Вся электронная библиотека >>>

 Романовы >>>

    

 

 

Романовы. Исторические портреты


Раздел: Русская история и культура

 

Культура времени Михаила Федоровича и Филарета

  

     Культура времени Михаила Федоровича и  Филарета,  оставаясь  во  многом

традиционалистской, испытала  все  же,  как  и  политическая,  хозяйственная

жизнь, некоторые сдвиги. Появились новации, которые, в комплексе  с  другими

факторами развития, позволяют говорить о XVII веке как  эпохе  начала  новой

истории  России.  Если  в  хозяйстве  появляются  первые  завязи,   элементы

буржуазных отношений, в государственно-политическом плане - расцвет, хотя бы

временный, сословно-представительного начала в лице Земских  соборов,  то  в

культурной жизни - это начало демократизации, усиление западного влияния.  В

ряде случаев элементы нового выражены еще слабо, но за ними - будущее.

     Смута "вытолкнула" к активной деятельности большие массы людей,  и  они

проявили себя и  в  деле  спасения  Отечества  и  его  восстановления,  и  в

политической жизни,  и  в  культуре.  Если  в  предыдущие  столетия  главным

субъектом культурной, духовной жизни были представители Церкви,  то  в  XVII

веке выдвигается целая плеяда мастеров из  среды  дворян,  приказных  людей,

посадского сословия.  Будучи  людьми  верующими,  конечно,  они  все  больше

склонялись к светским сочинениям,  мотивам.  Они  интересовались  не  только

житиями святых, но и переживаниями,  внутренним  миром  обыкновенных  людей,

мирян. Тем самым церковный традиционализм в  культуре  дополнялся  светскими

сюжетами, стремлениями.

     Все  шире  распространялась  грамотность.   Чтение,   письмо,   счетную

премудрость передавали  ученикам  священники,  дьячки,  посадские  грамотеи,

площадные подьячие; по всей России трудились десятки, сотни таких  учителей.

Много книг издавал московский Печатный двор. Среди  них  -  букварь  Василия

Бурцева (первое издание - 1634 год, затем - несколько переизданий), стоивший

всего одну копейку. Его  тираж  -  несколько  тысяч  экземпляров,  для  того

времени немалый. Появлялись и  другие  книги.  В  библиотеке  царя  Михаила,

помимо духовных (их - большинство,  монарх  был  очень  богомолен),  имелись

сочинения Аристотеля, "О Троицком осадном сидении" (об осаде Троице-Сергиева

монастыря поляками в годы Смуты) и другие.

     Нужно сказать, в  Смуту  печатное  дело  было,  как  и  многое  другое,

разрушено. Сгорел Печатный двор  со  всеми  типографскими  приспособлениями.

Немногие мастера, оставшиеся в живых, разошлись по  разным  городам.  Указом

царя Михаила вернули "хитрых людей" (мастеров-печатников) - Н.Ф. Фофанова из

Нижнего Новгорода  и  его  товарищей.  Архимандриту  Дионисию  и  келарю  А.

Палицыну государева грамота указала выделить ученых старцев "для исправления

книг служебных и Потребника" -  очищения  их  от  ошибок,  накопившихся  "от

времен блаженного князя Владимира до сих пор". В частности, "книга Потребник

в Москве и по всей Русской земле в переводах разнится и от неразумных писцов

во многих местах не исправлена; в пригородах и  по  украинам,  которые  близ

иноверных земель, от невежества у священников обычай  застарел  и  бесчестия

вкоренились" (здесь в грамоте приводятся слова троицкого  старца  Арсения  и

попа Ивана из села Клементьева). Проверять и исправлять книги  поручили  тем

же Дионисию, Арсению, Ивану "и другим духовным и разумным  старцам,  которым

подлинно известно книжное учение, грамматику и риторику знают".

     Приведенные данные говорят о том, что в стране, несмотря на  потрясения

Смутного времени, имелись и люди, знавшие хорошо "книжное учение", и те, кто

умел это ценить (в данном  случае  -  правящие  верхи  во  главе  с  молодым

монархом). Любопытно и то, что работа  по  исправлению  богослужебных  книг,

проведенная при  царе  Алексее  и  патриархе  Никоне,  задумывалась  при  их

предшественниках - царе Михаиле и патриархе Филарете. Была ли она  проведена

в полном или неполном объеме -  неизвестно.  Во  всяком  случае,  типография

возобновила печатание книг.

     Печатный двор к концу правления первого  Романова  -  крупное  по  тому

времени   предприятие:   более   полутора   десятков    работников    разных

специальностей  (редакторы-справщики,  корректоры,   наборщики,   печатники,

художники), более десятка станков и другое типографское оборудование. К 1648

году, три года спустя после кончины Михаила, в  типографии  хранилось  около

одиннадцати с половиной тысяч экземпляров различных книг.

