ЖИТИЯ РУССКИХ СВЯТЫХ
Повести.Летописные сказания

 

Житие и подвиги преподобного Савватия Соловецкого

 

Было это в дни благочестивого великого князя Василия Васильевича Владимирского и Московского и великого князя Бориса Александровича Тверского и великого князя Федора Ольговича Рязанского в год 1436. На Архиерейском престоле тогда правил митрополит Фотий', по происхождению грек, а престолом в Новгороде владел архиепископ Евфимий Брадатый. В одном из Белозерских монастырей, в Кирилло-вом, жил инок по имени Савватий. А из какого он был города или селения и кто были его родители, этого мы не знаем точно. Ведь много лет прошло до нынешнего написания. И не смогли узнать, в каком возрасте он принял иноческий образ. Немногое нам удалось узнать от мужей боголюбивых и из бесед духовных от иноков, приходящих к нам с острова того. Вот то, о чем поведали они, для душевной пользы всех, кто хочет спасения душе и пожелает последовать добродетельному житию угодников Божиих.

Савватий, живя в Кирилловой обители и преодолевая все послушанием игумену и всей во Христе братии во всякой возложенной на него службе, еще и многим воздержанием и постом изнурял свое тело и побеждал страсти. Этим он всему воинству бесовскому и самому дьяволу много досадил. Был же Савватий любим и почитаем иноками всеми и самим игуменом обители той за многое его послушание, кротость и смирение. И был он для них примером во всех добродетелях и правилах иноческого жития. И начал стыдиться этого, говоря: «От людей славу принимаете, а славы, которая от Единого Бога, не ищете»2. Ибо, много лет живя в монастыре том, всегда стремился блаженный Савватий к Небесному жительству, как сказано пророком: «Блажен человек, которого сила в Тебе и у которого в сердце стези направлены к Тебе. Проходя долиною плача, они открывают в ней источники»3.

И начал просить игумена сам и молитв

братии, чтобы отпустил его с благословением. Ибо слышал он от странников такой рассказ: «Есть в Новгородской земле озеро, называемое Ладожским. Лежит на том озере остров, именуемый Валаам. А на острове том стоит монастырь во имя Преображения Господа нашего Иисуса Христа. И пребывают в нем иноки в трудах неустанных. И от трудов своих рук пищу себе добывают, песнопения же и молитвы беспрестанные принося Богу».

От этого известия уверился раб Божий Савватий в своем желании там поселиться. И в скором времени исполнилось боголюбивое желание его. Пришел он, по промыслу Божьему, в названный тот монастырь, Святого Спаса на Валааме, и был принят игуменом в братиею. И прожил в нем Савватий немало времени, с братиею в трудах пребывая и к трудам труды прилагая. И тоже любим был всеми за многое смирение, терпение и кротость. И изнурял он тело, чтобы плоть поработить духу,— и недостаточно было ему этого подвига. Но когда усмирил ее до конца, явился жилищем Святого Духа.

Видели же его в таком делании игумен и братия обители той, столько времени неуклонно в трудах пребывающего, и дивились и говорили друг другу: «Что же нам делать? Видим, как муж этот подвизается и с большим усердием работает здесь без всякого прекословия, словно некий раб, не имеющий выкупа. Воистину он раб Божий и великий делатель заповедей Его».

Услышал же разговоры эти блаженный Савватий и тяжко ими опечалился. Ибо всего более ненавидел похвалы человеческие. И говорил себе: «Что мне делать? Ведь за свои грехи предал себя тому же осуждению, что и прародители в раю. Но сам Владыка Христос нам путь показал и заповеди оставил. Будучи богат, ради нас обнищал, чтобы мы его нищетою обогатились. Подобает же нам хранить повеления и заповеди Его как можно крепче. Говорит Он пречистыми Своими устами:  «Если хочет кто за Мною  идти,  пусть

возьмет свой крест и следует за Мной»4. Лучше уйти мне отсюда, чем принимать почет и похвалы и душе успокоение от мне же подобных людей. Ибо напрасен тогда труд мой будет, если, изнурив тело, награды лишусь». Но как же может укрыться город, на вершине горы стоящий, но всем бывает виден, так же добродетельных мужей богоугодное житие не может утаиться. Ибо они взывают ко Господу втайне, а Бог их делает явными. Ведь Он говорит: «Прославляющих меня—прославлю»5.

