ПАЛЕОЛИТ ПОДНЕПРОВЬЯ

 

 

Родовая организация юдиновских людей в палеолите

 

Раскопки показали, что обитатели Юдиновской стоянки были хороша знакомы с огнем, вероятно, умели его добывать. Применение огня на других стоянках, например в Бердыже, подтверждается находками костного угля. На Юдиновской и Елисеевичской стоянках найдено несколько- кострищ или очагов, целиком заполненных костным углем. Костные угли встречались и на всей площади стоянки.

 

Обнаруженные на Юдиновской стоянке два очага в раскопах 2 и 3- имели в плане форму приблизительно круга диаметром до 2,15 м, в разрезе — вид плоской тарелки с несколько приподнятыми краями. Очевидно, для костра или очага вырывалось небольшое углубление, куда накладывались и каким-то образом разжигались богатые жиром костные остатки.

 

Ф. Энгельс указывал, что умение пользоваться огнем л добывать его имело для развития первобытного общества громадное значение. Огонь сделал возможным употребление в пищу рыбы, содержащих крахмал корней и клубней, а также дичи, «которая с изобретением первого оружия, дубины и копья, стала добавочной пищей» Ф. Энгельс подчеркивает, что с началом применения огня и появлением новых видов пищи люди стали независимыми от климата и местности, могли даже в диком состоянии расселиться на большей части земной поверхности. Грубо сделанные, неотшлифованные так называемые палеолитические каменные орудия являются доказательством этих переселений.

 

Как можно представить себе общественную организацию юдиновских людей по богатым материальным остаткам, добытым при разработке раскопов 1947 г. и многочисленных шурфов?

 

Прежде всего обращают на себя внимание очень большие размеры площади стоянки. Они равны по крайней мере 1,3—1,7 га. Насколько известно, из исследованных в СССР стоянок палеолита нет ни одной такой большой, за исключением разве Тимоновской и, по-видимому, Костенок I. К этому нужно добавить, что к юго-западу от основной Юдиновской стоянки имеются несомненные следы большого, простиравшегося по крайней мере на 125 м, палеолитического поселения, существовавшего, по-видимому, одновременно с основным поселением и границы которого пока еще четко не прослежены.

 

На всех пунктах и особенно на раскопах 1—3 обнаружено обилие палеолитических остатков, прежде всего фауны и изделий из кремня. Все это, особенно в связи с громадным пространством стоянки, определенно доказывает, что в данном случае не наблюдается какой-либо случайности и что указанные обстоятельства тесно связаны с одним основным фактом — значительной заселенности населения стоянки.

 

 

 К сожалению, в нашем распоряжении еще нет метода точного определения густоты населения или исчисления ее по данным о площади поселения и количеству найденных на нем культурных остатков. Несомненно все-таки, что размеры или величина палеолитического поселения связаны с количеством населения.

 

Если исходить из того, что вскрытое раскопками сооружение служило жилищем и на одного человека цриходилось по 1 м2 жилплощади, то можно сказать, что население стоянки в то время, когда существовало большое жилище площадью около 100 м2, составляло не менее 100 человек. Эту цифру нельзя считать слишком преувеличенной. Ей придают большую вероятность данные о площади всего поселения вокруг раскопов 1—3, составлявшей 1,66 га. Чтобы объяснить, как на такой большой площади мог отложиться значительный культурный слой, необходимо предположить не только большую продолжительность обитания людей на стоянке, но и многочисленность жившего на ней населения. Трудно предполагать, что сравнительно мощный культурный слой Юдиновской стоянки мог остаться от малочисленного населения.

 

Уже сам факт сооружения большого жилища убедительно подтверждает первобытнообщинный характер организации обитателей стоянки. Возвести такое сооружение при скудости строительных материалов могла достаточно большая и сплоченная община.

 

К тому же заключению приводит и твердо установленный факт залегания на стоянке большого числа убитых людьми мамонтов. Выше уже была показана неприемлемость утверждения В. И. Громова, что значительная часть (по И. Г. Пидопличко, даже все) костей мамонта на стоянках принадлежала животным, погибшим от различных естественных причин и сохранившихся в вечно мерзлой почве. Конечно, нельзя отрицать, что люди верхнего палеолита употребляли в пищу и вообще использовали для своих целей трупы мамонтов. Однако факт нахождения на поселениях огромного количества костных остатков мамонта на протяжении всего верхнего палеолита и на огромных территориях Европы и Азии доказывает с несомненностью, что все это преимущественно остатки добычи охотников за мамонтами.

 

Чтобы убить на охоте столько мамонтов, доставить их шкуры, кости и мясо на Юдиновскую стоянку, необходимо было очень большое количество людей, связанных крепкой, прочной организацией.

