ЖИТИЯ РУССКИХ СВЯТЫХ
Повести.Летописные сказания

 

Житие и подвиги преподобного и богоносного отца нашего игумена Зосимы, основателя Соловецкого монастыря

 

Прошел год после кончины преподобного Савватия, и пожелал Человеколюбец Бог возродить то место, на котором преподобный провел в подвигах многие годы, чтобы труды угодника Божьего не остались в забвении. И захотел Бог еще больше прославить остров Соловецкий, как предсказано было ангелами той женщине карельской: «Это место благоволил Бог избрать для устроения иноческого жительства». И Божьей волей и молитвами Пречистой Богородицы сбылось это предначертание.

В одной деревне, называемой Шунга, у богатых и благочестивых родителей был сын по имени Зосима. С юных лет имея ангельский нрав, избегал он детских забав. Прежде родители его жили в Великом Новгороде, а потом поселились в деревне ближе к морю. Ибо на море хотел Бог прославить угодника своего. Отрекся Зосима от мира и жил отшельником. И как олень стремится на источник вод, так желал он найти место пустынное, чтобы уединиться и в молитвах наедине с Богом беседовать. И размышлял он так: «Я лишь наполовину отрекся от мира, только словами. В Писании же сказано: «Не за слова дается награда, но за дела» и «Не слушающие закон спасаются, но исполняющие его» '. А я постоянно вижу перед глазами своими родителей и родственников, и друзей, и знакомых, и нахожусь среди них — в чем же тогда отказ мой от мира? Написано ведь: «Не любите мира, ни того, что в нем» 2. Ведь невозможно одним оком смотреть на небо, а другим — на землю, и одному рабу служить двум господам: либо одного возлюбит, а другого возненавидит, либо одному станет усердствовать, а о другом не радеть, то есть нельзя служить и Богу, и мамоне» 3. Об этом размышлял постоянно раб Божий Зосима в сердце своем и разгорался любовью к Богу во все дни и ночи, желая от мира уйти. И искал помощника себе в духовном подвиге.

И  в  скором  времени,  по   Божиему  про-

 мыслу, встретил Зосима старца по имени Герман, который прежде с блаженным Савватием жил на острове Соловецком. И Герман в духовной беседе поведал ему об острове и о том, как блаженный Савватий на нем подвизался. И слушая его, возрадовался духом Зосима и просил Господа, возводя очи к небу: «Господи Владыко Человеколюбие! Наставь меня на путь, которым спасусь, Всемилостивый!» И тогда просветились его очи сердечные, и просил он у Германа разрешения идти вместе с ним на остров Соловецкий. Обратился же к нему с такими словами: «Говорит Давид Богоотец в песнях: «Спроси отца твоего и старцев твоих — и они скажут тебе» 4, — и открыл Герману сокровенное желание сердца своего.

И начал Зосима тщательно готовиться к плаванию. И призвав Германа, собрал все необходимое для уединенного жительства. И в то время разболелся отец его сильной горячкой и к Богу отошел. А мать вдовой осталась. Со многими слезами и псалмопени-ями похоронил он достойно отца своего. И пришел в дом отчий к родительнице своей и молвил: «Мать моя, Бог так изволил взять супруга твоего и моего отца. Божья на то воля. Не все ли мы прах и не все ли пепел?» Она же ему отвечала: «Что ни повелишь мне, дитя мое, ни в чем тебя не ослушаюсь». И Зосима советовал ей оставить свой дом и имение и уйти в монастырь, и принять там монашеский постриг. Мать же, исполнив его волю, ушла в бывший неподалеку женский монастырь. Зосима же раздал все свое богатство убогим и нищим, и слуг отпустил, и большую часть имения им отдал. А сам к иноческому подвигу возвратился и второе отречение от мира совершил. Прежде он родителей и родственников своих оставил, отказался от мирской пищи и ото всех радостей мира," теперь же землю и отечество свое покинул и ото всего, что было знакомо, удалился.

Возвратился Зосима к Герману и, все, приготовив к плаванию, отправились в путь. И Бо-жиим устроением дул попутный ветер, и на

второй день достигли они острова Соловецкого. Поставили в бухте судно, и начал Зосима осматривать остров и искать место для устроения монастыря. И нашел пригодное место, просторное и весьма красивое. Располагалось там озеро поблизости от моря, на расстоянии полета стрелы. А в море бухта тихая и безветренная, и можно было в ней рыбу ловить. И устроили они шалаш на том месте, и провели в нем ночь в бдении и молитвах и пении псалмов. Когда же наступило утро, блаженный Зосима вышел из шалаша, и явлено было ему некое божественное видение: всего его пресветлый луч просветил и божественное сияние место то осветило. И ужас объял его от такого видения. И видит он с восточной стороны огромный и прекрасный храм, возвышающийся над землей. От этого зрелища переменился в лице Зосима. Пришел он к Герману и рассказал ему о видении. Герман-же разгорелся духом и говорит: «Дерзай, брат любимый, ибо Божье благоволение на месте этом! Рассказывал я тебе прежде о чуде, которое здесь случилось при блаженном Савватии. С этого места ангелы Божий рыбака изгнали и жену его наказали прутьями. «Уходите, — говорили, — скорее отсюда, а не то злою смертью умрете! Место же это иноки унаследуют!» И вот теперь время исполниться этому предсказанию. Ведь сам Владыка Христос говорит: «И небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» 5. Показал ведь Бог в древности образ скинии Моисею в пустыне 6, так и тебе здесь явил страшное это видение. Ибо хочет твоими трудами место это устроить». И от этих слов укрепился блаженный Зосима и исполнился дерзновения. Устремился на подвиг телесный и духовный, вооружась постом и молитвами. И укреплялся от Германа, а более всего от Бога, подающего помощь рабам своим, чтобы могли они побеждать невидимых врагов.

И выстроили они кельи себе. И преподобный Зосима начал труды к трудам прилагать, радуясь духом и ум свой к небесному устремляя, тело же духу покоряя. Проводил все ночи, стоя на молитве, всегда в псалмах и пении духовном поучаясь и поя Господу в сердце своем: «На Тебя, Господи, уповаю, спаси меня по милости Твоей! Будь нам помощник на противника нашего дьявола, ибо благословен Ты во веки веков! Аминь». И жили они так с Германом, возделывая землю мотыгами и питаясь от трудов рук своих. Как сказано, «в поте лица ели хлеб свой» 7 — и питал их Господь. И через некоторое время пришлось Герману отплыть на другой берег к христолюбивым людям ради некоей надобности для строительства монастыря. И получив от Зосимы

 напутственную молитву, отправился в путь. Старец же Зосима один остался на острове. И задержался Герман на побережье. А когда вернулся к морю, желая плыть на остров Соловецкий, то настала осень и дул студеный ветер, шел снег и неукротимое волнение было на море. И плавало в нем множество льдин. Томился он поневоле, желая добраться до острова, но не мог. И пришлось Герману зимовать на побережье.

