Вся электронная библиотека >>>

 Романовы >>>

    

 

 

Романовы. Исторические портреты


Разделы: Русская история и культура

Династия Романовых

 

Застройка Санкт-Петербурга при Петре 1. Указ о наследии престола. Смерть Петра

  

     К концу жизни Петр достиг вершины величия. Прославленный и  воспетый  в

своей стране и за рубежом государь  и  дипломат,  полководец  и  флотоводец,

реформатор и законодатель, человек, которого современники, и свои,  русские,

и иностранцы,  называли,  и  по  достоинству,  Великим,  он  вполне  и,  как

говорится, с избытком заслужил тот титул, который Сенат преподнес ему  после

победоносного завершения Северной войны.  Ее  итоги,  последовавшие  за  ней

успехи на внешнеполитическом, дипломатическом поприще - заключение союзов  с

рядом стран, в том числе и с бывшим противником  Швецией,  члены  парламента

которой выражали ему свою благодарность и восхищение (по поводу его  позиции

в вопросе о сохранении государственного устройства  с  риксдагом),  огромный

авторитет императора и возглавлявшейся им  России  на  международной  арене,

смелые и дальновидные перспективы внешнеполитического плана на  будущее,  им

намеченные, - все это говорит само за себя.

     Но его жизненный путь не был устлан одними розами. Один Прутский поход,

чуть было, по его ожиданиям, не окончившийся несчастьем для него (вплоть  до

"шклавства" - рабства, плена) и России, не давал ему покоя чуть  ли  не  всю

оставшуюся жизнь. Долголетний разлад с сыном Алексеем,  печальный  конец  их

отношений тоже, конечно, отняли у него много физических и духовных сил.

     В последние годы, после Ништадтского  мира  и  до  часа  смертного,  не

покидают его душу, и без  того  усталую,  истерзанную,  бесконечные  заботы,

треволнения, мысли о дурных  поступках,  изменах  сподвижников,  даже  людей

самых близких. Можно только думать и гадать о  состоянии  духа  Петра  в  те

годы, когда болезнь, очень тяжелая, изнурительная  и  мучительная  (уремия),

беспощадные удары судьбы быстро подтачивают его силы, которые он  безоглядно

расходовал в предыдущие годы борьбы, волнений,  нечеловеческого  напряжения.

Конечно,   активная   деятельность   по   руководству   огромной    империей

продолжалась. Это - опять же перо  и  шпага,  то  есть  составление  указов,

законодательное  творчество  и  организация  нового  похода   (Каспийского),

участие в нем. Это -  дипломатические  переговоры  и  заключение  трактатов.

Это - руководство Сенатом  и  Синодом,  коллегиями  к  губерниями,  интерес,

причем,  как  всегда,  деятельный,  практический,  направляющий,   к   делам

промышленности и торговли, академии и  школам,  к  строительству  дворцов  и

складов, ко многому другому. Это, наконец, -  общение  с  людьми  из  разных

сословий, от фельдмаршалов до мастеров и солдат, которые  под  его  началом,

его твердой рукой направляются на исполнение  дел  и  замыслов,  служащих  к

чести и славе российской.

     Особое внимание в конце жизни  он  уделяет  своему  любимому  детищу  -

"парадизу", Петербургу, оторый благодаря заботе Петра, его стараниями  начал

превращаться в город, впоследствии прозванный Северной Пальмирой. По  своему

обычаю, он вставал рано, часу в пятом утра. Слушал доклад  Макарова,  своего

статс-секретаря, завтракал. Уже в шесть утра его двуколку  столичные  жители

могли увидеть на верфи или у строящегося здания, у подъезда Сената или  дома

какого-либо начальника. Так проходила первая половина дня. В час дня -  обед

из простых блюд русской кухни  (щи  да  каша,  мясо  и  студень,  ветчина  и

солонина), из экзотических даров он  любил  лимон.  Отвергал  рыбу,  сладкие

блюда. После обеда, по  русскому  обычаю,  -  отдых,  часа  на  два.  Вторая

половина дня была занята чтением бумаг - донесений администраторов,  послов,

военачальников, составлением и редактированием указов, уставов,  инструкций,

регламентов и прочего в немалом количестве.

