История государства и права России

 

Глава 6. Русская Правда как памятник права

 

 

До наших дней дошло более ста списков Русской Правды. Все они распадаются на три основных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная (обозначаемые в литературе как КП, ПП и СП). Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054г.) является Краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава (ст.1 - 18), Правды Ярославичей (ст. 19-41), Покона вирного (ст.42), Урока мостников (ст.43).

Пространная редакция возникла не ранее 1113 г. и связывается с именем Владимира Мономаха. Она разделяется на Суд Ярослава (ст. 1 - 52) и Устав Владимира Мономаха (ст. 53 - 121).

Сокращенная редакция появляется в середине ХV в. из переработанной Пространной редакции.

Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся прежде всего положения о кровной мести (ст.1) и круговой поруке (ст. 19 КП). Законодатель проявляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом (вирой). Круговая порука, напротив, сохраняется им как политическая мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступление ("дикая вира" налагалась на всю общину).

Нормы, выработанные княжеской судебной практикой многочисленны в Русской Правде и связываются иногда с именами князей, принимавших нормы (Ярослава, сыновей Ярослава, Владимира Мономаха).

Определенное влияние на Русскую Правду оказало византийское каноническое право. В Русской Правде содержится целый ряд норм, определяющих правовое положение отдельных групп населения. По ее тексту достаточно трудно провести грань, разделяющую правовой статус правящего слоя и остальной массы населения.

Мы находим лишь два юридических критерия, особо выделяющих эти группы в составе общества: нормы о повышенной (двойной) уголовной ответственности за убийство представителя привилегированного слоя (ст.1 ПП) и нормы об особом порядке наследования недвижимости (земли) для представителей этого слоя (ст.91 ПП).

Эти юридические привилегии распространялись на субъектов, поименованных в Русской Правде следующим образом: князья, бояре, княжьи мужи, княжеские тиуны, огнищане. В этом перечне не все лица могут быть названы "феодалами", можно говорить лишь об их привилегиях, связанных с особым социальным статусом, приближенностью к княжескому двору и имущественным положением.

Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых людей, существовали также промежуточные и переходные категории.

Юридически и экономически независимыми группами были посадские люди и смерды-общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу государства). Городское население делилось на ряд социальных групп: боярство, духовенство, купечество, "низы" (ремесленники, мелкие торговцы, рабочие и пр.).

Кроме свободных смердов существовали и другие их категории, о которых Русская Правда упоминает как о зависимых людях. В литературе существует несколько точек зрения на правовое положение этой группы населения, однако следует помнить, что она не была однородной: наряду со свободными существовали и зависимые ("крепостные") смерды, находившиеся в кабале и услужении у феодалов.

Свободный смерд-общинник обладал определенным имуществом, которое он мог завещать детям (землю - только сыновьям). При отсутствии наследников его имущество переходило общине. Закон защищал личность и имущество смерда. За совершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность. В судебном процессе смерд выступал полноправным участником.

Более сложной юридической фигурой является закуп. Краткая редакция Русской Правды не упоминает закупа, зато в Пространной редакции помещен специальный Устав о закупах.

Закуп - человек, работающий в хозяйстве феодала за "купу", заем, в который могли включаться разные ценности: земля, скот, зерно, деньги и пр. Этот долг следовало отработать, причем не существовало установленных нормативов и эквивалентов. Объем работы определялся кредитором. Поэтому с нарастанием процентов на заем, кабальная зависимость усиливалась и могла продолжаться долгое время.

Первое юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами было произведено в Уставе Владимира Мономаха после восстания закупов в 1113 г. Были установлены предельные размеры процентов на долг.

Закон охранял личность и имущество закупа, запрещая господину беспричинно наказывать его и отнимать имущество. Если сам закуп совершал правонарушение, ответственность была двоякой: господин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть "выдан головой", т.е. превращен в полного холопа. Его правовой статус резко менялся. За попытку уйти от господина, не расплатившись, закуп также обращался в холопа.

В качестве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только в особых случаях: по малозначительным делам ("в малых исках") или в случае отсутствия других свидетелей ("по нужде").

