ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Каменный инвентарь, микролиты. Жатвенные наборные серпы кремневые

 

 

 

Характеристика археологического материала

 

Рассмотрим теперь последовательно основные категории археологических материалов раннеземледельческих памятников Центрального Закавказья, прежде всего наиболее широко исследованных.

 

 Коллекции поселений Шулаверисгора, Имирисгора, Храмис Дидигора, Гадачрилигора, Дангреулигора хранятся в Государственном музее истории Грузии, материалы Арухло I — в фондах Института истории, археологии и этнографии АН Грузинской ССР (г. Тбилиси), коллекции Шомутепе, Тойретепе, Бабадервиш и других поселений Западного Азербайджана — в фондах сектора археологии Института истории АН Азербайджанской ССР (г. Баку).

 

Каменный инвентарь

 

Изделия из обсидиана, кремня и других пород камня составляют самую значительную группу находок, представленных на раннеземледельческих поселениях Квемо-Картли и в соседних районах Азербайджана. Количество их на каждом памятнике достигает нескольких тысяч. В Шулаверисгора обнаружено более 3000 обсидиановых и кремневых предметов, а в Имирисгора — 7168, причем 60—70% этих изделий на обоих памятниках функционально представляют собой орудия (Киеурадзе Т. Я., 1976, с. 171). Сравнение общего количества находок в Шулаверисгора и Имирисгора с соответствующими коллекциями более ранних памятников Кавказа и Ближнего Востока показывает, как это ни удивительно, что на первых двух памятниках каменных и обсидиановых изделий больше {Киеурадзе Т. Я., 1976, с. 171). Бели мы обратимся, допустим, к синхронным памятникам Месопотамии (хассунской и халафской культур), то не обнаружим в них подобного комплекса обсидиановых и кремневых предметов. Многочисленность каменного инвентаря, следовательно, можно рассматривать как одну из особенностей шулавери- шомутепинской группы раннеземледельческих памятников Закавказья.

 

Каменный инвентарь этих памятников не только многочислен, но и весьма разнообразен. Он включает орудия, характерные для более раннего времени. Среди обсидиановых и кремневых предметов имеются конические и призматические нуклеусы и множество орудий на пластинах, в частности пластины со скошенным концом, с боковой выемкой, с выделенной головкой, с зазубренным краем, с ретушированным концом, а также резцы, скребки, скребла, доло- товидные орудия, отдельные проколки и комбинированные орудия, микролиты и др. ( XXX— XXXV). Значительную группу орудий составляют вкладыши серпов в виде ножевидных пластин. Так, из 210 изученных под бинокуляром орудий из Шулаверисгора 50 оказались вкладышами серпов (Ко- робкова Г. Ф., Киеурадзе Т. Я., 1972, с. 53-58). Следует подчеркнуть, что перечисленный инвентарь встречается как в нижних, так и в верхних горизонтах квемо-шулаверских поселений, т. е. представлен в комплексах всех выделяемых ступеней развития этих памятников ( XXX—XXXV).

 

Изучение каменного инвентаря поселения Арухло I также показывает наличие в его составе ряда архаических типов изделий ( XXXIV, 14—24).

 

В частности, в нем представлены многочисленные обсидиановые пластины и отщепы с ретушью, значительное число резцов, скребков, скоблящих орудий, проколок, редкие микролитические орудия (три трапеции, два сегмента и три микропластины), около десятка мелких нуклеусов призматической формы и другие изделия (Чубинишвили Т. Я., Челидзе Л. М.1973,          с. 26; Чубинишвили Т. Я., Челидзе Л. М., 1978, с. 64; Челидзе Л. Л/., 1979, с. 20-24). Всего обсидиановый инвентарь Арухло I включает 1711 изделий. Орудия сделаны на небольших заготовках, пластинах и отщепах с помощью приемов резцового скола и разнообразной ретуши — мелкой и крупной приостряющей, полукруглой и крутой (Челидзе Л. Л/., 1979, с. 20).

 

Каменный инвентарь энеолитических памятников Азербайджана подвергнут специальному исследованию. Так, установлены источники сырья, изучена техника расщепления и обработки камня, дана типологическая и функциональная классификация каменных индустрий (Аразова Р. Б., 1974). Анализ орудий с поселений Шомутепе, Тойретепе, Гаргалар- тепеси, Бабадервиш и других показал, что подавляющее их большинство изготовлено из обсидиана Параванского источника, расположенного в Грузии (Аразова Р. Б., 1974, с. 8). Вероятно, квемо-карт- лийские поселения снабжались обсидианом из того же источника. На поселениях Казахского р-на встречается также обсидиан, происходящий из месторождения Атис в Армении. Около 17—20% орудий (главным образом вкладыши серпов и ножей, а также скребки, сверла и др.) изготовлены из таких пород камня, как кремень, туффит, аргиллит и мергель, которые в изобилии имеются в северо-восточных предгорьях Малого Кавказа. Широко использовалась и речная галька. Каменный инвентарь рассматриваемых поселений включает призматические и конусовидные нуклеусы, заготовки, многочисленные отбросы производства и сами орудия. Обработка камня и изготовление орудий производились, несомненно, на самих поселениях. Установлено, что поселения Шомутепе, Тойретепе и Гаргалартепеси характеризуются единой пластинчатой техникой, одинаковыми набором орудий и сырьем для их изготовления (Аразова Р. Б., 1974). Основными заготовками для орудий служили пластины (около 84%); крупные пластины и отщепы, а также нуклеусы редки. Для набора орудий типичны пластины с ретушью на продольных краях и с выщербинами по одному или двум краям. Характерны также резцы, изделия с подтеской концов и отщепы с ретушью. Незначительный процент орудий на этих поселениях составляют острия, скребки и пластины с ретушированным концом (Аразова Р. Б., 1974, с. 19).