     Вечерами, смотря  по  случаю  или  настроению,  -  встречи  с  гостями,

приближенными, а они неизбежно сопровождаются  застольем,  весельем,  шумом,

или уединение дома, в Летнем дворце, в кругу семьи.  Любимым  местом  Петра,

где он мог  отдохнуть,  побыть  в  одиночестве,  была  токарная  мастерская.

Нартов, первоклассный токарь, не раз работавший вместе с царем, говорил, что

без его приглашения никто не мог входить в мастерскую, "дабы хотя сие  место

хозяин  покойное  имел".  Другой  современник,  из  дипломатов,  восхищается

умением Петра:

     - В этом мастерстве он не уступит искуснейшему  токарю  и  даже  достиг

того, что умеет вытачивать портреты и фигуры.

     Причем за станком Петр трудился "с таким усердием и вниманием...  точно

работал за деньги и этим снискивал себе пропитание". В Эрмитаже до  сих  пор

хранятся токарные изделия Петра - табакерки, медальоны и  прочие  украшения,

принимал  он  участие  в  изготовлении  из  слоновой   кости   трехъярусного

паникадила с двадцатью шестью рожками; оно  сохранило  русскую  и  латинскую

надписи:

     "Дело  многотрудных  рук  Петра  Великого,  императора   и   самодержца

всероссийского. 1723".

     Царь составлял расписание своих дел на неделю. Одно  из  них,  от  1721

года,  включает:  работа  над  Адмиралтейским  регламентом  (понедельник   -

четверг), заседание в Сенате  (пятница),  редактирование  "Истории  Свейской

войны" (суббота, утро), дипломатические дела (воскресенье, утро).  "А  когда

река станет, тогда, - делает он помету, - ежели  много  дел  будет,  четверг

прибавить к сенатским делам". В другом (январь 1724 года) Сенату он выделяет

вечер понедельника и утро  вторника,  судебным  делам  -  среду  и  четверг,

Адмиралтейству - утро пятницы. В третьем (ноябрь 1724 года, менее чем за три

месяца до кончины) главное время отведено Сенату, рассмотрению  всяких  дел:

если же они неотложные, для них - "всегда время";  если  же  "которые  время

терпят", то докладывать о них накануне сенатского заседания.

     Занимает  и  волнует  его  строительство  Петербурга,  его   украшение,

заведение в нем всего полезного, интересного, нужного. Его заботами, по  его

настояниям в столице появились каменные здания - не только храмы, но и жилые

дома, дворцы с картинами и  изразцами  (его  Летний  дворец,  например,  или

дворец Меншикова, ныне частично реставрированный), здания коллегий и другие.

Разбивали  красивые  парки,  проспекты,  площади,  ставили  уличные  фонари.

Столичных жителей понуждали носить новое, короткое платье и  башмаки  вместо

старинной долгополой одежды и лаптей.

     От первоначальной, деревянной застройки города  сохранился  лишь  домик

самого Петра на правом берегу Невы. На смену деревянным домам пришли мазанки

и, наконец, кирпичные жилые здания. В 1711 году закончили  сооружать  Летний

дворец для царя и его семьи. В это время город  имел  восемь  тысяч  человек

населения, проживавших в семистах пятидесяти - восьмистах  дворах.  По  мере

успехов в борьбе со Швецией, после перехода к России  Восточной  Прибалтики,

Петр уделяет застройке и благоустройству города все большее внимание. В 1716

году нанимает Леблона, известного архитектора из Франции, и  тот  составляет

проект генерального плана города. В основе его лежит  идея  так  называемого

регулярного   города   -   прямые   улицы   и   каналы,   большие   площади,

правительственные здания и церкви, дворцы знатных лиц и дома  простолюдинов,

скверы и рынки; здания по обеим сторонам улиц - одинаковой высоты.  Согласно

наметкам  плана,  нужно  было,  например,  на   Васильевском   острове   все

переиначивать.

