ЖИТИЯ РУССКИХ СВЯТЫХ
Повести.Летописные сказания

 

Житие преподобного отца нашего Авраамия Смоленского

 

Авраамий рожден и воспитан был в Смоленске-граде. Молитвами родителей и милостынями испрошен от Бога. Мать его, если и рождала детей, то женского, а не мужского пола. И из-за этого печалились отец и мать и многие со слезами проливали моления Богу. Ходили по церквам и милостыню щедро подавали и просили — да подаст им сына. И получив просимое, зачали угодника Божия. И был он от чрева матери избран на служение Богу: еще мать носила его во утробе, одной черноризице, свято живущей, было о нем видение. Уснув после утреннего пения в день воскресный, показалось ей, что кто-то в двери толкнул, зовя: «Быстро восстань и иди к Марии, отрока она родила, а ты его от крещения восп-риимешь». Черноризица же в сонном том видении будто бы встала и пошла. И вошла в дом Марии и видит многих священников в ризах светлых, омывающих отрока в крещенской купели. И некая пресветлая жена стоит, держа в руках одежду, подобную белизною снегу. Спросили же ее слуги: «Кому, госпожа, дать велишь отрока сего?» Она же повелела принести его к себе и, облачив его этою белою снегоподобною одеждою, отдала его матери. Это видение инокиня в тот же день рассказала Марии, которая была беременна, и почувствовала Мария, что в этот момент взыграл в ней сын.

По исполнению времен родился сын, и возвеселились родители, ожидавшие его рождения. По обычаю христианскому просветили его крещением и воспитывали во благочестии. Когда же он достиг возраста, отдали его учиться грамоте, и вскоре научился он разумению книжному: благодать Божия почила на нем, вразумляя и наставляя на познание учений, подаваемых ему учителями. И был отрок не детским умом наделен, не участвовал со сверстниками в детских играх, но приходил послушать церковное пение, прилежал книжному чтению и внимал словам Божиим, на путь спасения ведущим. Когда же достиг возраста совершенного, процветя красотою тела юного,   принуждали   его   родители   вступить

в брак, но он соизволил лучше в чистоте телесной пребывать, нежели плотскими сладостра-стиями и житейскими попечениями услаждаться.

После того как родители отошли к Богу, оставшееся после них наследство раздал он церквам святым, и монастырям, и нищим. Сам же в худые облекся одежды, став похожим на нищих, уподобился юродивым, насмехаясь над миром и над прелестями его. Молился же дня-' ми и ночами Богу, прося, да покажет ему, каким образом и каким путем достичь спасения. И Давидовы слова часто с воздыханиями повторял: «Укажи мне, Господи, путь, которым пойду!» И по истечении некоторого времени Бог его наставил — направился он в монастырь Пресвятой Богородицы, на расстоянии пяти поприщ от града, к стране восточной, на место, называемое Селище '. И там в иноческий постригся чин, трудясь ради Бога, подвизаясь в пощениях и молитве и проходя монастырские послушания в терпении и кротости и всеми иноческими добродетелями украшаясь. Предпочитал он более всего чтение душеполезных книг, а наиболее любил часто перечитывать жития древних святых отцов, основателей монашества, прославившихся постническими трудами: Антония Великого в Египте, и Илариона, ученика его, и Палестинских великих светильников, и Евфимия, Саввы, Феодосия, и иных. Так же и после них в России просиявших угодников Божиих, Антония и Феодосия Киево-Печерских. И старался, насколько это возможно, подражать им. Еще читал Святого Златоуста книги, и Ефрема Сирина, и прочие отеческие творения 2, и повести же и сказания, и ото всех, как трудолюбивая пчела от цветов мед, так он духовную сладость собирал, питая свою душу.

