Загадки Новгородской округи

 

 

Городище на Волхове. Раскопки на Городище

 

 

 

Южнее Новгорода, близ истока Волхова из Ильменя, находится возвышенность, называемая Городищем. Это одно из древнейших и красивейших пригородных урочищ. «Богатое место Городище! — писал Н. К. Рерих.— Кругом синие, заманчивые дали. Темнеет Ильмень. За Волховом — Юрьев и бывший Аркажский монастыри. Правее сверкает глава Софии и коричневой лентой изогнулся Кремль. На Торговой стороне белеют все храмы, что «кустом стоят». Виднеются — Лядка, Болотове, Кириллов монастырь, Нередица, Сельцо, Сковородекий монастырь, Никола на Лигше, за лесом синеет Бронницам...

 

Городище — первая, считая от Ильменя, возвышенность по правому берегу Волхова, в двух километрах от Новгорода. Вытянутое в сторону церкви Спаса на Нередице, всхолмление ограничено с запада Волховом, с юга Спасовским ручьем — мелкой застойной протокой, а в северном и восточном направлениях оно постепенно понижается, переходя в Волховскую пойму.

 

Сейчас взору туриста, плывущего на теплоходе из Новгорода в Скит, Городище предстает запятым полями холмом, на вершине которого возвышаются руины церкви Благовещения, варварски разрушенной фашистами в годы Великой Отечественной войны, и два домика — остатки одноименного села. Южная часть возвышенности перерезана прямым как стрела, полноводным Сиверсовым каналом. Общая площадь Городища составляет около 10 гектаров.

 

В древности топография этих мест была иной. До строительства Сиверсова канала Малый Волховец, крупный рукав Волхова, протекал по руслу современного Спасовского ручья, далее круто поворачивал к церкви Спаса на Нередице. При сооружении канала Волховец был перерезан, а его название перенесено на другой рукав Волхова — Жилотуг. Таким образом, в древности городищенский холм и окружавшая его территория представляли собой остров, омываемый Волховом, Волховцем и Жилотугом.

 

Общее восприятие Городища как всхолмления на острове сейчас особенно затруднено из-за огромной земляной насыпи недостроенной железной дороги Петроград— Орел, которая проходит неподалеку от церкви Спаса, на Иередице, перекрывает прежнее русло Вол- ховца и с востока на запад пересекает низменную часть острова.

 

Значение Городища в новгородской истории, казалось, должно было бы стимулировать его широкие археологические исследования. Но этого не произошло. Хотя первые археологические работы на памятнике были проведены новгородским историком М. И. Полянским еще в 1901 году, вплоть до последнего времени скептицизм относительно городищенских древностей был довольно прочен, и среди специалистов широко бытовало мнение о возникновении поселения лишь в связи с основанием здесь в XI—XII веках княжеской резиденции, а не во времена первого появления славян в Приильме-нье.

 

Дело в том, что большинство работ на Городище ограничивалось разведочными шурфами и траншеями, а материалы раскопок 1934—1935 годов М. К. Картера и Г. П. Гроздилова, сделавших принципиальные наблюдения для общего понимания памятника, не были своевременно изданы, а впоследствии погибли во время войны. Только в начале 70-х годов появилась информация о раскопках на Городище М. Д. Полубоярнповой, С. Н. Орлова и Н. П. Пахомова, а с 1975 года началось его планомерное изучение, продолжающееся до сих пор.

 

Теперь можно достаточно уверенно говорить о времени возникновения поселения на Городище. В его нижних слоях найдена исключительно лепная керамика, то есть сделанная без применения гончарного круга. Это определенно указывает на время ранее X века, когда в Приильменье появились первые ремесленники — гончары. Большую определенность вносят монеты. В одной из построек был найден маленький клад из 7 арабских дирхемов, зарытый во второй половине IX века. В другом сооружении найдена медная византийская монета императора Феофила, правившего с 829 по 842 год.

 

Представляет интерес и случайно найденная уникальная серебряная хорезмийская монета, отчеканенная в далекой Средней Азии при хорезмшахе Азкацваре, в последней четверти VIII века. В 1982 году обнаружен еще одни клад арабских монет IX веко.

 

И наконец, наиболее точным методом, дендрохронологическим, то есть путем изучения динамики роста годовых колец бревен, использованных при строительстве, были получены даты их рубки, самые ранние из которых — 889, 896, 897 годы. К сожалению, спилы были сделаны с построек, расположенных на периферийном участке поселения, освоенном не сразу при его возникновении, а кроме того, ко времени постройки срубов на этом месте уже успел отложиться достаточно мощный культурный слой. Итак, раскопки Городища продолжало готсй, но уже сейчас йбзйикноьение его, по крайней мере, в середине IX века не вызывает сомнений.

 

Что же открыли раскопки? Как выяснилось, всхолмление при истоке Волховца из Волхова состояло из двух частей — высокого холма, возвышающегося на 12 метров над современным уровнем реки, с вершиной в районе церкви Благовещения и мысовой части, поднятой над поймой всего лишь на 1,5 метра. Правда, по общим заключениям ученых-палеогеографов уровень воды в Ильмене, вообще подверженный периодическим колебаниям, в конце I тысячелетия нашей эры был значительно ниже современного. Нередко полагали, что Сиверсов канал прошел через центр Городища. Но это оказалось не так. Была перерезана низменная мысовая часть памятника.

 

В древности между холмом и мысом проходил сырой овраг, расширявшийся в сторону Волхова, образовывая залив, вдававшийся в глубь возвышенности на 60—70 метров. Жители Городища обладали удобной бухтой, которая была дополнительной естественной защитой.