     Петр находился в это время в  Париже.  Там  он  изучал  чертежи,  планы

типовых зданий, присланные Леблоном. По приезде в столицу царь встретился  с

архитектором, спросил:

     - Что будем делать?

     - Сломать дома и построить новые, засыпать каналы и вырыть другие.

     - Об этом я думал, но сие требует много денег.

     Царь план не утвердил. Город строился по-прежнему, так,  как  диктовали

природа и климат, фантазия заказчика, архитектора и господин Случай. Но Петр

постоянно следил  за  его  застройкой,  полагая,  что  она  должна  быть  не

хаотичной, а правильной. Во всяком случае, к концу его жизни  улицы  столицы

вымостили камнем - на каждой стороне улицы, примыкавшей к  жилым  домам,  он

покрывал полосу полутора- двухметровой ширины  (проезжая  часть  -  середина

улицы оставалась незамощенной). В 1721 году изготовили  и  установили  около

шестисот уличных фонарей, в которых горели фитили на конопляном масле.

     Эти и другие новшества - результат неусыпного тщания самого Петра и тех

лиц, которых он назначил к этому делу. Среди них - Антон  Девиер,  родом  из

Португалии, в свое время матрос  купеческого  корабля.  Петр  увидел  его  в

Голландии в 1697 году, тот понравился ему своей сноровкой, и царь нанял  его

на службу - сначала к Меншикову, потом к себе - денщиком. Нужно сказать, что

в денщиках у царя перебывало людей немало, и  из  них  выходили  потом  люди

заметные,  знаменитые  (начиная  с  того  же  Меншикова),  его   доверенные,

приближенные.  Нечто  подобное   случилось   и   с   Девиером.   Расторопный

матрос-бродяга сумел понравиться сестре Меншикова, некрасивой старой деве, и

тому ничего не оставалось делать, как  согласиться  на  ее  брак  с  царским

денщиком. Тому имелись две причины: сестрица  готовилась  стать  матерью,  а

царь благословил любимца к  венцу.  Сыграли  свадьбу.  Денщик  пошел  вверх.

Двадцать седьмого мая 1718 года Сенат услышал очередной приказ Петра:

     "Господа Сенат! Определили мы для лучших порядков  в  сем  городе  дело

генерала полицмейстера нашему генерал-адъютанту Девиеру и дали  пункты,  как

ему врученное дело управлять". Генерал-адъютант  и  генерал-полицмейстер  из

португальских выходцев  и  стал  управлять  застройкой  Петербурга  согласно

подробной царской инструкции. Помимо строительства зданий, ее автор, человек

пунктуальный и дотошный, предусмотрел многое: укрепление берегов реки  и  ее

протоков, чистоту на улицах, порядок на рынках, качество и  цены  продуктов,

предлагаемых покупателям, меры против пожаров, азартных игр, ночных воров  и

колобродов ("караульщики ходили бы по  ночам  с  трещотками,  как  обычай  в

других краях", после одиннадцати часов вечера до утра закрывать на  заставах

шлагбаумы, разрешать хождение по  улицам,  и  только  с  фонарями,  воинским

командам,  знатным  господам,  лекарям,  повивальным  бабкам,   священникам,

чиновникам по служебной надобности; остальных - не пропускать).

     Стараниями  полицмейстерского  ведомства,  трудом   рабочих   Петербург

обустраивался,  хорошел.   Невский   проспект   -   от   Адмиралтейства   до

Александро-Невской лавры - уже при Петре вызывал восхищение наблюдателей,  в

том числе иностранцев, перспективой,  мощеной  улицей,  деревьями  стоявшими

тремя - четырьмя рядами по обеим его сторонам! Красивый и чистый,  проспект,

по отзыву Берхгольца, имел "чудесный вид, какого я нигде  не  встречал".  По

городу, например, на Адмиралтейской стороне,  вокруг  Летнего  сада,  делали

каналы, спрямляли русла речек, сооружали деревянные набережные, мосты.  Царь

строго спрашивал за любые  неисправности,  и  однажды  Девиер  получил  свою

порцию воспитательного воздействия царской дубинкой (за неисправность  моста

через Мойку) и с поучением:

     - Это тебе прибавит лучшую память к попечению и  к  содержанию  улиц  и

мостов в надлежащем порядке, и будешь чаще сам осматривать.

