НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Гиссарская культура

 

 

 

Памятники гиссарской культуры расположены в горных районах современного Таджикистана и впервые были открыты А.П. Окладниковым в 1948 г. (карта 5). Свое название культура получила по местоположению памятника, обнаруженного в 1954 г. А.П. Окладниковым (1958) в Гиссарской долине, в уроч. Тепеи-Газийен. В 50-х годах им же открыты поселения на обоих берегах р. Лучоб близ Душанбе. В 1960-1970 гг. работами В.А. Ранова, А.Х. Юсупова и др. памятники гиссарской культуры обнаружены во многих районах Таджикистана и на соседних территориях - в горах Байсун-тау, на Тянь-ша- не в Киргизии, в Алайской долине. В настоящее время известно более 300 местонахождений (Ранов, 1985). На четырех памятниках проведены раскопки. Это Куй- Бульен, Туткаул, Сай-Сайед и Ак-Танги.

 

Особый интерес представляют многослойные стоянки. В Туткауле, раскапывавшемся под руководством В.А. Ранова в 1963-1969 гг., зафиксированы четыре культурных горизонта, из которых два верхних (1 и 2) относятся к гиссарской культуре, два нижних (2а-3) - к эпохе мезолита и, возможно, к финальному палеолиту (слой 3). В Сай-Сайеде, исследовавшемся под руководством А.Х. Юсупова в 1963-1972 гг., выявлено три культурных горизонта.

 

Из них два верхних принадлежат разным этапам гиссарской культуры, а нижний датируется финальным палеолитом. На поселении Куй-Бульен работами А.П. Окладникова в 1957-1959 гг. установлено наличие трех горизонтов неолитического времени мощностью около 1,5 м, которые перекрывали более ранние, возможно, мезолитические напластования. Выше гиссарских слоев отмечены остатки средневекового горизонта. Три гиссарских слоя здесь, возможно, одновременны. Раскопки навеса Ак-Танги, исследовавшегося в 1957-1959 гг. под руководством В.А. Ранова, вскрыли шесть культурных горизонтов. Первый, самый верхний, относится к историческому времени, второй - к эпохе бронзы (слои "бронза I и И"), третий - к энеолиту или позднему неолиту (слой "бронза III"), четвертый и пятый - к неолиту (слои "неолит IV и V"), шестой - к мезолиту (слой "неолит VI"). Гиссарский материал содержали слой IV и V.

 

Основные исследователи гиссарской культуры, А.П. Окладников и В.А. Ранов видят в ней земледельческую культуру, широко распространенную в горных районах Средней Азии и характеризующуюся обилием грубых галечных орудий, битыми гальками, отщепами и пластинами при малом количестве законченных форм. Местонахождения гиссарской культуры напоминают остатки мастерских для первичной обработки камня. В отдельных пунктах обнаружена лепная керамика с отпечатками грубой ткани на внутренней поверхности сосудов.

 

Гиссарскую культуру относили к позднему неолиту и датировали П1-П тыс. до н.э. (Окладников, 1958; 1961а) или IV—II тыс. (Ранов, 1956; 1958; 1963). Общая характеристика дана А.П. Окладниковым (1959а), В.М. Массо- ном (1966) и В.А. Рановым (1982; 1985).

 

Выделяются два типа гиссарских памятников: 1) временные стойбища, обычно с развеянным культурным слоем (Кум-тепа, Танга-Товри, Дагача, Тугузак, Гули- кандоз) и 2) долговременные поселения с мощными культурными напластованиями (Туткаул, Сай-Сайед, Куй-Бульен, Ак-Танги), с каменными кладками и очагами, с одиночными погребениями без специальных могильных сооружений и инвентаря.

 

В территориальном отношении гиссарская культура распадается на несколько групп: гиссарскую, дангарин- скую, нурекскую, яванскую, кулябскую и уратюбин- скую, включающие от 10 до нескольких десятков памятников. По наблюдениям В.А. Ранова (1985. С. 13), стоянки гиссарской культуры по своему геоморфологическому положению подразделяются на четыре группы.

