::

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


ИНДЕЙЦЫ  БЕЗ  ТОМАГАВКОВ


Милослав Стингл 

 

 

СКАЛЬП, СКВО, ВИГВАМ

 

 

Языки североамериканских индейских племен, в особенности принадлежащие к алгонкинскому языковому семейству, обогатили наш словарь множеством выражений. Больше всего их, разумеется, вошло в английский язык. Например, целый ряд географических названий в нынешних Соединенных Штатах и Канаде индейского происхождения. Из 48 штатов (если не считать Аляску и Гавайские острова) половина — ровно 23 — имеют индейские названия: например, Мичиган, Висконсин, Миннесота, Дакота, Небраска, Орегон, Юта, Айдахо, Алабама, Делавэр, Канзас, Оклахома и т. д. Все важнейшие североамериканские озера тоже доныне носят свои изначальные, доколумбовы названия: Гурон, Эри, Онтарио, Онайда, Сенека, Виннипег, знаменитый Мичиган и другие. И реки тоже. Индейские названия носят и река Потомак, протекающая прямо под окнами Белого дома, и Огайо, и Уобаш, и «отец вод» — Миссисипи. Мы могли бы продолжать этот перечень до бесконечности. Но давайте лучше раскроем наш маленький словарик наиболее известных индейских слов. И начнем хотя бы с обещанного в названии этой книги томагавка...

Слово «томагавк», как и большинство остальных названий «индейских предметов», происходит из алгонкинских языков. На делаварском языке это «томахикен», на массачусетском — «томехоган», на могиканском — «туммахакан» и т. д. ... В мировой словарь томагавк попал явно через посредство первых английских колонистов в Вирджинии (в начале XVII века), которым он доставил немало бед. Предшественницей настоящего томагавка, каким его узнали первые европейцы, даже в послеколум-бову эпоху была деревянная дубина с каменной головкой. Однако вскоре, после первых же контактов с белыми, это каменное оружие сменили настоящие «томагавки», имевшие бронзовую или чаще железную шляпку.

В отдельных областях Северной Америки индейские томагавки нередко бывали весьма различны по форме. Например, в Вирджинии они. как правило, походили на немного загнутый серп, в других местах больше напоминали саблю. Но в любом случае-был ли томагавк боевым толстом статное о6' ^иТ™^ ** булаву~в ближнем бою он проявил себя как

Далее мы постараемся расположить индейские реалии в алфавитном порядке. Вампум. Это слово тоже происходит от алгонкинских коренных жителей востока Северной Америки. Вампумами назывались веревочки с нанизанными на них костяными или каменными бусинками но чаще под «вампумами» мы подразумеваем широкие пояса (так называемые вам-пумовые пояса), к которым прикреплялись такие нитки разноцветных бус

Зчъ пояса у алгонкинов и особенно у ирокезов имели ряд особых функции: они были украшением одежды, служили валютной единицей а главное — с их помощью передавались разные важные сообщения Такие вам пумы у ирокезских племен обычно доставляли особые гонцы вампумоносцы. .Развитие вампумовых записей, по всей вероятности, привело" бы к созданию у североамериканских индейцев собственного письма Исключительно посредством вампумов долгое время оформлялись договоры между белыми и индейцами. Сохранился, например, вампум, на котором «записан» уже упомянутый договор о «военном союзе» между знаменитым Пенном и его квакерами, с одной стороны, и дедаварами - с другой Согласно этому договору делавары уступали квакерам довольно обширную часть территории своего племени. На этом вампуме изображен индеец (представляющий здесь племя делаваров) и белый (то есть Пенн и его STn^n символически Держащиеся за руки. Однако вампумы служили не только для передачи сообщений и заключения договоров. Простейшими условными символами на них обозначались и наиболее важные события из истории племени. По этим «записям» старики, владеющие искусством «чтения» вампумов, знакомили новые поколения воинов с племенными традициями. Насколько важным считалось такое составление и чтение вампумов у некоторых алгонкинских и ирокезских племен североамериканского востока, лучше всего иллюстрирует тот факт, что имя легендарного 1 аиаваты (создателя наиболее значительного союза североамериканских индейцев - Лиги ирокезов) буквально означает «Тот, кто составляет вампумы». Вскоре после появления белых торговцев индейцы перестали делать вампумы из простых ракушек и начали широко применять стеклянные бусинки, привозимые в Америку из северной Чехии.

Следующий прославленный предмет индейского быта - это трубка мира, или калумет.