 

Бинокулярным исследованием коллекции орудий (667 экз.) Шомутепе Р. Б. Аразовой определено их функциональное назначение. Среди них имеются: вкладыши серпов (161 экз.), скобели (171 экз.), разнообразные скребки (93 экз.), ножи (76 экз.), резцы (67 экз.), долотовидные орудия (44 экз.), проколки (10 экз.), сверла (17 экз.), развертка, ретушеры (10 экз.), комбинированные орудия (скобели-ножи, ножи-проколки и др.) (Азарова Р. Б.,

1974,   с. 22—26). Таким образом, количественно преобладают скобели и вкладыши серпов.

 

Жатвенные наборные серпы — преимущественно кремневые, с одним зубчатым или просто ретушированным краем. Вкладыши неправильной прямоугольной и реже — сегментовидной формы вставлялись в деревянную или костяную оправу изогнутой формы. Их рабочий край от употребления заполирован. Наряду с отмеченным типом жатвенного орудия в центральнозакавказской группе энеолитических памятников присутствует и другой по характеру оформления рабочего края тип серпа. Довольно четкое представление о нем дает почти полностью сохранившийся экземпляр такого жатвенного орудия, обнаруженный на поселении Шомутепе. Это серп с деревянной, несколько изогнутой основой. В Шомутепе найдена и костяная (из нижней челюсти быка) основа такого серпа. В пазы обоймы под углом были вставлены вкладыши, образовавшие крупнозубчатый рабочий край орудия ( XXXV, 13). В обойме (длина 16,8 см) сохранились три из четырех вкладышей: два кремневых отщепа и обсидиановая пластинка, сколотая с призматического нуклеуса (Нариманов И. Г., 1964, с. 283). Они были укреплены в пазу с помощью битума или озокерита (горный воск, как его иногда называют) — продукта естественного выветривания нефти. Вкладыши таких серпов с характерной для них угловой запо- лировкой и следами битума-озокерита ( XXXV, 9—12), кроме Шомутепе, найдены еще в Тойретепе I, Бабадервише, Шулаверисгора и других раннеземледельческих поселениях Центрального Закавказья (Коробкова Г. Ф., Эсакиа К. Л/., 1979, с. 59). В Шулаверисгора они собраны в верхних разрушенных слоях (Кигурадзе Т. Б., 1976, с. 153). Эти серпы представляют, вероятно, один из архаичных типов жатвенного орудия. Во всяком случае, это самые древние жатвенные орудия, известные в Закавказье. И. Г. Нариманов вполне обоснованно сопоставил их с пластинчато-зубчатыми наборными серпами с неолитических и энеолитических памятников Центральной и Юго-Восточной Европы (Нариманов И. Г., 1964, с. 284-286).

 

На широкое развитие каменной индустрии указывают и найденные на поселениях Центрального Закавказья каменные утяжелители для палок-кода- лок ( XXX, 7; XXXI, 11—13), зернотерки ( XXX, 5; XXXI, 15-16; XXXII, 1-3; XXXIII, 3—4), терочники, песты, ступки ( XXXIII, 6), наковальни, шлифовальные камни, а также долота и топоры. Среди последних преобладают подшлифо- ванные клиновидные топоры ( XXX, 6; XXXI, 5—9; XXXIII, 1, 2), но имеются и топоры в виде молотов с желобчатым перехватом ( XXXIV, 13). Ряд предметов указывает на развитие техники сверления камня. Так, в Шулавери и Арухло I найдены тесловидные орудия с двусторонним сверлением ( XXXI, 8, 9), а также навершия булав ( XXXIII, 5). В Храмис Дидигора обнаружена сланцевая мотыжка, оббитая с двух сторон по краям. Она пока не опубликована.

