Вся библиотека

Оглавление

  

Материалы X международной научной конференции 29 мая - 3 июня 2001 г.

Международные отношения

в бассейне Черного моря в древности и средние века

 


Издательство Ростовского педагогического университета

 

Скифские двулезвийные мечи из Елизаветовского могильника (V-IV вв. до н.э.)

 

С.Ю. Янгулов (Ростов-на-Дону)

(работа выполнена в рамках проекта ФЦП "Интеграция" М0022)

 

Анализ материалов из Елизаветовского могильника, в последнее время, приобрел дополнительную актуальность в связи с предложением В.И. Гуляева "вернуться к старой концепции М.И. Ростовцева о единой Скифии, включавшей в свои пределы, как степную, так и лесостепную зоны Северного Причерноморья, от Дона до Дуная" (Гуляев, 2000, с. 148-149). Ее подтверждение, в первую очередь, основано на тождестве скифских памятников Левобережной Украинской лесостепи, среднедонских памятников и памятников Нижнего Дона (Копылов, Янгулов, 1992, с. 41-42; Копылов 2000, с. 161-165).

Среди последних "наиболее изученным археологическим комплексом, бесспорно, является сейчас Елизаветовское городище и его курганный могильник (дельта Дона)" (Гуляев, 2000, с. 147).

Подтверждение этого мнения зависит, прежде всего, от анализа археологических источников. В отличие от материалов Елизаветовского городища (Марченко, Житников, Копылов, 2000) данные погребальных комплексов его курганного могильника еще полностью не введены научный оборот.

Именно поэтому предметом анализа настоящей работы являются все известные двулезвийные мечи из погребений Елизаветовского могильника.

Как известно, мечи составляют один из основных элементов арсенала скифов и их материальной культуры, они представляют собой важнейшую категорию скифского погребального инвентаря, являясь существенным признаком этнической принадлежности погребенного.

Отдельные категории мечей из Елизаветовского могильника уже рассматривались исследователями. А.И. Мелюкова в своем фундаментальном исследовании, посвященном скифскому оружию, проанализировала известные ей елизаветовские экземпляры (Мелюкова, 1964). В. Копылов рассмотрел двулезвийные мечи V в. до н.э. (Копылов, 1980), однолезвийные мечи также подвергались подробному анализу (Копылов, Янгулов, 1987). Неоднократно исследователи обращались и к парадным мечам из елизаветовских курганов (Мелюкова, 1964; Манцевич, 1987; Shcheglov, Katz, 1991; Гуляев, 2000). Но полного анализа двулезвийных [54] мечей из погребений Елизаветовского могильника до сих пор, не проводилось.

Прежде чем обратиться к этому анализу, необходимо отметить, что большинство елизаветовских мечей происходит из комплексов, надежно датированных греческой импортной керамикой: из 49 известных на сегодняшний день мечей из погребений Елизаветовского могильника 32 имеют достаточно четкую датировку, что составляет около 65%. Из этих 32 мечей - 27 двулезвийные и 5 однолезвийных. Из 27 двулезвийных мечей 18 экземпляров относятся в V в. до н.э. и лишь 9 датируются IV веком до н.э.

Из 18 двулезвийных мечей V в. до н.э., в соответствии с типологией, предложенной А.И. Мелюковой 6 экземпляров относятся ко 2-му типу 1 отдела - это мечи с брусковидным навершием и бабочковидным перекрестием (Мелюкова, 1964, с. 47) (к. 3.0, п. 2; к. 49, п. 3; к. 39; к. 53, п. 4; к. 64, п. 4; к. 17, п. 1) (рис 1, 1).

Еще 6 мечей имеют простое антенное навершие и бабочковидное перекрестие, т.е. относятся А.И. Мелюковой ко 2-му типу I подотдела II отдела (Мелюкова, 1964, с. 53-55) (к. 15; к. 28, п. 2; к. 40; к. 51, п. 2; к. 58, п. 1; к. 58, п. 2) (рис. 1, 2).

