Вся библиотека >>>

Содержание книги >>>

 

 

История кино

Очерки истории кино СССР

Немое кино: 1918 – 1934 годы


Н.А. Лебедев

 

Глава 2. Рождение Советского кино (1918-1921)

 

  

 

АГИТФИЛЬМЫ

 

Третьим видом фильмов, возникшим и получившим развитие в годы гражданской войны, были так называемые «агитки». Они представляли собой кинематографический вариант того мобильного, быстро откликающегося на актуальные политические запросы дня советского агитационного искусства, которое было вызвано к жизни бурным ходом революции, особенно событиями гражданской войны.

В эти трудные для молодой Советской республики годы в агитационную работу включаются передовые, наиболее близкие народу художники всех видов и родов искусства. В. Маяковский, Демьян Бедный, А. Серафимович активно работают в большевистской печати —• пишут публицистические стихи, очерки, корреспонденции с фронта. Маяковский вместе с художником М. Черемных организует знаменитые «Окна РОСТА», Расцветает замечательное искусство советского политического плаката. Создаются фронтовые агитбригады, в которых наравне с политработниками участвуют поэты, певцы, музыканты.

На крупнейших железнодорожных вокзалах и пароходных пристанях устраиваются агитпункты, которые наряду с митингами, докладами, чтением газет организуют концерты, прослушивание граммофонных пластинок, демонстрацию кинофильмов .

Аналогичную работу в прифронтовых районах и наиболее отдаленных областях страны ведут агитационно-инструкторские поезда и пароходы ВЦИК.

Во всей этой деятельности там, где позволяла обстановка (наличие аппаратуры, возможность получения фильмов), большое место занимает кинематограф.

Во время киносеансов демонстрируются главным образом кинохроника и фильмы производственной пропаганды. Они смотрелись с интересом и приносили пользу. Но этого было недостаточно.

Необходимы были картины, которые бы в образной форме разъясняли важнейшие политические лозунги и очередные задачи партии и Советского государства.

Так возникла мысль о выпуске игровых инсценированных фильмов-«плакатов», фильмов-«листовок», приуроченных к политическим кампаниям и революционным датам.

Это были открыто публицистические вещи, прямая агитационность которых явствовала из самих названий: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Это будет последний и решительный бой»,   «Революционный держите шаг».

Большая серия фильмов выпускается к первой годовщине Красной Армии (1919): «Красная звезда», «Чем ты был?», «Отец и сын», «Товарищ Абрам».

Эти фильмы разъясняют освободительные цели Красной Армии, отличие ее от царской солдатчины, призывают молодежь к вступлению в ряды вооруженных защитников социалистического отечества. К этой группе фильмов примыкают картины, пропагандирующие всеобщее военное обучение («Всевобуч», «Девяносто шесть»), борющиеся с дезертирством («Митька-бегунеп»), разоблачающие порядки в захваченных бело-гвардейцамв районах («В царстве палача Деникина»).

Иногда агитфильмы разъясняли ближайшие военные задачи, стоявшие перед советским народом в наиболее острые моменты гражданской войны. Так, например, были выпущены фильмы в связи с наступлением Юденича на Петроград («Про-летарград на страже революции»), в связи с опасностью, угрожавшей Харькову («На помощь красному Харькову»), во время наступления белополяков («Паны-налетчики», «Да здравствует рабоче-крестьянская Польша!»).

Агитфильмы призывали население сдавать оружие («Последний патрон»), собирать теплые вещи для фронта («Все для фронта!»), выполнять продразверстку («Дети учат стариков»), бороться с хозяйственной разрухой («Чините паровозы», «Засевайте поля»). Призывали к борьбе за мир («Война —войне»), к международной солидарности трудящихся («К светлому царству III Интернационала»), к сближению труда и науки («Уплотнение»).

Наряду с политическими и военно-мобилизационными ставились и антирелигиозные агитфильмы («Сказка о попе Панкрате», «Пауки и мухи»), фильмы о борьбе с голодом («Голод... голод... голод...»), санитарно-просветительные («Азиатская гостья»— о борьбе с холерой, «Жертвы подвалов»— о борьбе с туберкулезом; «Дети — цветы жизни»— об охране материнства и младенчества).

