ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Керамика и орнаменты глиняной посуды энеолита Кавказа

 

 

 

Рассмотрим, наконец, последнюю и значительную категорию инвентаря — керамику, наиболее ярко характеризующую своеобразие культуры, представленной исследуемой группой раннеземледельческих памятников. Керамика обнаружена на всех раннеземледельческих поселениях Центрального Закавказья. Она включает глиняную посуду ( XXX—XXXI, XXXIV—XXXIX) и небольшое число антропоморфных фигурок ( XL, 3-8).

 

Глиняная посуда весьма проста по формам, довольно грубой выделки. Вся она плоскодонная и лишена ручек; лишь отдельные сосуды имеют ручки в виде горизонтальных выступов. Незначительно число сосудов лучшего качества. Они слегка залощены, имеют красновато-коричневый и реже — желтовато-коричневый цвет, изготовлены из глины с растительной (солома) примесью. В Арухло I и в Цопи найдено несколько фрагментов тонкостенных сосудов с розоватой ангобированной, хорошо залощенной поверхностью, которые рассматриваются как импортные (Чубинишвили Т. Я., Кушнарева К. X., 1967, с. 338, 340). Основная же часть керамики — черного, буроватого и серого цветов, содержит в глине примеси песка, дресвы, шамота и редко — толченого обсидиана. Она более грубой выделки, редко залощена. На днищах отдельных сосудов имеются отпечатки плетенки.

 

Посуда преимущественно баночной формы. Есть небольшие чаши и горшки, иногда со слегка отогнутым наружу венчиком или четко выделенным днищем, но встречаются и довольно крупные бочковидные сосуды. Орнаментирована лишь незначительная часть керамики. Преобладает орнамент в виде шишкообразных выступов — сосцов, расположенных обычно в один или несколько рядов или кучно ниже края сосуда, и вертикальных налепов. На обломках отдельных сосудов отмечены резной орнамент, в том числе елочный, украшение в виде параллельных линий, выполненных зубчатым предметом, пуговкообраз- ный выступ и рельефный волнистый поясок. Следует подчеркнуть, что в керамическом комплексе шулавери-шомутепинской группы памятников почти нет расписной посуды. Имеются небольшое количество обломков сосудов со следами краски вишневого цвета из Гаргалартепеси (Аразова Р. Я., Махмудов Ф, Р., Нариманов И. Г., 1972, с. 479) и два расписных черепка из нестратифицированных слоев Имирисгора (Киеурадзе Т. Я., 1976, с. 155,  35, 12, 44, 9). Один из последних расписан широкими вертикальными полосками вишневого цвета по розовому фону, на другом красная и черная роспись покрывает ребро валика, украшавшего сосуд. Такова самая общая характеристика керамики раннеземледельческих поселений Центрального Закавказья.

 

Обратимся теперь к рассмотрению керамики по памятникам, а именно по стратифицированным комплексам квемо-шулаверских поселений. При ознакомлении с керамикой (горизонты IX—IV) поселения Шулаверисгора прежде всего бросается в глаза малочисленность коллекции. Во всех шести нижних горизонтах поселения обнаружено, как это ни удивительно, менее 50 фрагментов от 10—15 сосудов, причем в самом нижнем горизонте (IX) найдено всего три обломка сосуда (или сосудов), а в горизонте IV — около 20. Эта керамика весьма грубой выделки и слабого обжига, серовато-коричневого цвета, изготовленная из глины с примесью толченого базальта или дресвы, а в редких случаях — слюды (Киеурадзе Т. Я., 1976, с. 157). Формы ее предельно просты: горшки с загнутым внутрь или слегка отогнутым наружу краем на плоском, слегка выступающем массивном поддоне ( XXX, 1—4; XXXVII, 1—15). Некоторые сосуды украшены вдоль края одним рядом налепов в виде сосцов.

 

В вышележащих слоях (III—I) Шулаверского поселения и соответствующих им горизонтах VII— VI Имирисгора, а также в Гадачрилигора керамики обнаружено также немного ( XXXI, 1—4; XXXVII, 1—9). Удалось реставрировать один сосуд из Шулаверисгора ( XXXI, 4; XXXVII, 6). Формы посуды на этом этапе остаются прежними, но имеются уже сосуды розоватого обжига с выровненной, а иногда с залощенной поверхностью. Встречены отдельные обломки керамики с примесью соломы в тесте, а также фрагменты лощеных тонкостенных сосудов розоватого цвета. Основным признаком, определяющим своеобразие керамического комплекса II ступени развития квемо-шулаверских поселений, считается появление в орнаментации резной техники и елочных геометрических вертикально-волнистых мотивов, нанесенных на. плечико, а также насечек по венчику или по верхнему краю сосуда {Киеурадзе Т. Я., 1976, с. 158).

