«Эврика» 1990. КОСМИЧЕСКИЕ ТАЙНЫ КУРГАНОВ

 

 

Прародина создателей «Ригведы» были Азово-Черноморские степи

 

 

 

В Индии профессиональными хранителями традиций являются кланы риши и каста брахманов. Подобные замкнутые объединения хранителей общественной мудрости существовали и у других первобытных народов: волхвы древних русичей, друиды галльских племен, создавших Стоунхендж и десятки подобных ему сооружений... На примере культа Аполлона мы познакомились со жрецами-астрономами, которые обслуживали древнейшие обсерватории Европы и странствовали для уточнения календарей от Британии до Алтая, от Малой Азии до Скандинавии. Очевидно, что подобные странники могли распространять очень специфические знания, навыки, мифы, изображения, вещи.

 

А как происходило обособление мудрецов в среде разноэтничных племен Азово-Черноморских степей? С какими цивилизациями связаны были жрецы индоиранской языковой общности до частичного переселения арийских племен в Индию?

Обособление различных, не только жреческих, но также ремесленных и воинских групп прослеживается в Юго-Восточной Европе с середины IV тысячелетия до нашей эры. Это было время начала становления Египта и Шумера, распада индоевропейской и формирования индоиранской общности.

 

Немаловажное место среди них принадлежит так называемому новоданиловскому культурному типу, возникшему в среде поздней днепро-донецкой и ранней среднестоговской археологических культур. Возникновение этого типа прослеживается в Мариупольском могильнике, подобные памятники распространяются затем от Балкан до Кавказа, следы обнаруживаются даже на Ближнем Востоке.

 

Наиболее отчетливыми показателями далеких походов «новоданиловцев» являются находки клювообразных молотов-клевцов из оленьего рога и, главное, скипетров в виде лошадиных голов. Навершия скипетров изготовлялись преимущественно из полированного камня. Такие изделия найдены от Югославии до Дагестана. А от Приазовья до Ирана встречаются бронзовые им подражания. На всей этой огромной территории бытовали также крестообразные навершия булав, три находки которых в Мариупольском могильнике позволили нам выявить истоки символики арийской палицы-ваджры.

 

Особую подвижность и мощь придало «новоданилов- цам» приручение лошади и начало использования ее для верховой езды. Всадник с боевыми клевцом, булавой или скипетром представлял собой в те времена невиданную, непобедимую силу. Очевидно, именно эти первые конники породили мифы о полумужчинах-полуконях (кентавры древних греков) или птицеподобных воителях (гандхарвы ариев)—существах вероломных и доблестных, божественных и диких.

 

В историю культуры навсегда вошли «наимудрейший из кентавров» Хирон, учитель величайших героев и сына самого Аполлона, а также Гандхарва, «стоящий на своде небес». Такие образы находят соответствия в захоронениях у сел Новоданиловка Запорожской области, Суворово Одесской области и других, которые были перекрыты камнями с календарными знаками или окружены ориентированными по небесным светилам кромлехами, что указывает на астрономические познания, на мудрость распорядителей погребальных обрядов.

 

По-видимому, «новоданиловцам», древнейшим представителям формирующейся индоиранской общности, первым удалось замкнуть в единое кольцо так называемую Циркумпонтийскую культурно-историческую зону: области вокруг Черного и Азовского морей, заселенные разноэтничными племенами и народностями. Установились столь тесные связи, что восточносредиземноморское население проникало до Нижнего Поднепровья, а характерный для днепро-донецкой культуры погребальный обряд — вытянутые, посыпанные охрой покойники—обнаружен на кладбищах шумерских городов Ура и Эреду.

 

Ученые установили, что влияния Шумера распространялись на куро-араксскую, алазано-беденскую и другие культуры Кавказа. Предполагается, что эти культуры созданы хурритами — предками некоторых кавказских народов.

 

На рубеже III—II тысячелетий до нашей эры хур- риты Армянского нагорья приютили несколько кланов шумеро-аккадских (вавилонских) писцов, бежавших от распрей и войн, поразивших их царство. На отдельных событиях, сопутствовавших этому бегству, мы остановимся ниже. Здесь же отметим, что основной обязанностью переселившихся писцов стал учет торговли, которая сопровождала возникновение на караванных путях хурритских городов-государств.

 

Одним из главных товаров была соль, ценившаяся не меньше ячменя и пшеницы... Не соляные ли месторождения Сиваша привлекли сюда первых выходцев куро-араксской культуры, пришедших вслед за проникшими на Кавказ «новоданиловцами»? Не было ли среди этих выходцев людей, оставивших характерные для Шумера изображения на плитах Каменной Могилы и I кромлеха Велико-Александровского кургана?

 

Кромлех и погребение в центре его — наиболее северо-западный памятник куро-араксской культуры. Оставивший его род или племя объединился здесь с небольшой группой выходцев из трипольской культуры, основная территория которой в начале III тысячелетия до нашей эры располагалась между Нижним Дунаем и Средним Днепром. На материалах нижних слоев Вели- ко-Александровского кургана и других памятников Днепро-Бугского междуречья прослежено, как две группы пришельцев слились, дав начало новой, кеми- обнпской культуре.