По жанровым признакам и приемам построения агитфильмы не были однотипными. Одни из них являлись своего рода экранизациями популярных изобразительных плакатов. Так, например, агитфильм «Последний патрон» экранизировал плакат «Граждане, сдавайте оружие!»; фильм «Мы выше мести» был поставлен по мотивам плаката «Советская власть не преследует людей, невольно оказавшихся в стане врагов»; фильм «Дезертиры»— по мотивам плаката «Темнота и несознательность — враги революции и Красной Армии».

Это были игровые скетчи, развертывавшие во времени несложное идейно-тематическое содержание плакатов.

Другая группа агитфильмов представляла собой нечто вроде фильмов-докладов, воззваний, обращений, построенных по законам риторики. В такого рода картинах основой были надписи, излагавшие мысли автора, а кадры служили иллюстрациями этих мыслей.

Так построен был, например, фильм «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», выпущенный в 1919 году Московским кинокомитетом по сценарию и в постановке В. Добровольского. В этом фильме после титра, рассказывающего о французской буржуазной революции 1789 года, и нескольких кадров, показывающих эпизоды этой революции, шла длинная надпись:

«Французская революция была побеждена, так как не было вождя, не было точного лозунга, спаивающего воедино трудящихся. Лишь через 50 лет после французской революции Карлом Марксом брошен был лозунг, который приняли все трудящиеся мира, — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

За надписью следовало изображение актера, загримированного под Карла Маркса, который, сидя за письменным столом, писал на листе бумаги: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Дальше шли кадры, показывающие русских революционеров, гибнущих на каторге за свои убеждения. Фильм заканчивался титром: «Вечная память тем, кто своей кровью окрасил наши знамена».

Некоторые агитфильмы составлялись из документальных съемок спектаклей-пантомим, так называемых «массовых действий», ставившихся под отрытым небом во время революционных праздников. К таким картинам относится «Взятие Зимнего дворца», «массовое действие», организованное в 1920 году в Петрограде театральными режиссерами Л. Вивьеном, С. Радловым, А. Кугелем и Н. Петровым и снятое операторами Петроградского фотокиноотдела под руководством режиссера Б. Светлова. К ним же относится фильм «Гимн освобожденного труда», народное представление, поставленное режиссерами А. Кугелем и С. Масловым и зафиксированное операторами Петроградского фотокиноотдела.

Часть фильмов строилась как сюжетные картины по принципам драматических и повествовательных произведений. Тут были мелодрамы («Мир хижинам, война дворцам», «Отец и сын»), приключенческие ленты («Смельчак», «На красном фронте»), комические («Советское лекарство»), сказки («Домовой-агитатор»), басни («Красная репка»). Так, например, в фильме «Мир хижинам, война дворцам» рассказывалось о возвращении солдата с фронта империалистической войны в родную деревню. Здесь он заставал разоренное хозяйство и голодную семью. Между тем помещики в той же округе продолжали жить в свое удовольствие. Возмущенный солдат поджигал помещичью усадьбу и уходил добровольцем в Красную Армию.

Фильм «Отец и сын» имел следующий сюжет: молодой красноармеец Федор попадает в плен к белогвардейцам. К сараю, в котором" заперты пленные, приставлен часовой, оказавшийся отцом Федора, мобилизованным белыми. Сын убеждает отца в правоте Советской власти, и тот освобождает пленных и вместе с ними и другими крестьянами, насильно мобилизованными в  белую   армию,   бежит в   расположение  советских

войск.

В фильме «Домовой-агитатор» сказочный персонаж — домовой везет городского рабочего к брату в деревню, а того в свою очередь доставляет в город. Рабочий знакомится с жизнью деревни, а крестьянин — с положением в городе, и это помогает им лучше понять необходимость союза рабочих и крестьян.

Всего за годы гражданской войны было поставлено свыше семидесяти агитфильмов. Они выпускались советскими государственными киноорганизациями (Московским и Петроградским кинокомитетами, Всероссийским фотокиноотделом Наркомпроса РСФСР, Всеукраинским кинокомитетом), политор-ганами Красной Армии (агитационно-просветительным отделом Наркомата по военным делам Украинской ССР, политотделами 12-й и 13-й армий, политотделом 14-й дивизии), а также кооперативами киноработников — по заказу и на средства советских киноорганизаций.