 

Одна группа расположена вдоль Кафирнигана, Вахша, Душан- бинки и приурочена к верхней части верхнеплейстоценовых (реже среднеплейстоценовых) террас высотой 25-30 м над уровнем рек Санги-Угур, Дагана и др. Вторая тяготеет к крупным конусам выноса боковых ущелий и саев, высотой 20-50 м (Туткаул, Сай-Сайед и др.). Третья фиксируется в боковых долинах крупных водотоков, занимая предгорные холмистые увалы разного уровня (местонахождения у Санги-Миля, Шахринау и др.).

 

Наконец, к четвертой можно отнести памятники в отложениях скальных убежищ (навес Ак-Танги). Памятники первой и третьей групп, по подсчетам В.А. Ранова, включают 70-75% всех гиссарских местонахождений. Площадь гиссарских стоянок в основном составляет 0,4-0,5 га (Сай-Сайед, Куй-Бульен). Однако есть более крупные поселения, территория которых около 1 га (Туткаул, Ак-Танги, Тепеи-Газийон), и совсем мелкие, менее 0,01 га (Кум-Тепа, Шаватки-боло, Кокча и др.).

 

По топографии памятников, мощности культурных напластований, размерам поселений, характеру находок выделяются базовые долговременные поселения (Туткаул, Куй-Бульен, Ак-Танги) и временные стойбища, связанные с охотой или выпасом скота, или, возможно, ле- товки, использовавшиеся при перегоне мелкого рогатого скота (Коробкова, 1973. С. 210). На ряде памятников (Туткаул, Сай-Сайед, Куй-Бульен) встречаются каменные выкладки - скорее всего, остатки полов наземных жилищ с легким каркасным перекрытием ( 36). Подобные вымостки известны по раскопкам Карим-Шахи- ра в Ираке (Braidwood, Howe, 1960; Howe, 1983). Обязательным элементом малых сооружений можно считать многочисленные очаги стандартной формы, диаметром около 1 м, выложенные из расколотых камней.

 

Очаги отстоят друг от друга на 1,5-2 м и не образуют скоплений, позволяющих выявить контуры жилых сооружений. Поэтому данных для реконструкции гиссарских жилищ пока недостаточно. Можно предположить, что они имели шалашеобразную форму, вокруг них концентрировалась разнообразная производственная деятельность. Во втором горизонте Туткаула обнаружена землянка овальной формы, длиной 12 м и глубиной 1 м (Ранов, 1985. С. 19). По контуру зафиксированы следы ямок - остатки столбовой конструкции. Внутри землянка заполнена мощной очажной массой с остатками камней (Ранов, 1985. С. 19). Необычным элементом жилых конструкций, обнаруженных А.П. Окладниковым на поселении Куй-Бульен, являются участки с зольно-гипсовой промазкой толщиной 3-5 см. В ней зафиксированы чашеобразные углубления (чаны) диаметром около 80 см, промазанные изнутри этим же раствором. По мнению А.П. Окладникова (1961а; 19616), это остатки пола жилищ с вмазанными чанами для хранения воды. В.А. Ранов предполагает, что их использовали для хранения зерна. Представляется, что для последнего предположения нет особых оснований. Каменные кладки расположены в виде полос, что не типично ни для Туткаула, ни для Сай-Сайеда. Возможно, это остатки фундамента жилых построек.

 

В гиссарской культуре известно шесть погребений. Четыре обнаружены в основании второго горизонта Туткаула, одно - во втором горизонте Сай-Сайеда, одно - в первом горизонте Куй-Бульена.

 

Погребенные лежали на левом боку в сильно скорченном положении, с согнутыми в локтях руками и кистями, подложенными под левую щеку, головой на юго- запад, юг, северо-запад. Они найдены на площади поселений в культурном слое, без выраженных могильных ям и надмогильных сооружений. Сай-сайедское захоронение принадлежало взрослому человеку и сопровождалось погребальным инвентарем: на бедренной кости усопшего лежал чоппинг, около костяка - пластина и от- щеп (Юсупов, 1976). Не исключено, что эти вещи попали сюда из культурного слоя. Туткаульские погребения без инвентаря представлены сохранившимся костяком женщины, парным детским захоронением и остатками скелета еще одной женщины. Расовый тип погребенных, по определению Т.П. Кияткиной (1976) европеоидный, длинноголовый, средиземноморский. Таким образом, покойников хоронили прямо на поселениях, в стороне от жилых площадок. Такой погребальный обряд характерен и для джейтунской культуры.

