Вся библиотека

Оглавление

  

Материалы X международной научной конференции 29 мая - 3 июня 2001 г.

Международные отношения

в бассейне Черного моря в древности и средние века

 


Издательство Ростовского педагогического университета

 

К вопросу об абазинском происхождении кремационных погребений III-XIII веков из Кубано-черноморского региона

 

А.В. Пьянков (Краснодар)

Первые погребения в Северо-Восточном Причерноморье, совершенные по обряду трупосожжения, стали известны уже во второй половине XIX века, когда В.И. Сизов раскопал курганы с урновыми кремациями в районе Геленджикской бухты и на бывшем хуторе Кобзы у ст. Раевской (Сизов, 1889, с. 65-67, 100-102). В начале XX века В.В. Саханевым был открыт первый грунтовый могильник с трупосожжениями в каменных ящиках и грунтовых ямах (Саханев, 1914, с. 75-206). В советскую эпоху количество открытых могильников с кремационными погребениями значительно увеличилось. В сводке средневековых памятников адыгов-черкесов Северо-Западного Кавказа, составленной Е.П. Алексеевой в 1962 году, учтены все известные к тому времени погребения с кремациями (Алексеева, 1964, с. 195-214). Позднее, дважды публиковалась отдельная сводка средневековых трупосожжений (Алексеева, 1970, с. 318-321; 1971, с. 192-194). К концу XX века в Кубано-Черноморском регионе выявлено около сотни средневековых могильников с кремациями, большая часть которых не опубликована.

Относительно этнической атрибуции кремационного обряда у исследователей не сложилось единого мнения. Так В.В. Саханев отнес погребения из Борисовского могильника и более поздние подкурганные кремации к предкам адыгов (Саханев, 1914, с. 175, 206). В последствии, возобладало мнение, что, кремационный обряд занесен в регион извне, поскольку этот обряд не был знаком местному населению Кубано-Черноморского региона в раннем железном веке (Алексеева. 1970, с. 328, 329; Дмитриев, 1978, с. 48, 49; Дитлер, 1985, с. 134; Пьянков, 1990, с. 163, 164; Тарабанов, 1994, с. 58, 59).

Существуют два принципиально разных подхода к проблеме происхождения кремационного обряда. Часть исследователей разделяет кубано-черноморские кремации на две группы, не связанные между собой общим происхождением (Дмитриев, 1978, с. 48, 49; Пьянков, Тарабанов, 1998, с. 18-24). По гипотезе Е.П. Алексеевой кремационный обряд оставлен предками абазин (Алексеева, 1964, с. 169; 1970, с. 314-329; 1971, с. 196-198; 1980, с. 49). Некоторые исследователи без критики приняли идеи Е.П. Алексеевой (Шамба, 1965, с. 265; Ловпаче, 1997, с. 110, 111, 113, 114). Поскольку последняя гипотеза не получила в [127] научной литературе объективной оценки, обратимся к ее основным положениям (Алексеева, 1970, с. 299-335; 1980, таб. 1-3).

На территории Абхазии с X в. до н.э. до VI в. н.э. бытовал погребальный обряд кремирования умерших на стороне, с последующим захоронением праха в урнах или без них в грунтовых ямах. Этот обряд аналогичен кремациям Северо-Западного Кавказа V-XIV вв. Предки абазин (Е.П. Алексеева связывает с абазинами цебельдинскую археологическую культуру) с V в. н.э. проникали небольшими группами в среду зихов Причерноморья, а с VII-VIII вв. и в Закубанье.

В качестве доказательства абазинского происхождения кубано-черноморских кремаций приведены следующие аргументы: во-первых, сходен сам погребальный обряд двух регионов; во-вторых, отдельные категории погребального инвентаря из цебельдинских некрополей находят аналогии в инвентаре кремационных погребений Северо-Западного Кавказа V-VII вв. (мечи и крестовидные фибулы, умбоны для щитов), в погребениях VIII-IX вв. (наконечники копий), в погребениях X-XIV вв. (умбоны от щитов, керамические урны, ножницы, вилки для извлечения мяса из котлов) (Алексеева, 1970, с. 325, 326; 1980, с. 51, таб. 1-3).

Приведенные Е.П. Алексеевой параллели в инвентаре - следствие невнимательности, ошибок или не корректного подхода к археологическим материалам.

Мечи и крестовидные фибулы могли попасть в Кубано-Черноморский регион не только вместе с переселенцами, но и как предметы торговли. Борисовский наконечник копья не имеет аналогий в цебельдинских могильниках. Это узколезвийная пика с ромбическим сечением пера, которая ритуально испорчена, втулка сплющена, перо искривлено и на фотографии дано с боку. Сопоставление других цебельдинских вещей с предметами из могильников X-XIV вв. является не корректным, поскольку их разделяют 3-7 столетий.