Очевидно, к I подотделу II отдела относится и меч из кургана 41, имеющий, судя по всему, антенное навершие и сердцевидное перекрестие, что позволило В.П. Копылову выделить его в новый тип мечей, независимо от подотдела (Копылов, 1980, с. 26) (рис. 1, 3).

3 экземпляра V в. до н.э. представляют 1-вый тип II подотдела II отдела, к которому относятся мечи с когтевидным навершием и бабочковидным перекрестием (Мелюкова, 1964, с. 53) (к. 36; к. 45; к. 51, п. 2 "южный погребенный") (рис. 1, 4). Возможно, к этому типу принадлежит и меч из кургана 6 (рис. 1, 5).

По уточненным данным к V в. до н.э. относится и меч из кургана 5 (из раскопок 1910 г.) (рис. 1, 6), имеющий брусковидное навершие и бабочковидное перекрестие - 2-ой тип I отдела (Мелюкова, 1964, с. 60).

А.И. Мелюкова каждый тип скифского меча ограничила конкретными хронологическими рамками, в пределах которых использовался данный вид. Благодаря четкой датировке Елизаветовских курганных памятников, проделанной, как известно, И.Б. Брашинским (Брашинский, 1980) мы можем дополнить и уточнить хронологию, предложенную А.И. Мелюковой.

Все рассмотренные виды мечей А.И. Мелюкова ограничила первой половиной V в. до н.э. (Мелюкова, 1964, с. 47-60). Датировка таких курганных памятников, как курганы 5, 39, 17 (п. 1), 53 (п. 4), 64 (п. 4) позволяет утверждать, что мечи с прямым брусковидным навершием и [55] бабочковидным перекрестием использовались скифами и во второй половине V в. до н.э., и даже в начале IV в. до н.э. на что указывает меч из погребения 4 кургана 64 (рис 1, 7).

Мечи с простым антенным навершием и бабочковидным перекрестием также находились на вооружении скифов во второй половине V в. до н.э. Это подтверждает меч из погребения 3 кургана 28.

Анализ мечей из курганов 36, 45 указывает на то, что в этот период на вооружении находились и мечи с когтевидным навершием и бабочковидным перекрестием.

Все 6 двулезвийных мечей из Елизаветовского могильника, относящихся к IV в. до н.э. имеют антенное навершие. Такие мечи отнесены А.И. Мелюковой ко II отделу (Мелюкова, 1964, с. 53-60). Три меча имеют когтевидное навершие, трактованное в зверином стиле и бабочковидное перекрестие. Они классифицируются как мечи 1-го типа II подотдела II отдела (к. 10; к. 4; к. 34 - все из раскопок 1910 г.) (рис. 1, 8). К данной группе, очевидно, относится и меч из погребения 1 кургана 78 (рис. 1, 9).

Время использования таких мечей А.И. Мелюкова ограничила началом V в. до н.э. (Мелюкова, 1964, с. 53-60). Как видим, они были распространены более длительное время.

Большинство клинков, рассмотренных мечей IV в. до н.э. имеет удлиненную треугольную форму, что отличает их от формы клинков мечей V в. до н.э. из Елизаветовского могильника <большинство из которых, - как отмечает В.П. Копылов, - имеет широкий у основания клинок в форме вытянутого треугольника> (Копылов, 1980, с. 27). Это подтверждает вывод А.И. Мелюковой о том, что с течением времени происходили изменения в форме клинков, что способствовало использованию мечей, в первую очередь, в качестве колющего, а не рубящего оружия (Мелюкова, 1964, с. 60).

Анализ скифских мечей IV в. до н.э. из Елизаветовского могильника позволяет отметить еще одну особенность. Из датированных елизаветовских комплексов - 43 относятся к V в. до н.э., 102 - к IV в. до н.э. В 43 погребениях, датируемых V в. до н.э. обнаружено 18 двулезвийных мечей, а в 102 погребениях всего 9 таких экземпляров. Таким образом, к IV в. до н.э. количество погребений в Елизаветовском могильнике возрастает, а число мечей в них резко сокращается, что противоречит наблюдению А.И. Мелюковой об увеличении к IV-III в. до н.э. количества погребений с мечами и кинжалами, это в свою очередь позволило сделать предположение о возрастании роли мечей "в скифском военном обиходе" (Мелюкова, 1964, с. 46). Исследуя погребения Елизаветовского могильника, мы сталкиваемся с совершенно противоположной ситуацией, [56] связанной, вероятно, с какими-то изменениями в жизни нижнедонских скифов в IV в до н.э., либо с изменением традиций их погребальной обрядности.