А блаженный Зосима один на острове оставался. И сначала грустил по Герману, потом же возложил надежды свои на Господа, говоря: «Господи Боже мой, на Тебя уповаю, спаси меня! Ибо предан Тебе от юности моей и от чрева матери моей! И ныне, Человеколюбец, утвердил меня «на камне веры», ибо Тебе предал душу мою! Никогда не отступаешь от рабов Своих, но всегда в них пребываешь, Христе Свете Истинный! Не оставь же меня, раба своего, уповающего на Тебя!» И начал он еще усерднее подвизаться, слезами каждую ночь ложе свое омывая, постом и добровольными страданиями плоть угнетая и непрестанные молитвы вознося к Богу.

Видели же бесы себя поруганными и с острова изгоняемыми молитвами преподобного Зосимы и ополчились на него, и страшный грохот учинили, и двинулись на блаженного всею силою своею. Ибо никогда прежде, с тех пор как солнце светит в поднебесье и до прихода Савватия и Зосимы, не жили на том острове люди. И, скрежеща зубами, пришли нечистые духи к Зосиме. Одни из них в змей обратились, другие — в различных зверей, ящериц и скорпионов и прочих гадов, ползающих по земле. И все вместе на него устремились. Раб же божий Зосима нисколько их не испугался и не устрашился наглости их и коварства, но сказал им: «О злая вражья немощь, если имеете на меня власть от Бога, делайте что хотите! Если же нет, то напрасно трудитесь, ибо ничем от любви Христовой меня отлучить не сможете!» И, осенив себя непобедимым оружием — знамением животворящего креста, начал читать: «Да воскреснет Бог и расточатся враги Его и да бежат от лица Его все ненавидящие Его! Так, как исчезает дым, да исчезнут!» 8 — и вся вражия сила исчезла. Святой же, воздев к небу руки, возгласил: «Боже вечный, Царь безначальный, Создатель всего мира! Молю Тебя, раб Твой, избавь меня из уст пагубного змея, алчущего пожрать меня и заживо в ад свести, и сохрани от всякого коварства человекоубийцы-дьявола! И заступлением святых Твоих направь меня по пути, которым достигну единения веры и разумения Единосущной Троицы — Отца и  Сына и  Святого  Духа,  ныне

и всегда и во веки веков! Аминь». И с тех пор преподобный Зосима получил власть над нечистыми духами.

Прошло немного времени, и стал он испытывать нужду в пище. Это его немного заботило, но потом возложил он упование на Господа Бога, говоря в сердце своем: «Возложи на Господа печаль твою, и Он тебя напитает во веки» 9. И в скором времени, когда молился он в келье своей, пришли к нему два мужа, светлые образом, и влачили за собой сани, полные хлеба, муки и масла. И сотворив молитву, и получив у преподобного благословение, сказали ему: «Возьми у нас, господине отче, хлеб, и муку, и масло и оставь у себя. А мы, если Бог повелит, через некоторое время вернемся к тебе».

Старец же голодал в течение долгого времени, ожидая мужей тех. Но они так и не пришли. И тогда понял он милосердие Божие, пославшего ему пропитание. И прославил он Человеколюбца Бога за всю милость Его, что не презрел раба своего, на Него уповающего. Когда же наступила весна, приплыл старец Герман, а с ним человек по имени Марк. Был он в рыбной ловле искусен. И привез с собой много рыболовных снастей и другого снаряжения, нужного для устроения монастыря. Был он для этого весьма пригоден. В скором времени приплыли еще люди на остров. Был среди них инок по имени Феодосии. Пришел он к преподобному Зосиме, желая жить с ним в обители. Имел же он священнический сан. Святой с великой радостью принял его и прославил Бога, удостоившего его жить вместе с братией. И повелением преподобного постриг Феодосии Марка в иноческий образ и дал ему имя Макарий. И потом многие иноки стали приходить на остров, желая вместе с Зосимой подвизаться. Святой же принимал их с радостным сердцем, говоря: «Влады-ко Господи, призри с неба, увидь и посети место это, которое сотворила десница Твоя!»

И начали они деревья рубить и келий строить. Потом же и небольшую церковь воздвигли и трапезную к ней пристроили на том самом месте, где старец увидел сияние невыразимого света и храм, высившийся над землей. Поставили же они церковь во имя Святого Преображения Господа нашего Иисуса Христа. Потом, посоветовавшись с братиею, посылает он одного из иноков в Великий Новгород архиепископу Ионе, чтобы получить у него благословение и испросить священную утварь и антиминс для освящения храма и прислать игумена, чтобы тот освятил церковь и пекся о братии. И тот скоро снарядился, по благословению святого, и в путь отправился. И молитвами преподобного благополучным было его плавание до самого Новгорода.

 И придя к архиепископу, испросил инок у него благословения. Архиерей же благословил его и спрашивает: «Откуда ты, инок, и ради чего к нам пришел?» Отвечал же ему монах: «Владыка святой, новый храм построен на острове морском во владениях твоих. Благослови же освятить храм во имя Преображения Господа нашего Иисуса Христа и дай нам антиминс! И поставь нам игумена твоим благословением!» Архиепископ же сказал: «Брат, но кто может жить там, вдали от людей? Близко там земли иноверцев — Мурманская и Каянс-кая, как же будет там церковь стоять?» Потом, поразмыслив немного, говорит: «Невозможно это для людей, но все возможно для Бога. Если Бог захочет, то все свершится. Наше дело начать, а Божие совершить. Да будет имя Господне благословенно отныне и до века!»

И повелел дать антиминс для освящения церкви. И избрал некоего инока по имени Павел, саном священства постоянно украшенного, и дал им в игумены. И поучил его Богодух-новенными словами, как пасти Христово стадо словесных овец и иметь прилежное попечение о душах их. И, повелев дать им все необходимое в дорогу, отпустил их с миром. Они же, получив благословение, вскоре в путь отправились и через небольшое время, всего дней за сорок, достигли, молитвами преподобного, острова Соловецкого. И передали блаженному Зосиме святительское благословение. Он же радостною душою прославил Бога, ибо получил исполнение желания своего.

Игумен же Павел освятил церковь во имя Святого Преображения Господа нашего Иисуса Христа. И возрадовался преподобный духом о величии Божием и вместе с игуменом и братией непрестанные молитвы воссылал Господу и Пречистой Его Матери. И подвизались они постом и молитвами, а также трудами многими: возделывали землю, рубили деревья для устроения монастыря, а иногда кололи множество дров и, приготовив морской рассол, соль варили. Отдавали ее купцам, приплывающим к острову, а взамен получали различные орудия для нужд монастырских. Выполняли они и другие работы. Также и рыбу ловили на море и на озерах. Много же озер было на острове — семьдесят, а то и более. Благоугод-ное это было место для монастыря!