Само слово «калумет» в отличие от других слов, содержащихся в нашем словарике, не индейского происхождения. Это название трубке мира дали французские путешественники, заметившие ее сходство со свирелью или тростниковой дудочкой (по-французски chalumeau-шалюмо). Так трубку превратили в музыкальный инструмент! Сами индейцы не имеют для трубки мира общего названия. Например, оджибвеи называют ее «опвахгун». Трубка мира играла чрезвычайно важную роль в общественной жизни многих индейских групп Северной Америки. Курили ее участники «парламента» - племенного совета, курение трубки мира составляло основу многих религиозных обрядов, особенно у прерииных индейцев, и т. д. Племенная трубка мира хранилась в отдельном шатре, который назывался «шатром священной трубки».

В трубке мира индейцы курили табак, который, как мы уже знаем, стал одним из даров доколумбовой Америки остальному миру. Некоторым индейским племенам (например, крикам) приходилось выменивать табак чуть ли не из Мексики. Впрочем, многие племена курили не чистый табак а табак, смешанный с черничным листом. И наконец, часть племен заменяла табак курительной смесью из разных растений, которая носила

название кинни-кинник.

Наряду со священной трубкой мира индейцы пользовались и обычными деревянными трубками, заканчивающимися красной головкой из так, называемого «трубочного ствола», или катлинита. Каждый индейский курильщик носил трубку в специальном «трубочном мешочке», и у каждого был богато украшенный кисет.

Конечно, больше, чем эти «светские» трубки, с давних времен привлекала к себе внимание знаменитая священная трубка мира. Ведь калу-мет воспевает и Генри Уодсуорт Лонгфелло в первой же песне своей великолепной поэмы «Песнь о Гайавате» - этого самого прекрасного поэтического произведения, посвященного североамериканским индейцам!

Маниту в поэме Лонгфелло дымом из трубки мира собрал на берегу реки воинов из многих индейских племен. И, рассерженный их бесконечными войнами, сказал им: «Я устал от ваших распрей...»

«Погрузитесь в эту реку,

Смойте краски боевые,

Смойте с пальцев пятна крови,

Закопайте в землю луки,

Трубки сделайте из камня,  -

Тростников для них нарвите,

Ярко перьями украсьте,

Закурите трубку Мира

И живите впредь как братья...»

Перевод И. А. Бунина.

 

Великий поэт точно передал роль калумета. бтапя вочвышена североамериканскими индейцами до нимания етдничестаа, осуждения войны. Говорят, когда была создана Организация Объединенных Наций, индейцы передали представителям великих держав калуметы. Если бы все их курили! И если бы трубка мира стала основным рабочим инструментом государственных деятелей на всем свете! Прежде всего там, откуда она родом, — на севере Америки. И если бы всюду действовал приказ Гайаваты:

«Я устал от ваших распрей, Я устал от ваших споров, От борьбы кровопролитной, От молитв о кровной мести. Ваша сила — лишь в согласьи. А бессилие — в разладе. Примиритеся, о дети! Будьте братьями друг другу!»

Следующим выражением в нашем словарике будет манито или ма-ниту, как писалось в некоторых книгах. Это понятие, собственно, принадлежит не столько североамериканским индейцам, сколько белым, которые привыкли к своему единому христианскому богу и приписывали индейцам религиозные представления такого же характера. Слово манито происходит из алгонкинских языков (по-массачусетски — манитто, по-нарраган-сетски — манит) и, скорее, обозначает таинственную, но объективно существующую силу, подчиняющую своему влиянию жизнь отдельного человека. Это вовсе не бог и не «великий дух», как представляли себе авторы первых европейских книг о североамериканских индейцах.

Пейотль, или пейоте,— очень интересная вещь. И притом менее известная, чем остальные понятия в нашем индейском «словарике». Слово пейотль происходит из языка науатль. Пейотль — это маленький, ничем не примечательный на вид кактус. Европейцы познакомились с его действием лишь в 1888 году из трудов немецкого химика Левина. Этнографы же еще позднее — благодаря американскому этнографу Джеймсу Муни. Зато некоторые североамериканские племена (и еще больше мексиканские) знали пейотль и его силу уже многие столетия.

Первые известия о пейотле мы имеем из Мексики от известного Бер-нардино де Саахуна. Он описывает употребление пейотля, которое во время обрядов продолжалось несколько дней. Католические священники в ту пору считали пейотль дьявольским изобретением. Тем удивительнее, что одна из первых миссий на мексикано-североамериканской границе называлась Эль-Санто-Номбре-де-Йесус-Пейотль!