Игумен, увидев, что Авраамий ведет жизнь добродетельную, принудил его принять сан священнический (случилось же это во дни христолюбивого князя смоленского Мстислава) 3. Авраамий же, приняв священный сан, воспринял и смирение глубочайшее, и подвиги большие, их же подробно описывать не буду, дабы не растекаться мыслию. Достаточно сказать, что был он избранным сосудом Святого Духа,

и совершал Божественную литургию достойно, как ангел Божий, с великим благоговением. И никогда не оставлял церковного правила, и наипаче Божественной литургии, как и своего особого келейного подвига. В чтении же божественных книг и в чтении Писания постоянно упражнялся, и отверз ему Господь ум, чтобы уразумел он все темные и неудобовразумитель-ные, таинственные места Писания. Чтобы не только сам понимал, но и другим мог объяснить, преподал благодать устам его, чтобы к душеспасительным беседам и поучениям всегда готово было слово во устах его и к ответу на всякое вопрошание, и к сказанию и толкованию не совсем понятных мест Писания. Все, что он читал, в памяти хранил,— ум его был подобен книгохранилищу, хранящему в себе многие книги. И слова его находили отклик в тех, кто его слушал: ибо приводили во умиление и сокрушение сердечное. И многие не только иноки, но и мирские люди любили слушать его. И специально из города в монастырь приходили люди мирские и духовные, чтобы услышать душеполезные учения из уст Авраамия преподобного.

Диавол же, ненавидящий добро, не терпя пользы той, которую получали многие от угодника Божия, воздвиг на него гонения. Наустил же некоторых черноризцев, завидовавших ему, и возненавидели его и укоряли они его, досаждая пакостями и озлоблениями. Но незлобивый раб Господень все это с кротостью и смирением претерпевал, благодаря Бога за допущенное искушение. И молился о ненавидящих и обижающих его, но своего дела не прекращал, уча приходящих к нему и утешая их благодатию Христовою, не изнемогая от наносимых ему оскорблений. И пребывал в тех гонениях от завистников, более же от самого диавола, почти пять лет. Но игумен с черноризцами, наущаемый невидимым врагом, запрещал блаженному учить людей, говоря: «Весь город к себе обратил, гордишься, тщеславясь, что ты начитан и учишь лучше нас. Прекрати свои поучения, поскольку я за тебя отвечаю перед Богом». Так игумен гневно запрещал Авраамию, отгоняя приходящих к нему, и неоднократно озлоблял раба Господня, заграждая источник благодати, истекающий из уст его. Наконец с бесчестием изгнал его из монастыря, как раба непотребного.

Изгнанный неповинно раб Христов из своей обители, в которой принял постриг, пришел во град Смоленск и начал жить в монастыре Святого Креста. Этот же монастырь был тогда мал и скуден. И стали туда к нему приходить люди, чтобы послушать слова Божий, проповедуемые устами его. Сетовал враг невидимый, а Господь прославлял раба Свое-

 го, подавая ему благодать в проповеди и силу на совершение подвигов. И все необходимое на потребу посылал ему Бог до преизобилия руками людей нищелюбивых и милостыни творящих. И стал монастырь тот богатеть благодаря Авраамию: преподобный Авраамий то, что приносили ему, раздавал братии и нищим и храм украсил иконами и всяким благолепием от подаваемой ему милостыни. И стал он строителем монастыря того святительским благословением. И приходило к нему множество людей послушать церковное пение, влекомые поучениями его, ими же наставлял их на путь спасения. Так же и божественные книги им читал, то изустно с ними беседуя, то со слезами увещевая грешных, и многие умилялись, оставляя грешную жизнь и исправляя житие свое истинным покаянием.