Закуп был той юридической фигурой, в которой больше всего отразился процесс "феодализации", закабаления, закрепощения бывших свободных общинников. Холоп - наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особое: все, чем он обладал, являлось собственностью господина. Все последствия, вытекающие из договоров и обязательств, которые заключал холоп (с ведома хозяина), также ложились на господина.

Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом. За его убийство взимался штраф, как за уничтожение имущества, либо господину передавался в качестве компенсации другой холоп.

Самого холопа, совершившего преступление, следовало выдать потерпевшему (в более ранний период его можно было просто убить на месте преступления). Штрафную ответственность за холопа всегда нес господин.

В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве стороны (истца, ответчика, свидетеля). Ссылаясь на его показания в суде, свободный человек должен был оговориться, что ссылается на "слова холопа".

Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусматривала следующие случаи: самопродажа в рабство (одного человека либо всей семьи), рождение от раба, женитьба на рабе, "ключничество", т.е. поступление в услужение к господину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также: совершение преступления (такое наказание, как "поток и разграбление", предусматривало выдачу преступника "головой", превращение в холопа), бегство закупа от господина, злостное банкротство (купец проигрывает или транжирит чужое имущество). Наиболее распространенным источником холопства, не упомянутым, однако, в Русской Правде, был плен.

"Русскую Правду" можно определить как кодекс частного права - все ее субъекты являются физическими лицами, понятия Юридического лица закон еще не знает. С этим связаны некоторые особенности кодификации, среди видов преступлений, предусмотренных Русской Правдой, не преступлений против государства. Личность самого князя, как объект преступного посягательства, рассматривалась в качестве физического лица, отличавшегося от других только более высоким положением и привилегиями.

С конкретными субъектами связывалось содержание права собственности; оно могло быть различным в зависимости и от объекта собственности. Русская Правда еще не знает абстрактных понятий: "собственность", "владение", "преступление". Кодекс строился по казуальной системе, законодатель стремится предусмотреть все возможные жизненные ситуации.

Эти юридические особенности обусловлены источниковой базой Русской Правды. Включенные в него нормы и принципы обычного права несовместимы с абстрактным понятие юридического лица. Для обычая все субъекты равны, и все они могут быть только физическими лицами.

Другой источник - княжеская судебная практика - вносит субъективным элемент в определение круга лиц и в оценку юридических действий. Для княжеской судебной практики наиболее значительными субъектами являются такие, которые всего ближе стоят к княжескому двору. Поэтому правовые привилегии распространяются прежде всего на приближенных лиц.

Нормы Русской Правды защищают частную собственность (движимую и недвижимую), регламентируют порядок ее передачи по наследству, по обязательствам и договорам.

Обязательственные отношения могли возникать из причинения вреда или из договоров. За невыполнение обязательств должник отвечал имуществом, а иногда и своей свободой. Форма заключения договоров была устной, они заключались при свидетелях, на торгу или в присутствии мытника.

В Русской Правде упоминаются договоры:

купли-продажи (людей, вещей, копей, самопродажи),

займа (денег, вещей),

кредитования (под проценты или без),

личного найма (в услужение, для выполнения определенной работы),

хранения.

поручения (выполнять определенные действия) и пр.

Частный характер древнего права проявился в сфере уголовного права. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как "обида", т.е., причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового.

Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона преступления распадалась на две стадии: покушение на преступление (например, наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление.

Закон намечал понятие соучастия (упомянут случай разбойного нападения "скопом"), но еще не разделял ролей соучастников (подстрекатель, исполнитель, укрыватель и т.д.).

В Русской Правде уже существует представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность в его действиях уже отпала).

К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника, к отягчающим - корыстный умысел. Законодатель знал понятие рецидива, повторности преступления (в случае конокрадства).

Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. О возрастном цензе для субъектов преступления закон ничего не говорил. Субъективная сторона преступления включала умысел или неосторожность. Четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не существовало, но они уже намечались в законе. Ст.6 ПП упоминает случай убийства "на пиру явлено", а ст.7 ПП - убийство "на разбое без всякой свады". В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершенное убийство, (а "на пиру" - значит еще и в состоянии опьянения). Во втором случае - разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно - в разбое).

