Вся библиотека

Оглавление

  

Материалы X международной научной конференции 29 мая - 3 июня 2001 г.

Международные отношения

в бассейне Черного моря в древности и средние века

 


Издательство Ростовского педагогического университета

 

Этнические процессы на Нижнем Дону и в Северо-Восточном Приазовье во второй половине IV - первой трети III вв. до н.э.

 

А.Н. Коваленко (Ростов-на-Дону)

(работа выполнена в рамках проекта ФЦП "Интеграция" М0022)

 

Нижний Дон и Северо-Восточное Приазовье - одна из древнейших юн греко-варварских контактов в Северном Причерноморье. Вторая половина IV - первая треть III в. до н.э. - время наиболее активных демографических процессов в этом регионе. Исключительно важную роль для понимания процессов, протекавших в это время на Нижнем Дону и в Северо-Восточном Приазовье, играет Елизаветовское городище в дельте Дона, которое, находясь в контактной зоне, на пересечении древних путей, связывавших скифский мир с востоком и Кавказом, [73] являлось пунктом, где сталкивались культурные влияния и традиции различных варварских групп и представителей греческого мира (Брашинский, 1980, с. 5). Елизаветовское городище, по сути, включает в себя три разноплановых памятника, одним из которых было скифское городище, население которого оставило обширный могильник в дельте Дона (Марченко, Житников, Копылов, 2000, с. 68-70). Вторым является небольшой греческий торговый квартал, инкорпорированный во второй половине IV в. до н.э. в состав скифского поселения (Марченко, 1992, с 176). В последнем десятилетии IV в. до н.э. как скифы, так и жившие здесь греки покидают городище, а на место скифского городища выводится большая греческая колония - "эмпорий", функционирующая всю первую треть III в. до н.э. (Копылов, Васильев, 1991, с. 34). Существование на территории городища сначала греческого квартала, а затем "эмпория" говорит о повышенном интересе боспорских греков к Нижнедонскому региону.

О том, что население, проживавшее во второй половине IV - начале III вв. до н.э. на Нижнем Дону не было однородным по своему составу, свидетельствуют существенные отличия в погребальном обряде памятников этого времени. Так, наиболее распространенным видом подкурганных погребальных сооружений скифов Елизаветовского городища, являются простые прямоугольные грунтовые ямы со скругленными углами (Марченко, Житников, Копылов, 2000, с. 218). Особенностями обряда захоронений, обнаруженных при раскопках курганно-грунтового могильника на Беглицкой косе, является катакомбная конструкция могильного сооружения под индивидуальной насыпью, а также прерывистый или сплошной ровик (Прохорова, 1993, с. 32, 39). На левом берегу Дона выделена группа скифских погребений, обряд которых ближайшие аналогии находит среди погребений Беглицкой косы, и которые четко датируются греческой импортной керамикой (Головкова, Лукьяшко, 1980, с. 30). Это погребения у с. Ново-Александровка (гр. I и II), Высочино I, Высочино V, Красногоровка и другие (Лукьяшко, 2000, с. 167-180). Дата этих погребений определяется последними десятилетиями IV в. до н.э. (Лукьяшко, 2000, с. 178), либо началом III в. до н.э.

Кроме погребений елизаветовского типа и погребений с ровиками и катакомбами, на Нижнем Дону выделяется еще одна группа комплексов, форма погребального сооружения которых отличается и от погребений Елизаветовского могильника и от скифских комплексов типа Ново-Александровки и Беглицкой косы. Это погребения в прямоугольных ямах с дромосами и с южной ориентировкой костяков, которые некоторые исследователи (Максименко, 1998, с. 74) относят к кругу савроматских (Шолоховский; Кащеевка, к. 1; Сладковский, к. 4). Аналогии таким [74] погребениям можно найти в лесостепном Подонье (Медведев, 1999). Наличие на Нижнем Дону и в Северо-Восточном Приазовье трех групп памятников по погребальному обряду отличающихся друг от друга, свидетельствует о присутствии в этом регионе трех различных групп скифского населения.

В конце IV в. до н.э., видимо перед лицом общей опасности греки, проживавшие на территории квартала, и скифы покидают Елизаветовское городище. Еще раньше затухает жизнь на окружающих его неукрепленных поселениях донской дельты. В конце IV в. до н.э., прекращаются захоронения в Елизаветовском могильнике (Копылов, Васильев, 1991, с. 32). Видимо, к концу IV либо началу III в. до н.э. относится и уход других групп скифского населения.

Среди причин, вынудивших уйти жителей Елизаветовского городища, и приведших к упадку Великой Скифии, некоторые исследователи называют сарматскую экспансию (Марченко, Виноградов, Рогов, 1997, с. 14), но до настоящего времени на территории Северо-Восточного Приазовья не выделено четко датированных сарматских памятников IV - первой трети III вв. до н.э., что не позволяет уверенно говорить о присутствии сарматов в этом регионе в указанный промежуток времени.

