Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

 

ЖЗЛ: Жизнь Замечательных Людей

СЕНЕКА


 Биографическая библиотека Ф. Павленкова

 

 

Глава 1

  

 

Родина Сенеки.— Его отец, мать, тетка.— Братья Сенеки: Галлион и Мела.— Племянники: Новатилла и поэт Лукан.— Общая даровитость семьи

 

 

Всесветное распространение римской цивилизации при первых императорах принесло и самому Риму ту выгоду» что привлекло в него свежие силы со всех концов мира. Сначала в Рим, еще во времена республики, явились греки; затем, в первые годы империи,— испанцы; потом — галлы, британцы и, наконец, германцы, сломившие уже самый Рим. Но ни один народ не внес столько сил в римскую культуру, не дал Риму столько ученых, поэтов, государственных деятелей и даже императоров, и притом с чисто римским характером, как испанцы. Испанцем по происхождению был и знаменитейший римский философ Сенека.

Луций Анней Сенека родился в Кордове между 6 и 3 годом до Р. X. В то время Кордова, или, как ее звали римляне, Кордуба, была цветущим торговым городом. Завоеванная и укрепленная карфагенянами, она была свидетельницей пунических войн, и уже с 206 года до Р. X. перешла во власть римлян. Первые два столетия до Р. X. Кордова была ареною постоянных войн. В гражданскую войну Цезаря и Помпея она дважды подверглась опустошению, но со вступлением на престол Октавиана Августа и с распространением мира Кордова скоро окрепла и сделалась вместе с Кадиксом центром вывозной испанской торговли, а несколько позднее, в качестве главного города провинции Бетики, получила право чеканить свою монету. Своего торгового значения она не потеряла и до последних дней. Но торговые занятия жителей Кордовы не мешали им постоянно поддерживать в себе отвлеченные интересы к философии. В средние века, во время господства арабов, Кордова стала центром мусульманской образованности, и из нее произошел величайший из философов той эпохи — Аверроэс. Интерес и уважение к образованности в Кордове не угасли и до наших дней, Так, еще в прошлом веке в Кордове показывали как достопримечательность города дом, в котором родился Сенека, la casa de Seneca, a в окрестностях города — дачу, в которой протекло раннее детство философа, el Lugar de Seneca.

Отец Сенеки принадлежал к среднему (дворянскому) сословию римских всадников. Неизвестно, был ли римским всадником дед философа, несомненно однако, что выше родословная их не поднималась. Таким образом, фамилия Аннеев была сравнительно молодая; Сенека был, что называется, homo novus,— обстоятельство, дававшее ему возможность отлично уживаться в императорском Риме в то время, когда представителям древних римских фамилий приходилось или вступать в компромиссы с совестью, или сходить со едены.

Отед Сенеки, Марк Анней Сенека, известный в истории литературы под именем Сенеки-ритора, был человек недюжинного ума, высокой образованности и редкой энергии. В половине царствования Августа он покинул свой родной город и переселился в Рим. Его жена, Гельвия, последовала за ним. В то время будущий философ был так мал, что его вынесла на руках из Кордовы его тетка, сестра его матери, женщина в высшей степени замечательная. В Риме Марк Анней Сенека скоро нашел себе выгодное занятие. При первых императорах римское ораторское искусство стало клониться к упадку и с политической трибуны перешло на школьную кафедру. Сенека-ритор стал преподавать ораторское искусство и вскоре составил себе этим имя, положение и состояние. Он первый поставил преподавание риторики на должную высоту и смело заявил, что не находит постыдным учить тому, чему так почетно учиться. Несмотря на природную суровость характера, Сенека не был педантом и в своих книгах сохранил ясный н трезвый взгляд на истинное значение и достоинство оратора. В дошедших до нас его сочинениях он ядовито смеется над манерой современных ему риторов уснащать свои речи цитатами и риторическими оборотами из классических речей в такой мере, что они теряли настоящий смысл. После Сенеки-ритора осталось сделанное им собрание речей современных ему школьных ораторов — на классические тешл или на 'Измышленные юридические и нравственные вопросы, каждая из этих речей сопровождается замечаниями самого Сенеки.

Мать Луция Аннея, Гельвия, происходила из знатного рода* Имя Гельвиев часто встречается в самых старинных надписях. Из той же фамилии происходила мать Цицерона.

Гельвия выросла и была воспитана в доме своей мачехи. Однако отец ее позаботился дать ей прекрасное образование, и она много занималась искусствами. Сенека списывает свою мать как женщину редкой для того времени чистоты и с восторгом отзывается о ее

материнских чувствах, «Тебе не придется,— писал он Гельвии,-— извиняться женскою слабостью, ибо ты лишена женских недостатков, Бесстыдство, ставшее столь общим явлением века, не коснулось: тебя, Ни самоцветные камни, ни жемчуг' не могли прельстить тебя,: Ты. не-считала- богатства за высшее благо людей, Воспитанная в старинном и1 строгом доме, ты- не поддавалась дурному примеру. Никогда не стыдилась' ты быть матерью, хотя этим изобличался твой возраст. Никогда не делала ты, по примеру других женщин, заботящихся о своей наружности, искусственных выкидышей. Никогда не прибегала к белилам, румянам и другим притираньям я не носила таких платьев, которые скорее открывают тело, чем покрывают его. Но лучшим украшением своим почитала ты скромность,,. В отношении нас, детей своих, ты была- нежно^-заботлиза. Ты радовалась нашему благосостоянию более, чем пользовалась им» Ты полагала границы нашей щедрости, не зная их для своей, и, сберегая наше наследство, ты заботилась о нем;, как о своем, но воздерживалась от него, как от чужого. Наши успехи в жизни вызывали в тебе только'бескорыстную'гордость» Ты не хотела извлекать ИЗ НИХ ВЫГОДЫ»»