 

Следует отметить, что резной елочный и геометрический орнаменты имеют лишь отдельные сосуды в Шулаверисгора ( XXXI, 1; XXXVII, 7, 8). Подобного орнамента на керамике Имирисгора (горизонты VII—VI), судя по публикациям, нет. Резной орнамент некоторых черепков из Гадачрилигора ( XXXI, 2) несколько отличается от орнаментации шулаверской керамики, однако это очень близкий по характеру орнамент, к тому же украшавший сосуды почти одинаковой формы. Кроме того, края таких сосудов из Шулаверисгора и Гадачрилигора украшены насечками. Налепной орнамент в виде сосцов-шишечек сохраняется не только на керамике памятников II ступени, но и на всех последующих ступенях. Резная орнаментация в дальнейшем исчезает. Она характерна только для керамики поселений II ступени, конкретно — позднейших горизонтов (III—I) Шулаверисгора и Гадачрилигора. Таково одно обстоятельство, которое обращает на себя внимание при изучении энеолити- ческой керамики Центрального Закавказья.

 

Другое обстоятельство заключается в том, что подобный резной елочный и геометрический орнамент, как и украшение в виде налепных шишечек, встречается на керамике отдельных неолитических памятников Западной Грузии, в частности поселений Одиши и Анасеули II {Киеурадзе Т. Я., 1976, с. 157). Как будет показано ниже, резным елочным узором покрыты и некоторые сосуды Гинчинского поселения в Дагестане.

 

Культурно-хронологическое соотношение рассматриваемых памятников Квемо-Картли и отмеченных поселений пока не ясно. Поэтому сейчас нет достаточных оснований, чтобы считать случайным наличие единой или чрезвычайно близкой по мотивам и технике исполнения орнаментации на сосудах памятников Западной Грузии, Квемо-Картлийской долины и Северо-Восточного Кавказа или наоборот. В том и другом случае возникает вопрос о происхождении подобных орнаментальных мотивов в керамике Кавказа. Известно, что резной елочный орнамент — один из характернейших атрибутов стандартной керамики хассун- ской культуры, а керамика так называемой архаической Хассуны украшена рельефным орнаментом, в том числе в виде конических шишечек и сосцевидных налепов. Поэтому было бы соблазнительно связывать появление соответствующих орнаментальных узоров на древнейшей кавказской керамике с влиянием культуры Хассуны. Однако такое заключение в настоящее время представляется по крайней мере преждевременным, не вытекающим из широкого сравнительного анализа комплексов Ближнего Востока и Кавказа.

 

В строительном горизонте V Имирисгора (ступень III) обнаружена значительная коллекция керамики ( XXXVIII, 1—31). Она генетически связана с керамикой более ранних слоев данного памятника и поселения Шулаверисгора, хотя и заметно отличается от нее характером обработки поверхности и разнообразием форм. Здесь выделяются три группы: сосуды с грубой поверхностью бурого цвета; сосуды со сглаженной поверхностью и сравнительно тонкостенные двусторонне лощеные сосуды розоватого цвета (Кигурадзе Т. В., 1976, с. 162). На днищах многих сосудов имеются четкие отпечатки спиралевидной плетенки. Формы сосудов III ступени несколько разнообразнее. Преобладают различные по размерам горшки баночной и яйцевидной форм с загнутым внутрь или слегка отогнутым наружу венчиком, на плоском поддоне, часто с выделенной пяткой ( XXXVIII, 1). Отметим непропорционально узкое днище некоторых сосудов ( XXXVIII, 1). В числе новых форм имеются бочковидные ( XXXVIII, 4), характерные для стратиграфически последующих горизонтов квемо- шулаверских поселений. Вообще бочковидные сосуды нередко довольно крупных размеров, в том числе снабженные ручками в виде выступов, типичны для всей рассматриваемой группы памятников. Орнаментация керамики горизонта V Имирисгора — рельефная, причем более разнообразная, нежели на сосудах из горизонтов VII—VI Шулаверисгора (Кигурадзе Т. В., 1976, с. 162). Наряду с обычными сосцевидными налепами здесь есть вертикально расположенные в один ряд вокруг края или на плечиках сосудов миндалевидные налепы, а также нале- пы в виде окружности, полуокружности, валика, часто в различных сочетаниях ( XXXVIII, 22-31).