Подавляющее большинство агитфильмов утрачено, и это дает повод некоторым историкам кино —«по аналогии»— ставить их в один ряд с агитстихами Маяковского и Демьяна Бедного, «Окнами РОСТА», с плакатами Черемных, Моора. Дени. Однако, судя по немногим сохранившимся фильма'.! и либретто фильмов, а также по воспоминаниям людей, видевших «агитки» в годы их выпуска, такого рода оценка явно завышена.

Уровень развития кинематографии и состава творческих кадров не позволял в ту пору создавать в области кино стол1> же значительные произведения, как в литературе и плакате. Над агитфильмами работали разные по политическим устремлениям, таланту и кинематографической квалификации люди. Но почти все, даже сочувствующие революции режиссеры и актеры слабо разбирались в новой действительности, не знали ее героев, смутно представляли себе задачи агитационного искусства.

В этих условиях особенное значение приобретала работа над литературной основой агиток. На нее кинокомитеты обращали главное внимание. Для расширения круга авторов на сценарии агитфильмов объявлялись конкурсы. В отдельных случаях удавалось привлекать писателей-коммунистов и сочувствующих Советской власти. Два сценария были написаны А. Луначарским (один самостоятельно, другой в соавторстве с режиссером А. Пантелеевым); один — А. Серафимовичем (в соавторстве с И. Виньяром); несколько сценариев принадлежат перу молодых в ту пору писателей Л. Никулина, И. Новикова, сотрудника «Правды» В. Добровольского. В литературе есть упоминание о том, что автором одного агитфильма был В. Маяковский (ни фильм, ни сценарий, ни либретто не сохранились). Однако большинство сценариев писалось либо самими режиссерами, либо случайными людьми, далекими от литературы.

Ставились агитфильмы режиссерами самых различных творческих индивидуальностей и общественно-политических устремлений. Среди них были способные и опытные мастера,, такие, как В. Гардин, А. Ивановский, Ю. Желябужский, Л. Кулешов, И. Перестиани, А. Разумный. Но среди режиссеров были также дельцы, выполнявшие заказы на агитфильмы с тем же равнодушием, с каким раньше снимали псевдопатриотические агитки периода первой мировой войны. Были среди них и тайные недоброжелатели, переметнувшиеся позже в стан врагов революции.

Актерское исполнение в большинстве «агиток» отличалось крайней наивностью. Не знакомые с жизнью рабочих, крестьян, революционеров, образы которых им приходилось воплощать на экране, актеры за редким исключением играли ходульно, напыщенно, принимая неестественные позы, закатывая глаза и усиленно мимируя. Многие актеры старшего поколения отказывались сниматься в агитфильмах, и порой даже на главные роли приходилось приглашать исполнителей, не имеющих профессиональных навыков. Так, например, из-за отказа актеров играть роль попа в антирелигиозном фильме «О попе Панкрате, тетке Домне и явленной иконе в Коломне» в этой роли снимался один из руководителей Московского кинокомитета Н. Преображенский, инженер по специальности.

Естественно, что идейное и художественное качество картин отличалось большой пестротой.

Среди них были политически правильные, интересные по форме, хорошо смотревшиеся массовым зрителем произведения, оказавшие реальную помощь партии в агитационной работе. К их числу может быть отнесен «революционный детектив» в двух частях «На красном фронте» (1920), сделанный на материале войны с белопанской Польшей по сценарию и в постановке Льва Кулешова силами учеников Московской государственной школы кинематографии; снимал фильм оператор П. Ермолов.

Это была полуигровая-полухроникальная агитка, ностро- . енная по принципам приключенческих картин. Белополь-ский шпион прерывает телефонную связь между частями Красной Армии. Командир части посылает в штаб донесение со связным солдатом; шпион из засады стреляет в красноармейца, ранит его и, выхватив пакет с донесением, вскакивает на проходящий мимо поезд. Очнувшись, раненый останавливает первую встречную автомашину и мчится за поездом. Догнав его, красноармеец прыгает на подножку вагона и разыскивает шпиона. Шпион вылезает на крышу вагона, красноармеец за ним. Происходит рукопашная схватка. В конце концов красноармейцу удается сбросить шпиона с мчащегося поезда. Пакет снова в руках связного и вовремя доставляется в штаб. С большим темпераментом молодой актер Л. Оболенский — ученик Госкиношколы — исполнил роль юноши-красноармейца, вызывая восторг зрителя безудержной храбростью, ловкостью, находчивостью героя. В финале зритель видел большое сражение с участием танков и кавалерии. Красная Армия побеждала, население восторженно встречало освободителей.

