Вся библиотека >>>

 Чарльз Диккенс >>>

 

Английские писатели

Чарльз Диккенс

Статьи. Речи. Письма


Русские и зарубежные писатели 19 века

Биографии известных писателей

Рефераты по литературе

 

РЕЧЬ В КОРОЛЕВСКОМ ТЕАТРАЛЬНОМ ФОНДЕ

 

                             29 марта 1858 года

 

     Джентльмены! Все мы,  часто  посещая  театр,  научились,  я  в  том  не

сомневаюсь,  предсказывать  по  разным  мелким  признакам  и  приметам,  как

развернутся события на подмостках.  Например,  когда  молодая  девица,  дочь

адмирала, остается на сцене одна и облегчает свою  душу  замечаниями  общего

порядка, не имеющими прямой связи с ходом пьесы, и когда из недр земли прямо

у  нее  под  ногами  раздается  бодрое,   вдохновляющее   постукивание,   мы

предсказываем, что сейчас будет исполнена песенка. {Смех.) Когда  появляются

два джентльмена, которых,  по  счастливому  совпадению,  ожидают  ровно  два

стула, не больше и  не  меньше,  мы  заключаем  из  этого,  что  между  ними

состоится разговор и что в разговор  этот,  скорее  всего,  будут  вкраплены

воспоминания биографического  свойства.  (Смех.}  Точно  так  же,  когда  мы

замечаем, что два других джентльмена, в особенности если они  принадлежат  к

сословию моряков, грабителей или контрабандистов, успели с последнего своего

выхода вооружиться очень коротенькими кинжалами с очень  длинной  рукояткой,

то предсказываем с некоторой  долей  уверенности,  что  такие  приготовления

закончатся дракой. (Смех.) Так  вот,  джентльмены,  эти  ассоциации  мыслей,

которые мы так часто приносим с собою в театр,  можно  вынести  и  за  стены

театра, а если так - вам, возможно, уже пришло в голову, что когда я  просил

у моего старого друга, нашего председателя, разрешения  предложить  тост,  я

имел в виду не кого иного, как моего старого друга и  что  именно  о  нем  и

пойдет сейчас речь. (Возгласы одобрения и смех.)

     Джентльмены,  обязанности  попечителя   Театрального   фонда,   каковую

должность я имею честь исполнять, не столь  многочисленны,  как  его  права.

Иными словами, он - не более как  персонаж  без  слов  (смех),  с  той  лишь

прискорбной разницей, что ему не по ком вздыхать. (Смех.) Если бы  его  роль

можно было в этом смысле немного подправить, я ручаюсь, что играть  ее  было

бы гораздо приятнее и что он уже не чувствовал  бы  себя  таким  потерянным.

Обязанности этого странного персонажа состоят в том,  чтобы  раз  в  полгода

наведываться в банк и ставить свою подпись в  большущей,  громоздкой  книге,

тем свидетельствуя получение  двух  документов,  о  которых  ему  ничего  не

известно и которые он тут же передает бутафору, после чего уходит со  сцены.

(Смех.)

     Зато права у него немалые. Он наделен правом наблюдать рост и  развитие

общества, к которому проявлял интерес с самого его  зарождения,  он  наделен

правом  по  всякому  подходящему  поводу  воздавать  должное   бережливости,

доброте, самопожертвованию и собственному  достоинству,  присущим  категории

людей, которых невежды не ценят по заслугам и  которым  долго  отказывали  в

этих добродетелях в силу глубоко укоренившегося глупого,  невежественного  и

низменного предрассудка. (Громкие возгласы одобрения.) И наконец, он наделен

правом время от времени предлагать тост за председателя на ежегодном  обеде;

