СРЕДНИЙ ПАЛЕОЛИТ КРЫМА

 

 

Кратковременные лагеря неандертальцев. Микокская модель организации среды обитания

 

Кратковременные лагеря

 

В настоящее время, для микокской модели организации среды обитания определено наличие нескольких типов кратковременных лагерей. Для всех типов кратковременных лагерей определено использование вторичной разделки на территории стоянки и только в двух случаях - Староселье, 1 и Буран Кая III, В - сочетание первичной и вторичной разделок животных. Основное отличие между типами кратковременных лагерей состоит в применении различных моделей использования кремневого сырья.

 

Кратковременные лагеря, тип А. Данный тип выделен на основании стратифицированных комплексов Заскальной V и Заскальной VI, каждый из которых представляет собой palimpsest нескольких поселений (Глава III данного издания). Вряд ли, скорость седиментации Заскальненских стоянок была высокой. Вместе с тем, при чрезвычайно высокой интенсивности заселения Заскальненских стоянок скорость седиментации не имела определяющего значения. Искусственные объекты почти всех культурных слоев Заскальненских стоянок указывают на достаточно быстрое наслоение одних поселений - очажных пятен - на другие, когда стерильные прослойки еще не успевали возникнуть. Толщина очажных пятен составляет несколько сантиметров, тогда как толщина пачек очажных пятен - культурных слоев, достигает 50 см (см. Глава III). Культурные отложения характеризуются очень высокой плотностью находок, от 200 артефактов на 1 куб. м культурного слоя и выше (VI-6), наличием очагов, ям-хранилищ и погребальных сооружений. Наличие ям-хранилищ артефактов (Заскальная VI, II) указывает на предсказуемо повторяющийся характер визитов на эти поселения. Насыщенность культурных отложений фаунистическими остатками в несколько раз меньше. В основном, фаунистический материал представлен сильно фрагментированными костями.

 

Свидетельства предварительной разделки туш животных не представлены. Наиболее часто встречаемые виды - лошадь, сайга и мамонт представлены не более 30 фрагментами костей для каждой особи ( VI-8; VI-9). Скорее всего, на площади данных поселений происходила только вторичная разделка - потребление результатов охоты. Не совсем ясна роль остатков мамонта в Заскальненских лагерях. Состав найденных остатков мамонтов представлен, в основном, костями черепа. Не исключено, что аккумуляция остатков мамонтов была результатом сбора падали. Не последнюю роль в образовании фаунистических коллекций Заскальненских лагерей сыграли хищники, достаточно широко представленные практически во всех слоях этих памятников.

 

 

Кремнеобработка происходила на месте поселений и обеспечивалась транспортировкой сырья с месторождения расположенного не далее, чем в 1 км. Похоже, что высокая плотность находок обусловлена близостью к источникам сырья и особенностями аккумуляции культурных и литологических отложений. Наличие необработанных кремневых плиток, пренуклесов, нуклеусов, полуфабрикатов двусторонних орудий, крупных сколов полностью и частично покрытых коркой указывает на высокую интенсивность первичного расщепления на территории данных поселений (Колосов, 1983, 1986, Глава III данного издания).

 

Комплекс сколов на данных поселениях образовался, как результат нуклеусного расщепления и процесса изготовления двусторонних орудий. Высокий процент орудий и достаточно высокие соотношения сколы:нуклеусы и орудия:нуклеусы (VI-6) отражают, в первую очередь, использование для изготовления односторонних орудий сколов полученных при изготовлении двусторонних орудий.

 

Одной из основных проблем анализа кремнеобработки на поселениях кратковременных лагерей типа А является определение причин интенсивности утилизации орудийных наборов. Как уже указывалось в Главе V, интенсивность утилизации (переоформления и реутилизации) орудий приводит к уменьшению количества двусторонних орудий, увеличению количества односторонних конвергентных орудий при сопровождающееся уменьшением размеров односторонних орудий.

 

Фактически, в зависимости от интенсивности утилизации кремневые комплексы кратковременных лагерей типа А подразделяются на аккайские и старосельские. Для последних степень интенсивности утилизации орудий более высокая. Не исключено, что в данном случае более интенсивная утилизация орудий является отражением более длительного обитания. Хотя в условиях относительно медленной седиментации, сочетающейся с высокой скоростью накопления культурных остатков - частотой разновременных визитов, нельзя исключать повторного использования артефактов новыми визитерами поселений.