     Проучив главного столичного полицмейстера, Петр тут  же  смилостивился,

пригласил в свою двуколку:

     - Садись, брат!

     Петр  часто  бывал  в  Адмиралтействе.   Его   большой,   но   неполный

четырехугольник был заострен с трех  сторон,  четвертую,  открытую  к  Неве,

занимала верфь, которую  со  стороны  реки  обнесли  валом  с  бастионами  и

пушками. В зданиях Адмиралтейства и вокруг него имелось все необходимое  для

сооружения кораблей. В 20-х годах на  верфи  строилось  до  сотни  различных

судов. Адмиралтейство стало и большим, сложным предприятием, и крепостью  на

Неве. Работало там до десяти тысяч человек.

     На месте нынешнего Зимнего дворца возвышался трехэтажный  дом  адмирала

Апраксина, далее - дома генерал-прокурора Ягужинского, вице-адмирала Крюйса,

Зимний дворец Петра. Еще дальше - Летний его дворец, ничем  не  отличавшийся

от других домов для среднесостоятельных людей; при нем - Летний сад, который

Петр очень любил, благоустраивал, украшал по примеру Версальского  парка.  В

1720 году он говорил одному посетителю:

     - Если проживу три  года,  буду  иметь  сад  лучше,  чем  в  Версале  у

французского короля.

     В нем - хорошо распланированные пешеходные дорожки  и  деревья  в  виде

шаров, кубов, пирамид, пруды и фонтаны, статуи  и  вазы,  бюсты  и  колонны,

прочее великолепие. Царь любит  здесь  отдыхать  один  или  прогуливаться  с

гостями. Многое вызывало их восхищение, особенно статуя  Афродиты  II  века,

купленная в Италии; грот, покрытый раковинами из России, Италии,  Голландии;

Готторпский глобус, сделанный в 1664 году и привезенный  из  Голштинии.  Сад

украшали также скульптуры на сюжеты из басен Эзопа,  сделанные  по  указанию

Петра, - для воспитания посетителей.

     Далее  вверх  по  Неве,  за  Летним  садом,   стояли   палаты   Кикина,

конфискованные после казни хозяина в связи с делом царевича Алексея;  в  них

поместили Кунсткамеру (музей) и первую в России  библиотеку.  Экспонаты  для

музея собирали и покупали у себя в стране и за рубежом,  и  царь  их  хорошо

знал, имел  привычку  показывать  и  рассказывать  о  них  приближенным  или

иноземцам, выступая, таким образом, в роли гида.  Все,  "что  зело  старо  и

необыкновенно", он указами велел собирать и присылать в  Петербург.  Покупал

за границей (например, анатомическую коллекцию амстердамского ученого Рюйша,

собранную в течение пятидесяти лет, и др.), немало  ему  дарили  иностранцы,

знавшие его любознательность и уверенные в том, что редкости будут сохранены

для науки, для потомков. Со всех сторон текли раритеты и монстры,  старинные

предметы, орудия и прочее. Царь, обычно скуповатый, на подобные  вещи  денег

не жалел.

     - Старайтесь их купить, - указывал он однажды  Куракину,  -  а  наипаче

такие, которые гораздо старые, чтоб не упустить их  в  другие  руки,  и  для

этого не жалейте денег.

     Издает указы подобного содержания - предметы старины, древние грамоты и

книги,  кости  вымерших  животных,  уроды  (монстры)   население   призывали

приносить властям,  присылать  в  Кунсткамеру.  Из  газет  люди  узнавали  о

подобных  находках,  посылках,  покупках;  вот,  к  примеру,  сообщение   из

"Московских ведомостей":  "Из  Малой  России  гетман  Скоропадский

прислал сюды в спирте двух монстров, одного мужеска и женска полов, в  одном

составе сросшиеся, да теленка с двумя  головами".  Экспонаты  доставлял  сам

Петр  из  походов,  привозили  ученые  из  экспедиций  по  описанию   земель

Российской империи, поиску полезных ископаемых. Так, Мессершмидт, уехавший в

1720 году изучать географию Сибири, быт и языки ее народов, присылает оттуда

памятники древней истории, быта, чучела животных и  птиц.  К  середине  20-х

годов Кунсткамера по количеству коллекций  считалась  самым  богатым  музеем

Европы.