а когда председатель - это человек, чьим талантом он горячо  восхищается,  в

то же время глубоко его уважая (крики, возгласы), когда этот председатель  -

человек, который служит украшением  литературы  и  в  чьем  лице  мы  славим

литературу (возгласы), тогда он чувствует,  что  это  последнее  -  поистине

высокое право. (Громкие крики.) Джентльмены!  С  первых  дней  существования

этого  общества  я  позволил  себе  внушать  его  руководителям  мое  личное

убеждение, что для содействия его влиянию и успеху им следует возможно  чаще

выбирать  председателя  из  числа  лиц,  прикосновенных   к   литературе   и

искусствам. (Правильно!) Я позволю себе сказать, что ни в  одном  учреждении

подобного рода не  председательствовало  столько  выдающихся,  замечательных

людей. (Крики "браво".) И я убежден, что никогда  не  бывало  и  никогда  не

будет - просто потому, что не может быть, - человека,  который  выполнял  бы

эти обязанности с большим  блеском,  чем  благородный  английский  писатель,

занимающий  председательское   кресло   сегодня.   (Громкие   приветственные

возгласы.)

     Джентльмены! Я не возьму на себя смелость - сейчас для этого не время и

не место - листать перед вами зачитанные страницы романов мистера  Теккерея,

не возьму на себя смелость обращать ваше  внимание  на  то,  сколько  в  них

заключено остроумия, сколько в них мудрости, как много автор  открыл  нам  в

своих книгах - и притом, как они бесстрашны  и  как  беспристрастны.  (Крики

"браво".) Но одно я могу сказать, отдавая им  скромную  дань  уважения:  мне

представляется  совершенно  правильным  и  в  порядке  вещей,  чтобы   такой

писатель, как мой друг, и такое искусство, как театр,  встречались  лицом  к

лицу, как то случилось сегодня. (Крики одобрения.) Ведь всякий хороший актер

идет по стопам всякого хорошего автора, а каждый  писатель-беллетрист,  если

даже он не избирает драматическую форму, в сущности, пишет для сцены.  Пусть

он пишет только романы, пусть  не  написал  ни  одной  пьесы,  но  правда  и

мудрость, живущие в нем, должны проникнуть в искусство сцены, самую сущность

которого  составляют  правда  и  страстность,  и  в  какой-то  мере   должны

отразиться в  том  большом  зеркале,  которое  оно  держит  перед  природой.

(Возгласы одобрения.) Джентльмены, среди присутствующих здесь представлены и

актеры, и директоры театров, и писатели. Мы можем  без  труда  предположить,

что все они изучали тайны человеческого сердца  во  многих  и  разнообразных

театрах, больших и малых, но я уверен, что  ни  один  из  них,  ни  в  одном

театре, начиная с повозки Феспида *, не изучал  этих  таинственных  движений

души с большей пользой для нас, чем в веселых балаганах "Ярмарки тщеславия".

Этому искусному кукольнику, который доставил нам столько радости и чьи слова

сегодня  нас   так   очаровали,   нам   предстоит   сейчас   выразить   нашу

признательность и приветствовать его среди нас,  и,  желая  ему  счастливого

пути через многие годы и многие ярмарки, которые, как мы от  души  надеемся,

еще дождутся прикосновения его могучего искусства, я, с  вашего  разрешения,

предлагаю выпить за здоровье председателя, и да хранит его бог! (Овация.}

 

СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛА:  Английские писатели. Чарльз Диккенс

  

Смотрите также:

 

 На книжном и литературном рынке Диккенс

я провожу за чтением Диккенса. Теперь читаю впервые «Лавку древностей», а минувшее лето перечитывал «Крошку Доррит». ...

 

 ЧАРЛЗ ДИККЕНС. Биография и творчество Диккенса. Приключения ...

Когда Чарлз Диккенс впервые решился встретиться лицом к лицу с ... Чарльз Диккенс родился 7 февраля 1812 года в местечке

 

 Наш общий друг. Чарльз Диккенс

Название романа писателя Чарльза Диккенса (1812— 1870). Употреблялось для обозначения «друга семейства» — любовника жены. ...

 

 Анри Перрюшо. Винсент ван Гог. СВЕТ ЗАРИ

Диккенс умер в 1870 году, за три года до приезда Винсента в Лондон, достигнув вершины славы, какой до него, вероятно

 

 Рассказ из журнала Чарльза Диккенса

в 1861 году в издаваемом тогда Чарльзом Диккенсом журнале «All the Year round» («Двенадцать месяцев») появился…