Храня же в памяти своей Страшный день судный и других научая памятовать и бояться, написал особенные две иконы: одну, посвященную второму пришествию Христову, а другую— истязания и мытарства от духов воздушных, и, часто на них взирая и прочим указуя, обливался слезами, воздыхая из глубины сердечной. Был же преподобный телом сух от великого воздержания, также и кости и суставы его очистились: измождал себя весьма жестоким житием. И лицо его было бледным, образом же напоминал святого Василия Великого, и нравом в богоуго-ждении подражал ему. Немалую же вел борьбу с бесами, которые нападали на него в виде страшных привидений и мечтаний. Иные же бесы во сне являлись, иные наяву, как звери дикие, рыкающие, или как воины, нападающие и секущие. Но не могли повредить они слуге Господнему: если даже над свиньями не имеют власти без попущения Божия, то тем более над людьми, трудящимися усердно, ради Бога, не имеют власти, даже если и весьма ярятся. Только привидениями устрашают, коснуться же человека не смеют. И когда стоял он на молитве полуночной порой, они в различные подобия, в бесстыдных жен превращались, пытаясь прервать молитву его. Но молитвою его, словно копьем, бывали уязвляемы и прогоняемы. А когда ложился на постель, чтобы поспать немного, они сбрасывали его с постели, не давая уснуть, чтобы изнемог от бессоницы телом и оставил труды свои обычные. Но преподобный, укрепляясь духом, вставал, укрепляемый благодатью, на подвиг и постыжал борющихся против него злобных духов.

Не смог сатана ни сам, ни при помощи ангелов своих невидимых сотворить препон Авраамию преподобному в доброй жизни и пресечь пользу многих. Тогда решился при помощи видимых бесов, то есть злых людей, многокозненную свою осуществить хитрость.

Вот попускает святым Своим впадать во искушения, так угодник Божий, подобно золоту в горниле, бывая искушен более прославляется, со-противный же постыжается. По прошествии времени воздвиг диавол городских священников на святого (подобно черноризцам в прежнем :юнастыре), и стали священники завидовать ему з говорить: «Всех наших детей духовных обольстил этот льстец и обратил к себе». Так день :то дня злоба в священниках умножалась, и начали они советоваться, как бы озлобить и изгнать из города неповинного раба Христова. II начали наущать на него народ, клеветать, словно сорняки рассеивать, и недобрые слухи : нем распускать: называли его еретиком, волх-зом, читателем бесовских книг и лжепророком. Также и скверными телесными грехами бессла-зили чистое его житие, лгали, что он будто бы : женами общается и всякую скверну творит, лицемерно притворяясь святым. И так развращали людей, пользовавшихся советами святого, з отвращали от него, чтобы не ходили слушать поучения и вообще его не слушали, не беседова-тп с ним, как с богопротивником. Множество :зодей озлобили против него, также и черноризцы многие с игуменами своими немало им пособляли. Говорили они: «Откуда этот новый ;зятой и учитель к нам явился. Лицеприятием z лжесловием своим всех обольстил!»

Сговорившись между собою, собрались однажды игумены с черноризцами, священники с диа-хонами, а за ними множество народа последовало. Пришли они на двор к епископу Игнатию

случилось же тогда и князю быть у епископа) я клеветали на Авраамия о многой вине его неправедно: иные говорили, что он еретик z волхв, иные же, что он скверный грешник и во

итогах беззакониях повинен и смертной казни ностоин. Епископ же и князь, видя и слыша

юлву народа, послали слуг привести Авраамия. Те пошли и, найдя преподобного в келий, на : юлитве стоявшего, схватили его яростно и двух учеников с ним. С бесчестием, словно злодея, зели его, ругаясь над ним, толкая и словами аульными его осыпая. Всюду же по улицам множество народа наблюдало. И был святой 7. неповинный раб Христов выставлен на поношенье ангелам и людям, влекомый словно агнец на заклание, никому ничего не отвечая, не оправдываясь, только к Богу в тайне сердца своего молясь и на Него надежду возлагая.

В то время, когда святого с поруганием влекли по улицам, некоему преподобному Луке, прозванием Прусину, в храме святого архистратига Михаила, когда в девятом часу он молился, был глас Господень: «Се ведут угодника Моего Авраамия с двумя учениками на сонм, на истязание, ты же не соблазнись о нем!»