     В публичную библиотеку  собирали  книги  из  разных  мест.  Сюда  вошли

библиотеки   Аптечной   канцелярии,   переведенной   из   Москвы,    герцога

курляндского, выморочные, конфискованные - царевича Алексея, барона Шафирова

и др. К 1725 году она насчитывала одиннадцать тысяч томов.

     Цели подобного собирания царь определил ясно и недвусмысленно:

     - Я хочу, чтобы люди смотрели и учились.

     С 1719 года и Кунсткамеру, и библиотеку открыли для всех.  Более  того,

плату за посещение не брали, и предложение на  сей  счет  П.И.  Ягужинского,

генерал-прокурора, царь отверг самым решительным образом:

     - Я еще приказываю не только всякого пускать сюда даром,  но  если  кто

приедет с компаниею смотреть редкости, то и угощать их на  мой  счет  чашкою

кофе, рюмкою водки либо чем-нибудь иным в самых этих комнатах.

     Действительно,  на  угощения  (весьма   любопытный   способ   поощрения

любознательности!) он отпустил четыреста рублей в год.

     Рядом с Кикиными палатами находилось предприятие, на  котором  Петр  не

раз работал. Это - Литейный двор, при нем - мастерские: токарная,  лафетная,

слесарная, столярная и прочие. Здесь  он  лично  выливал  мортиры,  гаубицы.

Напротив, через Неву, стояла Петропавловская  крепость  с  собором  Петра  и

Павла, увенчанным высоким шпилем. На Васильевском острове  строили  каменные

здания Двенадцати коллегий, Гостиного двора, трехэтажное - Кунсткамеры.

     На правом берегу Невы размещался  порт,  здесь  теснились  бесчисленные

корабли, большие и малые, под флагами разных стран. В праздничные дни  сюда,

в черту города, приплывали корабли Балтийского флота  -  гордости  Петра.  К

1724 году в нем числилось тридцать два больших линейных корабля и более  ста

других, меньших по размеру. В этом, как и во многом  другом,  железная  воля

Петра сыграла огромную роль - русский флот стал самым сильным на Балтике.

     К Петербургу перешла от Архангельска роль главного порта страны. За год

до кончины Петра в Петербург пришли сто восемьдесят иностранных кораблей,  в

Архангельск - пятьдесят. Петербург стал  могучим  перевалочным  пунктом  для

товаров из Европы в Россию и наоборот. За границу шли кожа  и  сало,  лен  и

пенька, зерно  и  крупа,  уральское  железо  и  сибирские  меха,  полотно  и

парусина; в Россию оттуда - шерстяные и шелковые  ткани,  стекло  и  краски,

напитки и кофе. Россия, опять же во многом стараниями Петра, имела  активный

торговый баланс - больше вывозила, чем ввозила; ее мануфактуры, ремесленники

к концу первой четверти столетия изготовляли  многое  из  того,  что  раньше

приходилось ввозить из других стран (например, металлы  и  изделия  из  них,

бумагу и многое другое).

     Всем этим можно было гордиться, и, несомненно, Петр гордился. То же - и

с людьми, специалистами во всех областях, начиная с управления государством,

командования армией и флотом  и  кончая  мастерами  на  верфях  и  уральских

заводах. Сотни, тысячи таких способных, талантливых и  нужных  стране  людей

оставил Петр после себя. Около него самого сложилась когорта славных  мужей.

Многое они сделали для России, но и сами себя, конечно, не забывали; милости

царя - чины и награды, имения и крепостные крестьяне - сыпались на  них  как

из  рога  изобилия.  Правда,  и  спрашивать  царь  по  службе  умел,  мог  и

прогневаться, с глаз прогнать долой, а то и  дубинкой  поколотить  так,  что

небо  с  овчинку  покажется.   Оснований   они   для   недовольства   давали

предостаточно, и особенно первый среди любимцев  -  Меншиков.  Он  доставлял

Петру радости и, особенно в последние годы, огорчения.