Особую категорию рассматриваемого вида оружия представляют парадные мечи, которые, как уже отмечалось выше, неоднократно подвергались анализу.

Несомненный интерес представляет меч из раскопок А. А. Миллера 1910 г. курган 1. (рис. 2)1, который до сих пор не публиковался.

Исходя из фотографии и рукописного текста отчета А.А. Миллера, мы видим, что этот железный меч имел антенное навершие, возможно когтевидное. Меч находился в ножнах с золотой облицовкой. Ножны имели длинную боковую лопасть. Клинок входил в ножны вместе с перекрестием, поэтому о его форме судить сложно. Судя по форме ножен, клинок имел параллельные лезвия. К сожалению, качество фотографии не дает возможности полностью реконструировать рисунок на золотых обкладках. На лопасти, которая очевидно была изготовлена отдельно, изображена голова оленя со стилизованными рогами. В районе перекрестия ножны украшены пальметкой. Композиция, изображенная на ножнах, состоит из 3 неравномерных частей, разделенных полосами. В верхней и нижней части рисунок либо не читается, либо вообще отсутствовал. В средней части изображен грифон, терзающий змею.

А.И. Мелюкова, рассматривая этот меч, продатировала его V в. до н.э. (Мелюкова, 1964, с. 63). Эта датировка основана, очевидно, на типе меча, поскольку других оснований для установления даты нет. Данный меч не единственный из Елизаветовского могильника, ножны которого украшены композицией в зверином стиле. На боковой лопасти ножен да кургана 10 изображен олень, на самих ножнах, рельеф которых сохранился не полностью, очевидно изображено какое-то животное (Миллер, 1910, с. 104, табл. 5). Изображение на рукояти и ножнах этого меча но сюжету аналогичны мечу из кургана Солоха (Манцевич, 1987, с. 69-71).

ЛИТЕРАТУРА:

1. Брашинский И.Н., 1980. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону. Л.

2. Гуляев В.И., 2000. Об этнокультурной принадлежности населения Среднего Дона в V-IV вв. до н.э. // Скифы и сарматы в VII-II вв. до н.э. Сб. стат. М. [57]

3. Копылов В.П., 1980. Мечи из погребений V в. до н.э. Елизаветовского курганного могильника // КСИА. Вып. 162.

4. Копылов В.П., Янгулов С.Ю., 1987. О времени появления скифских однолезвийных мечей. // Киммерийцы и скифы. Тез. докл. конференции. Ч. I. Кировоград.

5. Копылов В.П., Янгулов С.Ю., 1992. Этнополитическая ситуация в низовьях Дона (вторая половина VI - первая половина V вв. до н.э.). // МОБЧМ. Тез. докл. VI конференции. Ростов-на-Дону.

6. Копылов В.П., 2000. Население дельты Дона в V-IV вв. до н.э. // Скифы и сарматы в VII-III вв. до н.э. Сб. стат. М.

7. Манцевич А.П., 1987. Курган Солоха. Л.

8. Марченко К.К, Житников В.Г., Копылов В.П., 2000. Елизаветовское городище на Дону. Pontus Septentrionalis II. Tanais 2. М.

9. Мелюкова А.И., 1964. Вооружение скифов. САИ. Вып. Д1-4.

10. Миллер А.А., 1910. Раскопки в районе древнего Танаиса // ИАК. Вып. 35. С-Пб.

11. Shcheglov H.N., Katz V.I., 1991. A Fourth-Century B.C. Royal Kurgan in the Crimea // The Metropolitan Museum of Art. Metropolitan Museum Journal 26. [58]

 

<<< Оглавление     Следующая статья >>>