И, вышедши из храма, блаженный Лука направился к собранию тому, взывая: «Неповинен тот, кого вы осуждаете, неправедно его хулите и ложь на него возводите! О, если бы грехи его на мне были!» Так он взывал, но никто его не слушал. А когда увидели священники Авраамия, приведенного во двор епископский, многие от великой злобы заскрежетали на него зубами. Если бы дали им волю, они бы проглотили его живого. И возвысили голоса свои, словно волы рыкающие, иные же восклицали: «Да изгнан будет из города и заточен льстец и лицемер этот!» Другие же вопили: «Да сожжен будет еретик!» Другие кричали: «Да убит будет волхв!» Также и игумен с черноризцами говорили, и предстал неповинный осужденник на суд епископу и князю, а все на него кричали и ложно обвиняли.

После многих разбирательств и изысканий судьи не нашли никакой вины, но только клевету. Говорились только клеветнические слова, но ни одного достоверного показания или свидетеля не нашлось. Святой же стоял, словно агнец среди волков, которые растерзать его хотят, одного только свидетеля своей невиновности имея — Бога и молясь Ему о своих клеветниках, повторяя слова первомученика 4: «Господи, не вмени им греха сего!» И умягчил Господь сердца князю и властителям, и отверз им умные очи, чтобы увидели невинность святого, злобу же клевещущих на него уразумели. И начали епископ и князь укорять и поносить их из-за неправды и ненависти злобной. Те же, исполнившись стыда, начали по одному покидать собрание, закрыв лица свои. Епископ отложил суд до утра, повелев святому и обоим ученикам его оставаться на епископском дворе, пока не расследует, какие обвинения достоверны.

Наутро клеветники вновь на епископский двор собрались, говоря то же самое, клевеща на Авраамия и шум подняв немалый, поскольку не нашли вины, все равно пытались обвинить его и осуждали преподобного. Епископ же, усмиряя мятеж их, отослал преподобного в прежний монастырь, где он принял постриг, запретив ему служить литургию. Такие напасти святой Авраамий перенес, пребывая в веселии духа, поскольку ни на кого не имел зла, благодаря Бога за все приключившееся с ним, и даже большее терпеть готовый. А враждебные ненавистники и там досаждали ему своею злобою. Узнав, что некоторые богобоязненные и любящие учение его ходят к нему пользы ради, разослали по дорогам злых людей, которые возбраняли ходить к нему, и многие, словно разбойниками, были ограблены и избиты.

Как-то пришел к епископу Игнатию блаженный Лазарь, во иерейском еще сане бывший (после смерти Игнатия он был возведен

во епископский сан) 5, а он не был сообщником злобных крамольников и лживых на Авраамия клеветников, и сказал епископу: «Великое будет от Бога городу этому наказание за такую досаду и изгнание неповинного человека Бо-жия!» Этот Лазарь потом стал епископом, но оставил престол, видя обиды, многим храмам чинимые от властителей, отнимающих чужое. И сбылись слова Лазаря, ибо в то же лето за злобу, соделанную угоднику, наступило бездо-ждие и сушь великая. Увяли все растения земные, и сады, и плоды, и высохли все источники и потоки, и земля иссохла, потрескавшись от суши великой. Затужили все и молились Богу, и сам епископ со всем духовным чином ходил вокруг города с честными крестами и святыми иконами, поя молебны и воду освящая и прося дождя у Бога. Но не послушал разгневанный Господь молений их. И сказал некто от духовных мужей, Богом подвигнутый, епископу: «Знаешь ли, владыка, какая вина, почему всех вас молящихся Бог не слушает? Воистину того ради, что Авраамий неповинно уничижен и отстранен от совершения литургии! Если бы он помолился, услышал бы Бог молитву его».