 

Ни в одном чистом комплексе гиссарской культуры керамика не обнаружена. Таковы первые-вторые горизонты Туткаула и Сай-Сайеда, неолитические слои Ак- Танги. По мнению А.П. Окладникова, обитатели гиссарских поселений уже умели изготовлять керамику, поскольку в ряде поселений представлены фрагменты сосудов двух типов. Первый - грубые толстостенные ручной лепки сосуды, изредка украшенные простым геометрическим узором в виде резных прямых или зигзагообразных линий под венчиком. Некоторые имели на внутренней поверхности отпечатки ткани. Второй тип характеризует тонкостенная, вылепленная на гончарном круге керамика совершенного облика, хорошего обжига.

 

В.А. Ранов считает, что керамика в гиссарской культуре появляется на поздних этапах, с конца V тыс. до н.э. (Ранов, 1985. С. 27). Существенно, однако, что отмеченные выше типы сосудов встречаются в поздних памятниках Средней Азии (Юсупов, 1972). Поэтому находки их среди подъемного материала ряда местонахождений и в верхнем, сильно нарушенном перекопами слое Куй- Бульена следует объяснять смешением с материалами позднего времени. В хорошо стратифицированном навесе Ак-Танги керамика встречается лишь в энеолитиче- ском горизонте - "слое бронза III", да и то представлена тремя фрагментами (Литвинский, Ранов, 1964. С. 20). В нижележащем гиссарском слое керамика полностью отсутствует. Наличие в гиссарских комплексах, в частности, в Туткауле и Сай-Сайеде большого количества деревообрабатывающих и кожевенных орудий позволяет высказать гипотезу о возможном использовании гиссар- цами деревянной посуды, что было свойственно и обитателям слоя 7 Чатал-Гуюка (Mellaart, 1967), и сосудов из кожи типа бурдюков.

 

Массовыми находками на поселениях гиссарской культуры являются каменные изделия. Огромные коллекции Туткаула и Сай-Сайеда изучены с помощью траоологического и технико-морфологического методов. Первая обработана Г.Ф. Коробковой, вторая - Н.Н. Скакун.

 

Гиссарскую индустрию отличает сочетание двух компонентов: галечной техники, когда основными заготовками были отщепы, целые гальки и их осколки (60-70%), и кремневой пластинчатой (до 10%), конечным продуктом которой были призматические пластины (шириной от 0,8 до 1,5 см) и микропластинки (шириной по 0,7 см). На долю микролитоидного элемента приходятся единичные проценты. Вторичная обработка изделий применялась крайне редко. При вторичной обработке применялась ударная и отжимная ретушь, абразивная, полировальная и точечная техники. Владея этими приемами вторичной обработки, гиссарские мастера редко к ней прибегали, предпочитая использовать полуфабрикаты. Типичными орудиями являются отбойники, чопперы, чоппинги, скребла, скребки на отщепах без выраженного скребкового лезвия, выемчатые орудия, отщепы с подтеской концов или pieces ecaillees, ножи, шлифованные и пришлифованные топоры и тесла. Единичны зернотерки, песты и мотыги. В ряде памятников, например в кровле второго горизонта Туткаула, Сай- Сайеда и слоя раннего неолита Ак-Танги, встречаются геометрические микролиты в виде трапеций и сегментов укороченных пропорций асимметричной формы, сходные с аналогичными изделиями второго этапа джейтунской культуры.

 

Костяные изделия представлены шильями, лощилами, иглами с ушком. Украшения встречаются редко. Лишь во втором горизонте Сай-Сайеда обнаружены бусы из трубчатых костей и браслет из оленьего рога (Юсупов, 19726). В Туткауле известны единичные находки бус из камня и обломки костяных шильев.

