::

  

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


ИНДЕЙЦЫ  БЕЗ  ТОМАГАВКОВ


Милослав Стингл 

 

 

СМЕРТЬ НА МИССИСИПИ

 

 

Интенсивная колонизация европейцами восточной части Северной Америки с начала XVIII века вынудила местных индейцев взяться за оружие. С помощью томагавка и лука пытались они защитить себя и свою землю от колонизаторов. В XVII веке среди прославленных индейских вождей на первое место выдвинулся сэчем племени вампаноаг Метаном (белые прозвали его Королем Филиппом). Метаком объединил все индейские племена Новой Англии в могучую конфедерацию, решительно выступившую против британских колонизаторов. Вскоре приверженцы Метакома перешли от обороны к наступлению. Из девяти десятков городов, существовавших тогда в британской Америке, две трети подверглись осаде. Двенадцать из них Метаком взял приступом и разрушил до основания. Уже казалось, что индейцы возвратят себе всю Северную Америку. Но в непредвиденной стычке, которая произошла 12 августа 1677 года на Род-Айленде, Метаком погиб. Оставшиеся без верховного вождя индейские отряды были рассеяны. Победители в торжественной обстановке отрубили мертвому Метакому голову, и в течение двадцати лет она была выставлена для всеобщего обозрения в Плимуте (Новая Англия).

В XVIII веке дело Метакома продолжил великий объединитель индейцев, вождь оттавов Понтиак. Восстание Понтиак готовил долгие годы. Вместе со своей отважной дочерью Паките он проплыл на каноэ от канадских границ до Теннесси. По вечерам у костра совета он убеждал индейцев всех встречавшихся ему на пути племен в необходимости объединиться против английских колонизаторов, вести борьбу против них сообща, подчиняясь единому руководству. Понтиак создал из представителей всех индейских племен востока Северной Америки своего рода генеральный штаб.

Для общеиндейского восстания в ту пору существовали благоприятные условия. С новой силой разгорелась продолжавшаяся уже более шестидесяти лет англо-французская война. В 1754 году вспыхнула новая война, названная американскими историками «франко-индейской войной». Ко времени предполагаемого всеобщего индейского восстания (первая половина 1763 года) она, следовательно, велась уже девять лет. Силы англичан в Канаде были в значительной мере поглощены борьбой с Францией. Понтиак считал французов своими надежными союзниками. Он верил, что французский король пошлет в Америку большую армию, чтобы не только изгнать англичан, но и «вернуть Америку индейцам». Даже реалистически мыслящий, мудрый Понтиак поддался иллюзиям, которые сеяли среди индейцев, стремясь заручиться их поддержкой, оба соперничавших колонизатора. Понтиак также не учел значения ряда важных обстоятельств, которые благоприятствовали англичанам. Во-первых, к восстанию не присоединилась наиболее значительная индейская сила Северной Америки — Лига ирокезов. Сотни, может быть тысячи, ирокезов приняли участие в восстании, но Лига в целом со всей своей боевой мощью, со всем своим авторитетом, со всем своим большим военным опытом не выступила на стороне восставших. Имея дело только с французскими охотниками и трапперами, Понтиак знал, что французы ненавидят англичан. Но он не знал, да и не мог знать о тайных силах, которые соединяли Лондон с Версалем, — силах, которые спустя несколько месяцев после начала восстания Понтиака принудили Францию заключить с Англией мир.