 

Следы подобных слияний обнаруживаются и в прилегающих областях — от низовьев Днестра до низовьев Кубани, от днепровского Надпорожья до Крыма включительно. Повсюду на этой территории встречаются кеми-обинские памятники, но везде их немного, исключая разве что Крым. Это было не распространение, а проникновение высокоразвитой культуры в среду этнически чуждых ей племен местной ямной культуры. Совершенно очевидно, что оно носило не военный (как у «новоданиловцев»), а мирный характер, основанный на каких-то дружеских договорах. Каких же?

 

Первоначальные договоры могли заключаться во взаимовыгодном обмене металлом и солью, зерном и скотом. Затем, по мере усложнения хозяйства, роста численности населения, разложения первобытнообщинного строя и зарождения раннеклассовых отношений все большую ценность стали обретать, очевидно, познания пришельцев в календарях и строении мира, умение их сплачивать людей ритуалами и усиливать общественные связи бытия. Следы такого, основанного на духовных началах договора проступают в IV и V слоях Высокой Могилы. Установлено, что местные «ямники» участвовали в погребальном обряде «кемиобинца», а затем попытались воспроизвести этот обряд и над своим покойником. Это им не вполне удалось, однако ино- культурный импульс привел местное население к созданию могил человекоподобных очертаний, а также к замене человеческих жертвоприношений антропоморфными стелами.

 

Второе проникновение хурритов в Азово-Черномор- ские степи было связано уже не с куро-араксской, а с алазано-беденской культурой. Вследствие контактов ее небольших групп с носителями ямной культуры возник так называемый старосельский тип, оставивший «космического странника» (погребение 8) под VIII слоем Высокой Могилы. Похоже, что в отличие от «кемиобин- цев» носители этого типа строили свои отношения с местным населением не столько на духовных, сколько на материальных началах, на своем обладании древнейшими в степях повозками и своем же доступе к рудникам Кавказа.

 

Тем не менее в Высокой Могиле и в других курганах прослеживается множество случаев подражания местным населением более высокоразвитому обряду пришельцев.

 

Не исключено, что именно «старосельцы» оставили изображения повозок на плитах Каменной Могилы. Подобные изображения встречаются в горах Армении.

А в могиле одного из погребений старосельского типа у станицы Батуринской на Кубани обнаружено изображение мифического сюжета: бык, влекущий рало вслед за птицей и змеевидной богиней плодородия. Э. С. Ша- рафутдинова, открывшая это уникальное захоронение, считает, что оно принадлежит жрецу-живописцу. Стилистика и сюжет выполненного охрой рисунка коренится, очевидно, в шумерской культуре...

 

Прошедшая пред нами история Азово-Черномор- ских степей IV—II тысячелетий до нашей эры позволяет предположить, что собиратели, хранители и творцы мудрости индоиранской или арийской языковой общности были сосредоточены в новоданиловском и старосельском культурных типах и особенно в кеми-обин- ской археологической культуре, а также среди их потомков. Очевидно, что эти немногочисленные, но особо подвижные группы степного населения были связаны с шумерской, а затем вавилонской и другими культурами Ближнего Востока. Вместе с тем именно в этой среде наиболее выражены истоки представлений, мифологических сюжетов и образов, которые впоследствии были упорядочены в индоарийской «Ригведе».

 

Современное языкознание приходит к выводу, что прародиной создателей сборника священных гимнов «Ригведы» были Азово-Черноморские степи и что остатки переселившихся в Индию ариев существовали здесь еще во времена скифов и греков. Произведенное во II части нашей книги сопоставление мифов «Ригведы» и «степных пирамид» подтверждает эту гипотезу.

 

 

К содержанию книги: Археология и языкознание об ариях и Ригведе

 

 Смотрите также:

 

Веды

Во главе второй группы, богов воздуха, стоит Индра (Indra) — бог грозы, побивающий своею громовой палицей злых демонов и призываемый обыкновенно вместе с Варуной...

 

Ригведа. Гимны из Ригведы

Из «Ригведы». Гимн Индре (I, 32). 1 Индры[1] деяния хочу возгласить ныне
Перевод выполнен по изданию: «Die Hymiien des Rigveda», lirsg. von Th. Aufrecht, Berlin, 1955.

 

Веды. ВЕДИЙСКИЙ ПЕРИОД. СТАНОВЛЕНИЕ РАННИХ...

В эпоху создания «Ригведы» у ариев еще не сложилось классовое общество и государство. В экономике их огромное место занимало скотоводство...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Санскрит древнеиндийский язык

С. Ригведы употреблялся только в СЗ Индии; в эпоху других ведийских сборников и брахман С. уже распространился в верхней долине Ганга, так назыв.