Один из продолжателей Левина обнаружил, что в сушеных верхушках кактуса образуются четыре алкалоида: лоффорин, ангалодин, ангалодинин и, ^наконец, мескалин. И тут мы у истоков столь часто упоминаемого пейотлевого зла. То, что придает невзрачному, не защищенному даже шипами кактусу дьявольское могущество, носит название мескалин.

В эпоху, когда племена прерийных индейцев переживали глубокий кризис, связанный с окончательной победой белых, индейский пророк Вовока создал какую-то особую индейскую религию, основанную на употреблении пейотля во время обрядовых, экстатических танцев. Учение мессии Вовбка, в своей основе являвшееся непосредственной реакцией на критическое положение североамериканских индейцев, повсеместно встречало в их среде воодушевленных сторонников. В течение нескольких лет употребление пейотля широко распространилось, охватив почти сорок индейских племен. Пожалуй, не было резервации, где бы не танцевали «Ghost Dance» (Танец духов).

Этот танец был целиком связан с предшествующим употреблением наркотика пейотля. Так возникла новая индейская религия Ghost-Dance Religion. И хотя правительством Соединенных Штатов она была довольно долго запрещена, тайно Танец духов в индейских резервациях практически танцуют и поныне. А некоторые индейские племена узнали и приняли употребление пейотля совсем недавно. Так, племена Невады — между 1929 и 1936 годами, канадские крики — в 1936 году, а другие канадские племена только в 1950-м.

Теперь бывшая Ghost-Dance Religion североамериканских индейцев называется Национальной американской церковью или Церковью американских туземцев. Учение этого индейского религиозного общества представляет собой смесь христианских представлений — например, веры в бога отца, сына и святого духа, веры в ангелов и дьяволов — и веры в различные сверхъестественные существа давних индейских поверий.

В областях США, где живет большое число индейцев (например, в штате Оклахома), Национальная американская церковь построила даже собственные храмы.

Пемикан, который у нас стал известен благодаря полярным исследователям, а возможно — и эскимосам, тоже является продуктом культуры индейцев севера Америки. Само слово происходит из языка криков и приблизительно означает «переработанный жир».

Пемикан служит как калорийный и удивительно долго хранящийся запас продуктов питания, то есть как некие индейские «консервы».

А как пемикан изготовляется? Оленина разрезается на мелкие куски, которые тщательно просушиваются на солнце. Когда мясо высохло, оно слегка коптится в дыму над костром. Потом на две части сушеного мяса добавляется одна часть молотого жира. Для вкуса можно добавить, как у нас к жаркому, какие-нибудь фрукты или бруснику. Затем уложим пемикан в кожаный мешок. Тщательно закроем — и можем быть уверены: провизия выдержит в пригодном для еды виде не менее четырех лет. Безусловно, неплохое изобретение!

Следующее выражение в нашем словарике — скальп. Скальп — слово, которое по вестернам известно всем и каждому. Как мы знаем, у индейцев существовал жестокий военный обычай, по которому с головы убитого неприятеля (а иной раз даже с головы живого пленного) снималась кожа вместе с волосами. Таким образом, скальп служил доказательством того, что враг убит или обезврежен, и потому он считался весьма уважаемым свидетельством отваги, ценным военным трофеем. Скальпирование побежденного противника имело и другую, еще куда более важную для североамериканских индейцев причину, связанную с их религиозными представлениями. Скальпирующий был убежден, что, снимая с неприятеля скальп, он отнимает у него и ту «всеобщую магическую жизненную силу», которая, по поверью, находилась именно в волосах. Принято считать, что скальпирование — обычай одних только североамериканских индейцев. Это не совсем так. Во-первых, скальпировали не все североамериканские группы, а лишь некоторые, например ирокезы, а затем как раз прерийные индейцы. Во-вторых, скальпирование ни в коей мере не является каким-то «чисто индейским изобретением». Еще античные авторы отмечали тот же обычай и у южнорусских скифов.

Итак, скальпирование, бесспорно, существует. И оно с давних времен возбуждало интерес хронистов, первооткрывателей (в Новом Свете им впервые заинтересовался Франсиско де Карей), исследователей и рядовых читателей вестернов. Впрочем, широкому развитию скальпирования способствовали сами европейцы. Ведь именно первые белые торговцы заказывали в Европе стальные ножи для скальпирования, а потом предлагали их индейцам! Естественно, индейцы проявили к этому европейскому «изобретению» исключительный интерес. Так, с помощью «белой техники» скальпирование было чрезвычайно облегчено.