     За свое долгое правление, хотя и недолгую  жизнь  Петр  вырастил  около

себя многих мастеров, руководителей разного профиля. Одни из них уходили  из

жизни естественным путем, другие оканчивали жизнь на эшафоте (как, например,

казнокрад князь Гагарин, проворовавшийся в  Сибири,  и  др.),  третьих  царь

удалял от себя.

     Семья, его понимающая, заботливая жена и дети,  домашний  очаг  и  уют,

покой и внимание, забота и ласка - все это у  Петра  было.  Но  и  здесь  он

испытал удар, последний и, несомненно, очень для  него  тяжелый.  Его  жена,

"друг сердешненький" Катеринушка, ставшая Екатериной Алексеевной,  была  его

последней надеждой - и по душе, и по мыслям  на  будущее.  Как  и  Меншиков,

вытащенная им из низов "портомоя" стала ему очень необходима в жизни.  Люди,

наблюдавшие их обоих из года в год, отмечают, что Марта Скавронская, потом -

Катерина Василевская, наконец - Екатерина  Алексеевна  легко  и  естественно

стала подругой, спутницей, женой незаурядного, великого человека -  русского

царя. Умела держать себя как императрица, и это тоже  было  натурально,  без

аффектации, нажима или скованности. Не забывала  о  своем  прошлом,  не  раз

говорила, что была прачкой, и не стыдилась этого, как иные  выскочки.  Ведет

себя  жена  государя  непринужденно  и  просто.  Ей  не  чужды   доброта   и

отзывчивость, и не раз она спасает  того  или  иного  человека  от  царского

гнева, опалы. Петра, нередко впадающего в гнев,  ярость,  только  она  может

успокоить - доброе слово скажет, погладит по голове,  прижмет  его  молча  к

груди, и, глядишь, остыл государь, царь-батюшка, и у всех от сердца отлегло.

     После смерти сыновей Петр издает (1722 год) указ о наследии престола  -

вместо "недоброго обычая" автоматического перехода трона от отца к  старшему

сыну вводится новый порядок: "правительствующий государь" сам, своей  волей,

назначает наследником того, кого захочет; он  может  в  дальнейшем  изменить

свое решение и назначить  нового  наследника.  Высшие  сановники  Российской

империи по приказу государя, выслушав указ, клятвой дали обещание  выполнить

его державную волю.

     Кого же назначить наследником? Детей? Это - две дочери: старшая,  Анна,

просватанная  за  герцога  Голштинского,  и  младшая,  незамужняя,  неполных

пятнадцати лет. Вручать им руль государственного  корабля  он  не  решается.

Внук, сын Алексея, царевича-изменника и врага его дел и замыслов, вызывает у

него опасения - не пошел бы в  отца!  Остается  жена  -  близкий  и  любимый

человек, помощница, всюду его сопровождающая. Правда, способностей  к  делам

управления она, прожив с Петром два десятка лет, не обнаружила. Но  все-таки

Екатерина всегда рядом с ним и его соратниками, и после него, с их  помощью,

может возглавить государство, продолжить его курс. Так, вероятно, думал и не

раз, и не два император в предвидении своей кончины. Отсюда -  его  манифест

1723 года, в котором он, обосновывая титул императрицы для своей  Екатерины,

в похвальных тонах говорит о ней как помощнице, не раз испытавшей, как и он,

невзгоды переездов и походов; отсюда ее коронация в Москве, торжественная  и

великолепная, ранней весной следующего года. Присутствует вся знать,  все  в

парадных костюмах, в том числе и император, что с ним редко случается: он  в

голубом кафтане с серебряным шитьем, в красных шелковых  чулках  и  в  белой

шляпе. Он возлагает на нее корону; на следующий  день  поздравляет  ее,  как

один из генералов. Екатерина, как императрица, жалует  графское  достоинство

Петру Андреевичу Толстому, верой и правдой служившему Петру и России  долгие

годы.