Тогда епископ Игнатий послал слуг, призвал Авраамия преподобного и, заново все обвинения на него рассмотрев, нашел все ложным, по зависти и злобе диавольской случившимся. Преподобного от запрещения разрешил, а клеветников подобающими наказаниями и отлучениями хотел наказать. Но незлобивый отец пал в ноги епископу, со слезами моля, да не мстит за него, и не отступил до тех пор, пока не умолил святителя простить их. Просил же и епископ у преподобного прощения, говоря: «Прости меня, раб Христов, в неведении согрешившего против тебя, послушал злобных людей! Прости и всех граждан, которые приняли на веру утверждения лживых клеветников и обвинителей! Помолись за нас Богу, да помилует нас дождем — это за тебя сушью наказует нас, поскольку неправедно опечалили тебя!»

Преподобный же со смирением отвечал: «Кто я такой, грешный, чтобы из-за меня Бог на кого прогневался и наказывал? И кто я такой, что буду умолять Господа послать дождь земле жаждущей? Ты, о святитель, за богопо-рученное тебе стадо словесных овец помолись, должен же и я, как и прочие рабы твои, повеле-ваемое тобою совершать!»

Когда же святитель отпустил преподобного, пошел он к монастырю своему и молился на пути, говоря: «Владыко, Боже Вседержитель! Услыши молитвы святителя Твоего и всех иереев Твоих! Помилуй город и людей Своих,   Милостивый,   и   прими   воздыхания

 и слезы всех молящихся Тебе! Пошли дождь и напои лицо земли, и возвесели людей и скотов! Господи, услыши и помилуй!» Так он молился и еще до монастыря своего не дошел, одождил Бог дождь великий на многие часы. Не переставал лить дождь, пока не напоил землю. Тогда все люди в городе говорили: «Скоро послушал Бог молитвы раба своего Авраамия!» И исполнились все радости многой, и славили Бога, и узнали все в те времена, что неповинен Авраамий никакому злу и что по злобе, а не по истине клеветали на него завистники. Познали же и клеветники грех свой, да убоялись, как бы не постигло их какое зло и казнь за раба Божьего: некоторые из них нечаянною смертью погибли, чего и прочие боялись. Устремились же к монастырю, в котором жил преподобный, и припали со слезами к ногам его честным, исповедуя вину свою, и каясь, и прощения прося. Также и те, кто ложным наветам верил и зло о святом говорил, осуждал его, все пришли с покаянием, ища прощения.

Преподобный же, всех прощая и молясь о них, научал не внимать суетным словам человеческим и не иметь веры словам, когда кто злое говорит о ближнем своем, поскольку лживы сыны человеческие: учил никого не осуждать и не общаться с осуждающими. После того преподобный Авраамий еще более просветился благодатию Христовой и был, как свеча на подсвечнике, всеми добрыми делами светя. И прославлялся им Отец Небесный, а враг невидимый со агелами своими был постыжен, поскольку терпение угодника Божия разрушило и обличило козни его. Потом епископ Игнатий выстроил храм во имя Пресвятой Богородицы и монастырь 6 при нем устроил. Он пригласил в него Авраамия преподобного, чтобы богодуховенным своим учением всему городу приносил он пользу. И сделал его игуменом и архимандритом в этом монастыре. В нем же преподобный прожил прочие дни жизни своей в великом богоугождении и многих ко спасению наставил. И епископа Игнатия к Богу проводил, и тело его честно предал погребению. После этого и сам переселился от временной жизни к вечной, и водворился в обителях нерукотворенных, вошел в радость Господа Своего. Богу же почти пятьдесят лет во иночестве потрудился. От самых пелен был Ему верным рабом, служа Ему в преподобии и правде до последнего воздыхания. Ныне же в лике преподобных и праведных престолу Владычному предстоя, славит Отца, Сына и Святого Духа, единого в Троице Бога, Ему же и от нас слава и ныне, и всегда, и во веки веков, аминь.

 

 «Жизнеописания достопамятных людей земли Русской»

 

Смотрите также:

 

История Карамзина  История Ключевского  История Татищева

 

Житие Александра Невского

Житие Стефана Пермского написанное Епифанием Премудрым

Житие Феодосия Печерского

Житие протопопа Аввакума им самим написанное

Житие инока Епифания

Житие Сергия Радонежского

"Житие отца Сергия…", рукопись 1853 года