Тяжелым преступление против личности было нанесение увечий (усечение руки, ноги) и других телесных повреждений. От них следует отличать оскорбление действием (удар чашей, рогом, мечом в ножнах), которое наказывалось еще строже, чем легкие телесные повреждения, побои.

Имущественные преступления по Русской Правде включали:

разбой (не отличимый еще от грабежа), кражу ("татьбу"), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство (как особый вид кражи), злостную неуплату долга и пр.

Наиболее подробно регламентировалось понятие "татьбы". Известны такие ее виды, как кража из закрытых помещений, конокрадство, кража холопа, сельскохозяйственных продуктов и пр. Закон допускал безнаказанное убийство вора, что толковалось как необходимая оборона.

Система наказаний по Русской Правде достаточно проста. Смертная казнь не упоминается в кодексе, хотя на практике она несомненно имела место. Умолчание может объясняться двумя обстоятельствами: законодатель понимает смертную казнь, как продолжение кровной мести, которую он стремиться устранить. Другим обстоятельством является влияние христианской церкви, выступавшей против смертной казни в принципе.

Высшей мерой наказания по Русской Правде остается "поток и разграбление, назначаемое только в трех случаях: за убийство в разбое (ст.7 ПП), поджог (ст.83 ПП) и конокрадство (ст.35 ПП). Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) "головой", т.е. в рабство.

Следующим по тяжести видом наказания была "вира", штраф, который назначался только за убийство. Вира могла быть одинарная (за убийство простого свободного человека) или двойная (80 гривен, за убийство привилегированного человека - ст.19, 22 КП, ст.3 ПП). Вира поступала в княжескую казну. Родственникам потерпевшего уплачивалось "головничество", равное вире.

Существовал особый вид виры - "дикая" или "повальная" вира. Она налагалась на всю общину. Для применения этого наказания необходимо, чтобы совершенное убийство было простым, неразбойным; община либо не выдает своего подозреваемого в убийстве члена, либо не может "отвести от себя след", подозрения; община только в том случае платит за своего члена, если он ранее участвовал в вирных платежах за своих соседей. Институт "дикой" виры выполнял полицейскую функцию, связывая всех членов общины круговой порукой.

За нанесение увечий, тяжких телесных повреждений назначались "полувиры" (20 гривен - ст.ст.27,88 ПП). Все остальные преступления (как против личности, так и имущественные) наказывались штрафом - "продажей", размер которой дифференцировался в зависимости от тяжести преступления (1,3, 12 гривен). Продажа поступала в казну, потерпевший получал "урок" - денежное возмещение за причиненный ему ущерб.

В Русской Правде еще сохраняются древнейшие элементы обычая, связанные с принципом талиона ("око за око, зуб за зуб") - в случаях с кровной местью. Но главной целью наказания становится возмещение ущерба (материального и морального).

Судебный процесс носил ярко выраженный состязательный характер: он начинался только по инициативе истца, стороны в нем (истец и ответчик обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным, значительную роль в системе доказательств играли "ордалии" ("суд божий"), присяга и жребий.

Процесс делился на три этапа (стадии).

"Заклич" означал объявление о совершившемся преступлении (например, о пропаже имущества). Заклич производился в людном месте, "на торгу", объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно было опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечении 3-х дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком (ст.32, 34 ПП).

Вторая форма (стадия) процесса - "свод" (ст. 35 - 39 ПП), напоминая очную ставку. Свод осуществлялся либо до заклича, либо в срок до истечения трех дней после заклича. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснения, где он приобрел эту вещь. Таковой и признавался татем. Если свод выходил за пределы населенного пункта, где пропала вещь, он продолжался до третьего лица. На того возлагалась обязанность уплатить собственнику стоимость вещи и право далее самому продолжать свод.

"Гонение следа" - третья форма судебного процесса, заключавшаяся в поиске доказательств и преступника (ст.77 ПП). При отсутствии в Древней Руси специальных розыскных органов и лиц, гонение следа осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и все добровольцы.