 

Повторное использование, оставленных ранее орудийных наборов, приводит к уменьшению их размеров, сокращению количества двусторонних форм и увеличению конвергентных изделий. Создается впечатление интенсивности использования орудийных наборов, которое в данном случае является результатом не одного, а нескольких хозяйственных циклов, разделенных определенными промежутками времени. Вместе с тем, различия в интенсивности использования артефактов между отдельными поселениями кратковременных лагерей типа А не представляются весьма значительными. Различия таких показателей, как размеры орудий, процентные выражения конвергентных и двусторонних форм варьируют в рамках 10-15 % (Глава V, Таблица V-3,  V-13).

 

Невозможно провести четкую границу по признаку «интенсивность использования артефактов» между аккайскими и старосельскими индустриями обнаруженными в Заскальной V и Заскальной VI. Иными словами, нельзя утверждать, что «аккайцы» вовсе не пользовались остатками предыдущих поселений, тогда как утилизация «чужих артефактов» была излюбленным делом «заскальненских старосельцев». Вероятно, процесс утилизации оставленных предшественниками артефактов имел место и в том, и в другом случаях. Используемые в данной работе признаки интенсивности утилизации фиксирует лишь степень ее применения, которая в условиях palimpsest поселений Заскальной V и Заскальной VI варьировала в пределах 10-15 %. Кроме условий palimpsest поселений, создающих основные предпосылки для использования артефактов, оставленных предшественниками, территория предыдущих поселением могла становиться источником кремневого сырья по причине сезонной (снег) недоступности сарыкайского месторождения.

 

В целом, в кратковременных лагерях типа А жизнедеятельность гоминид сводилась к выполнению ряда взаимосвязанных действий:

1. транспортировка на территорию стоянки частей туш мамонтов, лошадей и сайги для последующей их утилизации;

2.         устройство очагов, изготовление ям хозяйственного и ритуального назначений;

3.         расщепление нуклеусов и изготовление одно- и двусторонних орудий из кремневого сырья находящегося в непосредственной близости к стоянке, а также утилизация и реутилизация имеющихся в распоряжении кремневых объемов;

4.         вторичная разделка - потребление частей туш мамонтов, лошадей и сайги.

 

Насколько долговременны были поселения с таким набором действий? Пожалуй, это самые долговременные, по крымским меркам, поселения. Правда, от западнокрымских мустьерских кратковременных лагерей типа А (Шайтан-Коба, верхний горизонт) крымские микокские кратковременные лагеря типа А отличаются лишь устройством разнообразных ям на территории поселений. В то же время, количество выполненных операций на Заскальненских лагерях превосходит набор действий на всех остальных типах поселений Крыма.

 

Кратковременные лагеря, тип В. Данный тип кратковременных лагерей представлен остатками поселений в IV слое Чокурчи I; IV/2 и V горизонтах Караби Тамчин; горизонтах V/3 и V/4 Кабази II. Поселения Чокурчи I, IV и Кабази II, V/3 и V/4 были расположены в непосредственной близости к воде, о чем свидетельствуют следы подтоплений этих поселений (Глава III). Напротив, Караби Тамчин обнаружена на высокогорном, как для Крыма, плато. Для всех поселений кратковременных лагерей характерна незначительная толщина культурных отложений. Скорость седиментации для Кабази II традиционно высокая. Аккумуляция седиментов в Чокурче I, IV была одной из самых «быстрых» в среднем палеолите Крыма. Наоборот, процесс седиментации отложений в Караби Тамчин относится к одному из самых «медленных» в Крыму. С другой стороны, интенсивность посещений Чокурчи I, IV намного превосходила количество визитов, оставивших IV/2 и V горизонты в Караби Тамчин и горизонты V/3 и V/4 в Кабази И. Нет никаких оснований предполагать, что хотя бы один из перечисленных горизонтов был результатом одного визита. Хотя, исходя из плотности находок и их распределения по площади поселения, Кабази И, V/3 и V/4 сохраняют определенный шанс считаться одновременными поселениями. Насыщенность культурных отложений артефактами и фаунистическими остатками варьирует от предельно низких значений до запредельно высоких (VI-7). Прямая зависимость между скоростью образования литологических отложений и плотностью находок отсутствует. Несомненно, что плотность находок в данном случае определялась количеством посещений на одну и ту же жилую поверхность, то есть, скоростью аккумуляции культурных отложений. На всех поселениях обнаружены свидетельства использовался огня.

