широким развитием местных промыслов. Таким образом, направленность таких нормативов должна быть в большей степени нацелена на повышение комфорта жилища и защиту от неблагоприятных воздействий климата, чем на введение неоправданных ограничений.

Что же нового для жителей должно появиться в жилище этих отдаленных районов нашей страны?

На всей территории Восточной Сибири и Дальнего Востока, в целях улучшения микроклимата, воздушного режима квартир и защиты их от шума с лестницы, предполагается предусматривать тамбур при входе в квартиру с лестницы или коридора. Площадь кухни следует принимать не менее 9 м2 и устраивать в ней холодный шкаф для продуктов. Вместо лоджий и балконов будут проектироваться остекленные веранды. В квартирах с тремя и большим числом комнат предполагается предусматривать помещение для хозяйственных работ, в котором можно будет заняться ремеслом или другим делом по выбору хозяев. Хозяйственное помещение может быть небольшим — 5 м2 в городе и 10 м2 на селе; оно должно оборудоваться раковиной и сливом, а также вытяжной вентиляцией. Представляется, нто такое помещение может и не иметь естественного освещения. Полы в квартирах первого этажа, обычно очень холодные в условиях вечной мерзлоты, следует проектировать обогреваемыми с помощью греющего электрокабеля или циркуляции нагретого воздуха. Рекомендовано обратить внимание на утепление входов в здания: предусматривать двойной тамбур с угловым поворотом; встроенные тамбуры должны иметь усиленную теплоизоляцию и утепленный подвесной потолок, что снизит отрицательное влияние тамбура на квартиру, расположенную над ним: уменьшит охлаждение пола, улучшит теплоизоляцию. В домах усадебного типа не следует проектировать два и более входов в квартиру; это сбережет тепло. В пурговых районах с объемами снегопереноса 600 м3/м и более наружные лестницы следует защищать от снегозаносов с помощью укрытия, например в виде тамбура-вестибюля, а в выступающих за пределы дома тамбурах предусматривать двусторонний вход с дверьми, направленными в противоположные стороны. Это облегчит выход из здания после пурги.

В целях повышения комфорта квартир в районах юга Восточной Сибири и Дальнего Востока (вне границ Северной строительно-климатической зоны) решено допустить увеличение верхних пределов общей площади квартир на 10% против среднего уровня, то есть приравнять площади квартир всей территории к площадям, ныне принятым только в Северной строительно-климатической зоне. Это позволит расширить подсобные площади квартир и обеспечить к 2000 году на жителя не менее 20 м2 общей площади. Устройство саун коллективного пользования, пристроенных к жилым домам, позволит создать очаги здоровья.

Особые требования следует предъявить к жилищу прибрежной части Дальнего Востока, протянувшейся с севера на юг от Камчатки до Владивостока через Сахалин, Курильские острова, Охотское побережье. Особенностью побережий является повышенная влажность воздуха летом, муссонные дожди, нередко с ветром — косые, крайне неблагоприятные холодные зимние ветры больших скоростей, дующие с севера, северо-востока и северо-запада (в зависимости от района побережья), в северной части территории — пурга и снегозаносы. Характерны пучинистые, местами сильно увлажненные грунты, сложный рельеф местности, сейсмичность во многих районах побережья.

Привнесение типовых проектов на Дальний Восток из западных областей позволяло в лучшем случае кое-что подправить, приспособить к местным условиям, но не решить кардинально проблему соответствия проектов природе и климату. Поскольку домостроительные комбинаты также создавались на западе, то в проекты, как правило, вносились лишь конструктивные поправки, а планировка оставалась «чужой». Поэтому в новых нормативах планировке уделено особое внимание.