Всей же братии вместе с игуменом и блаженным Зосимой было в обители 22 инока. И каждый с таким усердием нес свое послушание, словно это была одна душа, в разных телах подвизающаяся. Видели же бесы себя в таком поругании и уничижении от преподобного и от всей братии и начали сеять смуту: досаждали всякими кознями и хулою, призра-

ками и прельстительными видениями. Но досадить им ничем не могли. Тогда они напустили на иноков неких людей неразумных, на погибель  их  душам.   И  сильно  те люди

 братию притесняли и не давали рыбу ловить. Угрожали они и святому, говоря: «Зачем, монах, ты селишься здесь? Это отцовское наследство наших бояр!» Также и карельские люди на озерах и вокруг рыбу ловили и много инокам досаждали, говоря: «Это наша отчина, карельская земля!»

Святой же в ответ только молился: «Господи Владыко Человеколюбец, как говорит пророк Давид в третьем псалме: «Господи, что умножились притесняющие меня? Многие восстали на меня и говорят душе моей: нет Тебе спасения! И многие скорби наносят рабам Твоим, уповающим на Тебя» 10. И говорил он Герману: «Это, брат, бесовские козни против нас злых людей возбуждают». Герман же отвечал: «Отче святой, необходимо хранить терпение и пребывать в молитве, и знаю, что не оставит Господь моления рабов Своих, боящихся Его». И крепко святой вооружился терпением и молитвами против невидимых врагов. Нечистые же духи, видя погибель свою, не могли приблизиться к нему и причинить вреда. И тем сильнее подстрекали они против него злых людей, ибо надеялись, лукавые, что не вытерпит он человеческих оскорблений и уйдет с острова. Но сбылось сказанное в псалмах: «Те повержены были и пали» и, — крепкого же столпа поколебать не смогли.

Раб же Божий Зосима, как непобедимый воин, еще крепче сражался с врагами благодатью Христовой, днем и ночью всегда пребывая в пении псалмов и песен духовных, поя Господу в сердце своем: «На Тебя, Господи, уповаю, да не буду посрамлен во веки!» И прибывала ему помощь Божия. Собиралась же братия Христова, и обитель разрасталась. И следовали иноки во всем своему пастырю, преподобному Зосиме: в смирении и в терпении, в постах и в беспрестанных молитвах, и во многих трудах. А игумен Павел, присланный архиепископом, не смог вынести тягот пустынножительства и, прожив там несколько лет, ушел восвояси. И по совету преподобного избрали они другого игумена, по имени Феодосии. Но и он немного лет подвизался пустынным подвигом и тоже покинул монастырь и ушел, куда глаза глядят.

Тогда решили преподобный Зосима с братией, что игумен должен быть поставлен из числа иноков, постоянно живущих в обители. Был среди них старец Игнатий, усердно подвизавшийся и умудренный годами, здесь же принявший постриг и имевший сан диакона.

Его-то и хотел преподобный видеть игуменом или же того, кого изберет братия. Но никто из иноков, подражая смиренномудрию своего духовного отца, не осмеливался принять этот сан. И, посоветовавшись, обратилась вся братия к Герману, говоря: «Господине отче, ты первым пришел с Зосимою на место это святое, и нет у нас другого поручителя, кроме тебя. Скажи ему, что все мы пришли сюда с любовью к истинному целомудрию, услышав о добродетельном его житии, чтобы его святостью руководиться спасению. И то, что видим теперь, убеждает нас еще больше, чем то, о чем слышали. Так скажем ему об этом, что никто из нас не может управлять на этом месте святом, кроме того, кому это предназначено Богом, а не людьми».

Герман же пришел к преподобному и передал ему все, что услышал от братии. Но Зосима из-за своей кротости и смирения никак не хотел принимать рукоположения. Братия же сильно настаивала и понуждала его, говоря: «Если не хочешь быть рукоположен, то все мы разойдемся отсюда, и ты воздашь ответ Богу в День Судный о душах наших!» И против своей воли преподобный повиновался их желанию. Они же возрадовались единодушно о согласии святого. И некоторые из братии заторопились в Великий Новгород к архиепископу просить Зосиму себе на игуменство. И испросив у святого благословение, отправились в путь. И в скором времени пришли в Новгород к архиепископу Ионе и, получив благословение, сказали ему: «Владыко святой, монастырь наш впервые устраивается, а игумена нет». И говорит им архиепископ: «Какой же это монастырь, если игумена нет? Сколько же братии в вашем монастыре?» И отвечали ему: «Господин наш владыко, нас сорок иноков». И спросил он: «А нет ли среди братии такого, кого желали бы себе в игумены?» Они же отвечали ему с готовностью: «Владыко святой, есть у нас таковой — основатель обители нашей. Зовут его Зосима. Много просили мы его, но не внимал он прошениям нашим. Если изволит твое святительство, пошли за ним! И когда придет он к тебе, сам скажи ему свое повеление!» Архиепископ на это ответил: «Возвращайтесь и передайте ему, чтобы шел ко мне немедля». И дал им письмо для Зосимы. И вернулись они вскоре в монастырь и передали преподобному послание от святителя вместе с его благословением. Написано же в нем было следующее: «Сыну нашего смирения и старцу Зосиме. По получении нашего послания приходи к нам без промедления, по нашему благословению. Имеем к тебе дело».

Святой    же    сказал    об    этом    Герману

и братии и прочитал им святительское послание. Потом, помолившись и положившись на волю Господню, отправился в путь. И взял он с собою некоторых из братии. Было же их плавание по морю, по рекам и по озерам благополучным. И приплыли они вскоре в Великий Новгород. Приходит же преподобный Зосима к архиепископу. Святитель его благословил и, повелев сесть, начал подробно расспрашивать о Божественном Писании и о доступности острова Соловецкого, и об устроении монастыря. И Зосима поведал все о себе и о своем пришествии на остров. Архиепископ и прежде слышал о преподобном, но теперь по виду блаженного и по разумности его ответов понял, что он воистину святой. И освятил его священническим саном и поставил игуменом Спасского Соловецкого монастыря, сказав пришедшей с ним братии: «Вот вам игумен. Примите его как образ Христов — с полным послушанием и повиновением!» И дал он игумену Зосиме на устроение монастыря золота и серебра, церковные сосуды и ризы, и все, что нужно в дорогу. И, благословив, отпустил их с миром.

И многие из новгородских бояр дали блаженному в монастырь немало всякого добра, сосудов и одежд церковных, серебра и жита. Иные же обещали помогать его монастырю, ибо прошел слух о добродетельном его житии, и имя его всем стало известным. Ведь сказал Господь: «Славящих Меня прославлю». Также и псалмопевец Давид говорит: «Волю боящихся Его Господь исполняет» ". И помолился преподобный в соборной церкви святой Софии и всем святым церквям поклонился и отправился в свой монастырь. И Божией благодатью благополучно на Соловки возвратился.

Герман же и вся братия вышли на берег встречать преподобного. И приветствовал их Зосима Христовым целованием и всех благословил. И вошли они в церковь святого Преображения Господа нашего Иисуса Христа, и дьякон сотворил ектению за православных князей и архиепископа и за всех православных христиан. Потом вошли в трапезную и передали послание архиепископа братии. И был возведен Зосима на игуменское место. И поучил он братию довольно, и все в свои келий разошлись. Когда же наступил вечер, повелел игумен Зосима священникам и дьякону готовиться к Божественной литургии, ибо хотел он и сам причаститься Пречистого Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа и совершить божественную службу, как говорит Владыка Христов: «Ядый мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем» 12.