 

По заключению М. Пату-Матис, модель эксплуатации фауны в горизонтах IV слоя Чокурчи I носит смешанный характер (Patou-Mathis 2004b). Для некоторых горизонтов можно предполагать первичную разделку сайги, но, в основном, на поселениях происходила вторичная разделка сайги, гидрунтиновой лошади, мамонта, быка / бизона, благородного оленя ( VI-10; VI-11). Причем, их количество редко превышает 2 особи для каждого вида. Наряду с сайгой и лошадью широко представлен мамонт ( VI-10; VI-I1), но, в основном костями черепа. Несомненен и вклад хищников в фаунистическое разнообразие коллекций Чокурчи I, IV. Исходя из возрастного состава остатков сайги, одни горизонты образовались в конце весны, другие - в конце лета. Фрагментация костей гоминидами указывает на наличие определенного пищевого кризиса. В целом, такой качественный и количественный состав фаунистической коллекции может указывать на то, что она была создана не в результате охоты, а сбора падали (Patou-Mathis 2004b).

 

Характеристика фаунистической коллекции Кабази II, V/3 и V/4 практически не отличается от Чокурчи I, IV (Пату-Матис, личное сообщение), как, впрочем, одинаковы и их топографические условия. Не исключено, что сезонность поселений связана с разливами реки, что приводило к естественной гибели животных. То есть, топографические условия Чокурчи I, IV и Кабази II, V/3, V/4 предполагали использование данных поселений, как сезонных лагерей по сбору падали во время пищевых кризисов. Вероятно, что охота на сайгу и / или гидрунтиновую лошадь дополнялась сбором частей скелетов, погибших в результате паводков, мамонтов, бизонов, носорогов, оленей. Впрочем, охота на сайгу и лошадь также под вопросом. Количество добытых животных этих видов редко превышает 2 особи, что больше соответствует модели сбора падали, чем результатам загонной охоты.

 

Что касается Караби Тамчин, IV/2 и V, то характер фаунистической коллекции также не дает оснований для безапелляционных утверждений о способах его аккумуляции, хотя А. Барк склоняется к мысли об утилизации охотничьей добычи, как основном методе его образования (Burke 2004). Основной претендент на звание охотничьей добычи - гидрунтиновая лошадь представлен 3 особями для каждого горизонта, которые были определены на основании 18-37 фрагментов костей. Все остальные виды представлены одной особью и 1-6 костями. Безусловен ощутимый вклад хищников в образование фаунистической коллекций Караби Тамчин, IV/2 и V. Чрезвычайно высокая степень фрагментации костного материала может отражать состояние пищевого кризиса, а также специфику условий залегания в щебнистых седиментах. Также очевиден сезонный характер поселений Караби Тамчин. По мнению А. Барк, фаунистические коллекции образовались в конце осени - начале зимы, а А.И. Евтушенко считает, что сезон обитания Караби Тамчин соответствует концу лета - началу осени (Yevtushenko et al., 2004, Burke 2004).

 

Таким образом, кратковременные лагеря типа В носили явно выраженный сезонный характер, соответствующий определенному кризису пищевых ресурсов, когда их обитатели, возможно, были вынуждены не брезгать даже сбором падали.