Видя почитание от игумена и от всей братии, скорбел душою блаженный Савватий и помышлял о подвиге безмолвия. Слышал же он от местных жителей о том, что в море-океане есть остров, называемый Соловки. От земли удален он двумя днями плаванья. В окружности, говорили, имеет верст сто или более, а в длину верст около тридцати. Много озер на том острове, а в них водится рыбы великое множество. Приплывают туда с берега местные жители, ловят рыбу и на морского зверя охотятся и с добычей домой возвращаются. Вершины гор его покрыты бором, а долины—различными породами деревьев и ягодой многообразной. Растет на нем немало огромных сосен. Для жительства всем тот остров благоугоден. Преподобный Савватий, услышав об этом, проникся любовью к безмолвию в сердце своем и решил идти туда, вспоминая изречения псаломские: «Далеко удалился бы я и оставался бы в пустыне, надеясь на Бога, спасающего меня»6. И начал просить с молитвой игумена и всю братию, чтобы отпустили его с благословением на поиски острова того. Они же не вняли его просьбам и не захотели отпустить старца из-за добродетельного его жития. Ибо они понимали, что он истинный «раб Божий». В облике и делах его видели они для себя образ Божий и потому большой утратой считали уход праведного. А в нем сильнее сердце разгоралось желанием уйти на остров и обрести там Богом дарованный покой, чтобы сказать с Давидом вместе: «Вот покой мой, здесь поселюсь. Возвратись, душа моя, в покой твой, ибо благоволил тебе Господь»7.

И пребывал в монастыре еще недолго и размышлял, как бы ему добраться до острова того. Но поскольку не смог умолить игумена и братию, чтобы отпустили его с молитвою и благословением, то положился на Божью волю. Сказал он: «Как угодно Богу, пусть так и будет! Благословенно Имя Господне отныне и до века!» И осенил себя крестным знамением, говоря: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий и Слово Отчее! Не пришел спасти праведных, но призвать грешных на покаяние. Настави меня, Господи, на путь, им же пойду! Ибо Тебе

отдал душу мою, и спаси меня, на Тебя уповающего!»8 И утаившись от всех и в молитвах к Отцу Небесному пребывая, положившись на волю Божью, вышел из монастыря. И в путь к морю отправился, разгораясь любовью к безмолвию.

Было же от Валаамского монастыря до моря верст семьсот или более. И сопутствовала ему Божья помощь, и храним был действием Святого Духа, и до самого моря направляем благодатью Христовой. И стал он расспрашивать поморских жителей о Соловецком острове и насколько удален он от берега. Поведали же ему местные жители, напротив острова того жившие, что лежит этот остров неблизко, но что, плывя при попутном ветре, за два дня его достигают. А блаженный Савватий со многим усердием их подробно расспрашивал. И те жители поняли, что хочет он там поселиться. И сказали ему: «О старче, велик тот остров и пригоден во всем для обитания людей. Многие годы пытались там люди селиться, но жить не смогли из-за опасности мореплаванья». И другие ему говорили: «Если здесь тебя видим, монах, в совершенном убожестве и нищете, то откуда там ты будешь получать пищу и одежду? В таковых сединах многолетних ты ведь ничего не можешь делать, чтобы там жить. А в нашем крае сильные холода!» Отвечал же преподобный Савватий: «Я ведь, о чада, такого имею владыку, Христа—Сына Бо-жия, меня укрепляющего, естество мое юношеским сотворяющего, и младенцам прежде старости зрелый возраст подающего, убогих обогащающего, голодных насыщающего, нагих одевающего. Ибо Всеведущ Он и все устраивает на пользу всем боящимся Его и хранящими заповеди Его. Однажды пятью хлебами Он насытил пять тысяч человек, не считая женщин, и оставшихся кусков двенадцать полных коробов собрали ученики Его. Потом же снова семью хлебами четыре тысячи насытил, и семь корзин собрали. В другой раз из воды вино Он сделал»9.

И, слушая речи святого, люди, имевшие разум, дивились Божьему человеколюбию и мудрости учения его. Другие же, не имевшие и помысла благого, над ним насмехались и оскорбляли его за мнимое неразумие. А он продолжал им рассказывать о Божьих чудесах. Потом же вспомнил, что сказал Давид: «Возложи на Господа печаль твою, и Тот укрепит тебя вовеки»10. И, сотворив молитву и благословив их, простился и пошел дорогою своей, радуясь, что обрел желаемое. И пришел на реку Выгу в селение, называемое Сорока. Была же в нем часовня. И встретил в ней Савватий монаха, по имени Герман, родом из корелов.