     Заметно  продвинулись  русские  люди  в  накоплении   научных   знаний,

технических навыков. Успешно работали они в металлообработке, литейном деле.

Так, русский мастер в 1615 году изготовил первую пушку с винтовой  нарезкой.

Делали и нарезные ружья ("пищали винтовальные"). "Боевые часы"  на  Спасской

башне Московского Кремля сделали устюжские кузнецы крестьяне Вирачевы - Ждан

(дед),  Шумила  (отец)  и  Алексей  (внук);  проект  подготовил   англичанин

Христофор Галлоуэй.

     Русские мастера делали водяные двигатели для мануфактур. "Книга сошного

письма" (1628-1629  годы)  дает  указания  о  способах  измерения  земельных

площадей; "Роспись" начала XVII века -  об  установке  труб  для  подъема  с

разных глубин соляного раствора. Существовали  руководства  по  изготовлению

красок, олифы, левкаса, чернил; травники, лечебники. Географические познания

русские люди черпали из "Нового чертежа" (1627 год)  -  карты  земель  между

Доном и Днепром; "Книги Большому чертежу"  (1627  год  -  список  городов  и

расстояний между ними). А "землепроходцы" и "мореходцы"  в  первой  половине

века прошли  всю  Восточную  Сибирь,  Забайкалье,  вышли  к  Тихому  океану.

Описание обширных пространств, их  чертежи  они  присылали  в  Москву.  А  в

статейных списках русские послы, их помощники сообщали сведения об иноземных

государствах. Царь  Михаил,  Посольский  приказ  отправляли  довольно  много

посольств к государям ближних и дальних стран - с извещениями  о  восшествии

на престол, предложениями о союзе, мире, сватовстве  (например,  о  женитьбе

принца Вольдемара Датского на дочери Михаила Федоровича Ирине) и т. д.

     По случаю воцарения Михаила Романова составили "Грамоту  утвержденную",

"Новый летописец" (1630 год) и другие памятники. В них прославляются  Михаил

и Филарет, обосновываются права Романовых на престол. Те же  идеи  развивают

некоторые повести и сказания  о  Смутном  времени  (А.  Палицын.  Повесть  о

Земском соборе 1613 года;  рукопись  Филарета  1626-1633  годов  -  черновик

патриаршего летописца; другие памятники).

     Усилиями властей послесмутной поры возобновляется, по  мере  ликвидации

разрухи, строительство в Москве  и  других  городах.  Приводятся  в  порядок

кремлевские стены и башни; одна из них, Спасская, получает шатровое покрытие

и меняет свой суровый крепостной облик на парадный, торжественный, нарядный.

В  подмосковной  царской  усадьбе  возводят  церковь  Покрова  -   в   честь

освобождения России от иноземцев-захватчиков.  Храм  под  тем  же  названием

строит Д.М. Пожарский в своем Медведкове под Москвой. Замечательные шатровые

же  здания  появляются  в  Нижнем  Новгороде,  Угличе.  Все  они  отличаются

нарядностью декоративного убранства, изяществом, стройностью пропорций.

     Живописность и нарядность характерны и для жилых построек. Прежде всего

в этом плане следует отметить кремлевские  царские  терема  (архитекторы  А.

Константинов, Б. Огурцов, Т. Шарутин, Л.  Ушаков;  1635-1636  годы).  Фасады

Теремного дворца украшены яркими цветными изразцами,  резным  белым  камнем.

Покрыт он золоченой крышей, окружен несколькими златоглавыми  церквушками  -

придворными, "домашними". Столь же красочно и внутреннее убранство дворца.

     С 1643  года  начинается  расширение  патриаршего  двора  в  Московском

Кремле. В разных городах строят пятиглавые соборы.

     В целом в архитектуру  той  поры  все  решительней  проникают  светские

реалистические черты, стремление к декоративности, отделке деталей.

     То же относится и к  живописи.  Иконы  Строгановской  школы,  фрески  в

храмах, гравюры, миниатюры - во всех этих  жанрах,  в  той  или  иной  мере,

присутствуют элементы нового.

     Интересно, что русские иконописцы и резчики в 30- 40-х годах работали в

Константинополе и Грузии, Молдавии и Валахии.

     Хотя трудно, чаще всего невозможно говорить  о  политике  правительства

двух "великих государей" в области культурной жизни, однако можно  отметить,

что в ряде случаев их внимание,  одобрение  прослеживается  при  составлении

некоторых литературных, исторических памятников, в строительстве культовых и

дворцовых зданий, их влияние на привлечение к работе тех или  иных  мастеров

(тех же Вирачевых при обновлении Спасской башни в Кремле).