 

Керамика, представленная в комплексах IV ступени, т. е. в горизонтах IV—I Имирисгора, горизонтах I—IV Храмис Дидигора и нижнем слое Данг- реулигора, включает по существу те же формы сосудов, главным образом горшки баночной и яйцевидной форм ( XXXIX). На днищах некоторых сосудов также имеются отпечатки плетенки ( XXXIX, 7). Характер орнамента в целом такой же ( XXXIX, 6, 8, 10—15), хотя и несколько более разнообразный (Кигурадзе Т. В., 1976, с. 163). Отдельные горшки украшены теперь налепными шишечками, расположенными в три ряда и обведенными иногда рельефной полоской ( XXXIX, 18), змеевидными и крестовидными налепами ( XXXIX, 13, 17), рельефными антропоморфными изображениями ( XXXIX, 16). Отмеченные выше единичные расписные черепки, обнаруженные в Имирисгора, также связываются с керамикой IV ступени (Кигурадзе Г. В., 1976, с. 163).

 

Керамика V ступени, характеризуемая Т. В. Кигурадзе материалами горизонтов V—VII Храмис Дидигора ( XXXVI, 1—11) и верхних уровней Арухлинского поселения ( XXXIV, 1—9), по формам, характеру и мотивам орнаментации в общем не отличается от сосудов, представленных в комплексах предшествующей ступени, в частности в горизонтах IV—I Имирисгора (Кигурадзе Т. В., 1976, с. 163). Отмечается сравнительно большее число черепков с окрашенной и тщательно залощенной поверхностью. Среди посуды Храмис Дидигора выделяется овальный сосуд бочковидной формы с ручкой в виде горизонтального ушкообразного выступа ( XXXVI, 9). Подобные ручки имеются и на некоторых других сосудах. Орнаментальные мотивы несколько разнообразнее: это подковообразные налепы ( XXXVI, 2, 7), рельефные геометрические изображения в виде квадратов и кругов ( XXXVI, 10), пуговковидные налепы ( XXXVI, 11) и различные их сочетания.

 

Такие мотивы орнамента особенно широко представлены на керамике поселения Арухло I ( XXXIV, 5—8). Действительно, если принять это во внимание, то Арухло I следует отнести к сравнительно поздним поселениям квемо-карт- лийской группы. Но мы пока не знаем, какими особенностями характеризуется керамика нижних горизонтов этого поселения. Если и там имеются сосуды подобных форм с такой же орнаментацией, то этот памятник, безусловно, моложе Шулаверисгора и Храмис Дидигора. До настоящего времени, например, в Арухло I не обнаружена керамика с резным орнаментом или аналогичная посуде самых ранних горизонтов Шулаверского поселения. Вместе с тем здесь много керамики с разнообразным налеп- ным орнаментом, характерным для Имирисгора, Храмис Дидигора и других памятников. Следует подчеркнуть и такой интересный факт: отдельные сосуды Арухлинского поселения украшены рельефными антропоморфными изображениями, близкими по форме и исполнению тем, которые имеются на отдельных горшках из Имирисгора и Храмис Дидигора. Этот мотив единичен в орнаментике раннеземледельческих поселений Закавказья и отмечен пока, насколько нам известно, лишь на сосудах двух памятников Квемо-Картли — Имирисгора и Арухло I. Наличие его на керамике Арухлинского поселения является, безусловно, одним из аргументов в пользу синхронизации определенных горизонтов данного памятника с горизонтами IV—I Имирисгора, т. е, на Арухло I имеются слои, характеризующие не только V ступень развития шулавери-шомутепин- ской культуры (по Т. В. Кигурадзе), но и предшествующие, в частности IV ступень.

 

К тому же заключению можно прийти на основе изучения керамики энеолитических поселений, расположенных в смежном районе — на территории Западного Азербайджана. Керамика Шомутепе, Тойретепе, Гаргалартепеси и других памятников этого региона в общем одинакова (Нариманов И. Г., 1965а, с. 50; Нариманов И. Г., 1966, с. 123-125; Мунчаев Р. М., 1975, с. 97—98). Она мало отличается от керамики квемо-картлийских поселений и составляет с ней единый культурный комплекс. Так, например, керамика Шомутепе в основном грубой лепки и слабого обжига, темно-серого, бурого и желтовато-коричневатого цветов. Лишь отдельные сосуды залощены и содержат в глине только примеси соломы. Остальные сосуды изготовлены из глины с примесью и соломы, и дресвы, и (реже) толченого обсидиана. На днищах некоторых сосудов имеются отпечатки плетенки. Формы сосудов довольно простые: все они плоскодонные и, как правило, лишены ручек ( XXXV, 1—8). Преобладают горшки баночной формы. Часты и бочковид- ные сосуды, в том числе довольно крупные. Украшено очень небольшое число сосудов. Орнамент состоит из округлых шишечек-сосцов ( XXXV, 5) и овально-удлиненных вертикальных налепов, характерных для керамики квемо- картлийских поселений. Сосуды с резным орнаментом, как в Шулаверисгора, здесь не обнаружены. Заслуживает внимания и такое наблюдение: в Шулаверисгора керамика с растительной примесью присутствует лишь в верхних горизонтах культурного слоя (Джапаридзе О. М., Джавахишвили А. Я., 1967, с. 298), в то время как в Шомутепе и Тойретепе она встречается во всех горизонт тах, начиная с самого раннего (Нариманов И. Г., 1966, с. 123).