К созданному Понтиаком союзу присоединились (за исключением Лиги ирокезов) все индейские племена востока тогдашней британской Северной Америки. Итак, в конце апреля 1763 года должно было начаться восстание. План Понтиака был прост. Еще свободную индейскую территорию Северной Америки отделяла от британских поселений цепь крепостей, которые были главным щитом европейских колонистов. Предполагалось, что по условленному сигналу каждое индейское племя нападет на ближайшую крепость и овладеет ею. Затем, объединившись, индейцы начнут продвижение на восток, к морю. Ключевую позицию в цепи британских крепостей занимал город Детройт. Поэтому взять Детройт должны были испытанные в боях индейские отряды во главе с Понтиаком. В атаке на Детройт, кроме нескольких сот воинов племени самого Понтиака (от-тава), участвовало около тысячи потаватоми и виандотов, к которым позднее присоединилось 370 воинов оджибве. 2 мая 1763 года по сигналу Понтиака началось наступление на британские крепости. Почти все они пали. Но наиболее важные — Детройт, а также Форт-Питт и Форт-Миканау — устояли. Индейцы продолжали штурмовать Детройт, но все их атаки были 'отбиты. Как выяснилось потом, план штурма Детройта выведала и сообщила начальнику британского гарнизона этого города майору Гледуину его индейская служанка Катерина. Длительная осада оказалась тяжким испытанием для жителей Детройта. Англичане даже предложили Понтиаку мир. Понтиак не принял их предложения. Пока индейцы не овладели Детройтом и Ниагарскими водными воротами, все прочие военные успехи восставших не имели практического значения. Осада была непривычной для индейцев формой военных действий, она утомила сподвижников Понтиака, и представители некоторых племен, особенно виандоты, стали толпами покидать его лагерь. Как раз в это же время английские соединения разбили в восточном Огайо значительную часть войска Понтиака, состоявшую из воинов шауни и делаваров. А затем французы заключили мир с англичанами! 12 августа 1767 года вождь одной из наиболее многочисленных оджибвеских групп от имени своего племени попросил мира. К нему присоединились потаватоми, виандоты и другие осаждавшие Детройт племена. В конце концов под Детройтом остался один лишь Понтиак со своими оттавами. О победе, о взятии города теперь не приходилось уже и думать. И великий объединитель индейцев с последней горсткой приверженцев ушел в страну майами. Здесь он был убит индейцем своего племени, причем обстоятельства этого убийства до сих пор неясны.

Ко времени, когда погиб Понтиак, на востоке Северной Америки многое изменилось. В 1783 году Британия признала независимость Соединенных Штатов Америки. Попытки же французов восстановить свое владычество оказались безуспешными, и Канада, согласно Парижскому договору, заключенному через несколько месяцев после начала восстания Понтиака, стала британской колонией. Новая республика, Соединенные Штаты (все 13 штатов Унии тогда находились на востоке и северо-востоке Северной Америки), повела против индейцев еще более жестокую борьбу, чем британские колониальные власти. Так, американский генерал Уэйн принудил в Гринвилле ряд алгонкинских племен отказаться от обширной территории в Огайо и части земель в штате Индиана. Дело борьбы против колонизаторов продолжил великий вождь Текумсе (Летящая Стрела).

Текумсе происходил из семьи, жестоко пострадавшей от европейских колонизаторов. Отец Текумсе погиб в бою с отрядом Эндрью Льюиса. Летящей Стреле едва исполнилось тогда шесть лет. Его старший брат был убит американскими колонистами в 1789 году. Еще один брат погиб в бою с солдатами генерала Уэйна в 1794 году. После смерти отца и двух старших братьев заботу о воспитании молодого воина взял на себя его третий брат Чисикан. Когда Летящей Стреле было 13 лет, он с братом ушел к племени чироков, которое в это время отражало натиск колонизаторов, и здесь, на юго-востоке Северной Америки, в постоянных стычках с белыми прошло три года. Во время своих странствий Текумсе узнал десятки племен. Каждое из них в отдельности было слабым и беззащитным. Но как и Понтиак, Текумсе верил, что, объединившись, они станут непобедимы. Он хотел создать новое объединение североамериканских индейцев — и не только военное. Текумсе намеревался создать индейское государство, «индейскую унию» в противовес Унии североамериканской. Своим планом он старался увлечь и действительно увлек все северо-восточные и восточные индейские племена. Текумсе был выдающимся оратором, был первым, я бы сказал, государственным деятелем североамериканских индейцев. Самыми горячими пропагандистами политических идеалов Текумсе стали два его брата — Лалаветика (Могучий Глас) и особенно фанатичный шаман Тенскватава (Открытые Двери).