 

Эту организацию на той стадии исторического развития можно представить в виде примитивной общины, в хозяйстве и руководстве которой, вероятно, видное место принадлежало женщине. Правда, на стоянке в Юдинове не выявлено каких-либо ярких фактов в пользу такого утверждения. Однако, как уже упоминалось, близкие территориально и хронологически к Юдинову стоянки в Мезине и Елисеевичах доставили доказательства этого предположения. Это мезинские «птички», представляющие стилизованные изображения женщин, и елисеевичская женская статуэтка.

 

Юдиновская родовая община, вероятно, продвинулась в своем развитии далеко вперед в сравнении с эпохой становления родового строя. Для успешной борьбы с окружающей природой обитатели стоянки должны были жить и трудиться сообща, сплоченным коллективом, общиной. Ведя все хозяйство коллективно, применяя разнообразные орудия, люди могли значительно повысить производительность своего труда. Охота на крупных животных — мамонта, быка, лошадь, северного оленя — была продуктивной и превратилась в постоянный промысел. Охота, а также собирательство и добыча рыбы обеспечивали людей запасами пищи и другими средствами существования. Это привело к укреплению оседлости.

 

На стоянке в Юдинове найдено громадное количество костных остатков животных, костного угля, орудий из камня и отходов их производства, большое скопление всякого рода остатков пребывания людей, масса костяных орудий, некоторые произведения искусства. Такие скопления могли образоваться, конечно, только потому, что люди жили на стоянке оседло более или менее продолжительное время. Благодаря этому осознавались и укреплялись родственные связи по материнской линии.

 

В этих раннеродовых общинах существовали разделение труда по полу и возрасту, возникшее в более ранние времена, а также, вероятно, и междуобщинный обмен. Мужчины занимались охотой, женщины собирательством и домашним хозяйством, смотрели за детьми, шили одежду.

 

Возможно, что в это время уже возникла и некоторая специализация труда. Так, некоторые кремневые орудия и изделия из кости (например, предметы «искусства» со сложной сравнительно резьбой магического, по- видимому, характера) изготовлялись, вероятно, более опытными и умелыми членами первобытной общины. Возможно, что молодые и более сильные женщины вместе с мужчинами участвовали в охотничьих облавах и загонах. Старые, опытные мужчины руководили 1всеми хозяйственными делами общины, выполняли магические обряды, были носителями опыта и хранителями предметов культа, святынь и преданий.

 

Первобытнообщинный характер организации обитателей Юдиновской стоянки подтверждается рядом фактов. Один из них — залегание в культурном слое стоянки больших частей костяков мамонта в ненарушенном анатомическом порядке.

 

Неоднократные находки костных остатков в ненарушенном порядке доказывают, что юдиновские охотники приносили на поселение большие нерасчлененные части туш мамонтов.

 

Ряд аналогичных примеров, как уже указывалось, дала и стоянка в Елисеевичах.

Можно также напомнить о массовом нахождении на Юдиновской стоянке (в раскопах 2 и 3) сравнительно больших черепов мамонта с иногда уцелевшими бивнями и зубами. Черепа с покрывавшей их толстой кожей, головным мозгом, увесистыми зубами и громадными бивнями были очень тяжелы и могли быть доставлены на стоянку только значительной группой участников охоты.

 

Наконец, весьма ярким показателем общинного характера производства (в первую очередь охоты) являются на Юдиновской стоянке остатки больших костных сооружений. В самом деле, только при общинном характере организации могли быть построены оба эти сооружения, из которых особенно большим (для верхнего палеолита, разумеется) является сооружение в раскопе 2 площадью около 46 м2. На его возведение потребовались кости нескольких десятков мамонтов. Само по себе ясно, что для добычи такого количества гигантских животных, переноса туш на поселение хотя бы по частям из более или менее удаленных мест необходимы были соединенные усилия большой, прочно спаянной родственной общины.

 

Найденные на стоянке костные остатки принадлежат (приблизительно) 50 мамонтам. Правда, из этого числа некоторую часть можно отнести на долю животных, павших или найденных в вечномерзлой почве. Однако таким способом могло быть добыто только незначительное количество животных. Подавляющая масса их была, несомненно, убита людьми. Этим предполагается, что в убивании или поимке животных, в свежевании, расчленении, разрезании на части, переноске их к жилищам участвовала большая группа людей.

 

Несомненно, что и такая трудоемкая для обитателей стоянки с их тонкими землекопалками из ребер работа, как засыпание землей всей наружной стены большого сооружения, тоже требовала затрат труда целого коллектива.

 

 

К содержанию учебника: К.М. Поликарпович "ПАЛЕОЛИТ ВЕРХНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ"

 

Смотрите также:

 

Поздний верхний палеолит Приднепровья  Палеолит в Приднепровье  Стоянки древних людей

 

Поздний палеолит Русской равнины   Верхний палеолит. Приледниковая область в Европе.

 

 Последние добавления:

 

Топонимы Подмосковья    Следы минувшего. Палеонтология    Давид Рене - Правовые системы    Аквариум    Вулканы