Сестра Гельвии-, та самая, которая вынесла Сенеку на руках

из Кордовы, и делом, и советом пбмогала философу в начале его общественной деятельности. Она ухаживала за ним во время тяжелой болезни, которой он подвергся в детстве, а потом уже юношей, благодаря ее протекции, он получил место' квестора, Эта- тетка-была замужем за Витрувием Поллиозом, который в течение шестнадцати лет йшл-претором в Египте. Несмотря на. легкость египетских нравов, жена его сохранила' безупречную репутацию- и- среди блеска и роскоши южных городов1 вела уединенную, замкнутую жизнь, Она потеряла своего: мужа трагическим образом1- во время морскою путешествия", не ни за что не хотела расстаться с- erxs телом и, несмотря в& бурю., подвергаясь опасностям,: перевезла любимый прах В' Рш«, где впоследствии поселилась и сама и была одной из уважаемых женщин в столице, Окруженный заботами и ласкою этих двух замечательных женщин, Сенека провел свое детство, Таким образом, уже по рождению1 своему он принадлежал к интеллигентной и высокодобтодетелвной семье, в которой высокие-нравственные доблести жены сочетались е блестящим образованием и. энергией мужа,

У Марка Аннея ш Гельвии, кроме Сенеки, было еще два сына,-Старший, Новат, впоследствии усыновленный Галлионом ш принявший его имя, выдвинулся на административной деятельности и ко времени царствования -Нерона занимал ответственную должность проконсула Ахайи. Мы встречаемся с ним в Деяниях Апостольских. Он — тот самый проконсул, который отказался судить апостола Павла, сказав обвинявшим его иудеям: «Иудеи! если бы какая-нибудь была обида или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас. Но когда идет спор об учении и об именах, и о законе вашем, то разбирайтесь сами: я не хочу быть судьею в этом» (Деян., XVIII, 14—15). Сенека относился к Галлиону как к старшему, с глубоким уважением, и посвятил ему свои рассуждения «О гаеве» и «О блаженной жизни».

Младший брат, Луций Анней Мела, жил в стороне от государственных дел. Он не занимался ни политикой, ни литературой, хотя и был высоко образован и любил чтение. Зато он умножил свое состояние. Его уединенная и тихая жизнь не спасла его, однако, от алчности Нерона, и ему пришлось умереть добровольною смертью, завещав часть состояния Нерону и его любимцам, чтобы спасти остальную.

Оба брата Сенеки — и Новат, и Мела — были прекрасные семьянины и преданные сыновья. Их заботам поручал Сенека Гельвию в дни своего изгнания. «Вспомни о моих братьях,— пишет он матери,— Пока они живы, тебе нельзя пожаловаться на судьбу. Каждый из них может восхитить своею доблестью. Один с большим умом отдался административной деятельности, другой с неменьшим благоразумием отказался от нее. Ты можешь всегда опереться на высокий сан одного сына, на спокойствие другого и на преданность их обоих. Я знаю искренность чувств обоих моих братьев. Один искал почестей для того, чтобы прославить тебя, другой избрал спокойную мирную жизнь, чтобы тем свободнее пользоваться твоим обществом. Судьба позаботилась о том, чтобы ты могла найти защиту и отраду в своих сыновьях: у одного — вследствие его высокого положения, у другого — вследствие его мирного образа жизни. Они будут наперерыв ухаживать за тобой, и тоска по одному сыну восполнится преданностью двух других».

У Сенеки не было детей, кроме умершего незадолго до его изгнания сына, но у его братьев были дети. Он упоминает о Нова-тилле, дочери Галлиона. В то время, к которому относится приведенная характеристика братьев Сенеки, она была девочкой лет тринадцати и пользовалась большим расположением своего дяди. Незадолго перед тем она потеряла свою мать, и Сенека, обращаясь к Гельвии, просит ее заняться воспитанием внучки: «Пусть воспитается она на твоих речах. Ты многое можешь ей дать, если даже послужишь ей одним примером»,

У Луция Аннея Мелы был сын, Марк Анней Луван,— известный поэт, автор поэмы «Фарсалия», запятнавший впоследствии свою память доносом на свою мать, который он сделал, будучи обвинен в заговоре против Нерона и напрасно надеясь спасти этим свою жизнь. Это был хорошенький, веселый мальчик, «при виде которого не могла длиться никакая печаль», В молодости он подавал большие надежды в качестве крупного поэтического дарования, но погиб безвременною смертью.

Кроме этих двух упоминаемых племянников Сенеки, вероятно, были еще и другие родственники по нисходящей линии. Одному из них должны принадлежать, по крайней мере, некоторые из приписываемых философу Сенеке трагедий.

Из этой краткой характеристики родных Сенеки мы видим, что он принадлежал к высокодаровитой семье. Почти все члены ее выдавались какими-либо талантами. Даже женщины были замечательны в интеллектуальном отношении. Но высшего своего развития духовные силы фамилии достигли, конечно, в самом Луции Аннее Сенеке.

    

 «ЖЗЛ: Жизнь Замечательных Людей: Сенека»             Следующая страница >>>






Rambler's Top100