Государственная мудрость, мужество, не раз доказанное в бою, дружеская, но полная достоинства манера обращения привлекали к Текумсе все новых сторонников. После конгресса представителей всех индейских племен американского востока, который Текумсе созвал в 1807 году, идея индейской унии начала осуществляться. Индейцы впервые требуют, чтобы США, если они хотят приобрести новые индейские земли, в будущем вели переговоры не с отдельными индейскими племенами, а «только с представителями всего индейского народа»! На следующем конгрессе (в 1811 году в Винсенне) эти тенденции проявились уже вполне отчетливо. Когда генерал Гаррисон упрекнул Текумсе в том, что он создал «унию индейских племен», Текумсе резонно ответил ему, что индейцы не протестовали, когда белые североамериканцы создавали свое федеральное государство. Какое же он имеет право мешать объединиться индейцам? Текумсе не ограничился идеей создания индейской федерации. Он хотел изгнать европейских колонизаторов если не из всей Северной Америки, то по крайней мере с части ее земель, чтобы «индейская уния» владела обширной и единой государственной территорией.

По призыву Текумсе воины десятков племен собирались на условленное место в Типпенканоэ. Неподалеку расположились и войска Гаррисона. Текумсе между тем продолжал готовить восстание, посещал племена, еще не присоединившиеся к индейскому союзу.

Восстание, столько лет и так продуманно готовившееся Текумсе, возможно, могло в какой-то мере изменить судьбу североамериканских индейцев. Но все дело погубил брат Текумсе, «пророк» Тенскватава. Будучи, по всей вероятности, в трансе, он вступил с частью войск Текумсе, ожидавших в Типпенканоэ своего предводителя, в бессмысленный, заранее обреченный на поражение бой с генералом Гаррисоном. Все планы Текумсе погубило безрассудство, одержимость или честолюбие Тенскватавы. А генералу Гаррисону, под дула ружей которого Тенскватава подставил полки Текумсе, легкая победа открыла путь в Белый дом. После этого Гаррисон уехал в Вашингтон, Тенскватава отправился в Канаду, и позднее на юг, на Миссисипи. (Там с ним встретился наиболее значительный из художников, писавших портреты североамериканских индейцев, — Джордж Кэтлин.) А Текумсе?.. В 1812 году, когда вспыхнула война между Англией и США, он присоединился к англичанам, которые присвоили ему звание бригадного генерала. 5 октября 1813 года на берегу канадской реки Онтарио, сражаясь на стороне англичан, Текумсе погиб. Готовясь к этому последнему для него бою, Текумсе не надел парадной формы английского генерала. Он пошел в бой в одеянии индейского воина — в рубахе из оленьей шкуры, с индейскими знаками отличия. Так, в возрасте 45 лет погиб Текумсе. Погиб, как простой индейский воин, в войне, которая велась ради чуждых ему интересов.

После Текумсе уже никому не удавалось объединить индейцев Северной Америки. В первой половине XIX века европейские колонисты почувствовали себя настолько сильными, что начали не только теснить индейцев, захватывая их земли, но и помышлять о полном изменении этнографической карты индейской Северной Америки, о полном изгнании коренных жителей из страны, и прежде всего из ее восточной части. Вначале они обрушились на индейцев, живших к востоку от Миссисипи, главным образом на индейцев нынешнего юго-востока США. Одной из первых жертв этой бесчеловечной политики стало племя чироки. Судьба племени чироки, печальная история его изгнания очень характерны. Вот почему в этой и следующих главах, повествуя об истории изгнания индейцев, мы в качестве примера выбрали именно это племя.

В' начале XIX века многие индейские племена, особенно на востоке Северной Америки, прекратили вооруженное сопротивление европейским колонизаторам. Несколько меняется и «индейская политика» американского правительства. В 1824 году в Соединенных Штатах было учреждено ведомство по индейским делам. Но при каком министерстве?! П;ш военном! Ведать «индейскими делами» (так называемым «уполномоченным по делам индейцев») тогдашний американский военный министр Джон Кел-хаун назначил (в 1832 году) полковника Мак-Кеннп.

Правительство Унии и особенно правительства отдельных штатов подготавливали и издавали соответствующие законы, официально выражали «стремление» к миру с индейцами. Однако тех, кто соглашался принять их условия мира, они удостаивали странной награды. Она называлась «индиен римувел». Что же такое «индиен римувел»? Колонизаторы опасались, что индейцы, даже немногочисленные, оставаясь в родных местах, когда-нибудь воспротивятся непрерывному уменьшению своей территории и с оружием в руках встанут на ее защиту. А поскольку в то время — в 20-е годы XIX века — территория США простиралась в основном к востоку от Миссисипи, правительство Унии решило изгнать индейцев с этих земель и переселить их в пустынные, тогда еще не привлекавшие поселенцев районы запада. «Индиен римувел», принудительному выселению, подверглось пять выдающихся индейских племен юго-востока США, и в их числе племя чироки...