     Быстро  прогрессирует  болезнь  Петра.  Но  он  крепится,  не  сдается,

по-прежнему работает. Иногда лечится. В феврале вместе с Екатериной едет  на

марциальные воды  в  Карелию.  После  торжеств  в  Москве  снова  едет  пить

минеральную  воду,  обнаруженную  на   Угодских   заводах.   Седьмого   июня

супруга-императрица узнает от него:

     - Воды, слава Богу, действуют изрядно, а особенно урину гонят не меньше

олонецких; только аппетит не такой, однако же есть.

     Не утерпел, пришел в цех, где куют железные полосы, и изготовил  их  на

несколько пудов. Заклеймив свои изделия  узнал  о  плате  за  такую  работу,

подсчитал и потребовал выплатить ему заработок.  На  выданные  деньги  купил

себе башмаки и тем очень гордился - на свои трудовые гроши приобрел.

     Вернулся в столицу. Болезнь не отставала. Но натура  брала  свое  -  он

участвует в спуске  фрегата  в  конце  августа,  затем,  не  слушая  врачей,

направляется  в  Шлиссельбург  на  торжества  по  случаю  его  взятия   (они

происходили ежегодно), на Олонецкие заводы, где берет  в  руки  молот,  кует

железо, в Старую Руссу, где варят соль местные умельцы, на Ладожский  канал,

который строят до двадцати тысяч горожан и крестьян.

     Больным возвращается в конце октября в  Петербург.  Тогда  же  случился

пожар на Васильевском острове, и он поскакал туда - тушить  пожары  любил  с

детства. Пятого ноября был на свадьбе  одного  булочника-немца.  Вскоре  его

постигает удар, неожиданный и для него страшный, ускоривший,  без  сомнения,

его кончину. Дело связано было с его "сердешненькой" Катеринушкой.  Явившись

однажды домой, он ее не застал - она была в  отъезде.  Император  пишет  ей:

"Только в палаты войдешь, так бежать хочетца  -  все  пусто  без  тебя".  Но

потом,  и  довольно  быстро,  все  меняется.  Девятого   ноября   последовал

неожиданный арест тридцатилетнего Виллима Монса, брата бывшей фаворитки царя

Анны  Монс  -  "Монсихи",  как  ее  называли  недоброжелатели.   Молодой   и

щеголеватый  камергер  Екатерины,  он  управлял  ее  вотчинной  канцелярией.

Берхгольц, как и многие другие, удивлен таким поворотом событий:

     - Это арестование... тем более поразило всех своею неожиданностью,  что

он еще накануне вечером ужинал при дворе и долго имел честь разговаривать  с

императором, не подозревал и тени какой-нибудь немилости.

     Однако все тайное  становится  явным  -  поползли  слухи,  разговоры  о

предосудительном поведении императрицы, ее  интимной  связи  с  арестованным

молодцом. Следствие над ним не продолжалось и недели, и палач  по  приговору

суда отрубил несчастному Монсу голову - за взятки от просителей, приходивших

к императрице, злоупотребление ее доверием, за казнокрадство. Так  выглядела

официальная версия, многих не убедившая.

     Имя Екатерины в связи с арестом, следствием и казнью,  естественно,  не

упоминалось - жена  Цезаря  вне  подозрений!  Она  сохраняла  спокойствие  и

невозмутимость,  но   пыталась,   правда,   как   делала   довольно   часто,

ходатайствовать перед Петром за арестованного. Император в припадке  слепого

гнева разбил зеркало, очень красивое  и  дорогое,  бросив  многозначительную

фразу:

     - Вот прекраснейшее украшение моего дворца. Хочу и уничтожу его!

     Екатерина сдержанно, как всегда в таких случаях, ответила:

     - Разве от этого твой дворец стал лучше?

     Однако намек, более чем прозрачный, поняла, знала крутой нрав  супруга.

Беспрекословно поехала с ним, по его приказанию,  поглядеть  на  отрубленную

голову своего фаворита.