Повелел же он келарю перенести из ладьи все, что подарили им в Новгороде христолюб-

 цы для нужд монастырских и для устроения церковного. И после заутрени пошел он вместе с другими священниками в святую церковь, и начали они Божественную литургию. И когда преподобный Зосима причащал их Боже-, ственных Тайн, увидели священники и братия, что лицо его, как у ангела, просветилось, и вся церковь наполнилась благоуханием. Братия же возрадовалась этому чудесному видению и восславила Бога, прославляющего своих святых.

И когда закончилась божественная служба, пришли в церковь некие торговые люди. Игумен Зосима благословил их и дал им просфору и пригласил на общую с братией трапезу. Они же, приняв просфору, пошли к своей ладье за некоей надобностью. И неведомо как выпала просфора у них из-за пазухи. Искали они ее и, не найдя, весьма опечалились. Зосима же, придя в трапезную и воссев на игуменском месте, увидел, что нет приглашенных мужей, и повелел келарю послать за ними. Послал же инока по имени Макарий. И быстро пошел он к лодке, а с ним выбежал пес из монастыря. Пробежал пес немного вперед и вдруг поднял там сильный лай. Пытался он что-то схватить на дороге зубами — и не мог. Видел Макарий, как пес бросился вперед, отскочил, бросился опять. Поспешил инок к тому месту и, приблизившись, увидел огонь, из земли исходящий. А пес, обернувшись к нему, с большей яростью метнулся, стремясь ухватить что-то зубами, но сильное пламя отогнало его. Подбежал Макарий и нашел на том месте просфору, которую дал преподобный купцам в благословение. Подобрав, он спрятал ее, но не покидал его ужас от этого огненного видения.

Придя же к ладье, передал он купцам приглашение, а потом их спросил: «Что вы потеряли, возвращаясь из монастыря?» Они же ответили: «Просфору — благословение игумена вашего». Макарий вынул ее и говорит: «Эту ли?» Они же отвечают: «Да, эта и есть». И спрашивают инока: «Скажи, нам, отче, видели мы, как что-то тебя на пути задержало и как пес, разъяряясь, хватал пламя зубами, пока ты не пришел». Макарий же рассказал им все, что увидел.

И пришли они в трапезную, неся все необходимое для братии. Благословил их игумен и спрашивает: «Что же, о чада, вы так задержались?» И спросил у инока: «Макарий, отчего промедлили столько?» Макарий, пав, поклонился ему до земли и все рассказал преподобному, что видел своими глазами. То же и купцы повторили. Сказали тогда блаженный и братия: «Верен Господь во всех словах Своих и праведен во всех делах Своих — один, чудеса

творящий!» И словно одними устами они прославили Бога.

Преподобный же Зосима, движимый Божи-ей благодатию, с еще большим усердием труды к трудам прилагал, радуясь духом и к вышнему ум устремляя. И повелел он строить большую церковь — святого Преображения Господа нашего Иисуса Христа — на том месте, где было ему видение божественного луча.

Заложили церковь и начали строить. И налетели на строящих комары и мошки и сильно их донимали. Они же развели небольшой костер для дыма, чтобы отгонять мошкару. И сделав сруб уже до порога церковных дверей, решили отдохнуть во время полуденное. И неведомо как приблизился к церкви огонь, разгорелся и сжег всю до основания. Смутились строившие ее иноки и говорили: «То Бог не велит нам возводить большую церковь». Но ответил им преподобный Зосима: «О чада, эта напасть от лукавого, он нам пакости творит. Мы же не перестанем ради Христа подвизаться». И повелел ударить в било. Собралась вся братия, и начал он петь молебен Господу и Пречистой Его Матери. После молебна освятил воду и окропил место и строителей будущей церкви. И, благословив их знамением Животворящего Креста, сам положил ей начало. Так, сделав все по обычаю, мастера приступили к работе. И через небольшое время, когда в полдень они отдыхали, многие из братии слышали стук строящих церковь, как будто рубят и тешут невидимо. Слышали это не раз и не два, но множество раз, ибо посылалась им Божия помощь молитвами преподобного Зо-симы. И, благодатью Христовою, в скором времени построили они церковь Преображения Господа нашего Иисуса Христа.

Потом начали строить большую трапезную, так как братия умножалась и не могли уже в старой помещаться. С восточной же стороны от трапезной стали возводить церковь во имя Честного Успения Пречистой Владычицы нашей Богородицы. Так, с помощью Божией и Пречистой Его Матери и молитвами угодника, преподобного игумена Зосимы, обитель распространялась и место заселялось, и умножалась во Христе братия. Приходили священники, и дьяконы, и клирики и божественные службы здесь совершали. Строились келий многие, и поварня, и пекарня, чтобы не было ни в чем им нужды. Все это совершалось благодатию Христовою и поспе-шением Святого Духа.

Блаженный же Зосима еще более предавался духовному деланию, труды к трудам прилагая и к вышнему устремляясь. Как в Писании сказано:  «Стремился и нашел путь, радуясь

и шествуя без преткновения по стопам Владыки своего, вышних ища и ум к небесам устремляя, и предупреждением помыслов страстных сердце всегда очищая» 13. И проводил все ночи, стоя на молитве. Казался же для всех, из-за добродетельного жития, подобным ангелу, сущему во плоти. Разнеслась о нем слава повсюду, и многие приходили к нему из разных мест, желая жить вместе с ним и слышать из уст его слово спасения. Как олень стремится на источники вод, так стремились к нему любящие Бога и ищущие спасения душам своим 14. И святой не только учил их, но и во всех делах был примером для паствы, исполняя сказанное в Евангелии: «Блажен, кто сотворит и научит, тот большим наречется в Царствии Небесном» 15.

Порядок в своем монастыре Зосима установил по иерусалимскому уставу 16. И учил братию хранить все заповеди по Божественному Писанию и Предание святых апостолов, и святых отцов семи Вселенских Соборов непреложно блюсти, и устав иноческого жития соблюдать неизменно, переданный Антонием Великим, Евфимием, Саввой, Феодосием, Па-хомием и другими преподобными отцами, за ними следовавшими. Этому же и преподобный Зосима учил, во всяком деле показывая пример стремления к вышнему. Братия, как благо-плодная земля, семена принимающая, повиновалась святому во всем и послушания исполняли, видя чудное его житие — терпение и смирение нелицемерное, пост и беспрестанные молитвы с умилением. И так они жили, своими трудами пищу себе добывая, и доныне живут так, благодатию Христовой и Пречистой Его Матери, в мире и благополучии. Мы же к прежнему возвратимся.