 

Приведенные факты свидетельствуют о том, что Шомутепе, Тойретепе и другие поселения в Западном Азербайджане моложе Шулаверисгора. Нам не известны какие-либо убедительные данные, которые позволяли бы считать Шомутепе более ранним памятником, чем Шулаверское поселение, и даже одновременным ему. Этот памятник, как Тойретепе и другие, следует синхронизировать, судя по керамике, с такими раннеземледельческими памятниками Квемо-Картли, как Имирисгора, Храмис Дидигора и Арухло I. Однако это вовсе не означает того, что на территории Западного Азербайджана и Восточного Закавказья в целом не может быть синхронного Шулаверскому поселению раннеземледельческого памятника, и тем более того, что исследуемая куль- тура распространилась из квемо-шулаверской долины на смежные районы Закавказья. Не исключено, что памятники, синхронные Шулаверисгора или даже непосредственно предшествующие ему, будут открыты не только на правобережье среднего течения Куры, но и в других областях Закавказья.

 

Подведем итоги. Мы видим, что керамический комплекс поселений Центрального Закавказья весьма оригинален. Он резко отличен как от керамики Триполья и Анау, так и от керамики культур смежных областей Передней Азии. Так, он не обнаруживает ничего общего с керамикой халафской культуры Месопотамии, отличающейся высоким качеством выделки и обжига, многообразием форм и богатой расписной орнаментацией. Керамика же хассунской культуры с резным (так называемая стандартная) и налепным (керамика архаической Хассуны) орнаментом сопоставима с некоторыми сосудами из Шулаверисгора и других поселений шулавери-шомутепинской группы. Еще более сопоставима с закавказской по орнаментации керамика недавно открытых в Северной Месопотамии памятников предхассунского времени. Многие груболеп- ные толстостенные сосуды этих памятников, в частности поселений Умм-Дабагия и Телль Сотто, украшены аналогичными по форме рельефными орнаментами в виде сосцевидных и пуговковидных налепов в один или два ряда, удлиненных овальных выступов и т. д. (Бадер Я. О., 1975, с. 104—105,  4—5; Kirkbride D., 1972, pi. XI). Некоторые сосуды Умм-Дабагия (Kirkbride £>., 1973а, pi. XI, а) и Телль Сотто (Merpert N. /., Munchaev R. М., Ва- der N. О., 1977, pi. XXX; 1978, pi. XXIV), что особенно удивительно, орнаментированы, подобно отдельным сосудам Имирисгора, Храмис Дидигора и Арухло I, похожими налепными антропоморфными изображениями. В остальном (по формам сосудов и т. д.) между керамическими комплексами Хассуны, Умм-Дабагия и Телль Сотто, с одной стороны, и шулавери-шомутепинских поселений — с другой, такие параллели не наблюдаются.

 

Чем объяснить отмеченную близость в орнаментации керамики древнейших раннеземледельческих памятников Центрального Закавказья и Северной Месопотамии, пока сказать трудно. Ведь эти группы памятников относятся к разным культурам и не являются синхронными. Было бы необоснованно утверждать сейчас, что наличие налепных украшений на закавказской керамике, особенно рельефных антропоморфных изображений, есть или результат месопотамского влияния (прямого или опосредованного) и длительного сохранения подобной орнаментальной традиции в Центральном Закавказье, или же последняя возникла здесь совершенно самостоятельно в то время, когда так уже давно не украшали посуду в Месопотамии.

 

 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. Периодизация первобытной истории

Затем начинается изготовление специализированных орудий – это ножи, проколки, скребла, составные
Бронзовый век (лат.– энеолит; греч.– халколит) начался в Европе с III тыс. до н.э. В это
На Нижнем Дону исследованы поселения этого времени в Кобяково, Гниловской...

 

Изделия из кости и рога. На всех раннетрипольских поселениях...  Поселения городцовской культуры – жилища людей в Костенках

Для поселений городцовской культуры свойствен костяной инвентарь, включающий специфический тип лопаточки, изготовляемый обычно из стенок трубчатых костей;

 

Стоянка Добраничевка. Костяной инвентарь Добраничевки

Костяной инвентарь Добраничевки.) из стенки трубчатой кости, проколки
Лощило (?) из ребра мамонта, лопаточка и «плоский наконечник» (?) из...