 

Обращает на себя внимание почти полное отсутствие в рассматриваемых памятниках такого обычного для древности предмета, как наконечники стрел. Отметим друсторонне обработанный обсидиановый наконечник стрелы, происходящий из нестра- тифицированных слоев Имирисгора (Кигурадзе Т. В.у 1976, с. 155,  26, 12). Единичные экземпляры наконечников стрел треугольной формы с прямым основанием, найденные в Цопи, как и отдельные микролитические орудия этого комплекса в виде сегментов, считаются случайными типами в каменном инвентаре памятника (Коробкова Г. Ф., Эса- киа К. ilf., 1979, с. 52). В неолитических памятниках Кавказа наконечники стрел есть, но они представлены единичными экземплярами. На раннеземледельческих поселениях Ближнего Востока наконечников стрел нет совсем или они встречаются крайне редко, но там в большом числе находят глиняные снаряды или (реже) круглые камни для пращи. Поэтому предполагается, что лук там был заменен пращой (Чайлд Г., 1956, с. 345). К тому же выводу приходят исследователи применительно к Северо-Западному Кавказу неолитической эпохи (Формозов А. Л., 1965, с. 58). Для энеолитических памятников Закавказья также характерна праща- глиняные, а чаще каменные снаряды для пращи обнаружены на многих поселениях, особенно в Шо- мутепе, где только близ одного из помещений находилось скопление 155 таких снарядов (Нариманов И. Г., 1965 а, с. 49).

 

Таков в целом характер каменного инвентаря раннеземледельческих памятников Центрального Закавказья. Если мы обратимся к соответствующим таблицам, иллюстрирующим комплексы инвентаря последовательных ступеней развития квемо-шула- верских поселений, то увидим, что между каменным инвентарем, допустим, Шулаверского поселения, характеризующего ступени I—II шулавери-шомуте- пинской культуры (периодизация Т. В. Кигурадзе), и позднейших слоев Имирисгора (ступени III—IVтой же периодизации) нет в общем сколько-нибудь существенной разницы. Т. В. Кигурадзе, тщательно изучивший эти комплексы, находит, однако, некоторые различия в каменном инвентаре и других категориях материала в каждой из выделяемых им ступеней развития этой культуры (Кигурадзе Т. В., 1976, с. 157—164). Заслуживают внимания, например, его наблюдения над тем, что вкладыши серпов с угловой заполировкой шомутепинского типа появляются на III ступени, что микролитических орудий (трацеций и сегментов) нет в памятниках ранних ступеней и что они в небольшом количестве встречаются только на поселениях IV—Vступеней. Интересны выводы Т. В. Кигурадзе о том, что на отдельных памятниках (Храмис Дидигора) многочисленны каменные полированные орудия, в основном топоры, что с развитием культуры растет процент сверл и особенно долотовидных орудий и вкладышей серпов, что на первых трех ступенях заметно преобладают пластины, а на пятой—уже отщепы и т. д. Безусловно, эти наблюдения очень интересны и важны, но обобщать их применительно ко всему материалу памятников Центрального Закавказья в настоящее время представляется несколько преждевременным. Ведь каменный инвентарь квемо-шулаверских поселений, как было отмечено выше, весьма близок (с точки зрения техники производства, набора орудий, количественного соотношения обсидианового инвентаря и т. д.) соответствующему комплексу Арухлинского поселения и энеолитических поселений на территории Западного Азербайджана. Именно на этом основании, кстати, Т. Н. Чубинишвили и JI. М. Челидзе полагают, что нельзя считать Шулаверисгора памятником более ранним, чем Арухло I (Чубинишвили Т. Челидзе Л. М., 1978, с. 66).

 

Можно, следовательно, уверенно констатировать, что многочисленные и разнообразные изделия из обсидиана, кремня и других пород камня, представленные на раннеземледельческих поселениях Центрального Закавказья, характеризуются в общем единством. В составе этого инвентаря имеется значительная серия орудий довольно архаичных форм. При их сравнительном анализе исследователи обращаются, как правило, не к синхронным комплексам, например, Месопотамии, а к таким более ранним памятникам, как Али Кош в долине Дех Лурана (Иран), Джармо в Иракском Курдистане, Чатал- Гуюк в Южной Турции, Бейда в Иордании (Кигурадзе Т. В., 1976, с. 158—160). Известно, что в комплексах хассунской и тем более халафской культур (VI—V тысячелетия до н. э.) Ближнего Востока почти нет многих названных орудий, в таком большом количестве присутствующих на раннеземледельческих поселениях Центрального Закавказья. Это обстоятельство следует признать одной из выразительных особенностей данной группы энеолитических памятников Южного Кавказа.

 

кремневый серп 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

Каменномостская пещера, Губский навес и навес Сатанай...

Ниже, в черном гумусе, залегает культурный слой энеолитического времени.
В ПЕЩЕРАХ КАВКАЗА. раскопки в кавказких пещерах древних...

 

Энеолит. Переход от присваивающего хозяйства...

Энеолит-меднокаменный век, в этот период появились отдельные изделия из чистой меди, но на формах хозяйства новый материал еще не сказался.

 

ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. Периодизация первобытной истории

Бронзовый век (лат.– энеолит; греч.– халколит) начался в Европе с III тыс. до н.э. В это
в X–VII вв. до н.э.– среди племен, обитавших на Северном Кавказе (скифы, киммерийцы), в...