Через несколько лет вспомнил преподобный Зосима о блаженном Савватии, который прежде здесь подвизался в трудах и в посте, и в терпении, и во многих добродетелях, а теперь его мощи лежат в пустынном месте. И созвал он на совет братию и сказал ей: «О братия, как же прельстились мы в этом деле по неразумию!» И когда говорил он, пришли иноки, посланные на службу в Новгород, и принесли послание с Белого озера — из дома Пречистой Богородицы Кириллова монастыря, написанное игуменом и братиею. Говорилось в нем следующее:

«Возлюбленному во Христе — благодать и милость от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа — духовному настоятелю бо-голюбивому игумену Зосиме со всею во Христе братиею радоватися.

Слышали мы от людей, приходящих из вашей стороны, о том острове Соловецком, что

недоступен он из-за морских бед и лишений для человеческого жительства с тех древних пор, как солнце светит в небе. Ныне же слышим от многих очевидцев, что Божиим изволением и молитвами Пречистой Богородицы и вашим о Господе усердием создана на острове обитель и собралось множество братии. И построен честной монастырь и воздвигнуты храмы Преображения Господа нашего Иисуса Христа и Успения Пречистой Его Матери. Все вы достойно устроили, но лишены одного дара — праведника того, что прежде вас подвизался и житие свое кончил в молитвах, трудах и посте, исполненного всяческих добродетелей. Как преподобные отцы в древности, так и этот блаженный Савватий удалился от мира и, всею душою Христа возлюбив, блаженную кончину свою принял в радости. Слышали об этом некоторые из нашей братии, бывшие в Великом Новгороде. Вот что поведал о нем некий христолюбивый муж по имени Иван: «Однажды, плывя к морю по Выге-реке, встретил я на берегу старца по имени Савватий, жившего отшельником на Соловецком острове. И удостоил меня Бог похоронить вместе с игуменом Нафанаилом святое его тело у часовни близ Выга-реки. И его молитвами творит Бог предивные чудеса». Рассказал он и о своем брате Феодоре, который лишь поклонился гробу преподобного Савватия и был его молитвами от страшной смерти в море спасен. Много же и других чудес и знамений происходит у гроба святого.

Пишем же вашему преподобию то, что мы о нем слышали, потому что и сами были свидетелями добродетельного его жития, ибо прежде блаженный Савватий жил в Доме Пречистой Богородицы Кириллова монастыря. Ныне же даем вашей святости духовный совет: не лишайте себя такого дара, уготованного вам от Бога, но скорее идите и перенесите мощи святого в свой монастырь. Там, где он многие годы телесно трудился, пусть и святые мощи его лежат.

Здравствуйте во Иисусе Христе в вечную жизнь и поминайте нас в ваших молитвах, как боголюбцы! Пусть освободит и нас Господь Бог от всех напастей молитвами своего угодника, преподобного Савватия!»

Игумен же Зосима, прочтя послание из Кириллова монастыря, возрадовался душою и вместе со всею во Христе братиею возблагодарил Господа. Сказали же все они, словно одними устами: «Не от людей, это послание, а от самого Бога, прославляющего Своих святых!» И тотчас со множеством братии стал он готовить суда к морскому плаванию. И велел ударить в било и начал служить молебен Гос-

 поду и Пречистой Его Матери, чтобы Человеколюбец Бог помог им обрести желаемое по милости Своей. И, совершив молебен, обратился ко братии, говоря: «Благословите меня, святые отцы, и молитесь все вместе, да устроит Господь нам путь по Своему милосердию!» И подул попутный ветер. Отплывая, поручил он оставшейся братии: «Если в пути не замедлим и скоро назад возвратимся, — значит, обрели искомое. Вы же поставьте наблюдателя и внимательно за морем следите. Когда по его сигналу увидите паруса, тогда все, священники и братия, выходите навстречу со свечами и ладаном». Сказав это, Зосима пошел к лодке и отправился в путь. И молитвами того, кого он искал, было его плавание благополучным.

На второй день пути приплыли они к месту, где был похоронен блаженный Савватий. Выбрав удобное время, когда им никто не мешал, раскопали могилу и обрели гроб с мощами святого. Увиденное же их изумило! Воздух наполнился несказанного благоухания, словно от мирра драгоценного. В полном недоумении открыли они гроб и обрели тело блаженного Савватия целым и невредимым, ибо хранил Бог угодника Своего. Но и ризы его были будто вчера надеты! О дивное чудо, братия! Столько лет в земле пролежал — и даже риз его тление не коснулось!

Преподобный Зосима, видя такое Божие человеколюбие, воскликнул со слезами умиления: «Велик Ты, Господи, и дивен в делах Твоих, Премудростию все сотворив!» 17 И, припадая, целовал мощи святого и молил его: «Избранник Божий, святой Савватий, великое имеешь к Богу дерзновение! Даруй нам перенести святые твои мощи к ожидающему тебя словесному стаду Христовых овец на место, где ты много лет потрудился!»

И молитвами преподобных Савватия и Зо-симы подул попутный ветер. Возрадовался духом раб Божий Зосима, видя, что помогают ему молитвы святого Савватия. И, взяв гроб с честными мощами святого, перенес его на судно. Подняли паруса и с Божией помощью вскоре достигли обители, за один только день. Когда они подплывали к острову, увидели их из монастыря — и вся братия Соловецкая со свечами и кадилами вышла встречать честные мощи святого. Вынесли их из судна с почетом, положили на ложе и с псалмопениями внесли в святую церковь Преображения Господа нашего Иисуса Христа.

И до утра молился Зосима мощам преподобного старца. Утром же они совершили погребальное пение — и многие страдавшие различными недугами, приходя с верою, целовали мощи святого и получали исцеление. И воз-

вращались к себе в здравии, радуясь и благо-ларя Христа Бога и Пречистую Его Матерь, таким даром почтивших угодника Своего. Братия же, видя многие чудеса, совершающиеся от гроба преподобного, радовалась обретению такого «бисера многоценного», приносящего плод душевного спасения. Выкопали могилу за алтарем церкви Успения Пречистой Богородицы и с псалмами и песнопениями достойно похоронили святые мощи преподобного Сав-ватия, где лежат они и до сего дня, подавая исцеления всем, с верою приступающим.

Раб же Божий Зосима стал еще большим подвигам предаваться, «Всевышнего избрав прибежищем своим» и жизнь ведя весьма суровую. Соорудил гробницу над мощами преподобного Савватия и поставил в ней иконы Спасителя и Пресвятой Богородицы для приходящей на поклонение братии. И повелел свечу над гробом поставить. И договорился с братией заказать образ преподобного Савватия и поставить в гробнице его. И в скором времени привезли икону из Новгорода от известного купца Ивана и брата его Федора. Имели они к Соловкам большую веру с тех пор, как Иван вместе с игуменом Нафанаилом похоронил на Выге честное тело святого...

И после этого раб Божий Зосима немало лет пребывал во многих трудах и строгом посте. А злые люди, подстрекаемые дьяволом, много вреда причиняли его обители, думая оскорблениями и насилием прогнать его с этого места святого. И решил блаженный, по совету братии, идти в Великий Новгород и просить у архиепископа помощи от обижающих и притесняющих его монастырь. И стал он готовиться к плаванию. Повелел ударить в било и, когда собралась братия, отслужил молебен Господу и Пречистой Его Матери, призывая на помощь и блаженного Савватия, чтобы способствовал своими молитвами. Взяв с собою некоторых из братии, Зосима отправился в путь. И благополучным было его плавание по морю, по рекам и по озерам.