 

Материалы Туткаула и Сай-Сайеда позволяют углубить нижнюю границу гиссарской культуры до раннего неолита. На это указывают комплексы второго горизонта Туткаула и Сай-Сайеда, имеющие черты сходства с ранненеолитическими материалами равнинной Средней Азии, в частности с джейтунской культурой. Так, геометрические микролиты, встреченные в кровле второго горизонта Туткаула и в средне- и позднеджейтунских памятниках (средние слои Чопан-депе, Песседжик-депе и др.), представлены трапециями укороченных пропорций миниатюрных размеров, выполненными в единой технике. На это сходство указывают и единичные находки вкладышей жатвенных орудий и скобелей классического типа в Туткауле и Сай-Сайеде. Архаический облик гиссарской индустрии также свидетельствует в пользу раннего возраста культуры. Надежным аргументом может служить стратиграфия многослойных памятников, в которых гиссарские слои плотно зажаты между мезолитическими (Туткаул) и энеолитическими горизонтами (слой "бронза III" Ак-Танги). Таким образом, относительная хронология гиссарской культуры укладывается в рамки раннего-позднего неолита. Поздним неолитом можно датировать многочисленные местонахождения Гиссарской долины (Тепеи-Газийон, Кунчи, Лучоб и др.).

 

Исследования последних лет позволяют уточнить абсолютную хронологию культуры. Сопоставление материалов из кровли II горизонта Туткаула со средним и поздним этапами джейтунской культуры позволило синхронизировать эти комплексы, что подтверждено серией радиоуглеродных датировок. Так, образец, взятый из кровли П горизонта Туткаула, датирован 7100 ± 140 (ЛЕ- 690), т.е. 5150 г. до н.э., а из основания того же слоя - 8020 ± 170 (ЛЕ-772), т.е. 6070 г. до н.э. (Романова, Семен- цов, Тимофеев, 1972). Имеются радиоуглеродные датировки и для поздних памятников гиссарской культуры. Энеолитический горизонт Ак-Танги (слой "бронза 1П") датирован по С14 2220 г. до н.э., 4170 ± 110 (ЛЕ-429). Таким образом, вся гиссарская культура укладывается в рамки VI—III тыс. до н.э., или даже конца VII-Ш тыс. до н.э.

 

Исследование многослойных памятников и других поселений гиссарской культуры позволяет выделить в ее истории три периода развития (Коробкова, Ранов, 1968). Период I (ранний) включает памятники типа вторых горизонтов Туткаула и Сай-Сайеда. Он характеризуется двумя типами поселений, жилыми площадками, выложенными из расколотых камней, каменными очагами овальной, сферической и прямоугольной формы, одиночными захоронениями на площади поселений, галечной и кремневой индустрией, в которой второй компонент представлен 30-40%; наличием геометрических микролитов, долотовидными изделиями прямоугольной формы, выемчатыми изделиями, в том числе скобелями классического типа. Характерны галечные чопперы и чоппинги, отбойники, скребки на отщепах, реже - нук- леовидные и концевые шлифованные тесла и ножи. Единичны вкладыши жатвенных орудий и каменные грубые мотыги ( 36). Редки находки костяных изделий и украшений. Керамики нет.

 

Период II (средний) характеризуют материалы первых горизонтов Туткаула, Сай-Сайеда и Куй-Бульена. Материальная культура во многом повторяет черты раннего этапа. Отличительными признаками являются новые элементы в конструкции жилых площадок. Так, в I горизонте Сай-Сайеда и Куй-Бульена встречаются пятна зольно-гипсовой и глиняной обмазки, перемежающиеся с каменными кладками. В каменном инвентаре увеличивается процент галечных орудий - чопперов и чоп- пингов, особенно первых. Исчезают геометрические микролиты. Единичные вкладыши жатвенных орудий приобретают зубчатое оформление лезвий. Нуклеусы со смежными площадками вытесняются одноплощадочны- ми ядрищами с односторонней плоскостью скалывания. Изменяется форма и техника изготовления долотовид- ных орудий или pieces ecaillees. Изделия правильной прямоугольной формы исчезают. Уменьшается роль пластинчатой техники. Изделия со вторичной обработкой встречаются эпизодически ( 37). Керамика не типична.

 

К периоду III (позднему) относятся местонахождения с подъемным инвентарем типа Тепеи-Газийон. Существенных изменений в конструкции каменных кладок и очагов не наблюдается. Отличия заметны лишь в каменной индустрии. Сократилось число кремневых изделий, в частности призматических пластин. Исчезают микронуклеусы и изделия со вторичной обработкой. По-прежнему изготовлялись чопперы, чоппинги и скребла. Скребки, скобели, сверла отсутствуют. Основную массу находок составляют нуклеусы, отщепы, осколки галек, реже галечные орудия. Типологически индустрия этого периода соответствует материалу мастерских. Таким образом, эволюция шла по линии увеличения галечного элемента, сокращения пластинчатой техники, исчезновения микролитоидных черт и изделий со вторичной обработкой.