 

Сырьевые базы для лагерей типа В располагаются на относительно значительном, как для Крыма, расстоянии - от 7 до 30 км. Модель использования кремня базировалась на транспортировке на территорию лагерей одно- и, в основном, двусторонних орудий (Чабай, 20036; Chabai 2004b; Евтушенко, 2003; Yevtushenko 2004), о чем свидетельствуют высокий процент орудий, в том числе, двусторонних и практически полное отсутствие нуклеусов (VI- 7). В процессе использования принесенные орудия относительно интенсивно переоформлялись. С одной стороны, результатом переоформления двусторонних орудий становился набор мелких сколов, которые использовались для изготовления односторонних орудий, в основном, разнообразных конвергентных скребел. С другой стороны, в результате переоформлений орудий появлялись специфические типы, такие как: нуклевидные скребла, «чокурчинские треугольники», сильно сработанные и реутилизированные двусторонние орудия (см. Главу III). Фактически, двусторонние орудия играли роль своеобразных нуклеусов для получения заготовок для изготовления односторонних орудий. Впрочем, нельзя сказать, что интенсивность редукции артефактов на поселениях кратковременных лагерей типа В носила чрезвычайно выраженный характер. Для большинства орудийных наборов лагерей типа В процентное содержание двусторонних орудий очень высоко, значительная часть двусторонних орудий сохранила достаточно крупные размеры и не демонстрирует явных следов реутилизации. Пожалуй, наиболее ярко выражена редукция двусторонних орудий, как, впрочем, й остальных артефактов, в коллекции Чокурчи I, IV-O, которая относится к индустриям старосельской фации, тогда как все остальные кремневые комплексы лагерей типа В - к аккайской.

 

В итоге, представленные данные позволяют сделать заключение о том, что на территории кратковременных лагерей типа В производились следующие операции:

 

1.         транспортировка на территорию лагерей частей туш мамонтов, лошадей, оленей, быков / бизонов и сайги, которые были собраны или убиты;

2.         транспортировка на территорию лагерей готовых одно- и, в основном, двусторонних орудий;

3.         устройство на территории лагерей очагов;

4.         вторичная разделка - потребление частей туш принесенных на стоянку животных, сопровождающаяся интенсивной переработкой костного материала для получения костного мозга;

5.         переоформление, реутилизация орудийных наборов, изготовление односторонних орудий на сколах переоформления двусторонних орудий.

 

Не похоже, чтобы перечисленные действия, если даже представить, что они были элементами одного хозяйственного цикла, обусловливали большую долговременность этих поселений, чем других типов кратковременных лагерей.

 

Кратковременные лагеря, тип С. К этому типу кратковременных лагерей относятся комплексы Пролом II, II и III культурные слои. Скорее всего, скорость седиментации была умеренной, тогда как интенсивность посещений стоянки существенно различалась в разные периоды аккумуляции отложений. Во время отложения культурных остатков и седиментов II и III культурных слоев грот Пролом II достаточно часто посещался первобытными коллективами. Мощность культурных отложений составляет около 30 см для каждого слоя. При этом насыщенность слоев артефактами очень низкая (VI-8), что свидетельствует о слабой интенсивности процесса кремнеобработки на территории грота. В обоих случаях культурные отложения являются результатом наслоений остатков последовательных визитов, не разделенных большими промежутками времени (Чабай, 2002). Насыщенность культурных отложений фаунистическими остатками приблизительно одинаковая и ее показатель приблизительно равен таковому дня артефактов. Со II культурным слоем ранее связывалось «костище», дугообразное скопление костей под задней стенкой грота. Анализ стратиграфической и планиграфической ситуаций продемонстрировал, что «костище» не связано с остатками поселений II культурного слоя (Глава IV; Чабай, 2002). Бытовые объекты на территории лагерей этого типа сводятся к наличию четко оконтуренных очагов, один из которых во II культурном слое Пролома II обложен камнями (Глава IV).

 

По количеству костных остатков лидирует сайга ( VI-12). По количеству особей ее лидерство не столь безапелляционно ( VI-13). Большое количество видов животных, в том числе хищников, представлено практически одинаковым количеством особей. Для II культурного слоя Пролома II реконструирована вторичная разделка сайги (Enloe et al., 2000) и с гораздо меньшей степенью вероятности предположена ее же первичная разделка (Чабай, 2002) ( VI-12; VI-13). Очень высок вклад хищников в создание фаунистических коллекций (Chabai, Marks 1998, Enloe et al., 2000; Чабай, 2002). При этом необходимо отметить, что значительная часть фаунистических комплексов представлена мелкими фрагментами костей, что свидетельствует о интенсивной утилизации фауны гоминидами / хищниками. Если статус сайги, как основной охотничьей добычи первобытных коллективов, не вызывает сомнений, то определение способов аккумуляции костных остатков других видов животных не так однозначно. Практически нельзя исключить такие типы образования фаунистических комплексов, как сбор падали хищниками и гоминидами, а также естественная смерть хищников на территории грота.