     В  тех  случаях,  когда  власти,  в  том  числе   "великие   государи",

сталкивались  с  мыслями  оппозиционными,  они  открыто  и   резко   ставили

вольнодумцев на место. Показательна в этом плане  судьба  писателя-мыслителя

князя  И.А  Хворостинина  -  этого,   по   определению   В.О.   Ключевского,

"отдаленного духовного предка Чаадаева". Еще при дворе первого самозванца он

познакомился и сошелся с некоторыми поляками; выучив латынь, читал книги  на

этом языке, увлекся католическим учением. Более  того,  к  латинским  иконам

относился как и к православным, с равным почтением. Царь Шуйский за подобное

увлечение  "латынством"  сослал  его  под  начало   в   Иосифо-Волоколамский

монастырь.  Вернувшись  оттуда,  он  совсем  "разбеснелся".  Став   открытым

вольнодумцем, "в вере  пошатался  и  православную  веру  хулил,  про  святых

угодников Божиих говорил хульные слова, в разуме себе в версту  не  поставил

никого". Одержимый таким самомнением и презрением к  церковным  обрядам,  он

"постов и христианского обычая не хранил", в церковь  не  ходил,  не  пускал

туда своих слуг; даже не поехал на Пасху во дворец, чтобы похристосоваться с

государем!

     При царе Михаиле написал записки о событиях  Смутного  времени.  Крайне

недовольный порядками в родном Отечестве, хотел бежать в Литву или  Рим.  Но

власти  его  опередили.  По  царскому  указу,  в  котором  перечислены   его

прегрешения, князя, который даже  называл  царя  "деспотом  русским",  снова

выслали, на этот раз - в Кирилло-Белозерский монастырь.

     Правда, оппозиционер вскоре раскаялся, и его вернули в Москву, где он и

окончил свои  дни  (1625  год).  Пример  с  Хворостининым  показывает,  что,

несмотря на новые веяния в культуре,  царская  власть  и  Церковь  бдительно

следили за чистотой веры и благонамеренностью творцов культурных ценностей.

     О многом мы не знаем, о чем-то можно только догадываться, предполагать.

Во всяком случае, в культуре времени царя  Михаила  в  России  было  сделано

немало - и в продолжении старых традиций, и  в  разработке  новых  подходов,

идей.

 

     А. Преображенский

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Романовы. Династия русских царей и императоров

 

Смотрите также:

 

Династия Романовых

Династия Романовых. Романовы — старинный русский дворянский род (носивший такую фамилию с середины XVI века), а затем династия русских царей и императоров.

 

Книги, берестяные грамоты, первые учебники, первая русская книга...

Авторами первых русских букварей были справщики (редакторы) Московского печатного двора. Создатель «Букваря языка славенска, сиречь начало учения детем...» (1634 года) — «подьячий сын Василий Бурцев» (Бурцов-Протопопов).

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Печать. Печатное дело

В царствование Михаила Федоровича московская типография устроилась окончательно (около 1620 г.). Книги, вышедшие из московской типографии в XVII в
Из лиц, занимавшихся печатанием книг, особенно известен Василий Федоров Бурцев, подьячий патриаршего двора.

 

Первый царь из рода Романовых Михаил Федорович

Время длительного царствования Михаила Федоровича (1613-1645) отмечено
В истории Михаил Федорович остался как кроткий, легко поддающийся влиянию своего окружения монарх. Обычно все успехи его царствования относят на счет энергичного патриарха Филарета.

 

патриарх Филарет, отец царя Михаила Романова

Умер в Москве 1 октября 1633 г. Тело его погребено в московском Успенском соборе. Патриарх Филарет, бывший в мире женатым на Ксении Ивановне Шестовой (в иночестве Марфа, см. -133), имел пять сыновей, в том числе царя Михаила Федоровича, и одну дочь, Татьяну (ум.

 

Патриарх российский - Филарет. Жизнь Филарета. Избрание Филарета...

По воцарении Василия Шуйского Филарет ездил в Углич открывать мощи Дмитрия. Царевича.
г., проживая в доме Сапеги. По-видимому, уже тотчас по воцарении Михаила. Феод. был предрешен вопрос об избрании Филарета в патриархи.

 

романовы

Дети Петра Яковлевича и брата его Василия в 6, 7 и 8 коленах прозывались Яковлевыми, с
Умер в 1655 году. Старинный московский двор царя Михаила Федоровича или так
Здесь хранятся вещи, принадлежавшие патриарху Филарету, Михаилу Федоровичу и царице...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Романовы

Андрей Иванович имел пять сыновей: Семена Жеребца, Александра Елку, Василия Ивантая
Старинный московский двор царя Михаила Федоровича, или так называемая Палата
Здесь хранятся вещи, принадлежавшие патриарху Филарету, Михаилу Федоровичу и царице...

 

С. СОЛОВЬЕВ. XXXIII. Царствование Михаила Федоровича.

Раздел: Русская история и культура. XXXIII. Царствование Михаила Федоровича. 1. Посылка в Кострому за Михаилом и подвиг Сусанина.
Но главное внимание московского двора было. обращено на отношения польские.
трех дочерей. 13. Деятельность Михаила и Филарета для восстановления опустошенного.