Европейцы поддерживали скальпирование и другим способом. Отдельные европейские государства, которые боролись за господство на Американском континенте, платили своим «союзникам-индейцам» огромные премии за скальпы вражеских солдат или индейцев племен, сотрудничавших с другой стороной. Лучше всех платили англичане — двенадцать фунтов стерлингов за один французский скальп. Французы, которые всегда были беднее, платили довольно скромно. Французские колониальные власти в Канаде особенно подбивали своих союзников-индейцев к скальпированию ирокезов — союзников англичан, которые, как сильный в военном отношении союз племен, были для французов наиболее опасны.

Особый курс за скальпы враждебных индейцев установили и отдельные английские поселения на востоке Северной Америки.

Скальп, этот ценный трофей, индеец, разумеется, хотел сохранить как можно дольше. Поэтому «свежие» скальпы первым делом натягивались на рамы, обезжиривались и высушивались. Затем «готовый скальп» украшался рисунками п перьями. Скальпы или их части, в особенности волосы, воин носил на одежде в качестве свидетельства личного мужества пли вешал на свой вигвам.

Следующее широко известное слово — скво. Оно происходит из нарра-гансетского языка и означает просто «женщина». Например, весьма популярное соединение индейского и английского слов Squaw-valley вместе означает «Долина женщин». Американцы явно любят такие макаронические соединения, и мы встречаем в их языке Squaw-flower (цветок), Squaw-fish (рыба) и т. д.

Букву «т» в нашем словарике представляет не только томагавк, но и типи (tee-pee). Типи (слово происходит из языка дакота) — это пирамидальный шатер из бизоньих шкур, встречающийся у всех прерийных племен. Устанавливали типи, заботились о них и даже считались их владелицами исключительно женщины.

Типи — обычный дом прерийного индейца. Несколько десятков конических типи составляло деревню. Их, как правило, устанавливали по кругу, самостоятельные участки — секторы круга — занимали типи отдельных родов. В геометрическом центре круга стояло особняком главное типи деревенского совета. Трубка мира хранилась в специальном типи, тоже установленном на каком-нибудь «почетном месте» деревни.

Типи круглый год служили прерийному индейцу домом, поэтому шатер был довольно высок (обычно 4—5Уг метров) и столь же широк (5—6 метров в диаметре). На постройку такого шатра требовалось 7—10 бизоньих шкур. Кожаные стены типи украшались рисунками. Шатер имел особые приспособления (индейцы называли пх «ушами»), с помощью которых можно было регулировать циркуляцию воздуха и прежде всего выводить из шатра дым. Естественно, что в каждом типи был и очаг, расположенный в центре. С типи часто путают другое жилище североамериканских индейцев — вигвам. Слово это происходит из алгонкинских языков индейского населения востока нынешних США и означает просто «постройка». В то время как типи не слишком отличались одно от другого, вигвамы отдельных алгонкинских племен были весьма разнородны. Тут играли роль различные климатические условия североамериканского востока, доступность разного строительного материала и т. п. Основу вигвама составлял остов, срубленный из деревянных жердей и покрытый тем материалом, который оказывался под рукой строителей, чаще всего древесной корой. Вигвамы были настолько характерной чертой культуры алгонкинских племен востока Северной Америки, что некоторые авторы, например Оливер Лафарж, называют этих индейцев Wigwam People (народ вигвамов).

И еще одно новое понятие — язык жестов. Язык жестов! Индейцам североамериканских прерий, говорившим на десятках различных наречий и даже принадлежавшим к различным языковым группам (не только к так называемому семейству языков сиу), он позволял понимать друг друга. Известие, которое прерийный индеец хотел сообщить члену иного племени, передавалось с помощью жестов одной или обеих рук. Эти жесты, движения, точный смысл которых знал каждый индеец не только в прериях, но и по соседству с ними — от Канады до северной Мексики — помогали передать партнеру довольно сложную информацию. Даже договоры между отдельными племенами, представители которых не понимали друг друга, заключались посредством языка жестов. Приведем хотя бы один пример: типи (шатер) индеец наглядно изображал на языке жестов, перекрещивая левый и правый указательные пальцы.

Языком жестов и завершается наш словарик индейских выражений, широко известных каждому читателю вестернов. В литературе этого рода мы часто встречаем фразу: «Когда индеец заканчивает свою речь, он произносит «хау» — «я все сказал». Вот и мы можем произнести «хау». В этой главе мы все сказали.

 

 «Индейцы без томагавков»

 

 

Следующая глава >>> 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100