 

Для обеспечения процесса кремнеобработки на кратковременных лагерях типа С использовались удаленные (сарыкайское) и расположенные в непосредственной близости от поселений (долина Кучук-Карасу) источники сырья. Причем, качество сырья с сарыкайского месторождения было гораздо выше, чем местного кремнистого известняка. Именно на нем изготовлены все двусторонние орудия. Местное сырье использовалось только для нуклеусного расщепления и, соответственно, производства односторонних орудий. Некоторая часть односторонних орудий была изготовлена и из приносного сырья, в том числе, на сколах оформления двусторонних орудий. Импортный характер части орудийного набора подтверждается высоким процентом орудий во II и Ш культурных слоях Пролома II (VI-8). Практически все двусторонние орудия были принесены на поселения П и III культурных слоев Пролома II в готовом виде, что повторяет модель обеспечения кремнем, практиковавшуюся на территории лагерей типа В. Более того, сравнение по метрическим показателям коллекции сколов, изготовленных на приносном сырье, Пролома II, II и всех горизонтов Чокурчи I, IV указывает на их полную идентичность (Чабай, 2002, с. 374-376). Следовательно, если бы не активное использование дополнительного источника местного кремнистого известняка, то модель снабжения кремнем лагерей типов В и С была бы полностью сходной.

 

В целом, в кратковременных лагерях типа В жизнедеятельность гоминид сводилась к выполнению следующих взаимосвязанных действий:

 

1.         транспортировка на территорию стоянки частей туш сайги для их последующего потребления на территории поселений, также, возможно, сбор и транспортировка падали;

2.         устройство очагов;

3.         транспортировка протестированных блоков местного сырья и готовых одно-, двусторонних орудий изготовленных из кремня удаленных сырьевых месторождений;

4.         расщепление нуклеусов и изготовление односторонних орудий из местного сырья находящегося в непосредственной близости к стоянке.

 

Этот набор действий количественно уступает набору операций проводимых на кратковременных лагерях типа А, но, за счет использования местного сырья, превосходит количество действий, практиковавшееся на территории лагерей типа В. Не исключено, что гоминиды на поселениях И, III культурных слоях Пролома II проводили несколько меньше времени, чем на Заскальненских поселениях. Вряд ли обитатели Пролома II задерживались в гроте дольше, чем хозяева лагерей типа В на территориях своих поселений. Интенсивность кремнеобработки в Проломе II сравнима с таковой для Кабази II, V/3, V/4, Караби Тамчин, IV/2, V, но гораздо ниже, чем в любом из горизонтов Чокурчи I, IV.

 

Кратковременные лагеря, тип D. К данному типу кратковременных лагерей относятся поселения Староселья, 1 слой, Пролома I, верхнего слоя Киик- Кобы, и слоя В Буран-Каи III. Указанные памятники различаются скоростью образования седиментов. Если для Староселья характерны «умеренныежтемпы седиментации, то скорость образования отложений в гротах Киик-Коба, Буран-Кая П1 и Пролом I является наиболее «медленной» среди палеолитических памятников Крыма. Значит, для Киик-Кобы, Буран-Каи III и Пролома I в гораздо большей степени, чем для других памятников, характерны наслаивания остатков разновременных поселений без образования стерильных прослоек между ними, что приводило к повторному использованию гоминидами и хищниками результатов предыдущих поселений. Несмотря на некоторое различие в скорости аккумуляции литологических отложенйй, все лагеря типа D представлены palimpsest поселений (Главы IV и V).