Необходимо отметить, что греческий импорт на Нижний Дон с уходом скифов не прекратился. В первой трети III в. до н.э. идет активная торговля с вновь выведенной колонией - "эмпорием". Обращает на себя внимание, что с выводом колонии отмечается резкое возрастание импорта синопской продукции, поступающей в амфорной таре, а Синопа являлась в большей степени поставщиком оливкового масла, чем вина (Брашинский, 1963, с. 136, 138). Видимо, переселенцы принесли с собой устойчивую традицию употребления продукции этого центра.

Одним из важных показателей этнической принадлежности населения является лепная керамика, которая занимает одно из заметных мест в керамическом комплексе Елизаветовского городища. Хотя история изучения лепной керамики этого памятника насчитывает не одно десятилетие, в настоящее время назрела необходимость вновь обратиться к анализу этой категории находок. В свое время К.К. Марченко и В.П. Копыловым была разработана типология лепной керамики Елизаветовского городища и его могильника (Марченко, 1972, с. 122; Копылов, Марченко, 1980, с. 155-160). Было отмечено, что некоторых форм, встречающихся на городище нет в могильнике и наоборот.

За последние годы накоплено значительное количество нового материала, относящегося к греческой колонии конца IV - первой трети III в. до н.э., вывод которой сопровождался сменой этнического состава [75] населения. С появлением греческой колонии лепная керамика не исчезает, а продолжает составлять значительную часть керамического комплекса этого памятника. Так при исследовании культурных напластований, относящихся ко времени функционирования "эмпория", существенно пополнилась коллекция находок целых форм лепной посуды, происходящих из закрытых комплексов. Следует отметить, что некоторые формы лепной керамики, найденной в разные годы на территории Елизаветовского городища, сегодня можно уверенно относить к материалам греческого "эмпория". Обращает на себя внимание также значительная дифференциация размерных показателей форм лепной керамики. С выведением "эмпория" происходят изменения и в технологии изготовления лепной керамики (ракушка в тесте), и функциональном назначении различных типов сосудов. Поэтому в настоящее время требуется проведение тщательного и детального изучения лепной керамики этого периода жизни Елизаветовского городища, разработка для него самостоятельной дробной типологии, выяснения роли различных типов и форм в бытовой жизни поселенцев. Анализ этой категории находок может существенно помочь в определении этнического состава населения <эмпория>, выяснить были ли варвары в составе жителей этой колонии, а, возможно, и прояснить вопрос о ее метрополии - проблема, которая является дискуссионной в настоящее время. При проведении комплексного анализа, необходимо сравнение комплексов лепной керамики скифского поселения, греческого <квартала>, греческого <эмпория> и Танаиса эллинистического периода.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Брашинский И.К., 1980. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону. Л.

2. Брашинский И.В., 1963. Экономические связи Синопы в IV-II веках до н.э. // Античный город. М.

3. Виноградов Ю.А., Марченко К.К., Рогов Е.Я., 1997. Сарматы и гибель "Великой Скифии" // Донские древности. Вып. 5. Азов.

4. Головкова Н.Н., Лукьяшко С.И., 1980. Новые данные о херсонесском импорте на Нижнем Дону // Очерки древней этнической и экономической истории Нижнего Дона. Ростов-на-Дону.

5. Копылов В.П., Васильев А.Д., 1992. Боспор и скифы дельты Дона (вторая половина IV - начало III в. до н.э.) // Вопросы истории и археологии Боспора. Воронеж-Белгород.

6. Копылов В.П., Марченко К.К., 1980. Лепная керамика Елизаветовского могильника на Дону // СА №2. [76]

7. Лукьяшко С.И., 2000. К реконструкции событий конца IV - начала III в. до н.э. на Нижнем Дону // Скифы и сарматы в VII-III вв. до н.э. М.

8. Максименко В.Е., 1998. Сарматы на Дону // Донские древности. Вып. 6. Азов.

9. Марченко К.К., 1992. Боспорское поселение на Елизаветовском городище // Очерки археологии и истории Боспора. М.

10. Марченко К.К., 1972. Лепная керамика V-III в. до н.э. с городища у станицы Елисаветовской на Нижнем Дону // СА №1.

11. Марченко К.К, Житников В.Г., Копылов В.П. 2000. Елизаветовское городище на Дону. Pontus Septentrionalis II. Tanais 2. М.

12. Медведев А.П., 1999. Ранний железный век лесостепного Подонья (археология и этнокультурная история). М.

13. Прохорова Т.А., 1993. Раскопки некрополя на Беглицкой косе в 1990-1991 г.г. // Историко-археологические исследования в Азове и на Нижнем Дону в 1991 г. Вып. 11. Азов.

 

<<< Оглавление     Следующая статья >>>