 

Раскопки в этом месте показали, что высота холма над дном ложбины достигала 5—6,5 метра. При этом крутизна склона была очень велика, составляя 45 градусов. Можно предполагать, что в древности склон был эскарпирован, то есть путем подрезки ему придали большую крутизну. В ложбине накопился самый мощный на всем Городище культурный слой, достигающий толщины 6 метров, причем вся его нижняя часть (2,9 метра) содержала органические остатки и относилась к начальному периоду жизни поселения. При расчистке дна оврага были найдены дубовые сваи длиной 1,5— 2 метра, заостренные с одного конца, различные дубо-, вые бревна с врубками. Очевидно, это остатки причальных сооружений.

 

Во время весенних паводков данный участок постоянно подтапливался, что делало его неудобным для устроЙства жилищ. Как удалось установить, Дома здесь строили на специальных гидронзолыруюших подсыпках из глины, укрепленных бревенчатой обноской, Поэтому низменная часть Городища являлась, в первую очередь, хозяйственной зоной, что косвенно подтверждается и редкостью находок, обычных для мест расположения жилищ (бус, украшений и т. д.). Здесь должны были находиться сооружения, связанные с обслуживанием судов — их ремонтом, содержанием в зимний период, смолением, оснащением, а также помещения для хранения и ремонта рыбацких снастей. Здесь же держали скот, о чем свидетельствуют пласты навоза в раскопках,

 

У подножия холма был открыт комплекс однотипных хозяйственных сооружений. Это были глинобитные печи с мощным подом из камней и глины, укрепленным по кругу вбитыми наклонно березовыми и дубовыми кольями. В разные периоды своего существования с конца IX до середины X века печи находились на открытом воздухе, ограниченные с трех сторон бревенчатой обноской в три венца, внутри дворика с плетневыми стенами или в небрежно срубленной постройке размерами 3X5 метров. Аналогичная печь открыта при раскопках Старой Ладоги. Печи были вынесены за пределы густонаселенной части поселения, в сырую ложбину, несомненно в противопожарных целях, хотя их расположение на толком участке влекло за собой массу неудобств — стены конструкций проседали, расползались и требовали постоянного ремонта.

 

Раскопки на Городище не дали прямых свидетельств о функциональном назначении глинобитных печей. Они явно отличались по конструкции от печей, открытых в жилищах и сложенных из камня. Находка первоначально поставила археологов в тупик. Путь к разгадке указала этнография.

 

Печи, вынесенные за пределы жилищ, часто стоящие во дворе или на бгорьдё, известны у многих народов,

 

Их строили специально для выпечки хлеба, хотя использовали и для иных нужд. Среди славянских народов наружные хлебные печи широко распространены у великорусов южных областей: украинцев, словаков, сербов, болгар. Часто над печами делались легкие навесы, вокруг них строились ограждения от скота. Печами пользовались и в летнее, и в зимнее время, иногда члены нескольких семей.

 

Есть основания полагать, что в средние века печи на улице были нередки и у русского населения лесной зоны Восточной Европы, но мы о них знаем мало из-за скудости источников. Правда, в писцовых книгах XVI века упоминаются «хлебни и поварни», а при описании новгородских усадеб 1612—1613 годов указаны наружные печи с «припередком» (видимо, каким-то легким навесом).

 

Безусловно, глинобитные печи с Городища, вся конструкция которых служила длительному сохранению ими тепла, как и аналогичная ладожская печь, использовались для выпечки хлеба. Летом, когда избы старались вообще не топить, использование печей могло быть шире. Опять же по данным этнографии, в летних ь^хняхнаряду с пищей готовили и корм скоту. Поэтому, видимо, не случайно на Городище к срубнку с глинобитной печью с внешней стороны было прислонено деревянное долбленое корыто для кормления телят или поросят. Таким образом, отдельно стоящие глинобитные печи IX—X веков — это предшественники русских средневековых хлебен и поварен.

 

И еще одно интересное обстоятельство. Точно такие по конструкции наружные печи сейчас известны, кроме Поволховья, у западных славян. Этот факт является первым бесспорным археологическим свидетельством об этнических связях северных групп славян, о чем неоднократно писали лингвисты и историки.

 

Основной заселенной частью Городища в начальный период существования поселения был верх холма на всем его двухсотметровом протяжении вдоль берега Волхова. К сожалению, этот участок сильно потревожен за многовековую историю Городища, кроме того, здесь не сохраняются органические остатки, и, снимая культурный слой, археологи раскрывают лишь нижние части углубленных в материк построек, хозяйственные и стол- иовые ямы. Но по находкам эта часть памятника была гораздо богаче мысовой.

 

Общая планировка Городища пока не восстановима, но облик жилищ мы уже можем представить достаточно отчетливо. Это были квадратные бревенчатые срубы со стенами длиной 4—6 метров и печками-каменками в одном из углов. Стены рубились «в обло», то есть так, как рубят избы в сельской местности до сих пор. Иногда к домам пристраивались сени, где и находился вход.

 

 

К содержанию книги: История Новгорода

 

 Смотрите также:

 

Рюриково (Новгородское) городище – раскопки на рюриковом...

Рюриково (Новгородское) городище. «Городищем» называется возвышенность, образованная р. Волховом и его правым рукавом — Малым Волховцом и расположенная в двух километрах к югу от Новгорода.

 

Городище. РАСКОПКИ И НАХОДКИ НА ГОРОДИЩЕНСКОМ...