Существенным планировочным отличием домов широтного расположения на Дальнем Востоке должен быть принцип, обусловленный контрастом условий в северных наветренных и южных заветренных и инсолируемых комнатах: меньше жилых комнат на север и больше — на юг. Если в средней полосе   в   трехкомнатной   квартире   две комнаты выходят на север и одна на юг, то здесь следует иметь обратную картину: две комнаты на юг и одна на север. Это фактически ведет к созданию ветрозащитного дома, планировка которого на 4—6% дороже обычной четырехквартирной секции. Поскольку ветрозащитный дом по существу планировки аналогичен шумозащитному, а последний начал широко внедряться в практику застройки магистралей крупных городов,— опыт шумозащит-ных домов должен быть использован на Дальнем Востоке.

По причине тех же жестоких северных ветров, абсолютно бессмысленно устраивать окна комнат в торцах домов, обращенных на север, северо-восток и северо-запад. Их чаще всего закладывают кирпичом. Коридорный дом с жилыми помещениями по обе стороны от коридора не следует располагать в широтном направлении или близком к нему, поскольку часть помещений, выходящих на северную половину горизонта, будет в крайне тяжелых условиях микроклимата.

Во влажном климате побережий сушильный шкаф для верхней одежды, оборудованный вытяжкой и подогревом, обязателен в каждой квартире. При этом и такой шкаф, а также сушилки в ванных комнатах следует присоединять не к системе отопления, которая летом не работает, а к системе горячего водоснабжения, которая работает круглый год. Это принципиальное требование связано и с необходимостью просушивать одежду летом, и с желательностью прогрева и просушивания воздуха в квартире в связи с чрезмерным его увлажнением при сравнительно невысоких температурах (в домах с печным отоплением в течение лета всегда изредка протапливают печь).

Жителям побережий нередко приходится испытывать большие бытовые неудобства, вызванные промоканием стен в результате косых дождей с сильным ветром. Экранирование стен легкими экранами, укрепленными на расстоянии от стены и выполненными высококачественно — надежное средство защиты. В зарубежной практике известны такие решения с экранами из листового анодированного алюминия, эмалированной стали или из меди. Однако они не только дороги, но и главное,— требуют больших трудозатрат при постройке. Отечественная практика Владивостока, а также Западной Грузии (Батуми) свидетельствует о возможности эффективной защиты стен от косых дождей сплошными рядами лоджий. Хотя такой прием не может быть отнесен к вполне рациональным решениям, однако он практически реален, дает результат и в какой-то мере импонирует жителям, поскольку они получают большую площадь лоджий. Важно только использовать прием действительно на тех участках, где он необходим.

Говоря о нормативах жилища для восточных районов, мы пока еще не можем, к сожалению, ответить на ряд насущных вопросов в области создания полноценной жилой среды для человека. Необходимы, но пока еще не разработаны нормы проектирования мобильных жилищ, которых строится все больше; нет нормативов для строительства МЖК — этого нового, прогрессивного вида жилища. Нет еще даже самого общего представления о нормативах жилища для малых народностей Севера и Северо-Востока, для народностей, нуждающихся в помощи.

Завершая главу, мы еще раз подчеркиваем необходимость индивидуального подхода к каждому проекту группы жилых домов, к каждому проекту дома, целесообразность учета интересов будущих обитателей жилища и местных особенностей участка строительства. Необходимо активно искать новые решения, вносить уточнения в действующие проекты и разрабатывать принципиальные предложения для бу-душего. Забота о здоровье и бытовых условиях населения, о красоте городов, о соблюдении принципов экономии должны определять строительную политику. Только так можно создать архитектуру жилища, отвечающую всем гигиеническим требованиям, освещение которых будет дано в последующих главах.

 

 «Жилище для человека»       Следующая страница >>>

 

 Смотрите также:

 

  Домашнему мастеру  Благоустройство квартиры  Дом своими руками  Строительство дома   Полезные советы   Справочник домашнего мастера  Кровли. Кровельные работы  Каменные работы  Столярно-плотничьи работы  Ремонт усадебного дома  Строительство и оборудование индивидуального дома  Энциклопедия быта  Наш дом  Мастеру на все руки