Приплыл он вскоре в Великий Новгород и пришел к архиепископу. Святитель благословил его и стал расспрашивать о братии и о монастырском устроении. Поведал же Зосима обо всем и, поднявшись с места, поклонился архиепископу до земли и просил его: «Господин мой и владыко святой, будь к нам милостив! Заступи от оскорблений злых людей, сильно нас притесняющих! Приплывают к нам слуги боярские и многие обиды чинят. Не дают нам рыбу ловить вокруг острова и другое совершают насилие, желая разорить это место и изгнать нас». Отвечал ему архиепи-

 скоп: «Отче, готов я, с Божией помощью, помогать твоему монастырю. И расскажу об этом первым боярам, что правят городом». Зосима, поклонившись владыке, вышел. И, приходя к боярам, просил их о том же. И все они с большим усердием обещали помогать его монастырю.

И пришел он к боярыне по имени Марфа просить защиты от ее людей, приходящих на остров и много зла приносящих его монастырю. Хотел рассказать ей Зосима о тех обидах, которые творят ее слуги, но Марфа, узнав, зачем пришел святой, разгневалась и приказала прогнать его из дома и не пожелала принять его благословения.

Ушел раб Божий, нимало не смутившись перед лицом неправды, вспоминая сказанное в Евангелии: «Если где войдете в дом, говорите: мир дому сему; и если достоин будет мира, то мир ваш пребудет на нем; если же нет, то снова к вам возвратится, — выходя же оттуда и прах от ваших ног отрясите во свидетельство им» 18. И, покачав головою, сказал бывшим с ним инокам: «Вот, приближаются дни, когда не ступят более жители во двор дома сего и затворятся двери его и более не отверзутся — и будет двор их пуст». Сказав же это, замолчал. И сбылось сказанное угодником Бо-жиим во время свое. Но мы к прежнему возвратимся.

Игумен Зосима, снова придя к архиепископу, напомнил ему об обидах от боярских людей. Архиепископ же созвал к себе бояр и рассказал, как досаждают преподобному их слуги. И все бояре обещали помогать его монастырю и дали Зосиме грамоту на владение островом Соловецким и островом Ан-зером, лежащим в десяти верстах от Соловков, и островом Муксомой, лежащим в трех верстах. И приложили к грамоте восемь оловянных печатей: первую — владыки, вторую — посадника, третью — тысяцкого и пять печатей — от пяти концов Новгорода. И, запечатав, дали блаженному для подтверждения его прав. Архиепископ же всячески одарил преподобного и отпустил его с миром. И многие бояре дали его монастырю немало имущества, церковной утвари, одежд и хлеба. И обещали все с большим усердием и верою, что будут помогать монастырю.

Боярыня же Марфа раскаялась, что оскорбила преподобного, ибо слышала, что имеют к нему люди большую веру и делают в его монастырь немалые вклады. Узнала она, что этот муж весьма боголюбив и украшен добродетельным житием, и захотела у него принять благословение и иметь свою часть в приношении в дом святого Преображения

Господа нашего Иисуса Христа и Пречистой Его Матери. И послала к нему Марфа со многими просьбами, чтобы пришел и благословил ее. Была же она одной из самых знатных в Новгороде. В первый раз прогневалась Марфа на преподобного, говоря, что «он вотчину нашу отнимает». Но потом, поразмыслив, решила: «А что, если надолго прогневала раба Божия? Получу же у него благословение и молитвы — и пусть отпустит мне Бог прегрешение, которым в гневе согрешила перед угодником Его». И звала его со многими просьбами.

Пришел к ней Зосима, и получила у него Марфа со своими детьми благословение. И просила простить ей, в чем по неведению перед ним согрешила. И позвала преподобного на обед, и устроила пиршество. Возрадовались все приходу святого, ибо слышали о его богоугодном житии и о воздержании и очень ему дивились. Он же, с обычным смирением и кротостью, лишь немного к еде прикоснулся, ибо с детства любил безмолвие — не только за трапезою, но и везде. И, посмотрев на сидящих, Зосима вдруг удивился и опустил глаза, не говоря ни слова. И снова взглянул, но прежнее увидел и взором поник. И в третий раз поднял глаза, но видит все то же: сидят некоторые из пирующих на первых местах, а голов не имеют. Ужаснулся блаженный Зосима от такого видения и, вздохнув из глубины сердца, прослезился. И ничего не вкушал больше за трапезой, пока все не встали...

И обратился к нему Герман, тот старец, что пришел вместе с ним на остров Соловецкий: «Отче, не прогневайся на меня за то, о чем я тебя спрошу». Отвечал же Зосима: «Спрашивай о полезном». И сказал ему Герман: «Отче, почему ты во время обеда, посмотрев на сидящих, сразу взором поник и, взглянув на них снова, вновь глаза опустил и в третий раз то же сделал — и, покачав головой и вздохнув, прослезился и к еде не притронулся больше, хотя многое тебе предлагали?» Ответил ему блаженный: «Чадо, «трудного просишь», но если дал тебе Бог дерзновение об этом спросить, то и я от тебя не скрою непостижимых судеб Его, которые сбудутся во время свое. Но никому не говори об этом, пока не исполнится Божия воля. Видел я шестерых мужей, сидевших во главе этой трапезы, без голов. Видел это и сильно был изумлен и не мог ни пить, ни есть от такого ужасного зрелища. Никому же не говори о том, что я тебе рассказал!»

...Слышал я это от учеников святого. Но, желая узнать обо всем достоверно, расспросил еще старца Пахомия. И рассказал он все так же, как и ученики говорили, а я все точно записал.

Вернулись же Зосима с братией в свой монастырь на Соловки. А через несколько лет пристали купцы к острову и рассказали блаженному, как пришел к Новгороду благоверный великий князь Иван Васильевич19, самодержец всея Руси, со всею своею братиею и служащими ему царями и князьями татарскими и со всею силою. Собрал он на Великий Новгород войско неисчислимое и стал с ним в Руссе. И послал, по совету братии, двух воевод на Шелонь. Встретили их новгородцы со многою силою и дали сражение воеводам великого князя. И разбили те новгородцев, и взяли шестерых их старших бояр, а множество иных привели к великому князю. Он же одних в Москву отослал, а других покарал, чтобы и все прочие его страшились. А шестерым боярам: Дмитрию Исакову, Губе-Селезневу, Киприану Ар-зубьеву и иным трем—великий князь повелел отрубить головы. И возвратился в Москву. А через несколько лет снова пришел в Новгород «для осмотра». И забрал все, что с давних пор было вложено в великую церковь Святой Софии еще великим князем Ярославом Владимировичем и даже прежде его правления. И взял сокровища из всех городских церквей и казны из боярских домов. Владыку Феофила и всех знатных новгородцев с их женами и детьми в Москву свел, а боярыню Марфу и сына Феодора, с дочерьми и внуками, отослал в Нижний Новгород.