Чироки, так же как сенека, онейда, тускарора и другие уже известные нам члены «конфедерации шести народов», говорили на одном из ирокезских языков. Причем они были самым большим, самым многочисленным племенем ирокезской языковой группы. Несмотря на это, чироки никогда не состояли членами Лиги ирокезов. Приблизительно до конца XVII века чироки жили в нынешней Вирджинии, обеих Каролинах, Алабаме и главным образом в Джорджии, занимая широкую полосу земли между горами и морем. После 1721 года колонизаторы начали постепенно теснить это племя и захватывать его земли.

В 1791 году, когда чироки уже лишились большей части своей территории, правительство Унии заключило с ними договор, согласно которому оставшаяся у племени земля провозглашалась неприкосновенной. Но не прошло и трех лет, как «подписанный навечно договор» был нарушен и правительство США навязало племени новый договор, отнимавший у чи-роков большую часть оставшихся земель. Чироки соглашаются и с этим договором. И неукоснительно его соблюдают.

За несколько лет на маленькой оставшейся территории это одаренное племя достигает больших успехов. Чироки открывают собственные школы, их поля возделываются лучше, чем поля европейских поселенцев. Более того, племя быстро развивается не только экономически, но и в культурном отношении. Из его рядов выходит несколько выдающихся деятелей культуры. В числе их был и создатель чирокского алфавита Секвойя. В результате длительного общения с белыми Секвойя пришел к выводу, что основой могущества и силы европейской цивилизации является письменность. И этот высокоодаренный индейский просветитель разработал чирокское силлабическое (слоговое) письмо. В алфавите Секвойи было 84 знака, в основу его он взял латинские буквы, но читались они иначе. Так, буква «А» читается в слоговом письме Секвойи как «ГО». Предводители «чирокского народа», например Элиас Бондинот, естественно, приняли это первое современное индейское письмо в высшей степени восторженно. В 1828 году начала выходить первая чирокско-англпйская газета «Чирок-ский Феникс», а затем и другие издания, печатавшиеся уже только по-чи-рокскп, — «Чироки мессенджер» (1844), «Чирокский альманах» и т. д.

Фанатичным расистам штата Джорджия, где в начале XIX века жило подавляющее большинство племени чироки, неугодны были когда-то «воинственные индейцы». Теперь же им стали неугодны и мирные чироки, хозяйственные успехи и культурный прогресс которых буквально приводили их в бешенство. Они требуют от федерального правительства изгнать индейцев. В 1828 году, когда президентское кресло в Белом доме занял ярый ненавистник индейцев Эндрью Джексон, этот план изгнания индейцев проводится в жизнь. Жертвой его в первую очередь становятся те, кто поверил торжественно данному слову и сменил оружие на плуг, — племя чироки.

Чироки первыми среди североамериканских индейцев составили собственную конституцию и заменили старые племенные советы выборным двухпалатным парламентом! Свои законы они объединили в несколько законодательных сводов. И вот теперь органы Унии и штата Джорджия отменили эти чирокские законы, а самому племени грозило изгнание. Предводитель племени Джон Росс обращается к президенту Соединенных Штатов, пишет петицию в Верховный суд Унии. Но все тщетно: ведь чироки еще владеют 7 миллионами акров прекрасно возделанной земли. К тому же на чирокской территории обнаружено золото! Теперь уж ничто не спасет чироков. Власти «подготовили договор»: чироки должны продать правительству свои земли — 7 миллионов акров за 4 миллиона 500 тысяч долларов. Акр земли за полдоллара! Но и этим дело не ограничилось. Не давать же краснокожему деньги на руки! Деньги за землю чироки не получат. Они будут положены в государственную казну! Сами американские власти понимали, что на это не пошли бы даже отсталые индейские племена, жившие, например, в Калифорнии, не говоря уже о племени чироки — культурнейшем североамериканском племени той поры.