И сотворили они молитву, и, когда сели, начал блаженный Савватий расспрашивать его с кротостью об острове и о пути к нему. Герман же рассказал ему все подробно, так как сам бывал на острове том. И предложил он Сав-ватию не только сопроводить его на остров Соловецкий, но и жить там вместе с ним. И в скором времени отправились они в путь по морю на малом судне. И охранял Господь рабов своих—и было плавание их благополучным. На третий день достигли они острова Соловецкого.

Возрадовался блаженный Савватий радостью великою, что не презрел Бог моления его. Вышли они на сушу, устроили шалаш и, сотворив молитву, установили крест на месте том, где к берегу пристали. И начали искать, где хижину себе поставить. На берегу озера, всего в одной версте от моря, нашли они место удобное. Была над тем озером большая гора. И начали раб Божий Савватий с другом его Германом строить келий себе невдалеке от моря и от озера. И, благодатью Христовой, вскоре их завершили. И снова начал преподобный усердно к трудам труды прилагать. Разгорелся он теплотою духа оттого, что исполнилось желание сердца его. Радуясь и к небесному ум устремляя и духу плоть повинуя, предавался он всенощным бдениям и молитвам беспрестанным, всегда же в псалмах и пении духовном поучаясь и поя Господу в сердце своем: «На Тебя, Господи, уповала душа моя и Ты помощник мне был»11. И работали они вместе с Германом, землю копая мотыгами, и этим трудом пищу себе добывали. И, как сказано, «в поте лица ели хлеб свой», и питал их Бог с многим обилием.

Узнавали же люди, живущие на побережье, что поселились иноки на острове Соловецком. И стали завидовать им некоторые, напротив острова того жившие, и захотели изгнать их с острова, так рассуждая: «В корельской земле мы ближайшие наследники этого острова. Возьмем же его в отчину себе и детям нашим и для последующих родов наших, а этих пришельцев прогоним с него». И, посовещавшись, послали на остров одного из корельских жителей с женою и детьми. И, придя туда по совету соседей, начали они дома себе строить и рыбу ловить по озерам. Не знали же преподобный Савватий и друг его Герман о пришествии их на остров. В один из воскресных дней на рассвете пел святой заутреню. И когда вышел из келий покадить у Честного Креста, который поставил рядом с келией для поклонов, услыхал он мольбы и громкие вопли. Испугался и пришел в ужас от возгласов этих и,   позвав   из   келий   Германа,   говорит   ему:

 «Слышу вопли человеческие». Отвечает же тот: «Откуда мог быть этот вопль, ведь никто не живет здесь, кроме нас?» И, осенив себя крестным знаменьем, пошли они в келью, удивляясь и говоря: «Что это было? Откуда слышался этот вопль?» И, помолившись, закончили утреню. И снова услышали вопль. Тогда Герман получил от святого благословение и пошел в ту сторону, откуда слышался плач.

Придя же, нашел женщину, лежащую и громко плачущую. И спросил ее Герман, почему она плачет. Она же со слезами рассказала ему следующее: «Господине отче! Когда шла я на озеро к мужу своему, встретили меня двое юношей со светлыми ликами и начали бить прутьями, говоря: «Уходите скорее с этого острова! Ибо не должно вам жить здесь! Но Бог благоволил устроить это место для жизни иноков! Вы же уходите скорей отсюда, чтобы не умереть здесь злою смертью! На этом месте будет обитель иноческая. Отныне здесь соберется множество монахов, и Имя Божие делами их пусть прославляется на месте этом и храм во имя Иисуса Христа будет воздвигнут!» И так сказав, невидимыми стали».

Услышав это, Герман ее оставил и скорее возвратился к старцу и рассказал ему все по порядку, что услышал. И так они узнали, какой дар уготован Богом для острова того. И с той поры уже никто из мирян не смел на нем селиться. Через несколько лет, как обычно, испросил Герман благословение у святого и отправился ради какой-то нужды на морское побережье и на Онегу-реку. Ушел и там задержался. А старец Савватий один остался на острове и жил в одиночестве долгое время. Сначала грустил он об уходе Германа, но потом еще усерднее стал подвизаться. И покаянными слезами каждый день омывая ложе свое, псалмы повторял: «Господи Боже мой, на Тебя уповаю, спаси меня! Ибо Тебе отдал душу мою от юности моей, и не лиши меня места сего святого, вожделенного многие лета!» 12

Увидели же нечистые духи, как теснит их подвижник, утвердившийся крепко оружием крестным, и стали досаждать ему всячески и устрашать его и двинулись на него всею силою. Приходили одни в образе змей, другие — диких зверей, хотевших пожрать его. Но святой ограждал себя крестным знамением и пел: «Да воскреснет Бог и расточатся враги его»,— и когда заканчивал пение, то исчезали все козни бесовские. И так оставался святой невредим, днем и ночью в молитвах всегда пребывая.