В могильниках III-VII вв. Кубано-Черноморского региона известно чуть больше 20 кремационных погребений, в которых решительно преобладают безурновые кремации (95%). А в цебельдинских могильниках кремации в урнах составляют около 18% от всех погребений. Безурновая кремация там встречена лишь однажды (Трапш, 1971, с. 123). Кремирование умерших у цебельдинцев прекращается в конце VI или в начале VII вв. (Трапш, 1971, с. 124; Воронов, 1975, с. 106). Таким образом, массовое распространение кремаций во второй половине VIII - XIII вв. не связано с цебельдинской археологической культурой.

Вопреки мнению Е.П. Алексеевой, кремации Кубано-Черноморского региона оставлены разными племенами. Кремационный обряд [128] второй половины VIII - XIII веков резко отличается от предшествующего. Ему присущи такие детали, как сожжение инвентаря вместе с покойниками, обязательная ритуальная порча части вещей, помещение инвентаря в тайнички в отдельных ямках, устройство небольших и неглубоких могильных ям, присутствие в погребениях большого количества оружия и деталей снаряжения боевого коня. Заметим, что кремации составляют в могильниках второй половины VIII-IX вв. Кубано-Черноморья от 50 до 100% погребений.

Кремации второй половины III-VII вв. представляют собой ограниченную инфильтрацию отдельных семей и групп в местную среду из какого-то сопредельного региона (Пьянков, 1998, с. 103-105). Нельзя полностью исключить их цебельдинское происхождение, как и предполагала Е.П. Алексеева. Кремации второй половины VIII века по материальному облику принадлежат к салтово-маяцкой археологической культуре, и находят аналогии погребальному обряду и инвентарю в материалах синхронных им могильников бассейна Северского Донца (тип Новопокровки) (Пьянков, Тарабанов, 1998. с. 18-32). Носители кремаций этого типа, как на Кубани, так и на Северском Донце имеют тюркское или угорское происхождение (Дмитриев, 1978, с. 49; Тарабанов, 1994, с.58, 59). Имеются серьезные основания отождествлять этот народ с касогами/касахами/кашаками письменных источников (Пьянков, 2001, с. 117-120).

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеева Е.П., 1964. Материальная культура черкесов в средние века (по данным археологии) // Труды Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института Вып. IV. Ставрополь.

2. Алексеева Е.П., 1970. К вопросу о происхождении абазин по данным археологии // Труды Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института. Вып. VI. Ставрополь.

3. Алексеева К.П., 1971. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкессии. М.

4. Алексеева Е.П., 1980. О происхождении абазин и расселении их в средние века // Проблемы этнической истории народов Карачаево-Черкессии. Черкесск.

5. Воронов Ю.Н., 1975. Тайна Цебельдинской долины. М.

6. Дитлер П.А., 1985. Могильник Колосовка № 1 // Вопросы археологии Адыгеи. Майкоп.

7. Дмитриев А.В., 1978. К вопросу об этнической принадлежности трупосожжений конца VIII-IX века в районе Новороссийска - Геленджика. // VIII "Крупновские чтения". Нальчик. [129]

8. Ловпаче Н.Г., 1997. Этническая история Западной Черкессии. Майкоп.

9. Пьянков А.В., 1990. Новый средневековый могильник у аула Казазово. // Древние памятники Кубани. Краснодар

10. Пьянков А.В., 1998. Новые материалы из могильника Бжид I и проблема появления ранних кремаций на Кубани и Черноморье. // XX "Крупновские чтения" по археологии Северного Кавказа. Железноводск

11. Пьянков А.В., 2001. Касоги/касахи/кашаки письменных источников и археологические реалии Северо-Западного Кавказа // Северный Кавказ и кочевой мир степей Евразии: V "Минаевские чтения" по археологии, этнографии и краеведению Северного Кавказа. Тезисы докладов. Ставрополь, 2001.

12. Пьянков А.В., Тарабанов В.А., 1998. Кремационные погребения Кубани и Подонья салтовского времени: единство происхождения или случайное сходство. // Древности Кубани. Вып. 13. Краснодар.

13. Саханев В.В., 1914. Раскопки на Северном Кавказе в 1911-1912 г.г. // ИАК, вып. 56. С-Пб.

14. Сизов В.И., 1889. Восточное побережье Черного моря. Археологические экскурсии. // МАК. М., II.

15. Тарабанов А.В., 1994. Кремационные погребения VIII-X вв. на территории Краснодарского края и их этническая принадлежность. // XVIII "Крупновские чтения" по археологии Северного Кавказа. Кисловодск.

16. Транш М.М., 1971. Культура цебельдинских некрополей. Труды в четырех томах. Том 3. Тбилиси.

17. Шамба Г.К., 1965. Позднеантичные погребения нагорной Абхазии. СА № 2.

 

<<< Оглавление     Следующая статья >>>