     Инцидент был исчерпан, но добрые  и  сердечные  отношения,  царившие  в

доме, ушли в прошлое, и это не могло не угнетать Петра.  Большей  частью  он

лежал в постели, болезнь мучит его. Когда боли проходят  или  становятся  не

такими  сильными,  встает,  едет  куда-либо,  занимается  делами.  В  ноябре

присутствует на обручении и свадебных торжествах по случаю замужества дочери

Анны - она стала женой герцога Голштинского. Восемнадцатого декабря отмечали

день рождения младшей -  Елизаветы.  Через  два  дня  он  уже  на  церемонии

избрания нового  "князя-папы",  так  как  умер  Бутурлин.  Он  составляет  и

редактирует указы и инструкции, в том  числе  Витусу  Берингу,  руководителю

Камчатской экспедиции, состоявшейся уже после смерти  императора.  Он  очень

спешит закончить работу над  инструкцией,  вынашивая  смелые  планы,  о  чем

говорит Апраксину:

     - Худое здоровье заставило меня сидеть дома. Я вспомнил на сих днях то,

о чем мыслил давно и что другие дела предпринять мешали, то есть - о  дороге

через Ледовитое море в Китай и Индию.

     В  последние  годы  много  внимания   он   уделял   работе   вместе   с

кабинет-секретарем  Макаровым  над  "Историей  Северной  войны"   -   читал,

переправлял, переделывал без конца ее текст. Так продолжалось до его смерти.

     Скончался он в страшных мучениях 28 января 1725 года  -  перед  тем  от

болей несколько дней сильно кричал, потом,  ослабев,  только  стонал.  Сорок

дней  его   тело   оставалось   непогребенным,   и   безутешная   Екатерина,

провозглашенная императрицей, оплакивала его. Сам император не успел  (да  и

хотел ли?) назначить ее своей преемницей,  наследницей.  Перед  кончиной  он

слабеющей рукой успел написать на  бумаге:  "Отдайте  все..."  -  кому?  Кто

знает...

     "...Что се  есть?  До  чего  мы  дожили,  о  россияне?  -  вопрошал  на

погребении великого императора Феофан Прокопович, один из  его  любимцев.  -

Что делаем? Петра Великого погребаем".

     Обозревая пройденный Петром и  Россией  путь,  знаменитый  проповедник,

сподвижник  Петра  скупыми  и   яркими   мазками   охарактеризовал   деяния,

совершенные покойным государем, и заветы, им оставленные:

     "Безмерно богатство силы и славы  при  нас  есть.  Какову  Россию  свою

сделал, такова и будет: сделал добрым любимою, любима и будет; сделал врагам

страшною, страшная и будет; сделал на весь мир славною, славная  и  быть  не

перестанет. Оставил нам духовные, гражданские и воинские исправления".

     Скорбь россиян, их гордость тем, что сделали император и его подданные,

звучали в словах Феофана Прокоповича 8 марта, в день похорон Петра Великого,

которые проходили в Петропавловском соборе. Петра приняла  та  прибалтийская

земля, о которой он мечтал с юношеских лет, борьбе за которую посвятил  свою

жизнь, и он сошел в нее с печатью  глубокого  и  таинственного  раздумья  на

царственном челе.

 

     Е. Анисимов

 

 

СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ:  Романовы. Династия русских царей и императоров

 

Смотрите также:

 

ПЕТР 1 первый. Смерть императора

Бурная жизнь реформатора подарила Петру I к 50 годам букет болезней.
Болезнь обострилась, и большую часть последних трех месяцев жизни Петр проводил в постели.

 

Петр 1 Первый Алексеевич, первый император всероссийский

был против крымских походов, особенно первого, и обратил своих потешных в полки
Император Петр I был женат дважды: 1) на Евдокие Федоровне Лопухиной (см. 80), 2) на Марте...

 

БРОКГАУЗ И ЕФРОН. первый император российский Петр 1 Первый...

:: Петр I Алексеевич Великий. — первый император всероссийский, родился 30 мая 1672 года от второго брака царя Алексея Михайловича с Натальей Кирилловной Нарышкиной...