Вспомнили же тогда о видении игумена Зосимы за трапезою у боярыни Марфы, видевшего, что сидят мужи за столом, а голов не имеют, и пророчество преподобного о запустении дома ее, когда прогнала его Марфа. Так все и совершилось, как предсказал блаженный. Мы же к прежнему возвратимся. Преподобный Зосима, во многих трудах и посте пребывая, желая всегда помнить о смерти и о Суде Божи-ем и, скорбя, понуждал себя на духовное делание. Сделал он себе гроб и поставил его в сенях келий. И могилу себе выкопал своими руками. И каждую ночь выходил он из келий и до утреннего звона оплакивал свою душу, как умершую, над могилою. Ибо сказано: «Печали и скорби души взывают ко Господу и слезы страха Божия прилежно молят Господа»20.

И так проводил Зосима все дни иноческого жития в воздержании, не пожелав ни на один день и ни на одну минуту отрешиться от трудов и от славословия Божия, но предал всего себя Господу и образец всех добродетелей оставил живущим там инокам. Потом же понял блаженный, что пришло время идти ему ко Господу, и, призвав братию, сказал им: «Вот, дети и братия, время моей кончины приходит. Вас же оставляю Всемилостивому Богу и Его

 Пречистой Матери. Изберите себе, кого хотите, игуменом после меня». И вся братия ответила, словно одними устами: «О, если бы могли мы умереть с тобою, отче, нежели разлучиться! Но Божия на то воля. И если сообщил тебе Всезнающий Бог об уходе в обители вечные, то ради тебя может и нам дать пастырем и учителем того, кого Он захочет. И пусть тот будет нам наставник и вождь ко спасению. И да будут возноситься твои к Богу молитвы о нас, грешных! Господине отче, в нынешнем веке имеешь ты попечение о душах наших. Но молим тебя, не оставь нас, сирых, и после ухода твоего ко Господу, ибо имеешь дерзновение к Нему!» И говорили они со многим плачем и рыданием, слезами землю орошая. Блаженный же им отвечал: «Не скорбите, о чада, уже передаю вас Богу и Пречистой Его Матери. И если будут угодны дела мои Богу, то не оскудеет эта святая обитель до скончания века и еще более увеличится». Но только имейте друг к другу любовь и смирение нелицемерное, о странниках заботьтесь и о милостыни усердствуйте, без нее же никто не увидит Господа. А об игумене возложите заботу на Господа и на Пречистую Богородицу и на наше смирение. И пусть вам наставником вместо меня будет Арсений».

И сказал ему Зосима, вверяя монастырь и братию: «Брат Арсений, оставляю тебя настоятелем святой этой обители и наставником всей собранной во Христе братии. Но следи, брат, более всего, чтобы не нарушить устава монастырского, который имеет церковь Божия по правилам святых апостолов и святых отцов семи Вселенских Соборов! Да будет у вас соборное пение и чтение без суеты и со вниманием. За трапезою ешьте молча, благодаря Господа и слушая Божественные Писания. И соблюдай весь монастырский порядок, установленный нашим о Господе смирением,—и Господь Бог да направит стопы ваши к деланию заповедей Его, молитвами Пречистой Богородицы и всех святых, и преподобного старца, отца нашего Савва-тия. И Господь да сохранит вас и утвердит в Любви Своей! Я же, хотя ухожу от вас телом, но духом неотступно с вами пребуду. И пусть будет вам ведомо: если обрету от Господа благодать, то после моего ухода эта обитель весьма увеличится, и в любви духовной соберется здесь множество братии, и в телесных потребностях никаких не будет забот». Так, поучив их довольно и всех поцеловав Христовым целованием, отпустил их Зосима, каждого в свою келию. И одарил их молитвами и благословением запечатлел. Сам же, непрестанно славя Господа, в вечный путь готовился. И простер он руки, и осенил себя крестным знамением, и, перекрестившись и всех благословив, молвил: «Владыко

 Человеколюбче, сподоби меня стать справа от Тебя в последний день, когда приидешь во славе судить живых и мертвых и воздать каждому по делам его»21. Сказав же это, опустился на ложе —и предал честную свою душу в руки Божий. Скончался блаженный игумен Зосима, основатель Соловецкого монастыря, в год 1479 месяца апреля в 17-й день в день памяти преподобного отца нашего Симеона Персидского. И спеленали честное и трудолюбивое тело его. И с честью погребла его братия со свечами, кадилами и надгробным пением. И положили его в могилу, которую выкопал своими руками за алтарем церкви святого Преображения Господа нашего Иисуса Христа.

О явлении преподобного Зосимы

В девятый день после своего погребения явился блаженный одному из его учеников — старцу по имени Даниил. Стоял он на обычном своем правиле—и вдруг видит посреди монастыря целое полчище духов нечистых, темных бесов. И в воздухе их огромное множество, словно черного дыма. Долго наблюдал он, и пришел к нему наяву преподобный Зосима и сказал Даниилу: «Видишь, избежал я этих нечистых духов и злокозненных бесов. Много дьявольских сетей распростерто по воздуху, но помиловал меня Бог и к лику преподобных причислил. Вы же остерегайтесь их козней!» И, сказав это, сделался невидимым. Мы же слышали это от старца Даниила и прославили Господа за посещение святого. Как обещал он духом неотступно в обители пребывать, так и исполнял свое обещание.

О поставлении гробницы над гробом преподобного

На третий год после кончины святого построили ученики гробницу над его могилой. И поставили в ней образ Господа нашего Иисуса Христа и Пречистой Богородицы для поклонения братии и зажгли перед образами свечу. И приходили они каждый день ко гробу пастыря своего, молясь Владыке Христу и Пречистой Его Матери и к преподобному, как к живому, взывая.

Чудо святого, как явился он страждущим на море

Был некий старец по имени Митрофан. Принял он постриг в Муромском монастыре на Онежском озере и жил там. И вот что он мне рассказал: «В то время я жил еще в миру

и заботился о делах житейских. Однажды пошел я на весенний лов и много рыбы поймал, но заплыл очень далеко в море. Тридцать дней носили меня волны, и не видел я ни берега, ни острова. И поднялась страшная буря на море: ветер и грохот и лютые волны на нас устремлялись. И уже отчаялись мы в спасении из-за волн, обрушивавшихся на судно, и начали молить Господа Бога и Пречистую Богородицу и призывать на помощь разных святых. Но волны не прекращались. Тогда пришло мне на ум позвать на помощь блаженного Зосиму, основателя Соловецкого. И обещали мы дать на молебен и на обедню в храм Спаса на Соловках. И в ту же минуту вдруг оказался в нашей лодке старец, сидящий на корме. Набегали морские волны, стремясь накрыть наше судно. Но старец распростер подол своей мантии, прикрыв им обе стороны лодки,—и волны утихали перед ней. И так плавали мы много дней и ночей, носимые ветром. Старец же все это время сидел на корме, оберегая нас от волн и направляя до самого берега. А потом стал невидим. Мы же достигли тихой пристани, вышли на берег и рассказали друг другу о видении старца, ибо не все его видели, а лишь трое. И долго мы удивлялись, и прославили Бога, творящего предивные чудеса через своего угодника».

