Судебная психиатрия

 

Судебно-психиатрическая оценка симуляции и диссимуляции

  

 

В связи с серьезностью последствий установления симуляции судебно-психпатрическую экспертизу подозреваемых в симуляции или диссимуляции следует проводить в стационаре, где имеются все условия для клинического изучения и лабораторных обследований.

 

Судебно-психиатрическая оценка здоровых, обнаруживающих симулятивное поведение, не представляет затруднений: они вменяемы При установлении симуляции судебно-психиатрической экспертизой следует направлять обследуемых в распоряжение судебно-следственйых органов; не ожидая прекращения симуляции

 

Определенные трудности при судебно-психиатрической оценке представляет симуляция, возникающая на патологической почве В этих случаях при клиническом обследовании необходимо выяснить особенности патологической почвы, на которой возникают указанные формы поведения, определить глубину, выраженность и прогредпентность патологического процесса, характер дефекта Если обследуемые вменяемы, то в акте судебно-психиатрической экспертизы необходимо указать на v имуляцню пли аггравацию

 

Касаясь вопросов симуляции психически больных, нельзя пройти мимо довольно многочисленных случаев, описываемых в литературе под названием «сомнительных» психических состояний или псевдосимуляции [Краснов Д., 1926; Малкин П. Ф., 1947].

 

Эти случаи вызывают определенные экспертные и диагностические затруднения, вследствие чего становятся предметом разногласий: одни предполагают у этих обвиняемых симуляцию, другие настаивают на диагнозе психической болезни. Анализ ошибочных заключений о симуляции у лиц, страдающих шизофренией, показывает, что в этих случаях встречаются главным образом гебефреническая и простая формы заболевания. В клинической картине у этих больных преобладают нелепость поступков, вычурность и странность речевой продукции, эмоциональная неадекватность, что при поверхностном рассмотрении создает впечатление- искусственности, грубой нарочитости.

 

Заключения повторных судебно-психиатрических экспертиз показывают, что экспертно-диагностические затруднения при разграничении шизофрении и симуляции в большинстве касаются не случаев с острой психотической симптоматикой, а явлений более или менее выраженного постпроцессуального дефекта или вялопротекающего процесса без обильной продуктивной симптоматики.

 

Диагностические расхождения, как ни странно, наблюдаются именно там, где специфическое для шизофрении «расщепление» психики выражено чрезвычайно отчетливо. В поведении таких больных на первый план выступают недостаточная ориентированность, амбивалентность и амбитендентность, неточность и нечеткость суждений, паралогичность и аморфность мышления. Все это при недостаточном изучении и сопоставлении с другими проявлениями в психическом статусе больных наводит на мысль о грубой и неумелой симуляции. В таких случаях эмоциональная бедность в сочетании со стереотипией оцениваются как заученность жалоб у симулирующего. Впечатление о психологически понятных попытках избежать ответственности нередко создается при наблюдающихся у отдельных больных шизофренией явлениях амбивалентности, в силу чего они могут отрицать свою вину вопреки всякой очевидности и доказанности правонарушения, в котором сами ранее сознавались, отказываться от своих подписей, жалоб и просьб. Аналогичные предположения возникают в связи с нередкими у больных шизофренией отказами от своего имени и фамилии, а иногда и биографии по бредовым мотивам.

 

Диссимулятивные тенденции важно учитывать при назначении и изменении мер медицинского характера, особенно тогда, когда общественно опасное деяние было причинно связано с диссимулируемыми болезненными переживаниями. Эти данные надо отражать в акте судебно-психиатрической экспертизы для сведения врачей, осуществляющих принудительное лечение, так как личностное стремление к диссимуляции обычно бывает устойчивым.

 

В то же время приуменьшение астеноневротической симптоматики, снижения памяти в сочетании с желанием «удержать» социальные позиции у лиц с благополучным преморбидом не должно препятствовать отмене принудительного лечения. Динамика диссимуляции с возвратом к аутистической форме при положительных социальных установках, как правило, отражает благоприятное течение заболевания с относительной сохранностью адаптационных возможностей и способностью к компенсации болезненных проявлений, что также необходимо учитывать при проведении и отмене принудительного лечения в со- цпально-исихиатрическом и деонтологическом плане как один из важных путей профилактики повторных общественно опасных действий.

 

 

 Смотрите также:

  

Симулирование и членовредительство. ЭКСПЕРТИЗА...

Судебно-медицинская экспертиза по подозрению на симуляцию, диссимуляцию, аггравацию и дезаггравацию. Симуляцией заболевания называется изображение несуществующей болезни (притворная болезнь).

 

какие поводы для экспертизы потерпевших, подозреваемых...

Кроме того, судебно-медицинская экспертиза бывает необходимой и при рассмотрении гражданских дел, связанных с причинением вреда здоровью.
• симуляции и диссимуляции при

 

РАННИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ТРУПЕ - образования трупных пятен

Судебно-медицинская танатология и экспертиза трупа. Ранние изменения в трупе.
Словарь судебно-медицинских терминов. Имбибиция — последняя стадия образования трупных пятен, которая начинается на вторые сутки.

 

Типичные травмы по признакам. Авиационные и водные травмы

Судебно-медицинская танатология и экспертиза трупа. Авиационные и водные травмы.
7. Каковы основные задачи судебно-медицинской экспертизы в случаях расследования авиационных катастроф?