А осенью пришел на побережье с Онеги Герман, желая плыть на остров Соловецкий, но не смог, так как наступили холода и дул

встречный ветер, шел снег и было сильное волнение на море. И возвратился зимовать на Онегу. На следующее лето хотел идти в путь, чтобы вернуться к старцу, но заболел и не смог к нему придти.

Преподобный же Савватий, исполняя обычное свое правило и в молитвах с Богом наедине беседуя, получил весть от Бога, что надлежит ему освободиться от уз телесных и ко Господу идти, к Которому от юности стремился. И начал он молиться, говоря: «Господи Боже Вседержителю! услыши мя! Человеколю-бче, не презри молитву недостойного раба Своего! Сподоби мя быти причастником Пречистых и Животворящих Тайн Пречистого Твоего Тела и в Всечестной Крови Твоея, Господа моего Иисуса Христа, которую нас ради пролил! Потому что долгое время лишен я был этого сладкого просвещения — с тех пор как с Валаама ушел и пребывал на этом острове!» После же молитвы — святой пошел на берег к морю. И нашел на берегу судно с полным снаряжением, готовое к плаванью. И усмотрев в этом Божье попеченье, не возвратился в келью, но сел в судно и в путь отправился по морю, веря, что Бог его направит, чтобы обрести желаемое.

И было легким плаванье: на море стояла тишина и веял тихий ветер. Блаженный же молился, говоря: «О Владыка! Ты сотворил море силою Твоею и волн его возмущение Ты укрощаешь!» И так, хранимый Божьей благодатью, вскоре он переплыл морскую ширь — всего лишь за день и приплыл на Вы-гу. И встретил там на волоке у часовни игумена по имени Нафанаил, который приходил туда для посещенья православных христиан. И когда увидел его блаженный Савватий, возрадовался духом и говорит: «Величит душа моя Господа, ибо не презрел моления моего Благой!» 13 И, сотворив молитву, приветствовали они друг друга святым целованием, испросив благословения.

И увидел игумен Нафанаил в старце избранника Божия и спрашивает его: «Кто ты, отче? Откуда и куда идешь?» И отвечает ему блаженный: «Меня, отче святой, зовут многогрешный Савватий, живу на одном из островов в этом краю уже несколько лет, служа Господу. И был со мной другой брат, по имени Герман, и вот уже второй год, как он ушел с острова, и не знаю, что с ним случилось. Я же, грешный, молил Господа Бога о том, чтобы сподобил меня причастия Пречистых Своих Тайн. Ибо уход мой близок, но не знаю дня кончины своей. И вот Божия благодать меня к тебе направила. И ныне молю твою святость, разреши меня от грехов моих, приняв

 исповедание мое. И сподоби меня быть причастником Святых и Животворящих Тайн Пречистого Тела и Честныя Крови Владыки Христа и Бога моего». И отвечал игумен преподобному Савватию: «Бог да простит тебя, отче святой, через меня, недостойного раба Своего». И к небу свой взор устремив, молвил: «О, сколько же имеет Господь безвестных служителей Своих, которых не стоит и целый мир!»

И долго стоял в изумлении, глядя на преподобного, и говорил со слезами: «О если бы мне иметь грехи твои, отче, во очищение моего недостоинства!» И возрадовался игумен, что удостоен видеть блаженного Савватия и Бого-духновенные слова его слышать. Ведь о добродетельной жизни его шла многая слава. И сказал тогда преподобный игумену: «Отче святой, уже приблизилась кончина моя. Молю твое священство, подай мне причастие Пречистого Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа! Не медли нисколько!» Игумен же отвечал ему: «Ступай, господин мой Савватий, к часовне и там подожди меня. Я же утром возвращусь к тебе вскоре». Ибо пришел тогда за игуменом один из местных жителей от тяжелобольного, зовущего к себе отца духовного. И говорил ему блаженный Савватий: «Не откладывай, отче духовный, до утра причащения Божественных Тайн! Ведь не знаем того, обновится ли наш дух дыханием утра. Теперь же иду я, как ты мне велишь, на Выгу к часовне. А что потом случится, того не знаю, потому что сила Божия в немощи совершается». Увидел же тогда игумен в нем угодника Божьего. И, услышав от него весть о разлучении с телом, тотчас же причастил его Пречистых и животворящих Тайн Тела и Крови Христа Бога нашего. И, простившись с ним, отпустил. И сказал: «Молю тебя, раб Божий, подожди меня на Выге при часовне!» Отвечал же святой: «Если повелит Бог, тогда в любом случае буду ждать тебя там». И отправился игумен к больному, желая скорее к блаженному вернуться. Савватий же пришел к часовне и возрадовался радостию великою, что удостоился причастия Пречистых Тайн.