Система доказательств по Русской Правде состояла из: свидетельских показаний ("видоков" - очевидцев преступления и "послухов" - свидетелей доброй славы, поручителей); вещественных доказательств ("поличное"); "ордалий" (испытания огнем, водой, железом); присяги. На практике существовал также судебный поединок, не упоминавшийся в Русской Правде. В законе ничего не говорится также о собственном признании и письменных доказательствах.

 

Раздел 3. Феодальные государства на территории Древней Руси (XII - XV вв.)

ПСКОВСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА - ПАМЯТНИК ПРАВА ПЕРИОДА ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ

Псковская Судная грамота была принята на вече в 1467 г. Она состоит из трех частей, написанных в разное время, в которых содержится 120 статей. В ней отражены важнейшие черты социально-экономического развития торгово-ремесленной жизни Псковского княжества.

Источниками Псковской Судной грамоты были отдельные постановления псковского веча, княжеские грамоты, а также нормы "Русской Правды".

В ней большое внимание уделялось нормам гражданского права и особенно земельным отношениям. Она содержала более развитую систему процессуального права.'

В отличие от "Русской Правды" в ней содержались статьи, регулирующие вопросы земельных тяжб (ст. 9-19). Псковская Судная грамота к защите земельных богатств проявляла особый интерес.

Если лицо обрабатывало земельный участок в течение 4-5 лет, то оно приобретало право собственности на пего, а ст. 9 Псковской Судной грамоты устанавливала институт давности.

Следует отметить, что это способ приобретения права собственности на землю распространялся на пашню и рыболовные участки. Ст. 10 устанавливала порядок судопроизводства по тяжбам о лесных угодьях и предусматривала участие межника

Грамота различала три способа заключения договоров (ст. 28-32): запись, доска и устный договор. Запись была официальным документом в судебных спорах. Доска не имела такой силы и являлась как бы домашним документом. В ст. 31 говорится:

"Иски по закладным доскам при наличии заклада, имеющего явную ценность, в случае, если залогодатель от него отказывается, судом не рассматриваются".

Заключение устных договоров обусловливалось присутствием свидетелей. Юридически правильным считалось обеспечение долга до рубля порукой, что отражено в ст. 33.

Псковская Судная грамота регулировала сдачу вещей в залог. Различалось два вида залога: движимого и недвижимого имущества (ст. 28, 107). Заложенное имущество переходило во владение залогодержателя до уплаты долга; при закладывании недвижимого имущества оно оставалось в распоряжении должника, давшего залог. Когда необходимо было взыскать денежную ссуду, данную под залог, и договор о даче ссуды был заключен на "доске", то доказанный факт наличия залога в совокупности с "доской" являлись неопровержимыми аргументами в пользу истца.

Если же отдавали в залог за взятые в долг деньги (ст. 107) и требовали возвращения залога, то дело могло решаться трояко: по усмотрению того, к кому предъявлен иск (о залоге), путем присяги отрицать факт залога, возражением на суде о стоимости залога или выхода на поединок с залогодателем.

Наличие в прошлом тяжбы по делам о ссудах, обеспеченных записью или закладом (ст. 103-а), не являлось препятствием для ответчика по этой тяжбе, для предъявления встречного иска, хотя и подтвержденного ссылкой па "доску", в таком случае судебный спор решался на основе псковского обычая.

В первую очередь удовлетворялись претензии лиц на недвижимое имущество (ст. 104), оставшееся после смерти должника, у которых имелась оформленная запись.

Интересны по содержанию ст. 46-47, регламентирующие договор купли-продажи. Они предусматривают, что вещь, купленная на рынке, считается законным приобретением, даже если та была украденной, но покупатель об этом не знал.

"Сделка, заключенная во время пирушки, спьяна, могла быть признана недействительной, если одна из сторон хотела ее расторгнуть" (ст. 114).

В Псковской Судной грамоте в отличие от "Русской Правды" известно дарение как движимого, так и недвижимого имущества, которое обязательно оформлялось в присутствии попа (ст. 100). В противном случае сделка не имела юридической силы.