 

Плотность артефактов в культурных отложениях всех поселений кратковременных лагерей типа D приблизительно одинаковая, за исключением Буран Каи III, В (VI-9). Объяснение этому факту может быть в большей тщательности раскопок и полноте публикации материалов (Демиденко, 2003; Demidenko 2004). По тщательности раскопок и полноте публикации материалов Староселье, 1 слой не уступает Буран Кае III, В. Различия в плотности артефактов между Старосельем, 1 и Буран Каей III, В отражают разную интенсивность использования этих поселений. Не исключено, что плотность находок в верхнем слое Киик-Кобы не ниже, но до сих пор не опубликован весь кремневый комплекс данного поселения.

 

Бытовые и ритуальные объекты поселений включают очаги (наиболее четко оконтуренные в Староселье, 1 слой и нижнем культурном слое Пролома I) и погребальное сооружение в Киик-Кобе. Отсутствие четко оконтуренных очагов в верхнем слое Киик-Кобы (прослежены лишь очажные ямки), в верхнем культурном слое Пролома I и в слое В Буран-Кае III лишний раз подтверждает вероятность повторного использования предыдущих поселений в этих памятниках. При этом культурные отложения данных памятников перенасыщены костным углем и другими свидетельствами использования огня.

 

По количеству костных остатков и особей в Староселье, 1 доминирует гидрунтиновая лошадь, а в Бурак Кае III, В - сайга ( VI-14; VI-15). Сайга является доминирующим видом по количеству костных остатков в Проломе I. В то же время, в верхнем слое Киик-Кобы нет ярко выраженного доминирующего вида ни по одному из показателей. Как, впрочем; отсутствует и преобладающий вид в Проломе I по признаку количество особей. Использование фауны в Староселье, 1 определялось первичной и вторичной разделкой частей туш гидрунтиновых лошадей (Burke 1999а), а в Буран Кае III, В - сайги (Patou-Mathis 2004а). По мнению М. Пату-Матис, Буран Кая III, В является palimpsest поселений с повторяющейся моделью использования фауны. Этот же вывод вполне применим к фаунистической коллекции Староселья, 1. Возможно, что отсутствие доминирующих видов в Киик-Кобе, верхний слой и Проломе I, связано с разной видовой ориентацией palimpsest этих поселений, а также большим вкладом хищников в создание фаунистических коллекций. Эти два фактора могли в значительной степени нивелировать характерные черты моделей использования фауны в верхнем слое Киик-Кобы и Проломе I.

 

Впрочем, можно предложить еще не одно объяснение «смешанному» характеру данных фаунистических коллекций. В настоящее время, доказанным зооархеологами можно считать сходство моделей, а, следовательно, набор операций по использованию фауны в Староселье, 1 и Буран Кае III, В.

 

Сырьевая база для всех кратковременных лагерей типа D находилась на расстоянии от 10 до 30 км. Похоже, что обитатели Буран Каи III, Киик-Кобы и Пролома I пользовались кремнем сарыкайского месторождения. Обитатели Староселья, вероятно, использовали бодракские выходы кремня и в меньшей степени кремнистые породы залегающие в известняках вокруг стоянки. Соотношения сколы.нуклеусы и орудия:нуклеусы указывают на незначительную роль нуклеусного расщепления, как источника сколов (VI-9). Высокий процент орудий предполагает их импортный характер. Также предполагается транспортировка на территории лагерей типа D желваков кремня для их последующей утилизации (Marks et al., 1996; Uthmeier 2004Ъ; Kurbuhn 2004). Правда, роль желваков, трансформированных в нуклеусы могли играть и двусторонние орудия (Uthmeier 2004b). Определяющую роль в образовании комплексов сколов сыграл кратное переоформление двусторонних орудий (Richter 2004), что, в первую очередь, отразилось на размерах двусторонних орудий, а во вторую - на размерах сколов и их количестве. И те и другие редко превышают 5 см, как в длину так и в ширину, то есть являются самыми маленькими в среднем палеолите Крыма. Интенсивность утилизации артефактов для верхнего слоя Киик-Кобы, Пролома I и Буран-Каи III, слой В была на порядок выше чем для Староселья, 1 слой, что не замедлило отразиться в более высоком количестве конвергентных орудий и, в целом, более мелких артефактах (Демиденко, 2003; Demidenko .2004). Что, в свою очередь, послужило основанием для подразделения индустрий типологических структур орудийных наборов кратковременных лагерей типа D на старосельские (Староселье, 1 слой) и кииккобинские (Киик-Коба, верхний слой; Пролом I; Буран-Кая III, слой В).