А в то время пристал к берегу некий купец из Новгорода, по имени Иоанн. И выйдя из судна, пришел в часовню, чтобы поклониться святым иконам. И пришел в келию блаженного Савватия, желая получить от него благословение, и старец принял его. Человек же тот был боголюбив и богатство имел большое и хотел принести милостыню. Старец же не пожелал ее взять. А купец снова просил старца, чтобы тот взял от него пищу или одежду или серебряную монету, но отказался блаженный. Одно лишь

сказал: «Если хочешь творить милостыню, то сотворил ее нуждающимся». И поучил его как следует о милостыни, о любви и целомудрии, о милосердии к домочадцам, и о заступлении вдовиц и сирот, и о прочем для пользы душевной и, благословив, отпустил. Иоанн же ушел, весьма огорченный тем, что не принял ничего святой. А блаженный, увидев причину его скорби, призвал его, сказав: «Не скорби, чадо Иоанн, но послушай меня. Передохни на берегу до утра — и увидишь благодать Божию. А утром безопасно отправишься в путь свой».

И в скором времени началась сильная буря, и гром, и молния, и страшный ураган всю ночь бушевал на море и на реке. Иоанн же, увидев перемену погоды и волнение на море и на реке, в ужас пришел: ведь он же плыть собирался! Святой же всю ночь молился и беспрестанно воспевал молитвы на исход души, воссылая их ко владыке Христу. Потом кадильницу взял и ладан на уголья положил и направился в часовню. И довольно там помолившись, пошел в келью. И покадил святым иконам, и, молитвы Господу совершив, сел на обычном месте. Кадильницу же рядом с собой поставил, И, возздев руки, сказал: «Господи, в руки Твои предаю дух мой» 14. И так предал блаженную свою душу Богу.

Когда же настало утро и ветер утих, взошло солнце. Вновь пришел Иоанн в часовню поклониться святым иконам. А потом пошел к келий преподобного, желая на дорогу получить благословение. Обратился к старцу с молитвой и не услышал ответа. И повторил он просьбу, но старец не отозвался. Толкнул тогда дверь — и она отворилась. Произнеся мо-

литву, вошел в келию. И коснулось его дивное благоухание, и увидел святого сидящего и затрепетал, говоря: «Прости меня, отче честный, что дерзко вошел к тебе. Большую веру имею ко твоей святости и не смею отправиться в путь без твоего благословения». И стоял он перед святым, но никакого ответа от него не услышал. Сидел же блаженный в мантии и куколе, и кадильница рядом с ним стояла. Келия же была наполнена несказанного благоухания. И, приблизившись, говорит он святому: «Благослови, отче Савватий, в путь раба своего». Потом склонился и увидел, что старец к Богу отошел. И стоял Иоанн в раздумий, ко Господу обращаясь: «О Владыко, как поступить, вразуми меня! О Всемилостивый, боюсь без погребения оставить мощи преподобного и прикоснуться не смею ко святому телу недостойными руками своими». И, вспомнив слова Господа к жене кровоточивой: «Вера твоя спасет тебя» 15,— дерзнул и, с верою приступив, взял тело святого на плечи. И, как легкое бремя Христово, отнес его в часовню и положил посреди нее и облобызал его со слезами.

В это же время пришел к часовне игумен Нафанаил. И целовал со слезами честные мощи и расспрашивал купца о преставлении святого. И тот все подробно рассказал о себе и блаженном. Игумен же, вздохнув из глубины сердца, сказал: «Слава Тебе, Боже, прославляющему святых своих!» И со псалмами и песнопениями достойно погребли они мощи святые, прах земле предав и славя Христа Бога.

И совершилось это в сентябре месяце в 27-й день.

 

 «Жизнеописания достопамятных людей земли Русской»

 

Смотрите также:

 

История Карамзина  История Ключевского  История Татищева

 

Житие Александра Невского

Житие Стефана Пермского написанное Епифанием Премудрым

Житие Феодосия Печерского

Житие протопопа Аввакума им самим написанное

Житие инока Епифания

Житие Сергия Радонежского

"Житие отца Сергия…", рукопись 1853 года