Статьи 14-19 имели особое значение для Пскова как крупного торгового центра, так как регулировали заключение договора поклажи (храпения). В них закреплялось новое положение по сравнению со ст. 49 "Русской Правды": "Если лицо, взявшее на хранение имущество, не возвращало его, то можно было вернуть его через суд при наличии письменных документов. Новым в договоре найма (ст. 103) было право обращения в суд при невыполнении обязательств. Статья 39 указывала на порядок регулирования взаимоотношений наемных работников (огородников, кочетников) с хозяевами, если условия их работы не были зафиксированы в специальной записи, то должны быть выполнены в договорный срок. Однако в ст. 41 говорится, что если не составлялась хозяином и наймитом специальная запись, определяющая объем работы последнего, то вопрос об удовлетворении иска наймита решался судом.

В связи с процветанием наемного труда ст. 42, 44, 51, 63, 71 ПСГ регулировали взаимоотношения наемных работников и порядок взыскания покруты.

Работник мог уйти от господина до истечения срока (ст. 40), получив плату за отработанное время, если предъявлял иск в течение первого года. Хозяин, в свою очередь, мог дать отказ работнику также до истечения срока. Эта статья впоследствии была использована при составлении ст. 54 Судебника 1497 г. "Если жена и дети не были записаны в записи (ст. 85), они все равно выплачивали покруту, взятую главой семьи по записи".

Развитие феодальных отношений способствовало дальнейшему совершенствованию норм наследственного права как по закону (отморщина), так и по завершению (приказное), где предусматривалась документально зафиксированная воля завещателя. Завещание хранилось в государственном архиве.

Статья 14 Псковской Судной грамоты регулировала порядок предъявления исков к наследникам умершего и, в первую очередь, принимались во внимание претензии, подкрепленные заверенными по форме актами (записями).

Интересны по содержанию ст. 84-86, указывающие а наследство изорника (пахаря). Так, в случае смерти изорника как держателя земельного участка, его жена и дети не освобождались от выплаты покруты; если у изорника после смерти не оставалось родственников, то господин в счет погашения покруты мог распродать все его имущество. Это постановление исходит из норм ст. 90 "Пространной Правды" о вывороченном наследии смерда.

По сравнению с "Русской Правдой" по Псковской Судной грамоте муж имел право наследования имущества умершей жены и наоборот, но пои условии, что они не вступали в повторный брак (ст. 88-89). При вступлении в повторный брак все имущество переходило во владение родичей умершего (ст. 90). Анализ данных норм свидетельствует о высоком уровне развития наследственного права в Пскове по сравнению с Киевским государством.

В период феодальной раздробленности в Псковской Судной грамоте получают дальнейшее развитие нормы уголовного права.

В ней различалось проявление злой волн преступника и непредумышленное преступление. Под преступлением понимался вред, причиненный не только частному лицу, но и государству. Особо опасным государственным преступлением считалась измена (перевет).

Статья 7 для изменника, поджигателя устанавливала высшую меру наказания (смертную казнь) путем сожжения или повешения, а для воров - отсечение головы.

Преступлением считался (ст. 1) самовольный захват силою чужого владения (наход).

Различное наказание назначалось вору, совершившему кражу на посаде один - два раза, и вору профессиональному, в ст. 8- впервые было сформулировано понятие рецидивиста. Находка поличного была достаточным основанием для признания человека вором.

Драки, заканчивающиеся полюбовным соглашением сторон, не должны были караться княжескою продажею (ст. 80),

Статьи 96-98 предусматривали наказание за убийство, определяли размер княжеской продажи и материальной компенсации семье убитого.

Преступлением против личности считалось вырывание бороды (ст. 117), оно наказывалось продажей до 2 руб., тогда как за побои в пользу потерпевшего взимался штраф 1 руб. и штраф в пользу князя (ст. 120).

Процесс по Псковской Судной грамоте носил состязательный характер (ст. 20-28), но по ряду важнейших дел (поджог, измена) применялось следствие (ст. 57).

Неявка в суд по мелким преступлениям влекла за собой проигрыш дела.

Статья 25 устанавливала новый порядок вызова ответчика на суд. Если он не являлся на судебный процесс, то по истечении пяти дней после оглашения текста позовницы суд выдавал грамоту, содержащую распоряжение о насильственной доставке ответчика на суд позовником (судебным исполнителем).