Идейно доброкачественными были агитфильмы, поставленные по сценариям Луначарского: «Уплотнение» (картина, агитировавшая за переселение рабочих в буржуазные квартиры и одновременно развивавшая идею о единстве интересов рабочего класса и людей науки) и «Смельчак» (приключенческий фильм о героических подвигах революционера — в прошлом циркового артиста, использовавшего свои профессиональные навыки для освобождения товарищей из тюрьмы).

Из воспоминаний очевидцев известно, что хорошо принимались зрителем комедийный фильм «Домовой-агитатор», созданный Ю. Желябужским при участии актерской молодежи МХТ (Н. Хмелева, Б. Добронравова и других); мелодрама «Отец и сын» в постановке И. Перестиани; агитплакат «Голод... голод... голод...», поставленный В. Гардиным совместно с его учеником по Госкиношколе В. Пудовкиным.

Крупным успехом Госкиношколы оказался фильм «В трудные дни» («Серп и молот»), созданный коллективом преподавателей и учеников школы во главе с тем же В. Гардиным. Задуманный как рядовая «агитка», он, однако, перерос этот жанр и явился, по существу, первым советским полнометражным художественным фильмом современной тематики1.

Но наряду с подлинно боевыми агитфильмами, страстно и искренне призывавшими зрителей к борьбе за дело рабочих и крестьян, выпускались произведения вялые, «отписочные»г формально излагавшие заданную тему, а иногда и извращавшие ее.

Примером такого псевдоагитфильма может служить комедия в двух частях «Сон Тараса».

Выпущенная коллективом «Русь» (по заказу ВФКО) к годовщине Красной Армии, комедия должна была, по-видимому, показать преимущества службы в рабоче-крестьяНской армии по сравнению с царской солдатчиной. В фильме рассказывалось о бойком, проказливом красноармейце Тарасе". Стоя на часах в Ревкоме, он соблазняется отобранной у спекулянта бутылкой с самогоном, напивается пьяным и засыпает. Ему снится, что он служит в старой армии, что, убежав с поста, гуляет по Тверскому бульвару, знакомится с девицей легкого поведения и отправляется к ней ночевать. Там он сталкивается с постоянным клиентом девицы дряхлым генералом. Взбешенный генерал вызывает военный патруль. Арестованного за дезертирство Тараса приговаривают к расстрелу. В момент расстрела солдат просыпается, видит около себя пустую бутылку и вспоминает, что заснул на часах.

Всю эту историю Тарас рассказывает товарищам по роте,. и они, потешаясь над страшным сном, поздравляют Тараса, что он служит в Красной, а не в царской армии. На этом фильм кончается. Мораль получалась более чем своеобразная: в царской армии за нарушение дисциплины — расстрел, а в Красной Армии — хоть пьянствуй, хоть сии на посту — никаких взысканий.

Подобные «агитфильмы» вызывали у аудитории реакцию диаметрально противоположную той, на которую рассчитывали заказывавшие их государственные организации.

Агитфильмы, как правило, не выпускались на экраны коммерческих кинотеатров. Они демонстрировались на улицах и площадях, на агитпунктах, в воинских частях, в киноаудиториях агитпоездов и пароходов. Из-за нехватки позитивной пленки они печатались в ничтожном количестве копий, иногда в  одном-двух экземплярах.

Разруха, которую переживало кинематографическое хозяйство, не могла, разумеется, не сказаться отрицательно на масштабах и эффективности участия кино в агитационной работе партии. И тем не менее, несмотря на трудности продвижения агитфильмов к зрителю, несмотря на присущую им идейную и художественную незрелость, выпуск их себя оправдал. Лучшие из них,.в простой и доходчивой форме популяризируя очередные лозунги Советской власти, воодушевляли трудящихся, подымали народ на борьбу за лучшее будущее.

Работа над агитфильмами была полезна еще в другом отношении. В процессе  их постановки, как и во время съемки хроники, шло идейно-политическое воспитание новых и перевоспитание старых творческих кадров, накапливался опыт освоения новой тематики и нового жизненного материала, нащупывались принципы и творческий метод киноискусства страны социализма.

    

 «Немое кино: 1918 – 1934 годы»             Следующая глава >>>