 

По мнению А.П. Окладникова (1958; 1959а), гиссарцы занимались земледелием и скотоводством. В.М. Массон (1966; 1970) предположил, что гиссарские поселения принадлежали племенам бродячих охотников и собирателей, может быть, и скотоводов. Г.Ф. Коробкова (1973) выдвинула гипотезу о комплексном характере хозяйства гиссарских племен, в котором основную роль играло скотоводство. Эту точку зрения разделяет и А.Х. Юсупов (19726). Разнообразие инвентаря, насыщенность и мощность культурных горизонтов, наличие в составе фауны (Туткаул, Сай-Сайед) костей домашних животных, отсутствие среди находок охотничьего оружия, экологические условия - все свидетельствует о том, что охота на тура, медведя, дикобраза и других животных не была основой хозяйства, а играла вспомогательную роль в экономике гиссарского общества. В Сай-Сайеде 73% костей принадлежат домашней козе или овце, а 27% - диким животным - быку, лошади, лисе, волку (Шарапов, 1972. С. 232). В Туткауле найдены кости домашней козы или овцы и диких - быка, благородного оленя и лисы. При наложении карты экономического районирования Таджикистана, составленной Б.Х. Карамышевой (1969) на основании изучения хозяйства таджиков XIX в., на карту распространения памятников гиссарской культуры, можно заметить, что гиссарские поселения и стойбища совпадают с районами выгонного типа скотоводства.

 

Прямые свидетельства о земледелии у гиссарцев не имеются. Отсутствует комплекс материальной культуры, характерный для раннеземледельческих культур Средней Азии, Кавказа, Ближнего Востока (наземные глинобитные дома, окультуренные зерна злаковых растений и проч.). Правда, в основании горизонта II Туткаула и Тугузаке имеются единичные каменные мотыги и вкладыши жатвенных орудий. Однако, судя по трасоло- гическим и экспериментальным данным, последние служили для срезания травы или диких злаков. Мотыги же, видимо, связаны с устройством землянок на открытых поселениях, вроде той, что обнаружена в Туткауле. Данные палинологического анализа показали полное отсутствие в Южном Таджикистане доместицированных злаков.

 

Собирательство являлось второй после охоты вспомогательной отраслью хозяйства, о чем свидетельствует наличие в ранних гиссарских горизонтах вкладышей жатвенных орудий, которые использовались для срезания травы и диких злаков.

 

Район низкотравного пояса Таджикистана входил в зону произрастания эгилопса и дикого ячменя. Не исключено, что с жатвой этих злаков были связаны найденные в Туткауле и Сай-Сайеде примитивные вклады- шевые серпы. В них можно усмотреть первые специализированные жатвенные инструменты древнего собирательства, указывающие на технологическое усложнение производственного процесса.

 

В гиссарских племенах следует видеть горных скотоводов, которые находились на уровне усложненного собирательства, но так и не пришли к земледелию. Наличие отмеченных выше территориальных групп гиссарских поселений и концентрация мелких местонахождений вокруг крупных базовых поселков свидетельствует, вероятно, о существовании особой культурной общности, которая объединяла несколько родственных племен. Территория, занятая каждым племенем, довольно значительна. Например, нурекская группа памятников охватывает площадь от г. Нурека до кишлака Дагана - примерно 100 кв. км (Ранов, Юсупов, 1969). Крупные базовые долговременные поселения представляли собой отдельные родовые общины определенного племени. Таковым, например, было поселение Туткаул в нурек- ской группе памятников.

 

Проблема генезиса гиссарской культуры может решаться на основе стратиграфии и сравнительных данных. Анализ материала из слоя 2а Туткаула, подстилающего раннегиссарский горизонт, показал неразрывную генетическую связь этих комплексов. Различия между ними заключаются лишь в процентном отношении галечного и кремневого элементов и наличии в горизонте 2а таких орудий, как удлиненные низкие сегменты и острия типа перочинного ножа или шательперрон. Таким образом, исходя из общей характеристики индустрии горизонтов 2 и 2а Туткаула и их стратиграфического положения, можно говорить, что они находятся в тесной генетической зависимости.