Ответчику разрешалось вместо себя выставлять наймита на поединок с послухом противной стороны. (Эта статья легла в основу ст. 49 Судебника 1497 г.).

Если одна из сторон отводила показания свидетеля другой стороны, ссылаясь на участие этого свидетеля в избиении, то суд сам назначал свидетеля.

Сторона, не явившаяся на суд для принятия присяги, проигрывала процесс и уплачивала сполна судебные издержки (ст. 64. 82. 83, 93).

Присутствие на судебном заседании лиц, помогающих чем-либо в судоговорении сторонам, законом запрещалось (ст. 58), а нарушение закона каралось тюремным заключением кроме тех случаев, когда сторонами были женщины, старики, дети, монахи.

Все решения суда были письменными и в основном окончательными, так как ст. 2 запрещала самовольный пересмотр князем или посадником дел, решенных судьями, а также не предусматривала и пересмотр княжеских судебных решений.

Псковская Судная грамота подробно регламентировала и законодательно закрепляла политическое устройство Пскова, отношения между феодалами и феодальнозависимыми крестьянами. В ней получили развитие многие новые институты гражданского и уголовного права в отличие от "Русской Правды", что свидетельствовало о высоком уровне развития права в Пскове и о его влиянии на дальнейшее развитие русского права. Многие статьи Псковской Судной грамоты были использованы при составлении Судебника 1497 г.

 

СОДЕРЖАНИЕ:  История государства и права России

 

Смотрите также:

 

Русская Правда - краткая редакция

 

Русская Правда - пространная редакция

 

Древнерусский суд. Русская Правда. Княжеский суд

 

Киевская Русь  Греков: Киевская Русь 

 

 Судебник Грозного. Первый Земский собор и издание нового Судебника

 

 Крепостное право в России

 

 Прикрепление крестьян перехожих. Крестьяне-старожильцы и порядчики ...

 

 Бессудная правая грамота или бессудная грамота ...

 

Господин Великий Новгород – новгородские князья, должностные лица ...    Волокита

 

 Земская реформа. Введение земских учреждений. Ведомство и ...

 

 Иван Грозный. Избранная рада царя

 

Родовое владение Русской землей

Обособление областей и возвышение веч главных городов 

Общие итоги политического формирования Руси к концу XII века  

 

Вече, его состав и функции  Функции князя  

 

Новый, удельный порядок княжеского владения.

Образование класса перехожих крестьян

Развитие боярского землевладения

Развитие церковного землевладения

Иммунитеты церковных и боярских имений

 

Вече в Новгороде и Пскове, как орган верховной власти.

Правительственные советы в Новгороде и Пскове.

Должностные лица в Новгороде и Пскове

Органы местного управления в Новгороде и Пскове.

Органы областного и колониального управления

 

Излишек на старейший путь

Иван III и установление единодержавия

 

Избранная рада   Учреждение опричнины

Первый Земский собор и издание нового Судебника Ивана Грозного

 

Посадские люди и их разряды

Начало прикрепления посадских к тяглу

Крестьяне-старожильцы и порядчики 

Прикрепление крестьян перехожих

Указ 1597 года и его смысл 

Значение писцовых книг в деле прикрепления крестьян.

Крестьянская вечность 

Развитие кабального холопства 

 

Возникновение приказов; перечень главнейших из них 

Увеличение и усложнение состава думы.

Система кормлений в местном управлении как наследие удельной старины.

Таксация кормов и установление порядка суда и управления в областях 

Губные учреждения 

Земские учреждения Ивана Грозного

Земские соборы

 

 Карамзин: История государства Российского в 12 томах

 

Ключевский: Полный курс лекций по истории России

Порядок княжеского владения русской землёй. Очередь старшинства во владении

Русское гражданское общество XI и XII вв. Русская правда как его отражение. Судебные приговоры князей. Законодательные проекты духовенства

Поместное право

 

Татищев: История Российская

 

Гумилёв: От Руси до России

  

Герберштейн: Записки о Московитских делах

 

Олеарий: Описание путешествия в Московию

 

Соборное Уложение царя Алексея, 1649 год

 

Манифест об отмене крепостного права 19 февраля 1861 года

Rambler's Top100