 

На кратковременных лагерях типа D производились следующие операции:

 

1.         транспортировка на территорию лагерей частей и целых туш лошадей и сайги;

2.         транспортировка на территорию лагерей готовых одно- и двусторонних орудий, в меньшей степени блоков сырья, реутилизация орудийных наборов;

3.         устройство на территории лагерей очагов, в верхнем слое Киик-Кобы обнаружено погребальное сооружение;

4.         первичная и вторичная разделка - потребление частей туш принесенных на стоянку животных.

 

Относительная долговременность обитания для выполнения этих операций могла занимать не меньше, но и не больше времени, чем реконструированные действия имевшие место на других типах кратковременных лагерей.

 

Вместе с тем, масштабную утилизацию артефактов на кииккобинских памятниках Ю.Э Демиденко (2003, с. 159) предлагает считать результатом «большей интенсивности и долговременности различных процессов жизнедеятельности». Вряд ли в данном случае стоит смешивать понятия «интенсивности» и «долговременности». Староселье и Буран Кая III находятся в равных сырьевых условиях. Модели эксплуатации кремневых и фаунистических ресурсов примененные на Староселье, 1 и Буран Кае III, В практически сходны, что не дает оснований предположить разную долговременность их использования. Вместе с тем, более интенсивная переработка артефактов в Буран Кае III, В очевидна и выражается в большем количестве конвергентных орудий и меньших размерах всего орудийного набора, чем в 1 слое Староселья.

 

То есть, модели использования сырья и фауны сходны, а интенсивность утилизации артефактов разная. Представляется, что для решения этой задачи необходим учет еще двух показателей - скорость аккумуляции литологических и культурных отложений. По этим показателям Староселье и Буран Кая HI, В представляют диаметрально противоположные1 явления. Для Буран Каи III, В характерна чрезвычайно высокая скорость аккумуляции культурных отложений при экстремально низких темпах образования литологических седиментов (см. Главу V). Для Староселья, 1 более характерны «умеренные» темпы аккумуляции, как литологических, так и культурных отложений (см. Главу IV). Следовательно, шанс повторного использования жилых поверхностей покинутых поселений в palimpsest Буран Каи III, В был гораздо выше, чем в palimpsest Староселье, 1. Высокая интенсивность утилизации артефактов в Буран Кае III, В была не одноразовым процессом, а происходила при каждом последующем визите на не погребенную известняковыми отложениями поверхность предыдущего поселения. Т. Утмайер, исходя из трудовых затрат на все хозяйственные операции, приведшие к образованию фаунистической и кремневой коллекций Буран Каи 1П, В, предполагает от трех до шести таких визитов.

 

Эти подсчеты основаны на количестве артефактов, обнаруженных на четвертой части площади стоянки. Иными словами, увеличение количества артефактов приведет к увеличению количества посещений стоянки. Длительность каждого посещения, по мнению Т. Утмайера, составляла несколько дней (Uthmeier 2004b). Зооархеологический анализ, также продемонстрировал что добыча, разделка и потребление 24 особей сайги, найденных только на половине (13 м1) раскопанной площади поселения, были результатами далеко не одного непрерывного «сидения» на стоянке (Patou- Mathis 2004а). По количеству особей доминирующего вида сайга в Буран Кае III, В в два раза превосходит доминанта 1 слоя Староселья гидрунтиновую лошадь (12 особей), остатки которой были собраны с почти 30 м1 поселения. При столь высокой частоте заселений грота вероятность использования не погребенных артефактов, оставшихся с предыдущего визита стоянки была очень высока. То есть, значительная интенсивность утилизации артефактов на кииккобинских памятниках объясняется кратным, но не одновременным использованием артефактов, а не долговременностью «сидения» на поселении и, конечно, не «различными процессами жизнедеятельности».

 

 

К содержанию: Чабай Средний палеолит Крыма

 

Смотрите также:

 

Древнекаменный век - палеолит  Крым. История, археология  ПАЛЕОЛИТ КРЫМА