Поэтому, согнав силой 400 из 17 тысяч членов племени чироки на «общеплеменное» собрание, колонизаторы заставили это «всенародное» собрание одобрить договор! И этот жульнический акт был «ратифицирован» американским сенатом!

Впрочем, чироки не признали этот мошеннический договор. Но через три года им пришлось ощутить силу «закона». Против чирокских земледельцев двинулась большая, хорошо вооруженная американская армия под командованием генерала Уинфилда Скотта, которая, занимая одну чирокскую деревню за другой, сгоняла индейцев в концентрационные лагеря. Согнав всех чироков, войска погнали племя на вновь отведенную ему «Индейскую территорию» за Миссисипи, на пустынный тогда американский запад. Из 14 тысяч участников этого марша смерти 4 тысячи, преимущественно дети, погибли в дороге. Ведь путь за Миссисипи длился более полугода.

За Миссисипи были изгнаны и другие племена, жившие на юго-востоке США, — чикасавы, чоктавы, крики и, наконец, мужественные семинолы, некогда тоже принадлежавшие к племени криков. Крики жили на юге США (в бассейнах рек Таллапуса и Чаттахучи). Из бассейна реки Чат-тахучи часть криков уже после «открытия» европейцами Северной Америки ушла во Флориду, тогда еще испанскую, и, смешавшись с остатками местных индейских племен, образовала новое племя семинолов.

Хотя Флорида была колонией Испании, в 1818 году североамериканские войска под командованием генерала Джексона напали на семинолов. Позднее Джексон во Флориде за короткий срок истребил по меньшей мере треть семинолов. Когда Флорида перешла к США, семинолов вынудили подписать договор (это произошло в 1823 году в Маультри), по которому они «отказывались» от большей части своих земель на полуострове Флорида в пользу США. Но если «белая сторона» нарушала почти ежегодно другие «нерушимые», «святые» и «вечные», договоры, то что стоило ей через девять лет отменить и договор, заключенный в Маультри...

В 1832 году Соединенные Штаты попрали «нерушимый договор» и приказали семинолам покинуть Флориду и переселиться за Миссисипи. Се-минолы не подчинились. Восемь лет войска Унии вели войну против немногочисленных семинолов, объединившихся с флоридскими неграми. Руководил семинолами один из прославленнейших героев индейских войн, мужественный вождь Осеола. Не раз семинолы брали военную инициативу в свои руки. В Форт-Кинге они убили верховного правительственного уполномоченного генерала Томпсона, напали на карательный отряд майора Дейда и полностью его уничтожили и т. д.

Но в конце концов Осеола был разбит, пленен и заключен под стражу сначала в Чарлстоне, а затем в Форт-Маультри. Свободолюбивый Осеола не перенес неволи. Взяв у тюремщиков под каким-то предлогом свой воинский наряд, Осеола накинул себе на шею петлю и удавился. А семинолы, чироки и другие восточные племена были изгнаны за Миссисипи и поселены на так называемой «Индейской территории», в нынешней Оклахоме.

Оклахома и поныне является штатом, где наиболее высок процент индейского населения. После переселения сюда пяти главных изгнанных с юго-востока племен им отведено было 20 миллионов акров земли. «Навеки». Но в действительности весьма ненадолго. Нужно иметь в виду, что вопрос о земельной собственности был в Северной Америке одной из основных сторон индейской проблемы, а в Латинской Америке (как мы увидим в заключительной главе) даже ее самой существенной стороной. Дошла очередь и до оставшейся у племени чироки земли в этой до недавнего времени совершенно не интересовавшей белых поселенцев части Оклахомы. И снова правительство нарушает «нерушимые договоры». Снова у чироков отнимают почти все земли, которые несколько лет назад им были отведены.

Только у одного этого индейского племени постепенно было отнято 81 200 000 акров земли. До 1866 года индейцам чироки были навязаны один за другим двадцать четыре договора о земле, и каждый из них был «окончательным и бесповоротным для обеих договаривающихся сторон»! Та же участь постигла семинолов, криков, чоктавов и чикасавов...

 

 «Индейцы без томагавков»

 

 

Следующая глава >>> 

 

 

Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 

Rambler's Top100