А это поведали нам жители деревни, называемой Шуя-река, лежащей близ моря. Некоторые из них, плывя по морю, попали в бурю. И, оказавшись в такой беде, начали молиться Всемилостивому Богу и Пречистой Его Матери и призывать на помощь начальников соловецких Зосиму и Савватия. И сразу же волны прекратились и море утихло.

И многим они являются на море и на суше, скорые в бедах помощники. Поэтому все живущие около моря и в других землях большую имеют к ним веру. И всех страдающих различными недугами и страждущих от духов нечистых приводят в монастырь и прикладывают к гробам, и вскоре они получают исцеление и возвращаются домой здоровыми. И все живущие вблизи моря большую веру имеют к монастырю Соловецкому, потому что видели от их начальников многие чудеса. И стали писать их иконы: и держали их у себя в домах и приносили в церкви Божий для поклонения всех православных христиан. Мы же, иноки, тридцать лет со дня их кончины не смели писать икон угодников Божиих. И не имели у себя образа преподобных, а Бог, ради них, творил такие предивные чудеса! Мирские же люди, православные христиане, большую веру к святым имея и молясь Христу Богу, святых его угодников на помощь призывая, невредимы пребывают от всех вражеских напастей, славу и благодарение воссылая Христу Богу.

 О явлении столпов огненных

Другой старец по имени Иосиф поведал нам следующее: «Однажды мне, плавая по морю, случилось пристать к острову, называемому Кузова, в тридцати верстах от Соловецкого острова. И стоял я в своем укрытии несколько дней из-за встречного ветра и волнения на море. В одну из ночей вышел из своего шалаша, поднялся на высокую гору и смотрел на море. И вижу: над Соловецким островом, прямо над тем монастырем светятся два огненных столпа, достигая до неба. Долго смотрел я и дивился. Спустившись с горы, рассказал об этом бывшей со мною братии. Они же так рассудили: «Это основатели монастыря, просветившиеся духовным светом, сияют из своих гробов. Это—столпы духовные, сурово подвизавшиеся во временной этой жизни молитвами и трудами, бдениями и постом, а ныне как светила сияют, предстоя вместе с ангелами Святой Троице». И начали молить Всесильного Бога и Пречистую Богородицу, и угодников их, преподобных Зосиму и Савватия, на помощь призывая: «О блаженные светильники, вы же непрестанно Христа славословите и несказанную славу Его ясно зрите! Но и чад своих не забудьте, получив от Бога награду за труд свой! Просветите наши сердца омраченные, с верою к вам приступающих! Да будем молитвами вашими хранимы, и да избавит нас от всех зол Христос, истинный Бог наш!»

Когда утром мы встали, тишина была на море. И, сев в лодки, за три часа добрались до острова Соловецкого. И прославили Бога и угодников его Зосиму и Савватия.

Чудо преподобного Германа

Соловецкого

о том, как явился он в Старой Тотьме священнику Григорию

В год 1613, 17 февраля в субботу, после пения вечернего правила священник Григорий возлег на ложе своем и читал молитву Ии-сусову. И пришел к нему старец и, став рядом с ним, говорит ему: «Встань и напиши мне тропарь, я Герман Соловецкий». Но тот, усомнившись, читал молитву Иисусову. И снова говорит ему явившийся: «И образ мой напиши! Встань, не поленись!» И сказав это, стал невидим.

В недоумении встал он с постели и читал Псалтырь. Потом сел и, взяв бумагу и чернила, начал писать—и, сам не ведая как, написал тропарь. И положил его на аналой, прочи-

тал каноны и лег отдохнуть. И когда читал он молитву Иисусову, во второй раз пришел к нему тот же старец и, взяв написанный им тропарь, посмотрел и сказал: «Так и надлежит тому быть». И говорит ему: «И образ мой напиши!» Тот же, недоумевая, не отвечал ничего, но только молитву Иисусову читал беспрестанно.

Старец же отворил двери дома его и указал рукой на место между церквами Благовещения Пречистой Богородицы и святых страстотерпцев Бориса и Глеба и говорит ему: «На месте этом поставь церковь во имя преподобных отцов Зосимы, Савватия и меня, Германа Соловецкого. Надлежит мне здесь проявить многие чудеса». И сказав это, ушел от него.

Священник же тот, встав утром, был в сильном смятении. И отслужив заутреню и литургию, принес тот тропарь к отцу своему духовному, священнику Досифею, и поведал ему о том все подробно. Тот же, услышав это и прочитав тропарь, говорит ему: «Держи веру к преподобному Герману».

И пришел священник Григорий к иконописцу по имени Симеон и попросил его написать иконы преподобных Зосимы, Савватия и Германа, соловецких чудотворцев. И рассказал ему, каким он видел Германа—подобного образом Александру Свирскому22. И написал тот иконы по воле его. Взял он изображение святых и поставил у себя в доме. И большую веру имел к преподобным Зосиме, Савватию и Герману, каждый день тропарь прибавляя к канону преподобным отцам.

В том же селении у некоего человека был

 сын по имени Иван, и занемог он болезнью сердечной. Пришел он к образу преподобного Германа, помолился и приложился—и получил исцеление. И после этого чуда многие люди стали иметь веру к преподобному Герману.

У иного человека был сын по имени Максим, одержимый лютым бесом. И привел он его к образу преподобного Германа, помолился и приложил его—и выздоровел тот от недуга своего. Тогда перенес священник Григорий образ преподобного Германа в Церковь, и многие люди приходили к нему и молились ему с верою.

Некая женщина по имени Феодосия, страдающая глазною болезнью, пришла к образу преподобного Германа, помолилась и приложилась—и получила исцеление.

У некоего человека по имени Марк отнялась левая рука и распространился отек по всему телу. И страдал он той болезнью полгода, много лечился, но не получил никакой пользы. И привели его к образу преподобного Германа, приложился к нему—и выздоровел.

Другой человек по имени Максим, сильно страдавший от головных болей, пришел к образу преподобного Германа, помолился, приложился—и получил исцеление.

У другого человека по имени Феодор выросла бородавка у левого глаза и закрыла ему весь глаз. Пришел он с верою к образу преподобного Германа, помолился, приложился—и исцелел.

И когда приходит кто к нему с верою, от многих скорбей, бед и болезней избавляет преподобный Герман святыми своими молитвами.

 

 «Жизнеописания достопамятных людей земли Русской»

 

Смотрите также:

 

История Карамзина  История Ключевского  История Татищева

 

Житие Александра Невского

Житие Стефана Пермского написанное Епифанием Премудрым

Житие Феодосия Печерского

Житие протопопа Аввакума им самим написанное

Житие инока Епифания

Житие Сергия Радонежского

"Житие отца Сергия…", рукопись 1853 года