 

По мнению В.А. Ранова и Г.Ф. Коробковой (1971), культура носителей комплекса слоя 2а Туткаула явилась субстратом, на основе которого сформировалась собственно гиссарская культура. Следовательно, она возникла на местной мезолитической основе. Спорен лишь вопрос о генезисе слоя 2а Туткаула. По мнению В.А. Ранова, в его формировании участвовал комплекс Шугноу (1969; 1973). Г.Ф. Коробкова отвергает эту гипотезу из-за отсутствия в шугноуском материале галечных орудий - основного для гиссарской культуры типа изделий. Кроме того, в Шугноу индустрия представлена пластинчатой техникой, и основными заготовками служили широкие пластины (длиною до 10-12 см), оформленные затупливающей краевой ретушью, а орудиями - специфические острия, совершенно не известные в гиссарских памятниках. По предположению Г.Ф. Коробковой (1975), в сложении комплекса 2а участвовала местная культура типа Самаркандской стоянки и горизонта 3 Сай-Сайеда.

 

Таким образом, в VI тыс. до н.э. на юге Средней Азии развивались две историко-культурных общности - джей- тунская и гиссарская, обладавшие разными техническими традициями и хозяйственными основами, разным набором инвентаря и соотношением типов орудий, но имеющие определенные черты сходства в изготовлении некоторых изделий, выполненных пластинчатой техникой. Возникает вопрос о неожиданном появлении в гиссарской индустрии (кровля горизонта II Туткаула) укороченных трапеций миниатюрных размеров с ретушированными боковыми краями, таких же мелких сегментов, вкладышей жатвенных орудий, скобелей классического типа, миниатюрных шлифованных тесел, в точности копирующих средне- и позднеджейтунские образцы и не оставивших следов в дальнейшей эволюции гиссарской индустрии. Не являются ли эти не свойственные большинству гиссарских памятников орудия объектом импорта из областей обитания джейтунских племен? С другой стороны, в памятнике среднего этапа джейтунской культуры - Гадыми-депе, расположенном у подножия Копет-дага, встречены галечные орудия, типичные для гиссарской индустрии. Возможно, это результат обратного влияния гиссарских племен на джейтунские, хотя допустимо конвергентное развитие этих форм.

 

Складывается впечатление, что гиссарская культура, не имеющая ярко выраженных связей с другими культурами Средней Азии, находилась в определенной территориальной изоляции. Не исключено, что в этом и заключалась одна из причин, почему гиссарские племена не смогли достичь такого расцвета материальной культуры, как джейтунские. Причины этого явления кроются, вероятно, в следующем: 1) Преимущественно скотоводческий путь развития, как правило, не приводит к зарождению протоцивилизаций. 2) Несмотря на развитие производящей экономики, гиссарские племена сохранили старые формы ведения скотоводческого хозяйства, зародившиеся еще в мезолите. 3) Гиссарские племена не сумели выйти на широкие степные просторы, обеспечивающие быстрое развитие скотоводства. Скотоводство, базировавшееся на разведении коз и овец (по всей вероятности, преимущественно коз), обусловило консерватизм и замедленную эволюцию гиссарской культуры в целом. В итоге она осталась далеко позади земледельче- ско-скотоводческих культур запада Средней Азии. Здесь мы наблюдаем конкретное выражение неравномерности культурно-исторического процесса после перехода ряда племен к производящей экономике, когда одна группа (джейтунская) пережила бурный расцвет всей материальной культуры в целом, а другая (гиссарская) застыла на архаическом уровне развития.

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Генезис туткаульской культуры. Мезолитическая индустрия

Генезис туткаульской культуры пока неизвестен. По сходству с кебарийскими памятниками было высказано
Она явилась тем субстратом, на базе которого сложилась гиссарская культура.

 

Мумия святого Ходжи Исхака

Мумия святого Ходжи Исхака находится в Таджикистане, в пещере одного из ущелий Гиссарского хребта на высоте 2750 метров примерно в 20 километрах

Грот Тешик-Таш. Изучение мустьерской эпохи

Исключительное значение имеет грот Тешик-Таш э отрогах Гиссарского хребта, полностью раскопанный А. П
К моменту прихода людей другой культуры мустьерский слой был обнажен.